home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Кровь ликующе бурлила в жилах Шахина, когда он выехал из лагеря, чтобы встретить приближающийся караван. Аллегра выбрала его! Несмотря на все, что произошло между ними, она придет к нему по собственному желанию. Сегодня вечером она будет принадлежать ему.

Резкий оклик отвлек его от мыслей об Аллегре. Ему хватило секунды, чтобы узнать Хакима, который скакал ему навстречу по каменистой равнине. Когда юноша осадил коня, глаза Шахина сузились при виде надменного выражения на лице его подопечного. Очевидно, Хаким все еще злился, что ему пришлось сопровождать его сестру и горничную Аллегры в лагерь Халида, вместо того чтобы принять участие в спасении Аллегры. Это также могло служить объяснением неожиданного, но весьма своевременного появления Халида здесь, в Дар-эль-Хадж-Брахиме.

Шахин молча ждал, пока тот заговорит. На лице юноши мелькнуло вызывающее выражение, и он приподнял брови с царственным видом. Шахин улыбнулся, забавляясь поведением наследника шейха Махмуда.

— Я все рассказал отцу, — холодно сообщил тот.

Шахин выдержал паузу, глядя на красивое лицо Хакима, на котором застыло самодовольное выражение. Краешком глаза он видел, что к ним скачет Халид в сопровождении своей свиты.

— Понятно, — тихо отозвался он. — Включая твое желание переспать с Аллегрой?

— Я достаточно взрослый, чтобы не спрашивать разрешения, когда мне нужна женщина, — огрызнулся юноша, залившись румянцем.

— Как сказать! По-моему, ты слишком молод для Аллегры Синфорд.

— Вот именно, «по-твоему», — насмешливо отозвался Хаким. — Думаю, мой отец придерживается другой точки зрения.

— Но знает ли он всю ее историю или только то, что ты счел нужным рассказать?

Румянец на щеках Хакима стал гуще, подтвердив подозрения Шахина. Без сомнения, его юный подопечный был весьма избирателен, рассказывая отцу о своих проблемах. Подавив улыбку, он повернулся к Халиду и его свите.

— Ассалам алейкум, ваше превосходительство.

Шахин поклонился, коснувшись ладонью сердца и лба в традиционном бедуинском приветствии.

Губы шейха Махмуда изогнулись в довольной улыбке.

— Ассалам алейкум, Шахин. Ты прекрасно выглядишь.

— Как и вы, мой друг. Я не ожидал вас, но нам повезло, что вы приехали. Боюсь, у меня плохие новости.

— Видимо, это касается моего брата, — процедил Халид сквозь зубы. — Именно поэтому я и приехал. У меня тоже есть новости о Нассаре.

— Какие же?

Шахин нахмурился, уловив в голосе Халида нотки озабоченности.

— Мой брат собирает армию, — яростно произнес Халид, и челюсти Шахина сжались.

Учитывая зверское убийство Омара, Нассар не собирался брать пленных.

— Касим рассказал, что случилось с Омаром? — тихо спросил он.

— Да. Он был хорошим человеком. — Халид на секунду прикрыл глаза и вознес короткую молитву. — Ты был прав, советуя мне присматривать за братом все эти годы, Шахин, — сказал он с выражением мрачной озабоченности. — Похоже, наши худшие опасения подтвердились, дружище.

— Меня не радует, что я оказался прав, — отозвался Шахин со вздохом.

— Но твоя предосторожность дала нам определенные преимущества. — Халид бросил на него признательный взгляд. — Благодаря тебе у нас есть союзники. Поговорим об этом позже. А пока я хотел бы познакомиться с твоей гостьей.

— С кем же это?

Шахин напрягся. Он прекрасно понял, кого имеет в виду Халид, но какая-то часть его натуры хотела скрыть Аллегру от всех.

— Ага. — Халид покачал головой, лукаво блеснув глазами. — Значит, Хаким был прав. С годами твой ум слабеет.

Раздраженный, Шахин выпрямился в седле, бросив свирепый взгляд на злорадное лицо Хакима. Парень нуждается в том, чтобы кто-нибудь поставил его на место.

— С возрастом приходит мудрость, тогда как юность самонадеянна и невежественна.

Шейх Махмуд покачал головой, хмыкнув при виде угрюмой гримасы на лице сына.

— Значит, у тебя действительно есть гостья? — поинтересовался он, снова переключив внимание на Шахина.

— Да.

— Отлично. Я буду рад вернуть мисс Синфорд ее горничную. Приятная женщина, но она утомила меня своими просьбами доставить ее к хозяйке.

— Уверен, Аллегра будет счастлива снова встретиться с ней.

— Аллегра, — повторил шейх, словно пробуя имя на вкус. — Кажется, Хаким присмотрел эту женщину для себя, — добавил он, с любопытством глядя на Шахина.

Это замечание заставило Шахина напрячься. Бросив взгляд на дерзкое лицо Хакима, он покачал головой:

— Аллегра — женщина с принципами. Она не станет совращать младенца.

— Я уже взрослый! — яростно отозвался юноша. — Просто ты хочешь оставить ее для себя.

— Хаким, — резко произнес шейх Махмуд, осадив сына жестким взглядом. — Посмотри, что с караваном. Нам надо разбить лагерь к востоку от лагеря Шахина.

Лицо молодого человека потемнело от гнева. Он помедлил, переводя взгляд с отца на Шахина. Ему явно хотелось оспорить приказ Халида, но после секундной заминки он возмущенно фыркнул и, развернув коня, поскакал к приближающемуся каравану.

— Он одержим этой женщиной, — вздохнул шейх.

— Это увлечение. Оно пройдет, — возразил Шахин, глядя вслед юноше, которому он был названым дядей в течение последних пятнадцати лет.

— Пожалуй, — согласился Халид, трогаясь с места. — К сожалению, это не пошло на пользу его отношению к тебе.

— Что ж, ему пора расправлять крылья. — Шахин пожал плечами. — Вы всегда говорили, как он восхищается мной. Ему полезно узнать, что я всего лишь человек.

— А эта женщина?

Застигнутый врасплох, Шахин напрягся в седле, бросив на друга быстрый взгляд.

— Аллегра? Почему вы спрашиваете?

— Хаким прав в своей уверенности, что ты имеешь на нее виды?

Шахин поморщился. Правда заключалась в том, что вначале у него не было намерения сделать ее своей, но теперь ситуация изменилась. Аллегра выбрала его. Согласилась стать его любовницей. Когда Хаким узнает об этом факте, разразится настоящая буря. Вопрос в том, как сообщить эту новость юноше, не испортив окончательно их отношения.

Халид, ехавший рядом, кашлянул.

— Как я вижу, жалобы Хакима не лишены оснований, — заметил он не без сарказма в голосе. — Ты решил предъявить права на эту женщину?

У Шахина вырвался смешок.

— Ни один мужчина не может рассчитывать на это. — Он покачал головой, скривив губы в иронической улыбке. — И плохо будет тому, кто забудет об этом.

— Ты говоришь так, словно убедился в этом на собственном опыте, — усмехнулся, в свою очередь, Халид.

— Пожалуй, — признал Шахин ворчливым тоном. — Но я знаю также, что, будь на месте Аллегры другая куртизанка, она бы сразу съела Хакима с потрохами.

— А сколько раз она проделала это с тобой? — Халид рассмеялся, пригрозив Шахину пальцем. — Мне не терпится встретиться с женщиной, которая увлекла тебя с такой легкостью.

Как только они достигли лагеря, их окружили люди, приветствуя своего вождя, и разговор оборвался. Довольный, что больше не является мишенью для дружеских насмешек шейха, Шахин прошелся взглядом по толпе в поисках Аллегры и напрягся всем телом, не увидев ее.

Спустя секунду он испытал облегчение при виде ее рыжих локонов. Со своего места рядом с Халидом он мог видеть, что она с любопытством взирает на прибытие каравана. Ему доставило удовольствие наблюдать за ней. Эта женщина была настоящей загадкой, демонстрируя то яростную уверенность, то уязвимость, возбуждавшую в нем защитный инстинкт. Нечто, что он испытывал только к самым близким людям.

О Господи, он опять придает слишком большое значение собственным эмоциям! Естественно защищать то, что тебе принадлежит. Когда он удовлетворит свою потребность в ней, этот порыв скорее всего исчезнет. Грустно усмехнувшись про себя, Шахин спешился. Повернувшись к шейху, он обнаружил, что тот заметил Аллегру.

— Это она? — поинтересовался Халид, дернув головой в ее сторону. — Хаким описал ее как женщину с длинными рыжими волосами.

— Одна из наложниц Нассара обрезала их.

При воспоминании о том, как ее доставили в его шатер, Шахин сжал кулаки.

— Моему брату придется за многое заплатить, — мрачно заметил Халид. — Пойдем, представишь меня своей гостье.

Шейх положил руку на плечо Шахина, и они двинулись туда, где стояла Аллегра. Несмотря на ее настороженность, дар Халида очаровывать людей проявился вновь. Даже слишком, подумал Шахин при виде ослепительной улыбки, которой она одарила его друга. Скрипнув зубами, он подавил вспышку ревности. Во-первых, Халид не забыл свою жену, а во-вторых, он не стал бы рисковать их дружбой ради женщины. Чувствуя на себе насмешливый взгляд Халида, Шахин поморщился. Похоже, шейх не прочь развлечься, наблюдая его отношения с Аллегрой.

— Мисс Аллегра, неужели это действительно вы? — Голос Милли заставил Аллегру резко повернуть голову. — Я чуть не сошла с ума от беспокойства.

При виде горничной Аллегра побледнела и покачнулась. Шахин поддержал ее за локоть, но она высвободилась и бросилась навстречу Милли. Женщины обнялись. Лицо Аллег-ры светилось от радости, и Шахин пожалел, что это не он, а Халид поспособствовал их воссоединению. Недовольный ходом собственных мыслей, он повернулся к шейху и обнаружил, что тот с любопытством наблюдает за ним.

— Я заметил у нее на руке татуировку в виде пламени, — сказал Халид. — Лейла говорит, что ее сделала предсказательница из Марракеша.

— Правда? Я не заметил, — пробормотал Шахин, пытаясь скрыть удивление под маской безразличия. Он был слишком занят другими вещами, чтобы уделять внимание такой ерунде.

— Фатима сказала, что Аллегра — твоя судьба, — хмыкнул Халид. — Она назвала ее «огненной женщиной».

Шахин подавил стон. Фатима не преминет напомнить ему, что именно она предсказала его встречу с Аллегрой еще год назад. Тогда он посмеялся над старой женщиной, но теперь ее слова преследовали его, лишая покоя. «Огненная женщина оставит на тебе свою метку, и твое прошлое соединится с твоим будущим».

Шахин нахмурился. Слова гадалки можно истолковать по-разному. Возможно, это совпадение, не более того. Что же касается его будущего, то это неизбежная встреча с Шафтсбери, которую ему придется вытерпеть, когда он доставит Аллегру в Марракеш.

— Пойдем, нужно многое успеть до совета, который соберется этим вечером, — напомнил Халид, хлопнув его по спине.

Шахин резко кивнул и, отвернувшись от радостно обнимавшихся женщин, направился вместе с шейхом в сторону каравана, который разбивал шатры неподалеку от его лагеря. Это были подданные Халида, сопровождающие шейха, всецело преданные ему люди.

Спустя несколько часов Шахин вышел из шатра Халида в темноту, подсвеченную затухающими кострами. Остальные члены совета тоже разошлись с озабоченными лицами. Он понимал их чувства. Верховный шейх берберов сообщил совету, что намерен напасть на Нассара первым. Но для этого ему придется заключить союз с шейхом Джабаром, разбойником, контролировавшим северо-запад Марокко. Тот обрел власть и богатство, похищая лошадей и скот. Как ни странно, у него было собственное понятие о чести: он никогда не забирал более половины имущества у своих жертв.

Даже суд он вершил справедливо. Джабар был сам себе закон, но, если бы Халид смог убедить его присоединиться к берберам, это могло бы предотвратить войну. Нассар не решился бы выступить против Халида с таким союзником. Единственным недостатком в плане Халида была возможность того, что Джабар откажется от этого предложения. Даже Хаким, позабывший о своих обидах, счел нужным выразить свои сомнения. Слушая его, Шахин испытал законную гордость от сознания, что он приложил руку к образованию юного наследника шейха.

Он покрутил головой, чтобы расслабить напряженные мышцы шеи. Луна висела высоко в небе, указывая, что полночь уже миновала. Шахин поморщился. Аллегра, наверное, уже спит. Он не раз воображал, как это будет, когда она наконец придет в его постель, но ни одна из его фантазий не включала подготовку к войне. Вряд ли удастся избежать столкновения, если только они не найдут способ остановить Нассара, и все зависело оттого, сможет ли Халид заключить союз с конокрадом. Скоро ему придется отослать Аллегру назад, в Марракеш, ради ее безопасности, но пока он может наслаждаться ее обществом.

Из шатра вышел Халид и остановился рядом с ним.

— Тебя гложет тревога, мой друг.

— Только за вашу безопасность, — отозвался Шахин. — Сколько моих людей мы возьмем? — спросил он, твердо встретив решительный взгляд шейха.

— Ты не поедешь со мной, — ответил Халид. Видя, что Шахин готов возразить, он властно поднял руку. — Я возьму только двоих из моих людей и самых быстрых лошадей. Ты мне нужен здесь на тот случай, если мой брат будет действовать быстрее, чем я ожидаю.

— А что, если Джабар не согласится стать нашим союзником?

— Тогда я обращусь к французам, — угрюмо ответил Халид.

Шахин вскинул на него изумленный взгляд. Халид предпочитал не связываться с французскими, испанскими или британскими властями. Он ненавидел политику и понимал, какую цену заплатят люди его племени, если обратятся за иностранной помощью.

— К французам? — переспросил он.

Шейх надменно выгнул бровь:

— Люди Нассара не станут воевать с легионерами.

Он был прав. У Нассара не хватило бы духа воевать с Французским иностранным легионом. Халид поднял глаза к ночному небу.

— Я ведь не рассказывал тебе, почему Нассар ненавидит меня и что заставило его убить Ясмию? — спросил он с выражением глубокой печали на мужественном лице.

Вопрос застал Шахина врасплох. Халид редко упоминал ее имя, но целомудренный образ жизни, который он вел после ее смерти, сам по себе говорил о том, как много значила для него покойная жена. Он покачал головой.

Халид вздохнул, снова устремив взгляд на звезды.

— Ясмия была красавицей. Когда я смотрю на Лейлу, то ясно вижу в ней черты своей жены. — Халид сцепил руки за спиной и запрокинул голову, словно изучая какое-то созвездие. — Я безумно влюбился в нее с первого взгляда. Тогда я еще не знал, что Нассар почувствовал то же самое и первый переговорил с ней. Не в силах смотреть, как она выходит замуж за моего брата, я объявил о своем намерении жить в Марракеше. В ночь перед моим отъездом Ясмия пришла ко мне в шатер, и я не заметил, как она оказалась в моих объятиях.

Шейх издал горестный возглас и закрыл глаза. Шахина пронзил озноб. Джамал однажды сказал ему, что он той же крови, что и Халид. Неужели такова судьба бедуинского воина? Ведь их истории так похожи.

— Нассар застал нас в объятиях друг друга, но, не сказал ни слова. Просто повернулся и ушел. На следующее утро он назвал Ясмию шлюхой и потребовал, чтобы ее выпороли.

Шахин судорожно сглотнул, поражаясь сходству между его прошлым и историей шейха. Подобно ему, его друг любил женщину и потерял ее. Халид повернул голову, устремив на него потемневший от ярости взгляд.

— Я не позволил бить Ясмию и принял наказание вместо нее. На следующий день Нассар уехал, а мы с ней вскоре поженились.

Халид замолк, снова обратив взор к звездам. Шахин тоже молчал, не зная, что сказать своему другу, и размышляя о том, что их обоих терзают демоны прошлого.

— Тебе нужно отослать Аллегру в Марракеш завтра же утром, — твердо сказал Халид.

— Нет, — вырвалось у Шахина.

Предложение шейха вызвало в нем бурю эмоций, которые он не желал признавать. Он покачал головой, отведя взгляд.

— Как только Шафтсбери расскажет британцам, кто я такой, все договоренности…

— Французы и британцы не вмешиваются в дела племен. Как тебе известно, они не нарушат своих обязательств. Фади, Коумен и остальные вожди племен — люди чести, в отличие от моего брата, — настойчиво произнес Халид. — Причина, по которой ты удерживал эту женщину здесь, больше не существует.

Слова шейха раздирали плоть Шахина, как львиные когти. Ему не хотелось отпускать Аллегру. Ему нужно время для принятия решения. Он молчал, уставившись в темноту.

— Шахин, ей опасно оставаться здесь. Мне сообщили, что шпионы моего брата в курсе, что она все еще находится в твоем лагере.

— Если я отвезу ее в Марракеш, что помешает Нассару снова похитить ее? — горько возразил Шахин. — Я способен лучше защитить ее, чем Шафтсбери.

— Она — твоя слабость, — тихо заметил Халид. — Мой брат не преминет воспользоваться этим обстоятельством.

— Вы так считаете? — иронически отозвался Шахин. — Это слово не подходит Аллегре.

— Но почему ты настаиваешь на том, чтобы она осталась здесь?

— Потому что она находится под моей защитой, пока не сможет благополучно вернуться в Англию.

Он сверкнул глазами в ответ на скептическое выражение лица Халида. Неужели тот действительно думает, что он питает романтические чувства к Аллегре? Ответ был настолько очевиден, что Шахин презрительно усмехнулся, подавляя предательские мысли.

Глаза Халида проницательно сузились.

— В таком случае пошли за Шафтсбери. Он вполне способен доставить ее в Сафи, откуда она сможет отплыть в Англию.

Слова шейха звучали весомо, Шахин понял, что он только что получил приказ. Приказ, который ему не понравился. Особенно потому, что Халид, в сущности, был прав. Но он еще не готов отпустить Аллегру! Сегодня он, к несчастью, подверг ее опасности, но усвоил жестокий урок. Чтобы спасти ее, нужно сделать разумный выбор. Отослать ее в Марракеш было бы неразумно. Шахин чувствовал это нутром. Да, он хочет ее. Хочет самым неодолимым образом. Но кроме того, он знает, что с ним она будет более защищенной, чем с Шафтсбери или с кем-либо еще, даже с самим Халидом. Аллегра будет в безопасности, потому что принадлежит ему, и он не допустит, чтобы она пострадала.

Взбудораженный оборотом, который приняли его мысли, он устремил на шейха жесткий взгляд.

— Мы долгое время были друзьями, Халид. Поэтому постарайся понять меня правильно. Когда я говорю, что сам решу, когда и как отправить Аллегру в Англию, то сознаю всю меру ответственности за ее жизнь.

Его непреклонный тон заставил Халида бросить на него озабоченный взгляд.

— Что ж, так тому и быть. Но помоги тебе Аллах, если ты подведешь ее, как я в свое время Ясмию.

Суровое выражение на лице Халида не встревожило Шахина в такой степени, как сочувственные нотки, которые он уловил в голосе друга. Предостерегающий взгляд, которым шейх одарил его, прежде чем повернуться и уйти, также не способствовал его душевному покою. Шахин издал раздосадованный возглас. Боже, какой же он дурак! Он был так одержим Аллегрой, что не смог толком воспользоваться своими мозгами, когда его людям понадобилась защита. Ему следовало догадаться, что Нассар будет отслеживать его перемещения. Страх скрутил его мышцы в болезненный, узел. Ему не терпелось увидеть Аллегру и убедиться, что ей ничто не угрожает.

Он решительно направился к ее шатру, тихо шагая по спящему лагерю. Откинув шерстяной полог, заменявший дверь, Шахин проскользнул внутрь и помедлил, привыкая к темноте. Спустя несколько секунд он разглядел Аллегру, вытянувшуюся на матрасе с подушками. Сбившееся одеяло едва прикрывало ее пышные формы. Эта чувственная картина отозвалась в его теле вспышкой желания. Лунный свет, струившийся сверху, подчеркивал изгиб ее бедра и придавал шелковистое сияние ее обнаженной коже. Ему хотелось запечатлеть ее на полотне в таком виде. Но только не спящей. Нужно, чтобы художник отобразил манящий блеск ее зеленых глаз. Осторожно приблизившись, он опустился на ковер рядом с ней. Ее дыхание было тихим и ровным.

Она казалась такой спокойной. Шахин мог только надеяться, что ужасы сегодняшнего дня не омрачают ее сны. Он нахмурился. Халид прав. Ему нужно отвезти ее в безопасное место, но не в Марракеш, где ее наверняка будет искать Нассар. Нет, он не намерен предоставлять этому ублюдку еще один шанс захватить Аллегру. Сафи гораздо безопаснее. К тому же туда часто заходят английские корабли.

Каждый раз, когда он думал о том, чтобы отпустить Аллегру, его охватывало какое-то первобытное чувство собственника. Это было не слишком приятное ощущение. Шахин вздохнул, глядя, как она шевельнулась, сменив позу. Одеяло соскользнуло, обнажив темно-розовый сосок.

При виде напрягшейся маковки его естество мгновенно затвердело. Боже, что за власть эта женщина обрела над ним? Даже в невинности сна она заставляет его изнывать от желания. Подавив стон, Шахин уронил голову на колени. Он сидел с закрытыми глазами, вдыхая ее аромат, прислушиваясь к ее тихому дыханию и шелесту шелка, когда она двигалась во сне. Одного ее присутствия было достаточно, чтобы завлечь его в ее сети.

Его тело томилось по ней. Он знал, что понадобится немало времени, чтобы утолить эту жажду, но сегодня это было исключено. Учитывая ужас, который она пережила днем, он не собирался тревожить ее мирный сон.

Подняв голову, он резко втянул в грудь воздух. Она снова изменила позу во сне. Одна рука была закинута за голову, а другая лежала на груди, поглаживая сосок. Ее рот слегка приоткрылся, словно даже во сне что-то возбудило чувственную натуру Аллегры. Она олицетворяла собой соблазн. Не в силах противиться, Шахин скинул одежду, поражаясь, что она не проснулась от его лихорадочных движений, и осторожно вытянулся рядом с ней.

Глядя на спящую Аллегру, Шахин испытал сильное вожделение и даже стал поглаживать свое естество. Его взгляд упал на ее грудь, и он представил себе, как лижет и всасывает ее напряженный сосок. Она снова пошевелилась во сне, повернув к нему голову и облизнув губы.

Вид ее языка исторг из груди Шахина тихий стон. Он вдруг обнаружил, что ее губы изогнулись в улыбке. Великий Боже, она уже не спит! Как давно она проснулась? Застигнутый за удовлетворением потребностей своей плоти, Шахин продолжил свое занятие, когда ее глаза открылись.

— Тебя возбуждает, когда я касаюсь себя, вот так? — поинтересовалась она, легко коснувшись пальцами своего соска.

— Ты еще спрашиваешь, — хрипло отозвался он.

— А так?

Она обольстительно улыбнулась, скользнув рукой вниз, к островку волос на стыке ее бедер.

Шахин заворожено наблюдал за ее движениями. Эротические и чувственные, они только усилили его потребность в разрядке. Не в силах говорить, он издал глухой звук и закрыл глаза, когда его семя выплеснулось наружу.


Глава 13 | Прекрасная куртизанка | Глава 15