home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

С тем же успехом Нед мог выкатить в центр группы джентльменов неразорвавшийся снаряд. На мгновение все замолчали и лишь хлопали глазами. Потом расхохотался Бортон, к которому присоединились все остальные.

— Лихо! Вот сказал так сказал, Нед! — сквозь смех воскликнул Бортон и вдруг подумал: «Силы небесные! А ведь он не шутит. Он… Как же я об этом забыл?»

Он обвел взглядом смущенные физиономии и сказал:

— Капитан Локтон никогда не проводил сезоны в Лондоне. Он многого не знает.

Мужчины закивали.

— Элтон, не будешь ли так любезен принести книгу, — сказал Бортон и устроился поудобнее в кресле, улыбаясь с довольным видом.

Стоявшие вокруг джентльмены обменялись понимающими взглядами, а Нед с любопытством ждал, что будет дальше. Вскоре вернулся Элтон с толстым гроссбухом, который он бесцеремонно шлепнул на колени Бортона. Послюнив указательный палец, Бортон принялся листать гроссбух, поглядывая на годы, обозначенные на верхней строке страницы. Дойдя до «1808», он помедлил, потом его палец пополз вниз по длинной колонке записей.

— Вот, — сказал он, поворачивая книгу к Неду. Он постучал пальцем по записи, расположенной почти в конце страницы. Там было написано:

«Полковник Росс ставит 100 гиней против 10, что новенькая дебютантка с фиалковыми глазами не привлечет всеобщего внимания в течение двенадцати месяцев, начиная с сегодняшнего дня, 5 апреля 1808 года».

Рядом стояла пометка об уплате проигрыша. Бортон указал на запись, сделанную чуть дальше на той же странице:

«Браммел ставит 500 гиней против 25 лорда Батта, если Лидия Истлейк не выйдет за него замуж до следующего сезона. Уплачено».

Бортон прочел вслух еще несколько записей и перешел к следующему году. Последовала целая цепь записей о ставках относительно того, выйдет ли замуж Лидия Истлейк или будет помолвлена. Но с годами характер поводов для заключения пари несколько изменился.

«Лорд Т. обязуется уплатить 1000 гиней против 500, если некая леди с фиалковыми глазами станцует три танца с одним партнером на балу в следующую пятницу.

Генерал Снид-Уорт Прайс ставит 50 гиней против 5 гиней А. Марли, если леди Л. будет в желтом платье на девонширском празднике.

Браммел ставит 2000 гиней против 500 гиней полковника Д., если полковнику удастся получить согласие Л. прокатиться с ним в экипаже».

Все реже и реже заключались пари относительно того, как долго леди Истлейк останется старой девой, и все чаще они касались того, что на ней будет надето, с кем она будет танцевать и в какое время появится на различных балах и праздниках. Бортон нашел последнюю запись, постучал по ней пальцем, привлекая внимание Неда, и прочел вслух:

— «Лорд А. ставит 10 000 гиней против 5000 гиней лордов Гласса, Джостона, Барнелла и Флетчера, если она не примет его предложение о браке». Нужно ли объяснять вам, кто такая «она»?

— Кстати, капитан, — с улыбкой сказал тучный Элтон, — это пари тоже было проиграно.

Бортон вздохнул и откинулся на спинку кресла.

— Ты знаком с этой леди? — спросил, обращаясь к Неду, Бортон.

— Нет. Я видел лишь ее изображение, и оно меня заинтересовало.

Джентльмены молча уставились на него.

— Потрясающая женщина.

— Настоящая леди.

— Несравненная.

— Не такая нежная, какой когда-то была, — присоединился вкрадчивый мужской голос к этим восхвалениям, — хотя пока еще доброжелательная.

— Смит, — сказал Бортон, едва скрывая раздражение, — не существует ни одной девушки, которая была бы хотя бы наполовину так красива, как леди Истлейк, и ты это знаешь.

Нед поднялся с кресла и обернулся. Возле мраморного камина стоял элегантный джентльмен в бежевых брюках и сюртуке из тонкого коричневого сукна, лениво поигрывая табакеркой севрского фарфора. У него было красивое узкое лицо и мастерски уложенные черные волосы, чуть тронутые сединой, хотя Неду показалось, что они с ним ровесники. Вид у него был самый скучающий. Он окинул Неда холодным взглядом и изобразил улыбку, чуть сморщив уголки рта.

«Так вот какие бывают денди», — подумал Нед.

— Лакей сказал, что вы искали меня, Бортон, — сказал Смит.

— Именно так, Смит. — Бортон поднялся на ноги. — Капитан Локтон, позвольте представить вам достопочтенного Чайлда Смита. Мистер Смит, это капитан Эдвард Локтон.

— Рад познакомиться с вами, сэр, — вежливо сказал Нед. — Как я понимаю, вы знаете моего племянника Гарольда, лорда Локтона.

Смит одной рукой ловко открыл крышку табакерки, вызвав восхищенный шепот кого-то из присутствующих. Он положил щепотку нюхательного табака на тыльную сторону запястья, деликатно вдохнул ее тонкими ноздрями и только после этого ответил:

— Ах да. Юный Гарри. Я действительно его знаю.

Стоявшие рядом джентльмены, инстинктивно поняв, что они лишние при этом разговоре, отошли в сторону, оставив Неда, Смита и Нортона, но не слишком далеко, чтобы можно было, если напрячь слух, не пропустить деталей назревающего скандальчика.

— Насколько я понимаю, у вас имеются долговые расписки моего племянника, — сказал Нед. — Я хотел бы дать вам возможность вернуть их ему.

— Силы небесные! — воскликнул Смит, демонстрируя преувеличенное удивление, и повернулся к Нортону. — Какая впечатляющая тактичность для морского капитана!

Нед заметил, что Бортон занервничал, предвкушая неприятный разговор, но решил его разочаровать. Неда не так-то просто было вывести из себя несколькими неприятными словами. И ему, и о нем говорили значительно худшие вещи гораздо более достойные люди. Причем многие из них были его подчиненными.

— Не так уж это удивительно, — сказал в ответ Нед. — Поскольку я морской офицер, можно ожидать, что я воспользуюсь оружием, с помощью которого можно вернее всего достичь цели.

— Оружием? Я и не знал, что мы сражаемся, — медленно произнес, явно забавляясь, Смит. — Я думал, что мы разговариваем.

Нед улыбнулся.

— Но мне дали понять, что в высшем обществе все разговоры являются перестрелками.

Смит рассмеялся.

— Очень верное замечание, капитан. Но скажите мне, какое оружие вероятнее всего выбрали бы вы в словесном поединке?

— То, которое менее всего знакомо моему противнику, — ответил Нед.

Мужчины, стоявшие поблизости, смущенно замолчали, а Смит приподнял ухоженную бровь. Бортон неожиданно усмехнулся.

— Такт! — выпалил он, словно школьник, нашедший ответ на вопрос учителя. — Нед говорите такте, Смит!

Оценив остроумие Неда, джентльмены удовлетворенно рассмеялись.

— Я признаю поражение, — сказал Смит, прищурив глаза. — Это был хороший удар. — Тон его был вежлив, но глаза холодны. — Как мило, что вы улаживаете дела юного Гарри вместо своего брата, — продолжил он.

Нед ничего на это не ответил. Пусть этот денди думает, будто состояние Джостена цело и невредимо. Незачем кому-нибудь знать, что он оплачивает долг Гарри из своей капитанской доли призовых денег за захваченное им судно в последние дни войны.

Когда Нед не ответил, Смит пожал плечами, поняв, что потешиться за счет Неда ему не удастся.

— Впрочем, как вам будет угодно, — проговорил он.

— Вы можете получить деньги прямо сейчас, сэр, — сказал Нед.

— Вот как? — воскликнул Смит. — В таком случае это неожиданная удача. Возможно, просто мой счастливый день. А вы мой талисман, капитан.

— Лестно слышать, но надежда на талисманы вещь эфемерная.

— Последнее время мне не везло, а вы изменили это, сказав несколько слов. Я даже подумал, уж не держать ли вас при себе «на счастье». — Слова эти прозвучали нелепо, насмешливо и несколько оскорбительно.

Бортон побагровел.

Нед даже не потрудился ответить. Ведь как только он покинет «Будлз», он едва ли перекинется хотя бы словом со Смитом.

— Клянусь честью, — заявил Смит, когда молчание слишком затянулось. — Я возьму вас с собой, и вы сами захотите пойти, потому что я намерен отплатить вам добром за добро.

— Каким же образом? — спросил Нед, которому начало надоедать фанфаронство Смита.

— Я слышал, как вы расспрашивали о леди Лидии Истлейк.

У Неда напряглись мускулы на спине и бицепсы. Насторожившись, он ждал, что этот фат скажет что-нибудь нелестное в адрес леди.

Лидия Истлейк, несомненно, расхохоталась бы над таким неуместным рыцарством. А для Неда импульсивное стремление защищать было делом совершенно естественным, порожденным еще в мальчишеские годы в семье, члены которой постоянно нуждались в защите от самих себя, и отточенным за годы службы в качество капитана военно-морского флота его величества. В этом не было ничего личного. Да и как это могло быть личным, если он даже не был как следует знаком с леди. Он улыбнулся.

Смит неправильно понял его улыбку.

— Я так и предполагал. Это самая естественная вещь в мире, — сказал он покровительственным тоном. — Она как-никак леди Лидия Истлейк. Ею восхищаются, она является недосягаемым примером для подражания. Нет, я совсем не удивлен, что вы заинтересовались ею, увидев ее изображения. Однако предупреждаю вас, что они не дают точного представления о ее личности.

— Что вы имеете в виду? — спросил Бортон, нахмурив брови.

— Она несколько чужда условностям и, откровенно говоря, изрядная шалунья. Это ни у кого не вызывает возражений: она как-никак леди Лидия. — Он помолчал, приподняв бровь, — Вы, конечно, слышали… Вам известно, что у нее за компаньонка, а?

— Простите, не понял?

— Я о ее компаньонке, миссис Код. Никто не стал бы терпеть ее у себя, а леди Лидия обращается с ней как с домашней любимицей, поэтому всем приходится терпеть ее присутствие. Зная, что леди Лидия не только законодательница моды, но и ее олицетворение, начинаешь удивляться тому, что мы не таскаем с собой повсюду сумасшедших воровок. Лично я предпочитаю собаку. Она может помочиться на ковер, но по крайней мере не станет красть в гостях со стола фарфор.

Его замечание не вызвало усмешек, на которые Смит явно рассчитывал, и он с некоторым презрением обвел взглядом группу мужчин. Нед даже не заметил этого: он размышлял над тем, что услышал.

У Лидии Истлейк воровка в качестве компаньонки? Нед не слишком доверял сказанному Смитом, но даже если в этом была хоть доля правды, появлялись основания по-новому взглянуть на характер леди Лидии. Смит пристально глядел на него, явно ожидая, как Нед отреагирует на его слова.

— Понятно, мистер Смит. Спасибо за… информацию.

— Нет-нет, — воскликнул Смит. — Это не та любезность, которую я собирался оказать вам. Считайте это бесплатным дополнением. Я имею в виду кое-что получше.

— Но в этом нет необходимости.

Смит проигнорировал его слова.

— Мне доподлинно известно, что леди Истлейк в следующую субботу будет ужинать на открытом воздухе в доме леди Пиклер, которая готовится представить высшему обществу свою дочь, и если дочь хоть немного похожа на мамашу, всем нам следует проявить особую осторожность.

Смит с наигранным весельем осмотрел собравшихся.

— Конечно, там будет смертельно скучно, — лениво растягивая слова, произнес он. — Леди Пиклер большая умелица третировать людей, но она и другие гарпии из великосветского ареопага отличаются скрытностью, словно воры, и тому, кто оскорбит их отказом, лучше сразу принять мышьяк, потому что с той самой минуты он будет мертв для высшего света.

Понимая, что Смит высказался не до конца, все молчали.

— Туда допускаются только сливки общества, — продолжил Смит, окинув стоящих поблизости джентльменов взглядом, который говорил, что он сильно сомневается в том, что их имена будут внесены в список гостей. — Но скажите лишь слово, и я обеспечу вам приглашение и возможность встретиться с нашей легендарной леди Лидией. Я даже сам представлю ей вас. — Он сложил губы в умоляющую гримаску. — Прошу вас, позвольте мне сделать это.

Смит мог смело осуществить любую каверзу, которую затевал, поэтому Нед и не подумал отказываться от возможности снова увидеть леди Лидию. Он был намерен узнать, правда ли, что у нее глаза цвета только что сорванной фиалки, и действительно ли она так же легка в танце, как была в его объятиях, когда он предотвратил ее падение со стремянки, и еще ему хотелось увидеть ее улыбку, когда она бывает сама собой, а не кем-то притворяется.

— Капитан?

— Да, — сказал Нед. — Спасибо.

— Нет-нет, дорогой капитан. Это я вас должен благодарить. Обещаю, что у вас будет приглашение. — Он жестом указал на книгу, где записывают ставки, лежавшую открытой на кресле, с которого встал Бортон. — Можно отнести ее в библиотеку? Я хочу сделать ставку.

— Конечно, — сказал Бортон.

Закрыв книгу, он передал ее Смиту, который взял ее с загадочной улыбкой и вышел из комнаты.

— Он не всегда был таким, — задумчиво проговорил Бортон, глядя ему вслед. — Было время, когда он мне даже нравился. Но его дед в течение многих лет буквально держит его за горло. Смит очень переживает, что у него нет знатной родословной. В наши дни общество стало значительно более разборчивым. Мне кажется, он присоединился к денди, чтобы увеличить собственную значимость, и теперь ищет возможность произвести на них впечатление.

Бортон озабоченно покачал головой.

— Тебе не следовало принимать его приглашение. Он просто хочет выставить тебя на посмешище перед своими приятелями.

— Я это понял, — сказал Нед.

— В таком случае зачем ты согласился?

Нед улыбнулся.

— Для того чтобы встретиться с леди Истлейк. Зачем же еще?

В библиотеке Смит склонился над книгой для записи ставок. Рядом стоял принц Карвелли. Смит кончил писать, подписался с лихим росчерком и передал книгу принцу для подписи. Там было написано:

«Чайлд Смит ставит 1000 гиней против 100 гиней принца Карвелли, что капитан военно-морского флота, только что вернувшийся с войны, получит бортовой залп от леди И. до конца сезона».


Глава 5 | Завидная невеста | Глава 7