home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29

Лидия проснулась в постели Неда от нежного прикосновения. Она улыбнулась, не открывая глаз, наслаждаясь чувственной роскошью прикосновения мягкого постельного белья к голой коже и нежных твердых губ к своему виску.

— Просыпайся, любовь моя, — произнес низкий мужской голос. — Утро приближается, чтобы собрать подать за прошлую ночь. Надо спасать твою репутацию.

— Мне нет дела до моей репутации. — Она открыла глаза и увидела, что Нед, уже одетый, сидит на краешке кровати и нежно смотрит на нее. — Давай сбежим.

— Нет, — сказал Нед. Быстрота его ответа заставила ее заподозрить, что этот вариант уже приходил ему в голову. — Мне небезразлична твоя репутация. Я не хотел бы, чтобы говорили, будто я несправедливо воспользовался всем известной слабостью леди к джентльменам в военном мундире, чтобы заманить тебя в сети поспешного и необдуманного брака.

— Я никогда даже не видела тебя в военном мундире.

— Это пустяк, — сказал он. — У тебя отличное воображение.

— Что правда, то правда! — заявила она, и в глазах ее появились озорные искорки. Она рассмеялась и протянула к нему руки. — Если я скажу тебе, что я воображаю в данный момент, то тебе, возможно, придется немного задержаться…

В тот же миг его губы жадно овладели ее губами, она выгнулась ему навстречу, простыня соскользнула с нее, обнажив до пояса, и мерцающий свет одинокой свечи заиграл на ее коже. Он с явным усилием взял ее за плечи и, отстранив от себя, прервал поцелуй. Потом, как будто внезапно передумав, он наклонил голову и, снова завладев ее губами, поцеловал долгим страстным поцелуем, прежде чем осторожно отстранить от себя.

— Прошу тебя, Лидия, оставь мне хотя бы иллюзию того, что я способен противостоять тебе, если должен. А я должен это сделать ради твоего же блага.

Увидев мольбу в его глазах, она погладила его по щеке.

— Будь по-твоему, — наконец сказала она. — Если уж ты должен.

— В парке через улицу тебя будет ждать экипаж. Когда ты будешь готова, мой слуга выведет тебя через боковую дверь. — Он взял ее руку, поднес к губам и несколько раз поцеловал костяшки ее пальцев. — Я не допущу, чтобы ты стала объектом всяких досужих домыслов.

В отличие от многих честь не была для него пустым звуком. Когда он был капитаном корабля, от него зависели многие люди. Как и его семья. А теперь еще и она. Без этого он был бы всего лишь актером, играющим роль джентльмена, обладающего модными на данный момент манерами и взглядами. Но Нед был джентльменом в истинном смысле этого слова, а не играл роль.

— Ты простишь меня за то, что скомпрометировала тебя? — с некоторой опаской спросила она.

Он очень удивился.

— За что?

— За то, что… побудила тебя перешагнуть свои пределы. — Она вспомнила его слова, сказанные ночью.

Он улыбнулся.

— Ты не так меня поняла, Лидия. Я беспокоюсь о твоей репутации и позабочусь о ней самым тщательным образом. Отныне и во веки веков. Ведь я люблю тебя. Как ты можешь говорить, что скомпрометировала меня, если я держу в своих руках все, чего я когда-либо хотел, чего страстно желал?

Кажется, его слова ее удовлетворили.

— Я поеду сейчас прямо в Джостен-Холл, чтобы предупредить своих родственников о том, чтобы они не ожидали в дальнейшем от меня слишком многого, — сказал он. — Мне не хотелось бы, чтобы о нашей помолвке они прочли в газетах.

— Твой брат очень рассердится? — спросила она.

— Не знаю, — задумчиво ответил он. С тех пор как на его плечи легла ответственность за многих и многое, он никогда не чувствовал себя комфортно. — Подозреваю, что ему станет легче, когда он освободится от обязанностей, исполнять которые плохо приспособлен. Ему и Надин всегда было очень уютно в обществе своих близких. — Нед взял ее руки в свои и заглянул ей в глаза. — Они неплохие люди, Лидия. Просто в том, что касается собственной значимости, они проявляют близорукость. Я тоже был таким, когда вернулся с моря. Я считал, что нет ничего важнее, чем продолжение джостеновских традиций.

— А почему теперь это перестало быть самым важным?

— Это по-прежнему важно, — серьезно сказал он. — Изменилось мое понимание собственной роли во всем этом. Я вернулся домой с единственной мыслью: прожить жизнь среди членов своей семьи в Джостен-Холле. Поэтому, когда Джостен предложил, чтобы я женился на достаточно богатой женщине, чтобы восстановить финансовое положение нашей семьи, мне показалось, что от меня требуется сущий пустяк. Как-никак мне приходилось спасать и более важные вещи — жизни моих людей, например.

Она внимательно наблюдала за ним. На сей раз он не покраснел, испытывая неловкость оттого, что признался в своих чувствах. Обычно он прятал их глубоко в сердце и не делился ими ни с кем, кроме нее.

— К тому же, — тихо сказал он, глядя ей в глаза, — мне было нетрудно согласиться с планом Джостена, потому что мне было все равно. Не такая уж большая жертва — предложить себя женщине, которую едва знаешь, потому что в то время я едва знал и свое сердце. Во время войны приходилось так долго игнорировать потребности сердца, что оно пребывало в дремотном состоянии. Война вызывает онемение человеческого сердца, иначе человеку не выжить. Но потом я встретил тебя и… с тех пор ты не даешь покоя моему бедному сердцу. Я стал видеть мир твоими глазами, чувствовать твоим сердцем — а оно у тебя полно жизненных сил, — и ты заставила меня понять, что мое сердце все еще живо.

Она опустила глаза. Он приподнял пальцем ее подбородок и легонько поцеловал в губы.

— Ты вновь пробудила во мне способность получать удовольствие, любоваться красотой, радоваться жизни и надеяться. В течение недели после нашей с тобой встречи в лавке Рубале все надежды Джостена на то, что я заключу брак по расчету, рухнули.

— А как же твои племянники?

Его мужественное лицо выразило нечто вроде безропотного смирения.

— Мои племянники, судя по всему, твердо решили предаться саморазрушению. Я не смогу ничего изменить. Хотя сейчас я ради них спас положение, они через некоторое время снова все потеряют.

— Но что ты им скажешь?

Он улыбнулся.

— Скажу правду. Пусть больше на меня не возлагают надежд. Разве не видно, что я влюблен без памяти? Какая женщина согласится, чтобы за ней ухаживал человек, взгляд которого все время обращен с обожанием на другие вещи?

Глубоко взволнованная его словами, она погладила его ладонью по щеке. Он поцеловал ее ладонь.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

— Ты снова стараешься поколебать мою решимость, — хрипло сказал он. — Но ты должна идти, и чем скорее я увижусь со своим братом, тем скорее вернусь к тебе, и мы сможем пожениться. Поэтому, как бы мне ни хотелось поступить по-другому, я вынужден просить тебя покинуть мою постель. Я должен это сделать.

Она кивнула, решив продемонстрировать намерение поспособствовать его планам, и спустила ноги с кровати, чтобы он поскорее отправлялся в путь и возвратился к ней.


Глава 28 | Завидная невеста | * * *