home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Лидия широко раскрыла глаза, неуверенная, что правильно расслышала его слова. Джентльмены могут говорить такие вещи членам семьи или близким друзьям, но они никогда не говорят о подобных намерениях во всеуслышание, тем более женщинам, которые могут быть перспективными кандидатурами. Но, может быть, он не считал ее перспективной кандидатурой? Она не знала, что сказать и как реагировать.

Как видно, небеса сжалились над ней, потому что в этот момент начался дождь, спасая ее от необходимости что-то ответить. Капитан сбросил с плеч сюртук и приподнял над ее головой.

Капли дождя ручейками сбегали с его золотистых волос вниз по щекам и шее. Его светло-серый жилет уже потемнел на плечах, а широкие рукава перкалевой сорочки промокли насквозь, и тонкая ткань облепила его мощные бицепсы. Она отвела взгляд, возбужденная его видом.

— Идемте. Вы можете простудиться, — сказал он.

Они вместе бросились назад, на террасу, где слуги уже поднимали над головами гостей брезентовые маркизы. Леди Пиклер запланировала обед на открытом воздухе — и у нее будет обед на открытом воздухе. Они торопливо спрятались под навес у подножия лестницы, и он снова надел сюртук. Она подумала, что очень жаль закрывать такие широкие плечи и хорошо развитые мускулы на предплечьях, и была ошеломлена собственными мыслями.

— Спасибо. Теперь со мной все в порядке. У моей компаньонки есть шаль.

— Позвольте мне принести ее вам. — Он внимательно смотрел на нее.

Лидия огляделась вокруг и заметила Эмили, которая тоже спряталась от дождя и нашла стул за одним из столов под тентом. Лидию позабавило то, что она сидит рядом со старой городской сплетницей, вдовствующей графиней Кейвелл, и ее разряженной незамужней дочерью Несси, приглашенных потому, что у них в семье имелся сын-холостяк.

— Она сидит вон за тем столом. Такая спокойная, с рыжими кудряшками.

— Я вернусь через минуту, — проговорил он и ушел.

Лидия поднялась по лестнице, чувствуя, что ее губы расплылись в глупой улыбке. Наверху она остановилась и с самым серьезным видом окинула взглядом остальных гостей, высматривая возможных кандидатов на роль мужа, и чуть не расхохоталась, поняв, что это была всего лишь попытка обмануть себя.

Здесь просто не было ни одного человека, который мог бы сравниться с капитаном Локтоном. Ему всего лишь было нужно быть богатым, а Элинор, которая знала все и всех, уже подтвердила, что он богат. Она вздохнула с облегчением и пришла в благодушное настроение. Заметив Дженни Пиклер, она подумала, что должна проявить участие к девушке и сделать из нее лакомый кусочек.

Обдумывая этот великодушный план, она направилась туда, где Дженни стояла рядом со своей матерью, которая была поглощена разговором с одной из своих самых надоедливых приятельниц. Все три женщины не смотрели в ее сторону и не заметили, что Лидия приближается.

— …с меня довольно. Если она это допустит, я выскажу ей все. Мы слишком долго снисходительно относились к ее причудам. Она называет это клептоманией, зная, что никто не будет ей возражать, но я, вот увидите, назову это так, как это называется на самом деле, — воровством.

Ошеломленная Лидия остановилась и повернула в другую сторону, заметив, что леди Пиклер и ее приятельница медленно направились к лестнице, ведущей с террасы к столикам под ней.

Боже милосердный, леди Пиклер говорила об Эмили и не скрывала своих намерений. Как только леди Пиклер услышала, что Лидия ищет себе мужа, она, должно быть, запаниковала, увидев в ней конкурентку ее дочери. И теперь она искала повод устранить Лидию не только из списков своих будущих гостей, но и из списков гостей тех, на кого она могла повлиять.

Но она не могла оспаривать место Лидии как любимицы общества, не имея для этого веских оснований. Она подозревала, что Лидия достаточно умна, чтобы не дать ей таких оснований. Лидия не переступит границу между тем, что дозволено, и тем, что не дозволено, тогда как Эмили… Эмили регулярно переступала эту границу.

Леди Пиклер увидела в дискредитации и унижении Эмили средство избавить свою дочь от потенциальной соперницы. И она могла это сделать.

Леди Пиклер предполагала, что Лидия не позволит унижать Эмили, и была права, пусть даже ее предположение основывалось не на том, что она видела заботливое отношение Лидии к своей компаньонке — заботиться о компаньонках было не принято в среде таких, как леди Пиклер, — а на том, что леди Пиклер рассчитывала, опозорив Эмили, замарать репутацию Лидии.

В прошлом году — нет, даже в прошлом месяце — Лидия бы и внимания не обратила на интриги этой женщины. Но теперь она не осмеливалась ссориться с ней, или, вернее, с ее приятельницами, дамами-патронессами из великосветского ареопага. Ни один джентльмен не станет делать предложение женщине с запятнанной репутацией.

Не стоит тревожиться раньше времени. Эмили не должна сегодня ничего «прикарманить».

Для этого они должны будут уехать, не дав ей возможности сделать это. И чем скорее, тем лучше. Хотя Эмили за последнее время стала гораздо лучше контролировать свою склонность «брать сувениры», с тех пор как Лидия сообщила ей о своем финансовом положении, она стала беспокойной и упрямой, а это всегда было предзнаменованием рецидива болезни.

Конечно, Лидии не хотелось уезжать. Но ведь будут и другие вечерники. И другие места, где она непременно встретит капитана Локтона. Многие люди с готовностью закрывали глаза на странные привычки Эмили. Она сейчас найдет Элинор, они заберут Эмили и распрощаются.

И тут она замерла на месте, широко раскрыв глаза. Внизу она увидела Эмили, рука которой дюйм за дюймом приближалась к отделанному кружевом носовому платку, лежащему на столе неподалеку от нее. Потом, оглядевшись вокруг с самым невинным видом, она смахнула его со стола. Выставив из-под подола ногу, она наступила на кружевной платочек и принялась подтягивать его к себе.

Дело принимает серьезный оборот, подумала в отчаянии Лидия. Платочек — пустяковая вещь, его могут даже не хватиться. Никто не заметил манипуляций Эмили.

Никто, разумеется, кроме леди Пиклер. Лидия поняла это в ту же секунду, как увидела старую мегеру с самодовольной ухмылкой на физиономии. Ее тройной подбородок дрожал от с трудом сдерживаемого желания громко обвинить Эмили, хотя она находилась на некотором расстоянии от стола, за которым Эмили сидела рядом с вдовствующей графиней и ее дочерью. Лидия не сомневалась, что обвинять Эмили она будет во всеуслышание. И Эмили умрет от унижения.

Лидия в ужасе огляделась вокруг. Надо отыскать Элинор. Им нужно как можно скорее увести отсюда Эмили, не допустив скандала. Ей было страшно подумать, какое впечатление произведут на Эмили неприязненные взгляды окружающих.

Леди Пиклер приближалась с неумолимостью морского прилива. Видимо, интуиция подсказала Эмили приближение опасности, потому что она опустила вниз руку и схватила платочек. Она пришла в ужас от содеянного. Вскочив на ноги, она бросилась в толпу. Леди Пиклер неумолимо следовала за ней, и Лидия не могла ничем помочь Эмили.

— Миссис Код! — окликнула ее леди Пиклер зычным голосом, догоняя. Вокруг нее гости прерывали разговоры на полуслове и поворачивали головы, чувствуя назревающий скандал.

— Миссис Код!

Ее голос словно подхлестнул Эмили, и она ускорила шаги. Потом она, как испуганный кролик, остановилась на мгновение, чтобы взглянуть на свою преследовательницу, и налетела прямо на капитана Локтона.

Человека более субтильного она могла бы сбить с ног, но только не высокого мускулистого капитана, который без труда устоял на ногах. Эмили остановилась, упершись в его грудь руками, в которых все еще сжимала изобличающий ее носовой платок.

Он взглянул на платок, перевел взгляд на леди Пиклер, потом, чуть улыбнувшись, отступил в сторону, взял платок из рук Эмили и небрежно засунул его в рукав сюртука.

— Благодарю вас, миссис Код, — вежливо сказал он, — а я-то размышлял, где мог оставить свой платок.

— Ваш платок, капитан Локтон? — недоверчиво спросила леди Пиклер.

— Да, мэм, — ответил он. — Я понимаю, что это звучит абсурдно, и готов признать, что так оно и есть. Но я обожаю носовые платки, отделанные кружевом. Их наличие несомненно оживляет мрачные тона, присущие одежде джентльменов.

— Он очень похож на носовой платок мисс Кейвелл, — сказала недоверчиво леди Пиклер, не желая выпускать из когтей свою добычу.

— Вот как? — тихо промолвил капитан. — Ну что ж, надо в этом разобраться. — Он обошел вокруг хозяйки и направился прямиком к столу, за которым сидела мисс Кейвелл со своей мамашей. Отвесив элегантный поклон, он лучезарно улыбнулся мисс Кейвелл.

С тем же успехом он мог бы просто ударить бедную женщину палкой по голове, подумала Лидия, потому что была уверена, что с того самого мгновения, как капитан Локтон показал ей в улыбке свои ямочки на щеках, мисс Кейвелл больше не имела понятия о том, что говорит и с чем соглашается. Она, наверное, согласилась бы с тем, что у ее матери две головы, если бы так сказал капитан.

Все, что ему нужно было сделать, это вытащить носовой платок, тряхнуть им перед ее ослепшими глазами, снова засунуть его обратно и сказать:

— Он не может быть вашим платком, мисс Кейвелл, не так ли?

— Гм-м. Моим?

— Не может, ведь правда?

— Нет-нет, сэр. Это не мой платок.

— Конечно, это ее платок, — сказала леди Пиклер. — Я видела, как она…

— Не выставляй себя на посмешище, Бетти, — сказала вдова Кейвелл, окидывая взглядом высокого красивого молодого человека, так тепло улыбающегося ее дочери, на долю которой уже долгие годы такие улыбки не перепадали. — Зачем бы моя Несси стала носить при себе вещь, которая явно является мужским аксессуаром? — Она с нескрываемым восхищением взглянула на капитана Локтона.

Лидия, задержавшая дыхание, медленно выдохнула воздух и расслабила мускулы, которые свело от напряжения. Ситуация была под надежным контролем. Она продолжила было путь, но остановилась. То, что она наблюдала, случалось крайне редко.

Были и другие джентльмены, которые пришли бы на помощь Эмили. Но они сделали бы это, чтобы выставить себя в самом выгодном свете в глазах лордов более высокого ранга, либо чтобы насолить леди Пиклер, которая обожала делать гадости, или даже просто для того, чтобы заслужить благодарность Лидии. Но в глазах капитана, взглянувшего на леди Пиклер, не было ни торжества победителя, ни злорадства. Он намеревался защитить Эмили, а не победить леди Пиклер. Он не получал удовлетворения от победы над женщиной, старше его по возрасту.

Такая мелочность была не свойственна ему.

Он джентльмен в полном смысле этого слова, подумала Лидия, наблюдая, как леди Пиклер ищет приличествующий выход из положения. Он вел себя уверенно, покровительственно и благородно. Невозможно было не восхититься им.

В конце концов леди Пиклер умудрилась изобразить на физиономии сдавленную улыбку и подавить свою желчность. Сердито прищелкнув пальцами, она прорычала подбежавшему лакею приказание принести к столу еще два стула, чтобы она и капитан могли присоединиться к вдовствующей графине, мисс Кейвелл, ну и, конечно, миссис Код.

У нее не было выбора. Альтернативой было выставить себя в дурацком виде и поставить в неудобное положение вдовствующую графиню и ее дочь. А ведь у вдовы был неженатый сын, граф.

У Лидии тоже не было выбора. Как только он заявил, что кружевной платочек принадлежит ему, она по уши влюбилась в капитана Локтона.


Глава 9 | Завидная невеста | Глава 11