home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Один час

Рейчел уверенно шла по улице, громко стуча ногами об асфальт, словно отбивая ритм. Это состояние можно было охарактеризовать только одним словом — нервоз. Сейчас она точно знала, что должна сделать, и от этого становилось ещё ужасней, так как планы были весьма плохими…

Резко остановившись по середине дороги, девушка тяжело выдохнула, и крепко зажмурилась:

— Себастьян! — вскрикнула она, нервно скрестив руки на груди.

К счастью на улице царило раннее утро, и машин на проезжей части не было…, хотя, что толку? Рейчел ведь всё равно призрак, вряд ли ей страшны эти груды металла…

— Себастьян! — вновь закричала она, и недовольно нахмурилась. — Прости! Я сказала лишнее, и…, и мне очень жаль!…Помоги, ты мне сейчас очень сильно нужен…

Эти слова были сказаны искренне, из глубины души. Рейчел понимала, что натворила кучу глупостей, и это терзало её совесть, но…, было бы гораздо хуже, если бы она не чувствовала вины. Так что, её действия лишь доказывали то, что она не потеряна…

— Прости, — вновь прошептала она, как вдруг, словно из-под земли, хотя, возможно, именно так оно и было, перед ней вырос Себастьян. — Черт! Ты меня напугал!

— Это входит в мои обязанности смерти, так что я просто выполняю свою работу, — холодно отрезал он.

— Извини меня, — робко выдохнула Рейчел. — Я идиотка, и мне очень жаль, что так получилось…

— Ты не идиотка, — возразил Себастьян. — Это нормальная реакция для подростка…. Я бы даже сказал, что это самая безобидная реакция…

Девушка горько усмехнулась, и неуклюже поправила волосы, переминаясь с ноги на ногу.

— Мне нужна твоя помощь…

— И в чем она заключается?

— В моей жизни…

Вестник недоуменно уставился на девушку, пытаясь понять, к чему она клонит.

— Я хочу вновь стать человеком…

— Я так и знал, — усмехнувшись, заявил Себастьян, щелкнув пальцами. — Хотя, твоя речь в особняке Николсонов заставила меня усомниться в этом…, совсем малость…

— Ты не дослушал, — робко пояснила Рейчел. — Я хочу вновь стать человеком, но при этом, должен остаться в живых Метт…

Вестник недовольно вскинул брови.

— Это невозможно!

— Почему же? Неужели нет никаких исключений из твоих любимых правил?

— Ты права, исключений нет…

— Но это же не справедливо! — возмущенно вскрикнула Рейчел, и эмоционально взмахнула вверх руками. — Я умерла вместо другого человека, и для меня нет никаких поблажек?!

— Тут не нужны никакие поблажки! Пусть умрет он — вот и весь ответ…

— Но я не хочу, чтобы он умирал! — жалобно взвыла девушка. — Себастьян, прошу, помоги!

— Но…, но я не в силах!

— Ты можешь помочь, просто боишься! Придумай что-нибудь!

— Законы…, это против правил…

— Да к черту правила! — гневно воскликнула Рейчел.

— Так нельзя! — решительно отрезал вестник. — Таков закон…, - уперто заявил он, и резко отвернулся в другую сторону, стараясь не смотреть в глаза этой удивительно девушке.

— Но Себастьян, — хрипло прошептала она, и судорожно вздохнула. — Я ведь хочу жить…

"Что же она с тобой делает?" — панически завопил вестник, пытаясь понять, что с ним происходит.

Он растеряно протер рукам холодной лицо, и крепко зажмурил глаза, в которых до сих пор стоял образ Рейчел Уорен, девушки, которая поразила его своей целеустремленностью, смелостью, храбростью, добротой, женственностью…

Почему он просто не может сказать ей "нет"? Почему каменное сердце потерянно колеблется, доставляя неизведанные ранее чувства, да и почему, в конце концов, проснулась его, давно загнанная в угол, совесть?

Что же ему теперь делать? Как он может бросить эту девушку прогибать здесь, в этом мире! В мире куда хуже ада, где нет ни света, ни тьмы, ничего нет, только один ты…, на едине со своими мыслями, которые проедают мозг, заставляя совершать такие поступки, от которых вечно будет болеть душа, заставляя становиться хладнокровным монстром и забывать о том, что ты человек…

Нет, он не мог так поступить…

Он видел, как кончали другие, пребывая здесь больше года. Это уже не люди, это безжалостные убийцы, которым дорога только собственная жизнь…

И что же теперь?

Как же поступить?

— Я… — внезапно начал Себастьян. — Я помогу тебе…

Рейчел, не помня себя от радости, бросилась к вестнику, и крепко прижала к себе, вдыхая запах серы и смолы. Она не заметила, как покатились по щекам слезы, и как затряслась грудная клетка, издавая нелепые всхлипы. Рейчел только прокручивала в голове слова: Я помогу тебе…, я помогу тебе…

— Спасибо, — задыхаясь в слезах, промямлила девушка. — Спасибо, Себастьян…

Вестник ошеломленно посмотрел на Рейчел, и удивился тому, что она плачет. Неужели она на такое способна?

— Но… не спеши, — смущенно выпалил он и отстранился от девушки, глаза которой стали неестественно красными. — Есть одно условие…

— Условие? — недоуменно переспросила Рейчел. — У меня Де Жавю?

— Я дам тебе ровно один час, — серьёзно начал он, проигнорировав её сарказм. — За это время ты должны найти человека, который добровольно согласиться умереть вместо тебя. Если ты не успеешь — ты навсегда останешься здесь…. Станешь блуждающей душой…

Девушка испуганно насупилась.

— Таковы условия? Найти человека, который согласиться умереть? — ошарашено вскрикнула она.

Себастьян коротко кивнул.

— Ты издеваешься? Это невозможно!

— Ничем другим, я тебе помочь не смогу…

— Но это не выход! — уперто закричала Рейчел. — Это бред! Кто согласиться добровольно, покончить с собой? Только идиот!

— Это не мои проблемы, — хладнокровно отрезал вестник, пытаясь взять себя в руки. — Ровно один час, и он уже пошел…

— Уже? — девушка, растеряно оглянулась. — Но как мне это сделать?

— Если ты и, правда, хочешь жить — ты найдешь ответ сама…

С этими словами вестник испарился, оставив после себя только клубок серого дыма.

— Почему же мне так всегда чертовски везет?!


Когда Метт открыл глаза, он ощущал только слабость, сильнейшую слабость, которая свинцом налилась в конечности. Жутко болела шея, и почему-то щипали глаза, словно после яркого света. Он не мог понять, что произошло… Последнее, что он запомнил, это свирепое лицо Маркуса, и его красные дикие глаза…

Тяжело поднявшись с кровати, он устало оперся лицом на руки, и обессилено выдохнул. Всё было похоже на сон, на плод его разыгравшейся фантазии. Смерть на дне рождении, призрак этой девушки, буря чувств, которые он испытал к ней, три вестника, семейное проклятье…

Ужасно похоже на бред умалишенного…

Но, хотя может, этого вовсе и не было? Вдруг это всего лишь…

Внезапно в комнату, сквозь стену вбежала Рейчел. Нервно оглядевшись по сторонам, она заметила проснувшегося Метта, и быстро подошла к нему, крепко прижав к себе.

— Как ты? — заботливо прошептала девушка, и парень отрешенно поднял на неё свои темно-синие глаза.

— Я… я ещё не проснулся, и… Что вообще произошло? — опомнившись, спросил он, и в ответ прижал к себе Рейчел.

— Маркус…, - яростно прошипела она.

— Славный парень, — усмехнулся Метт.

— Ничуть! Он мог убить тебя!? Это совсем не смешно…

— Но зато я бы был вместе с тобой…

Рейчел грустно улыбнулась, и поцеловала парня в щеку.

— Я должна рассказать тебе…. Себастьян предложил мне сделку…

— Сделку?

— Да. Если в течение одного часа я найду человека, согласившегося добровольно умереть за меня, я вновь оживу!

Метт настороженно нахмурился.

— А что если нет? — подозрительно спросил он, и чуть отстранился назад, чтобы увидеть неестественно зеленые глаза девушки.

— Тогда я стану блуждающей душой, и навсегда останусь между двумя мирами…

Парень тяжело выдохнул, и отошел от Рейчел.

— Тогда нужно найти этого человека!

— Да, но где? Кто согласится просто так умереть? Это невозможно…

— Не говори так! Я не знаю, как мы это сделаем, но нужно попытаться! Это единственный шанс, чтобы спасти тебя! — решительно отчеканил Метт.

— Нужно позвать Мелоди. Может, она сможет помочь?

— На это нет времени! Сколько у тебя осталось?

Рейчел неуверенно взглянула на часы, и судорожно выдохнула.

— Тридцать пять минут…

Глаза Метта испуганно расширились, делая зрачок неестественно большим. Парень решительно взял Рейчел за руку и повел за собой.

— Надо торопиться!

Выбежав за дверь, они быстро пошли по коридору, по пути, думая, куда нужно идти. Шансов почти не было, и Рейчел это прекрасно понимала, но почему-то когда, Метт держал её за руку, все проблемы казались решаемыми, а поступки — оправданными…

— Меттью Николсон! — неожиданно закричал до боли знакомый голос, и парень резко затормозил. — Куда это ты собрался?

Метт повернулся в другую сторону, и в проходе одной из комнат увидел маму, в бирюзовом шелковом халате.

— Мне нужно уйти…

— В шесть часов утра?

— Да, — неуверенно отрезал парень, и вновь повернулся по коридору.

— Остановись! — гневно воскликнула Синди, и быстро переставляя ношами, появилась перед Меттом. — Я никуда тебя не пущу, пока ты мне не объяснишь, что происходит!

— Мне нечего тебе объяснять!

— Оооо! Есть чего! Перестать строить из себя идиота! Что ты скрываешь?

— Я? — ошеломленно вскричал Метт, и крепче сжал руку Рейчел. Удивительно, что Синди этого не заметила. — Это кто ещё что-то скрывает!

Миссис Николсон недоуменно нахмурилась, изогнув правую бровь.

— Что ты удивляешься? — яростно воскликнул парень. — Неужели ничего не понимаешь?!

— Меттью, о чем ты?

— О проклятье, — усмехнувшись, напомнил он. — О проклятье рода Николсонов… ничего не напоминает?

Синди, словно ударили в живот, и она нелепо согнулась, схватившись руками за пояс.

— Что…, откуда ты знаешь? — ошарашено прохрипела она, ошеломленно смотря на сына.

— Я много чего знаю! — свирепо выдохнул Метт. — Например, о том, что Хью не мой родной отец…

Лицо Синди побледнело и стало похожим на каменную статую. Она судорожно прикрыла рот рукой, и испуганно съежилась.

— Но, как ты…?

— Мне сказал, Себаст…, - парень запнулся, поняв, что не хочет объяснять матери, ещё и про вестников смерти. — Не важно! Главное, что ты меня обманывала!

— Я не хотела! — в оправданье воскликнула Николсон. — Так было нужно!

— Зачем?

— Я это делала ради тебя! — недовольно отчеканила Синди. — Только ради твоей безопасности!

— Ты обрекла на смерть другого человека! — с абсурдом вскрикнул парень. — Этот поступок не имеет оправдания!

— Ещё как имеет! — закричала Синди, и сделала большой шаг навстречу сыну. — Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти, лишь бы ты остался жив! Приходилось притворяться, что деньги — для меня всё!

— Ты сама выбрала такой путь!

— Я не выбирала свой путь, Метти! — яростно выплюнула она. — За меня это сделали мои родители, так что…. Меня просто поставили перед фактом: ты выходишь замуж за Джефери Николсона. Всё! Так что, не тебе меня судить!

— Господи, мама! Ты совершила столько ошибок! — с отчаянием выдохнул Метт.

— Единственной моей ошибкой была женитьба на твоём отце, — хладнокровно отрезала она. — Но у каждой монеты есть обратная сторона… Он был богат…

— Видимо, не так сильно ты притворялась, что деньги для тебя всё, — с презрением фыркнул парень.

— Я узнала о проклятье на второй день после свадьбы…. поверь, если бы не деньги, тебя бы вообще не было…

Метт тяжело выдохнул и с ненавистью посмотрел на мать. Неужели их с этой женщиной что-то связывает?

— Мне надо идти, — категорично выпалил он, и попытался обойти Синди.

— Ты никуда не пойдешь, пока я не скажу!

— Ты ошибаешься! — недовольно воскликнул он. — Я буду делать то, что посчитаю нужным…

С этими словами, Метт резко рванул вперед и побеждал вон из дома.

— Вернись! Сейчас же! — истерично завопила Синди Николсон, вот только вряд ли кого-то сейчас волновали её крики.

Рейчел грустно посмотрела на Метта, когда они выбежали за ворота, и крепче сжала его руку.

— Мне очень жаль, что так вышло…

— Ничего, — горько усмехнулся парень, и приобнял её за талию. — У нас есть проблемы, посерьезней…


— Метт, мне не хочется здесь находиться, — испуганно прошептала Рейчел, прижавшись ближе к парню.

— У нас нет выхода…

Они шли по темному коридору хосписа…

Всё вокруг казалось не пригодным для жизни: потрескавшиеся стены, паутина, плесень, старый линолеум. Это место было центром страданий и мучений. Из палат доносились крики, стоны, просьбы о помощи. В коридорах на поломанных лавках сидели старики, с такими глазами, в которые невозможно было смотреть и не чувствовать боли… Они брошены…, их кинули не только родные и близкие, их кинула судьба…

Здесь витал запах смерти, запах разлагающейся плоти, лекарств, гноя…. Казалось, это место куда хуже ада…

Самое ужасное заключалось в том, что никому не было дела до больных, ведь все понимали, что они рано или поздно умрут. Этот факт отказывались принимать нормальные люди, они не могли поверить, что такое вообще возможно! Но…, в этом месте отсутствовало божье милосердие, лишь боль, ненависть к жизни, муки и страдания, вот, что нашло здесь пристанище…

— Я так больше не могу, — внезапно донесся из одной палаты жалобный стон. — Лучше просто убейте меня!

— Гарри, успокойтесь, — снисходительно отрезала медсестра. — Если, что будет нужно, зовите…

С этими словами, она уверенно развернулась на огромных шпильках, и пошла вон из палаты, элегантно покачивая бедрами.

— Вы мне сейчас нужны! — прохрипел старик, и безнадежно схватился руками за голову, которая разрывалась на части от невыносимой боли. — Что же вы за люди!

Рейчел почувствовала, как сердце судорожно сжалось, и крепко зажмурила глаза, уткнувшись лицом в грудь Метта.

— Я не хочу…, здесь….пойдем, прошу! — запинаясь, начала шептать она.

— Мы не можем, — решительно отрезал он. — Я не позволю тебе остаться такой…, иначе я сам умру, лишь бы быть рядом…

— Но Метт, это же…

— Всё, тихо, — прохрипел парень, прижимая палец к аккуратно очерченным губам девушки. — У нас всё получится…

Метт неуверенно заглянул в палату, из которой только что вышла медсестра, и медленно зашел, притягивая за собой Рейчел.

Эту картину, трудно описать словами…

Лысый старик, с голубыми ясными глазами был настолько худ, что из под грязной рубашки торчали кости. Серая простыня, которая, по всей видимости, должны была быть белой, валялась на полу под батареей, из которой слегка лилась вода. Пластиковая посуда стояла на маленьком столике, вокруг которой уже крутились голодные мухи. Выбитое окно и ржавая решетка, будто в камере заключенного, раковина, на дне которой находилась, не смытая рвота…. От этого в палате был отвратительный запах, из-за которого становилось просто ужасно…

— Сер, — робко начал Метт, подойдя ближе к старику, сидевшему на кровати. — Сер, нам нужна ваша помощь…

Гарри удивленно повернулся, и взглянул на молодого парня, лет семнадцати — восемнадцати. Он вытер одну о другую грязные руки, и судорожно выдохнул.

— Сынок, тебе не кажется, что это я должен просить у тебя помощи?

— Я…, мне, правда, нужно…, - заколебался Метт. Как он мог сказать человеку такое? Просто язык не поворачивается! — Это очень важно…

— Ты сказал "нам"? — подозрительно спросил старик.

— Вы внимательны, сер, — улыбнулся Метт, и неуверенно почесал затылок. — Дело в том, что моя просьба очень…, очень абсурдна и глупа, но, так или иначе, я обязан спросить…. Вы, — парень тяжело вдохнул. — Вы смогли бы умереть за другого человека?

Гарри недоуменно уставился в темно-синие глаза парнишки, и впервые за всё времяпровождение в хосписе рассмеялся.

— Ты серьёзно? — смышлено прохрипел он.

— Да, сер…, вполне…

Старик резко перестал смеяться, и его лицо стало задумчивым. Он неуклюже поднялся с кровати и подошел к выбитому окну, за которым по воздуху разносились свобода, молодость, счастье…

— Возможно, я бы смог, — предположил Гарри. — Но только если бы этот человек того заслуживал…

— Но смогли бы вы добровольно умереть вместо девушки шестнадцати лет, которая совершенно не заслуживает смерти?

— Все мы её заслуживаем, — решительно фыркнул старик и вновь уселся на кровать. — Ты к чему всё это у меня спрашиваешь, сынок?

— Дело в том, что…, что именно в этом и заключалась бы ваша помощь…

— В смерти за неизвестную мне девушку? — усмехнулся Гарри, обнажая почерневшие зубы.

— Да, именно так, — тяжело выдохнул Метт.

— Но, ведь это невозможно…

— Я тоже так раньше думал…

Неожиданно старик начал смеяться. Он устало схватился руками за лицо, и смышлено выдохнул.

— Так давно ни с кем не разговаривал кроме медсестер! И тут приходит молодой парнишка и просит о такой странной помощи! Что ж, видно судьба ещё не наигралась со мной!

— Сер, это очень важно, если вы не согласны, я пойду дальше, — неуверенно заявил Метт.

— Почему именно я? — внезапно спросил старик. — Почему ты пришел ко мне?

— Я услышал о том, как вы сказали медсестре, что не хотите жить, — робко признался парень.

— Так и есть, — выдохнул Гарри и грустно улыбнулся. — А как тут захочешь? У меня нет семьи, жена умерла, а дочь забыла, бросив на произвол судьбы. Вдобавок ко всему, я болен…, и никому нет смысла возиться со мной…. Признаться, я может бы привык к палате в доме для престарелых, но вот мириться с этими головными болями уже не могу, так что…

— Но, неужели у вас больше нет родных? — осторожно спросил Метт, стараясь не задеть старика.

Гарри смышлено хмыкнул, и едва заметно улыбнулся.

— Все мои друзья уже давно умерли, сынок…, мне ведь не пятнадцать…

— Мне очень жаль…

— Оооо! Вот только не нужно меня жалеть! — недовольно воскликнул Гарри. — Уж что-что, а жалость я не терплю…

Внезапно старик резко согнулся и начал судорожно кашлять, оставляя на ладони красные капли…, капли крови…

— Вот, болезнь опять напоминает о себе, — усмехнулся Гарри.

Так странно было смотреть на то, как он легкомысленно относится к диагнозу. Старик, наверняка, понимал, что жить ему осталось пару недель, может даже дней, но всё же улыбался! Он не умирал прежде временно!

— Рейчел, — неожиданно сказал чей-то голос, и за спиной девушки появились три вестника смерти.

На Себастьяне был новый серый плащ, так как этот она всё же забыла отдать, но он смотрелся ещё лучше, так как был длиннее колена.

— Осталось пять минут, — уверенно напомнил Себастьян, и пристально посмотрел в зеленые глаза девушки.

— Метт, — неуверенно протянула она.

— Гарри, я понимаю, что не могу вас торопить об этом, но…, мне нужен ваш ответ! — взмолился парень.

— Я…, я не знаю, — озадачено прошептал старик. — Это очень странно, и неожиданно…

— Робкого старика вы нашли, — язвительно усмехнулся Маркус. — Там в соседней палате есть ещё один, может, к нему зайдем?

— Замолчи! — недовольно вспыхнула Рейчел, и гневно посмотрела на вестника.

— Что? — удивился он. — Я ведь помочь хотел…

— От твоей помощи мне становиться дурно!

— Тогда я буду ещё упорней стараться, — довольно заметил Маркус.

— Гарри, решаются последние минуты, — напомнил Метт. — Если вы сейчас не ответите, девушка навсегда умрет, и больше никогда не вернется!

— Сложно, — заколебался старик, и вновь схватился руками за голову. — Сложно…

— Это уже похоже на принуждение, — внезапно заметил Рафаэль.

— Но они ведь оставляют ему выбор! — спохватился Себастьян.

— Что ты ещё сделаешь ради этой смертной девчонки? — удивленно спросил вестник в черном. — Ты даже нарушил правила!? Это уже очень много…

— Следи за своей жизнью, Маркус…

— Моя жизнь не очень интересна…. Она ограничивается походами от ада до земли и обратно…

— Моя так же не сильно отличается от твоей, — заметил Себастьян.

— Нет, братец! У тебя всё гораздо интересней, — протянул Маркус, покосившись на Рейчел, которая, сгорая от волнения, наблюдала за Гарри.

— Что ты имеешь в виду? — внезапно спросила она, услышав последние слова вестника в черном.

— Именно то, деточка…

— Не называй меня так! — яростно вскрикнула Рейчел.

— Почему же? — с притворным удивлением, воскликнул Маркус. — Тебе не нравиться?

— Мне всё, что связано с тобой, заведомо противно…

— Очень жаль! Ты многое упускаешь!

— Уверена, что ты ошибешься…

— Ты всегда так уверена в себе? — с сарказмом спросила вестник. — Или это у тебя перепадами?

— Всегда, — решительно отрезала Рейчел.

— Отлично, значит, тебя совершенно не должно волновать то, что осталась одна минута, а твой старичок никак не может дать ответ…

— Знаешь, Маркус, когда-нибудь, я тебя…!

— Я согласен, — внезапно воскликнул Гарри, и все удивленно уставились на него. — Я согласен умереть, — повторил он более уверенно и встал с кровати.

— Боже, мой, — не веря, прошептала Рейчел.

— Мне и так скоро придется покинуть этот мир, если это сможет спасти кого-нибудь, я буду только рад. Надо же когда-то начинать делать хорошие поступки? — усмехнулся он.

— Гарри, — благодарно протянул Метт, и неожиданно бросился к удивленному старику, крепко прижимая к себе. — Спасибо вам! Спасибо!

— Да, что там! Я ведь просто собираюсь умереть…

Яркая вспышка света осветила всё вокруг, и Гарри увидел в палате трех мужчин. Он ошарашено раскрыл голубые глаза, и судорожно вдохнул, сильней втянув воздух. Время, будто замерло, вокруг всё стихло…

— Кто вы? — хрипло спросил старик.

— Мы вестники смерти, — миролюбиво пояснил Рафаэль.

— А мне так сразу не объяснили! — язвительно буркнула Рейчел, и вышла чуть вперёд.

— Соня! — внезапно вскрикнул Гарри, чем заставил всех присутствующих удивиться.

— Я…, я Рейчел…

— Ты так похожа на Соню…, на мою дочь…

Старик ошеломленно разглядывал девушку, с шоколадными волосами, зелеными глазами и смуглой кожей. Она казалась, ему такой знакомой, такой родной…

— Разве это возможно? — ошарашено прохрипел он.

— Нет ничего невозможного…


— Пап, Браин, хватит на меня так пялиться! — в сотый раз повторила Рейчел, стоя напротив ошеломленных отца и брата, до которых никак не могла дойти суть произошедшего. — Я в порядке…

— Ты жива, и…, ты жива! — запинаясь, промямлил Стив.

— Ты уже это говорил…

— Но как? — не унимался Браин. — Ты же…, мы видели, как…

— Давайте, просто забудем, — неуверенно предложила Рейчел, понимая, что такое забыть невозможно. — Будто ничего не происходило…

— Ты считаешь это нормальным? — вскричал отец. — Ты умерла! Мы все видели!

— И что ты предлагаешь? Может, мне пойти и умереть ещё раз, чтобы ты успокоился?!

— Я не…

— Тогда просто перестань, — взмолилась девушка. — Такое чувство, словно ты совсем не рад, что я стою перед тобой…

— Рейчел, ты же знаешь, это не так, — прошептал отец, и подошел ближе к дочери.

— Как я должна понять? Ты мне это показываешь?

— Рей, это же очевидно, — вмешался Браин, и так же сделал шаг вперед. — Просто, тяжело поверить в то, что ты вернулась с того света…, уж прости…

— А вы попробуете, — робко предложила Рейчел. — Ведь пока я туда не собираюсь, и вам придется жить со мной…. Снова терпеть мой ужасный характер, слушать недовольные вопли…

Стив искренне улыбнулся и прижал к себе дочь, так крепко, что ей стало трудно дышать.

— Ты даже не представляешь, как я за этим все соскучился!

— Прости меня, пап, — тихо буркнула Рейчел и подняла свои неестественно зеленые глаза. — Я вела себя отвратительно по отношению к тебе, и…, и сейчас я поняла, что надо ценить то, что у тебя есть. Поговорка о том, что ты начинаешь ценить вещи, только тогда, когда их потеряешь — как никогда оказалась правдивой, — усмехнулась она. — Так что, прости…

— Эх, Рейчел, — на выдохе, протянул отец. — Я никогда не злился на тебя, ведь во многом, твоё поведение было заслуженным. Моя работа встала на первое место, в то время как, дома во мне нуждалась моя родная дочь — это не правильно, и я надеюсь, такого больше не повториться! Так что боюсь, тут не ты должна извиняться…

— Я тоже молодец, — виновато признался Браин. — Раз уж, у нас сегодня собрание потенциальных виновников — я с вами! Моя жизнь в Нью-Йорке была лишь поводом отвлечься от событий происходящих здесь, в родном доме. Я поступил по-свински, когда уехал, и оставил вас втроем с бабушкой…, простите…

Стив и Рейчел одновременно рассмеялись, пристально наблюдая за парнем.

— Иди к нам, сынок…

Браин довольно улыбнулся, и с удовольствием обнял свою семью, которая теперь значила для него гораздо больше…

— Не думала, что когда-нибудь такой момент настанет, — робко призналась Рейчел, сдавленная с двух сторон Браином и папой.

— Теперь всё будет по-другому…


Девушка стояла перед зеркалом и с удовольствием смотрела на своё отражение. Как же давно она этого не делала! Целых два дня!?

— Смотрю, ты уже привыкла, — внезапно сказал чей-то голос, и Рейчел взвизгнув, отпрыгнула назад.

— Ну, хватит так делать! — взмолилась она, увидев перед собой довольного Себастьяна. — Ты же знаешь, я очень эмоциональна!

— Именно поэтому, я это и делаю, — с издевкой признался он, и улыбнулся ещё шире.

— Ты разве можешь здесь находиться?

— Нет, но благодаря тебе я понял, что иногда нужно нарушать правила…

У Рейчел искренне засветились глаза, будто она только что спасла, кому-то жизнь.

— У меня для тебя есть сюрприз, — неожиданно сообщил вестник.

— Да? — подозрительно спросила девушка, нахмурив тонкие брови.

— Да, и, кстати, пока не забыл, тебе передает привет Маркус…

— Оооо! Я очень этому рада, — с сарказмом заметила она. — Что ж, тогда скажи ему, что я тоже скучаю…

Себастьян тихо рассмеялся, и аккуратно поправил свои гладкие волосы.

— Обязательно…

— Так, в чем же заключается сюрприз? — не скрывая любопытства, спросила Рейчел.

— В этом…

Себастьян сделал шаг в сторону, и за его спиной появилась женщина…, хотя нет бабушка. Это была никто иной, как Мелисса Уорен.

— Господи! — закричала Рейчел, и бросила вперед. — Ты здесь!

— Да, моя дорогая, да, — прохрипела старушка, и прижала к себе внучку. — Я так по тебе соскучилась…

— И я! — взорвалась Рейчел. — Даже не вериться! Но…, но как?

— Это всё Себастьян, — усмехнулась Мелиса, и отстранилась от Рейчел, чтобы посмотреть на вестника, но его, как след простыл. — Наверно, уже ждет меня там…

— А как же закон?

— К черту закон, моя милая, — выругалась бабушка, и бодро рассмеялась. — Не ты ли этому его научила?

— Не думала, что из него выйдет хороший ученик… он ведь, в конце концов, вестник…

— Вот видишь, даже сама смерть не устояла перед моей внучкой! — с сарказмом заметила Мелиса, и вновь усмехнулась. — Но я пришла не за этим…

Рейчел подозрительно нахмурилась, и внимательно посмотрела на бабушку.

— Я пришла сказать, что теперь являюсь твоим ангелом — хранителем…

Девушка ошеломленно вскинула брови, и её неестественно зеленые глаза стали вдвое больше.

— Что? Правда?

— Да, так что, теперь я всегда буду рядом с тобой…

— Ох, бабушка, — протянула Рейчел, и вновь обняла старушку. — Я знала, что мы встретимся…

— Ты не просто знала, ты это чувствовала, используя свои способности…

— Мои способности? — усмехнулась девушка. — Ты это о тех ведьмовских штучках, которые нагло скрыла от меня?

Мелиса виновато улыбнулась, и прогладила дрожащей рукой шоколадные волосы внучки.

— Всему своё время, дорогая…. Такова была твоя судьба, а не мой каприз!

Рейчел крепче прижала к себе бабушку, и почувствовала, как в глазах покалывает. Она так не хотела прощаться…

— Мне пора…

— Ещё чуть-чуть, — взмолилась девушка.

— Я теперь всегда буду с тобой, — уверенно напомнила Мелиса. — Просто помни меня, и я буду являться тебе в снах…

Бабушка медленно отстранилась от девушки, и внезапно начала постепенно исчезать, будто её фигуру стирали ластиком.

— Я никогда тебя не забуду, — искренне выкрикнула Рейчел.

— Я не сомневаюсь…

— И скажи спасибо Себастьяну!

— Обещаю, — уверенно ответила Мелиса. — Прощай, Рейчел, прощай моя внучка…

— Прощай, бабушка…


Глава 9 Нет ничего невозможного | Один час | Эпилог