home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VIII. Свиная нога

— Скверное дело, брат Илгизар. Думаю, уже после полудня эмир потребует отчёта, как идут поиски. Коль за эти сутки птичка не угодила в силки, то она очень хорошо затаилась. Или того хуже, упорхнула. А что могу ему сказать я — собака, потерявшая след?

Оставив толстяка повара маленький отряд рысью двинулся обратно к ханскому дворцу. Наиб был огорчён и взволнован. Поэтому и кричал на скаку.

— Вчера я был уверен, что нужно только потянуть за ниточку и она приведёт меня, куда нужно. Теперь я вижу, что кто-то очень старательно запутал след и сунул мне в руки этот пустой крючок специально. И-э-эх! Чуял ведь ещё вчера, что дело здесь нечистое.

Стражникам Злат велел подождать на площади, а сам с Илгизаром быстро шмыгнул во двор.

— Поспешим, мой юный друг, пока на нас не обратились светлые очи эмира или кади. Нам ведь с тобой нужно ещё заняться убитым франком. Тебя ведь для того и оторвали от благочестивого дела переписывания книг, чтобы ты занёс на бумагу показания свидетелей зловещего появления свиной ноги во дворе благочестивого жирного ишака Сулеймана и его сварливой жены. Вот к нему мы сейчас и отправимся. А то он от страха, наверное, меняет уже седьмые штаны.

— Так чего мы сразу туда не поехали?

— Потому, брат Илгизар, что в хижину сказочника и туда, куда мы направляемся, едут разные люди. Что изумлённо вскидываешь брови, как пьяный по ошибке ввалившийся в женскую баню? Там мы ищейки, здесь — сторожевые псы. Вершители ханской воли. Тем более, сначала мы заедем к тому надутому павлину, что приезжал вчера в суд. Чтобы пойти в квартал Сулеймана уже не с пустыми руками. Когда ты ищешь, тебе нужен только острый нюх, зоркий глаз и умение соображать. А вот теперь у нас будет ещё одно сильное оружие — страх. Поэтому, давай умойся и переоденься вот в это.

Наиб указал помощнику на лежащие на лавке коричневый халат и вышитую тюбетейку.

— Пояс шёлковый возьми. Щупловат ты, конечно, против меня, но, ничего, не свалится.

Сам Злат предстал во всей красе. Даже Илгизар немного оробел. Красный шёлковый халат до земли с прорезями вместо рукавов, золочёный пояс. На голове монгольская шапочка с пером цапли. С плеча на грудь свисала ханская пайцза с надписью: «Кто не повинуется — смерть». Довершали наряд кинжал и подвешенный к поясу небольшой золочёный ковшик. Даже стражники, увидев наиба в новом обличье сразу подтянулись в сёдлах.

Прохожие, завидев красных халат сопровождаемый ханскими гвардейцами, жались к стенам. Каждый знал: перо на шапочке — знак высокого ранга, а такие одеяния жалует сам хан своим слугам. Едет власть!

Даже когда подъехали к крепкому дому за воротами, стоявшему совсем недалеко от храма, куда вчера отвозили убитого, наиб не стал спешиваться, а дал сигнал стражнику. Тот без церемоний стал колотить в калитку древком копья. Перепуганный привратник сразу кинулся отворять ворота. Но, и въехав во двор, Злат остался в седле.

— Мне нужен Бонифаций из Матреги! — и, вполголоса Илгизару, — Пусть сам выбегает и провожает нас в дом. А то, если волю дать, опять начнёт хвост пушить.

Вчерашний франк и впрямь не на шутку оробел, увидев стражу и грозного чиновника с пайцзой на груди. Услужливо кланяясь проводил к себе в конторку. Великого хана Узбека поблагодарил за защиту и за заботу о чужестранцах.

Наиб смерил его взглядом, которым обычно удостаивают раздавленного таракана.

— Согласно закону, имущество умершего берётся под охрану для последующей передачи родственников. В комнату умершего никто не входил? Всё его имущество цело?

Такого поворота событий Бонифаций видно не ожидал и явно растерялся.

— Я велел сломать замок в его комнате. Мы хотели найти пропавшие деньги… Но, мы ничего не тронули.

— Список похищенного составлен?

— Пропали только деньги? Вы хотите знать точную сумму?

— Мы хотим знать какие монеты были похищены. В чём они хранились. Понятно, что нас интересуют прежде всего редкие монеты, которые легче искать. Там были какие-нибудь заморские деньги? Золото?

Бонифаций понимающе кивнул.

— У меня есть самый подробный список. Там действительно было немало монет, которые в наших краях встречаются нечасто.

Наиб поправил пайцзу на груди.

— А теперь мы заберём вещи убитого. Как его звали?

— Санчо. Санчо из Монпелье.


Убитый жил в крошечном флигельке из одной комнаты и чуланчика. Собственно там не было совсем никакой мебели. Даже скамеечки. На кирпичной суфе вдоль стены были постелены кошма и валялось одеяло с подушкой. В чуланчике красовался дорожный сундук. Остальным имуществом бедного Санчо была пыль.

Злат покрутил носом в темноте чулана и поднял голову к потолочной балке. Там на старой засаленной верёвке висела свиная нога.

— Это где же вы берёте? — равнодушным голосом поинтересовался наиб.

— Он с собой привёз. Там, откуда он родом, такие окорока часто берут в дорогу.

— Мы это тоже заберём. Вместе с сундуком. Прикажи выделить повозку. Тело когда похоронят?

— Уже на кладбище. Священник рано утром этим занялся.

— Скажи мне, почтенный Бонифаций, когда ты видел этого Санчо в последний раз?

— Позавчера. Я послал его с поручением к меняле.

— К меняле?

— Касриэлю бен Хаиму. Его лавка на базаре у Красной пристани.

— Зачем ты его послал?

— Отнести письмо.

— Что за письмо?

Бонифаций начал нервничать.

— Обычное письмо. Не вдаваясь в детали, это была просьба поискать для меня некоторую сумму денег. Я собираюсь вскоре в Баку.

— А когда ты видел убитого в первый раз?

— Год назад. В Матреге. Когда он поступил на службу дому Гизольфи.

— Ты хорошо его знал?

— Нет. Он приехал из Таны, был до этого служащим дома Барди. У этого дома с нашими хозяевами какие-то дела. Вот его и прислали в Матрегу, а потом в Сарай.

— Чтобы чужеземцу скрыться в Сарае, нужно иметь здесь друзей, знать язык. Кто мог стать его сообщником?

— Ты сам понимаешь, господин, что жить спокойно с этими деньгами здесь он не смог бы. Для этого нужно убраться куда-нибудь подальше. С попутным караваном или кораблём. Кипчакский язык он знал неплохо. Кроме того, он ведь мог иметь могущественных покровителей. Я же говорил, что он служил дому Барди.

— Ты можешь назвать мне каких-нибудь его друзей или знакомых в Сарае?

— Он часто шатался где-то, не любил сидеть на работе и дома.

— Мне непременно бы сообщили о франке, который слишком много шатается. Что-то ты не договариваешь.

— Я думаю вряд ли он показался кому подозрительным. Шатался в основном там, где продают дешёвое вино. И есть сговорчивые женщины.

— Вино и женщины — самый короткий путь к преступлению. Где хранились деньги?

— Вот в этом самом сундуке здесь в конторе.

Сундук производил очень внушительное впечатление. Окованный железом дуб, внутренние замки. Явно сделан специально для хранения денег. Небольшой, но тяжёлый и крепкий. На нём не было никаких следов повреждений.

— У твоего помощника был ключ?

— Нет. Но, он сам привёз этот сундук из Матреги.

— Вместе с ключом?

— Нет. Просто, когда заказывают такие сундуки для перевозки денег, ключи от них дают в разные конторы. В Матреге его закрыли и опечатали. Я здесь открыл. Сломать такой сундук тяжело. Кроме того, замки с секретом. Думаю, он сумел сделать копию ключа ещё в Матреге. Сумма, которую похитили, того стоила. Сами посмотрите по списку.

— Что ты можешь мне ещё сказать об этом Санчо? Кроме того, что он пьяница и бабник?

— Я с ним почти не общался. До этого он служил в Тане, был курьером дома Барди. Возил деньги, письма, передавал поручения. Такие люди обычно не долго сидят на одном месте. Он много поездил по свету и был довольно учёным человеком, знал разные языки. Видимо знал лучшие времена. Вы видели его плащ?

— Да, вещь очень дорогая. Самое лучшее сукно, крашенное индиго и шитьё, как на ризе у архиепископа. И шёлк, и золото, и серебро. Честно скажу, я такого никогда не видел.

— Думаю, он когда-то был моряком. У него я видел однажды астролябию и компас. Эти штуки не нужны никому, кроме тех, кто водит корабли вдали от берегов.

— Значит его прислали сюда, чтобы он привёз сундук с деньгами?

Бонифаций кивнул.

— Кроме того, ему велели оставаться здесь при конторе дома Гизольфи и ждать новых указаний.

— Ну что ж, давай поинтересуемся, что было в сундуке. (Генуэзец почтительно протянул бумагу). Ого! 4 тысячи даньга в мешочках по тысяче, 14 сумов. Ага! Вот и интересное! 846 иперперов, 36 венецианских дукатов, 431 флорин. А вот самое интересное! 825 магрибских динаров. Нечастая штука в наших краях. Кажется мискаль чистого золота в каждом? И всё пропало до последней монетки? Жадноват был твой помощничек. Тут больше двух тысяч золотых монет. Это если в сумы перевести сколько будет?

— Трудно сказать. Если считать по 22 иперпера и 5 флоринов за сум, а динары по 4 за сум, то получается больше трёхсот.

— Так он и серебро утащил. А ведь лишние полпуда. Хотя, золото ещё обменять нужно. В Сарае проще с серебром.

Во двор уже выгнали повозку и под присмотром стражников грузили туда нехитрые пожитки покойного Санчо. Больше делать здесь было нечего.

Когда уже садились на коней, наиб неожиданно спросил:

— Ты как заметил, что деньги пропали? Замок не сломан. В деньгах нужда была?

Вопрос поверг Бонифация в замешательство. Казалось он что-то вспоминает. Наконец вспомнил:

— Показалось, что сдвинут. Стал поправлять и заметил, что сильно полегчал.

— А-а-а, — равнодушно отозвался Злат.

Едва отъехали на проезжую улицу между двух кварталов, наиб проворно соскочил с коня и развязал мешок со свиной ногой. Окорок был съеден уже почти на две трети. Очищенная ножом кость выглядывала наполовину.


VII.  Лицо под фатой | Пустая клетка | IX.  Запутанные следы