home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXXI. Змея кусает свой хвост

Мавр сделал своё дело. Мавр может уйти.

Фридрих Шиллер. Заговор Фиеско в Генуе

Всегда говорят: «Если хочешь что-то найти — поставь себя на место человека, который прятал и представь, как бы ты поступил сам». Хороший совет. Мне самому, нередко, приходилось влазить в чужую шкуру и пытаться просчитать возможные действия. Теперь мне посчастливилось приобрести совершенно уникальный опыт, о котором может только мечтать любой кладоискатель. Я должен был сам зарыть клад.

Именно в этом состоял план, составленный мной и Вильямом Смитом. Пустить соперников по ложному следу. «Пусть они найдут, что ищут и уберутся навсегда подальше от старой усадьбы», — сказал американец. Меня план покорил изяществом, простотой и дороговизной. Я лишь должен был заблаговременно прикопать сундук, предоставленный Вильямом и дать возможность этому самому «Лжедмитрию» его благополучно отыскать. Этот приём часто применяют минёры, закладывая отвлекающий заряд. Непонятным было только упорство, с которым Смит и его хозяева старались удалить конкурентов подальше от дома с привидениями. Значит, знают что-то такое, что оправдывает все траты и усилия.

Приехав в Ульяновск, я, прежде всего, покончил со всеми старыми делами. Сдал ключи от квартиры, где пережил столько драматических моментов и отправил свою синеглазую спутницу в родную Тереньгу. С Леной уехала и моя самшитовая трость.

— Вы ведь приедете? — спросила девушка.

— Обязательно. И мы вместе залезем в наш таинственный дворец.

Автобус скрылся за поворотом, а я двинулся искать фирму, предоставлявшую в аренду транспорт. Мне нужен был простой и надёжный УАЗик. Немного потрёпанный и не привлекающий внимание, с ульяновскими номерами. Именно на нём я и должен был отвезти и спрятать заветный сундук.

Вы никогда не пробовали зарывать клад? Первое, что мне при этом пришло в голову, были любимые слова отца: «Главное отличие теории от практики состоит в том, что в теории всё возможно». Сколько раз приходилось мысленно ставить себя на место того, кто скрывает от глаз людских до лучших времён заветную кубышку. Какое безграничное количество вариантов раскрывалось при этом! Вокруг тысячи укромных уголков, любой метр земли может стать сейфом. Так, во всяком случае, представлялось. На практике, всё оказалось иначе.

Ох, и непростое это дело — прятать клад! Это я понял уже в первый вечер, когда на трассе, в условленном месте водитель-дальнобойщик передал мне прихваченный им по пути небольшой контейнер, внутри которого и скрывался от чужих любопытных глаз тот самый сундук. Парень был рад случайно подвернувшемуся калыму и с удовольствием помог мне перегрузить контейнер в УАЗик. Меня же сразу стали обуревать дурные предчувствия. Контейнер весил почти центнер. Как я буду его ворочать один?

Отъехав в лесополосу, разбил упаковку. Смит постарался на славу! Это был великолепный старинный сундук. Дубовый, окованный железом. Я провёл рукой по крышке. Что там внутри? Об этом узнает только мой «Лжедмитрий». Да и то, если найдёт. Он уже два раза звонил, но я откладывал встречу, ссылаясь на недомогание.

Как странно заканчивалась эта история. Отправившись на поиски клада, я вынужден был прятать его. А сделать это оказалось намного сложнее, чем думалось.

Вроде, чего проще? Вырыл яму, положил, закопал, замаскировал. Попробуйте сами. Сразу убедитесь, что сделать это не так просто. Во-первых, куда девать лишнюю землю, которая неизбежно останется? Придётся её уносить, и уносить подальше, а дело это ужасно долгое и трудоёмкое. Теперь маскировка. Хоть убейся, но следы земляных работ останутся даже после самого тщательного разравнивания и задернения. Даже, если снимать дёрн не кусками, а цельным слоем, что невероятно трудно, всё равно, внимательный глаз легко заметит надрезы в грунте. Плюс элементарные погрузочно-разгрузочные работы. Ворочать шестипудовый сундук в одиночку, конечно, можно, но, сколько он при этом оставляет борозд и следов!

Промыкавшись почти целый день по лесочку на месте старой Вельяминовской усадьбы, я с ужасом понял, что спрятать свой сундук мне не удастся. Чего угодно можно было ожидать только не этого! Подумав немного, я решил заночевать здесь же. Погода чудесная, место, как на картине Шишкина, целая сумка продуктов на заднем сидении. Чего ещё желать стареющему романтику?

Выбрал место за склоном холма, чтобы не попадаться никому на глаза, разложил небольшой костерок. Когда покончил с неторопливым ужином и взялся за солдатскую кружку с обжигающим чаем, на сонную лощину уже опустилась ночь. Хорошо лежать и мечтать под усыпанным июньскими звёздами небом в этом забытом Богом местечке. Жаль, не взял с собой Алексея. Он, наверное, знает, как называется вон та голубая звезда. Я же за всю свою жизнь только и научился находить ковш Большой Медведицы и Полярную звезду, маяк всех, ищущих путь.

Может, вот так же почти сто лет назад мучился управляющий, размышлявший, куда бы, понадёжнее, спрятать барское добро. Хотя, ему было проще. Можно было вырыть яму в любом помещении, а потом просто утрамбовать землю. И никаких мучений с дёрном. Или, скорее всего, использовал уже готовую хозяйственную яму, которую потом закрыл сверху. Но ведь тот самый старик-краевед упорно искал план. Если бы клад был спрятан в помещении, то их следы можно отыскать и так. Оплывшие ямы, следы фундамента — что-то, да осталось.

От волнения я даже поперхнулся чаем. Словно некая невидимая нить потянулась передо мной. Мне даже почудилось, что из темноты, из-за старых деревьев неведомый голос зашептал какие-то слова. Почти физически я ощутил близость разгадки.

Если клад спрятан не в помещении, то вполне подходила какая-нибудь клумба. Зарыл, разровнял место граблями и, дело сделано. Я отошёл в темноту и стал вглядываться в мрак между деревьями. Стало жутко. В старину верили, что у кладов есть сторожа. На всякого приблизившегося к заветному месту, они насылают страх и мороки. Если и дальше вглядываться в серебристую от звёзд тьму, наверное, скоро и увидишь всех этих чёрных петухов и горбатых старичков, с горящими глазами.

Я вернулся к костру и взялся за кружку с чаем. Напиток философов, как никак. Разгадку нужно искать в себе. Перед моим взглядом снова встал старик-краевед. Зачем ему так нужен был план? Какой ориентир, стёртый временем, он хотел найти. Вот, снова, как наяву, вижу, как он рисует на листке бумаги квадратики и негромко поясняет: «Дом, конюшня, напротив конюшни школа, за конюшней баня. Нам нужна баня». Не мог найти баню? В подобном сооружении, обычно, имеется яма для слива воды. Отличное место, чтобы что-то спрятать. Копать ничего не надо и маскировать легко. Мне бы сейчас с моим сундуком такую баньку. Столкнул бы его в яму, накидал глины…

Но, след от бани должен был остаться. Особенно в траве. Яма, место, где стояла печь, всё это зарастает по-разному, внимательный глаз легко выделит в зарослях аномалию. Может, просто сказал о бане для отвода глаз? Хотел лишь получить план, чтобы увидеть тот самый, одному только ему ведомый ориентир, а нас пустить по ложному следу? Вот и бубнил: «Дом, школа, конюшня…» Стоп! Какая, к чёрту, школа!? Откуда здесь, в усадьбе, школа? Нет, не было и не могло быть. Но я отлично помню, что старик называл школу. Оговорился? Или проговорился?

Прежде всего, нужно было успокоиться. Под вечными звёздами сделать это нетрудно. Погасив костёр, я разлёгся, подложив руки под голову, и стал размышлять. Спешить было некуда. Завтра будет утро. Нужно будет съездить в деревню и спросить, где до революции была школа. Тогда можно будет и версии какие-то строить. Сейчас же я неизбежно окажусь во власти фантазий. От этого предостерегал ещё мудрый Оккам. Его ведь тоже звали Вильям.

Найти школу оказалось легко. Как я и предполагал, она стояла рядом с церковью и благополучно дожила до наших дней. Правда, в ней уже не учились, но добротное бревенчатое здание приспособили для других целей. Располагалось оно на высоком берегу речки Крымзы, откуда открывался прекрасный вид на бугор, где некогда стояла усадьба.

Вот тут меня и ожидал сюрприз. Между школой и местом усадьбы, прямо на окраине села, торчал небольшой, но довольно крутобокий холм. Он, довольно чётко закрывал то место, где и располагался весь комплекс барских строений! Прекрасно видно поле справа от бывшей усадьбы, лес слева, а сама она надёжно схоронилась за холмиком. Не зря, значит, старый хрен, проговорился про школу. Она была одним из ориентиров.

Искать в поле смысла не было. Оставался лес. Отметив, в качестве ориентира, заметное дерево, я бросился за руль. Именно оттуда, вглубь леса, теперь лежал мой путь. От основного комплекса усадьбы это место лежало почти в полукилометре и было надёжно укрыто деревьями и кустарником. Здесь тоже встречались следы каких-то зданий, но я на них теперь не обращал внимания. Старик не нашёл второй ориентир и мне предстояло догадаться, что же это было. Потом в просвете за полянкой я увидел пару огромных деревьев.

Теперь у меня не было никаких сомнений, что я нашёл, то, что искал. Под деревьями прятался крошечный пруд. Точнее, пара прудов, соединённых узкой канавкой. За прошедшие годы, всё это заросло, так, что не подойти и лишь маленький ручеёк пробивался сквозь заросли, убегая к подножию холма. Прямо в пруд, прикрывая его собой, упали два громадных дерева, в кустах проглядывали следы какого-то строения. Здесь, наверное, и стояла баня. Не простая, для работников, а роскошная, для гостей-охотников. Сюда и ходила барыня по ковровой дорожке от самого дома.

Лучшего места, чтобы спрятать что-либо и придумать было нельзя. Ни девяносто лет назад, ни сейчас. Управляющий вполне мог воспользоваться ямой для слива воды, мне сгодиться и сам прудик.

Вот почему старик так отчаянно искал план. Он не смог найти пруд. Тот слишком надёжно скрылся в зарослях в стороне от усадьбы, а незадачливый кладоискатель искал его на другой стороне холма. Там, где и находился весь комплекс строений.

Задача, казавшаяся вчера почти неразрешимой, сегодня была решена за полчаса. Загнал свой УАЗик в самые заросли, благо машина к этому привычна, перекинул трос от лебёдки через дерево и через минуту сундук скрылся в заросших зеленью водах пруда. И не нужно ничего маскировать. Тина послушно скрыла все следы. А на полянке, рядом с прудом я разжёг костёр. Обычное дело. Приезжали ребята на природу, жарили шашлыки. От их машины и следы.

Моя ложная мина была заложена по всем канонам. Прямо над основным зарядом. В том, что именно этот двойной прудик и скрывал истинное сокровище усадьбы Перси-Френч, я теперь не сомневался. Если дух-хранитель клада в это время наблюдал за мной, то, наверное, усмехался. Ведь, в отличие от меня, он знал, что произойдёт дальше. И ждал жертвы.


Убийства совершают уже тысячи лет, но до сих пор делают это дилетанты. Андрея убили ударом лопаты. Всё произошло слишком быстро, и я не успел вмешаться. Чёрный следопыт слишком торопился и, когда он выехал из заветного лесочка один, то сразу стало ясно, что произошло непоправимое.

До сих пор всё шло по плану. С «Лжедмитрием» мы встретились в Ульяновске, посидели в ресторане. Выпили, поговорили. Он старательно подливал, я всё сильнее изображал опьянение. Строил планы, горячился. Вовсю делил шкуру неубитого медведя. Собутыльник терпеливо слушал. Про усадьбу в Вельяминовке, про школу, спрятавшуюся за холмом. Про затерянный пруд. Сидевший в углу зала Виктор только усмехался, глядя на мой артистический талант.

Когда рассказывать было уже нечего, а я стал орать на весь ресторан, он вышел, а в зал тут же вошли двое милиционеров. Дальше, как водиться. Меня стали выводить, я ударил стража порядка и был увезён в наручниках. Мой собутыльник, тем временем, скрылся.

Никаких сомнений по поводу того, где он теперь объявится, у нас не было. Уже на следующий день его видавшая виды «Нива», была замечена на дороге, ведущей из Вельяминовки в посёлок Дружба. С ним был Андрей, тот самый друг-подельник из Тереньги.

Виктор перед тем, как приехать в Ульяновск, тщательно проконсультировался у каких-то московских кладоискателей и теперь со знанием дела описывал происходящее:

— В таких случаях используют магнитометр. Хорошая штука — измеряет магнитное поле земли. Просто сканируют определённую площадь, а потом сравнивают показания. В какой точке они уменьшаются, а в какой увеличиваются. Очень надёжный метод. Позволяет обнаруживать металл на большой глубине. Главное, чтобы его было много. Хотя бы килограммов десять.

— Насчёт веса, можешь не беспокоиться, — заверил я, — центнер, не меньше.

Виктор был тёртым калачом и дело своё знал. Теперь он работал в тесном контакте с органами и, в смысле закона, был чист, как январский снег. Всё выглядело, как нельзя лучше. Детективному агентству, в ходе работы стало известно о неких готовящихся противоправных действиях. Оно, дисциплинированно, уведомило о них правоохранительные органы и выразило готовность оказать помощь в их пресечении. Теперь нам и наряду милиции требовалось лишь остановить машину для досмотра, ну а дальше, как говориться, дело техники. Но, выехал из лесочка чёрный следопыт один.

— Мы имеем дело с убийством, — у меня в этом уже не было никаких сомнений.

От романтического настроя не осталось и следа. Милиционер бросился к дороге, останавливая «Ниву», но та лишь прибавила скорость. Кому хочется тормозить, когда в машине у тебя сундук с ценностями на очень кругленькую сумму. А в ближайшем лесочке свежий труп. Но подобный вариант событий уже был предусмотрен. В нескольких километрах на трассе уже ждал другой наряд. Мы же бросились в лес.

Помочь было уже ничем нельзя. Профессиональный грабитель могил, явно заметал следы и постарался жертву изуродовать до неузнаваемости. Лопата для этого самый подходящий инструмент. Тело незадачливого искателя сокровищ он оставил в густом кустарнике, прекрасно понимая, что там его обнаружат очень нескоро. Да, и в этом случае едва ли смогут опознать. Тем более жителя соседней области.

Он всё хорошо продумал этот «Лжедмитрий». Нам здесь больше было нечего делать. Милиционеры переговаривались по рации, начиналась рутинная процедура следственных действий. Виктор только поинтересовался:

— Не ушёл?

Страж порядка самодовольно усмехнулся:

— Куда он денется? Очередь по колёсам, а дальше — дело техники.

У них была своя работа — у нас своя. Теперь нужно было дать знать заказчикам, что клад найден. Наступал мой черёд действовать.

— Вот он! Вот этот тип, который замочил этого парня, — завопил я, едва милиционеры ввели меня в небольшую комнату, где сидел, угрюмо понуривший голову «Лжедмитрий».

Допрашивавший его милиционер, поднял голову от бумаги и спросил:

— А это ещё кто?

— Задержан в лесу, возле автодороги на Дружбу, — бодро отрапортовал мой конвоир, — Шёл от источника. Когда увидел нас — побежал. Возле самого источника мы обнаружили тело убитого мужчины, а также следы от автомобиля и каких-то земляных работ.

— Так-так, — удовлетворённо протянул, тот, что допрашивал, — теперь понятно, почему не останавливаемся для досмотра. Сейчас проверим вашу машинёшку на угон. Кто ещё с вами?

— Да откуда я знаю! — завопил я, — Мы с этим типом собирались клад искать!

— Вот как?

— Выпили…

— Уже лучше…

— Меня и забрали в вытрезвитель в Ульяновске. Позвоните, там подтвердят. Сегодня утром отпустили, я сразу сюда. Думаю, без меня копает. От трассы шёл лесом. А тут милиция. Мне того парня убивать незачем было, а вот у этого типа багажник проверьте!

Старший милиционер оживился:

— Проверяли? — обратился он к подчинённым.

— Нет.

Те уже поняли свою оплошность и бросились на выход

— Понятых обязательно пригласите, — крикнул вслед старший.

— Требую адвоката! — взвизгнул «Лжедмитрий».

— Без этого никак, — удовлетворённо согласился милиционер, — Только где же мы тебе его возьмём посреди леса? Вот приедем в Сызрань, будет тебе и адвокат, и прокурор, и тюрьма трёхэтажная.

С улицы позвали. Пришли понятые.

— Ну, пойдём, посмотрим, — поднялся старший, — А этого, — показал на меня, — пока в той комнате заприте.

Сказано — сделано. Я остался в маленькой комнатке без окон, в то самое время, когда во дворе будут осматривать сокровища усадьбы Перси-Френч. Не настоящие, но всё равно сокровища. До ужаса интересно, что же всё-таки положил Вильям в свой сундук.

Через полчаса в мою комнату привели чёрного следопыта. Мы остались вдвоём. Сейчас я его буду пугать:

— Ну что, гад, мало того, что меня кинул, так ещё и под мокрое дело подвёл?

Но тот был настроен по-деловому:

— Плохи наши дела. Даже адвокату позвонить не дали.

— Ты, Митя, меня в свои дела не путай, у меня железное алиби. Ночевал в милиции, шофёр автобуса меня, наверняка, запомнил, так как вышел я не у населённого пункта, а попросил остановить в лесу. Да и орудия убийства, поди, в твоей тачке нашли. Единственное, что мне могут предъявить, так это телесные повреждения, которые я тебе сейчас нанесу, — с этими словами я угрожающе поднялся.

Но его в данный момент беспокоила явно не сохранность собственной физиономии.

— Слушай, Леонид. Я подтвержу всё, что ты говоришь. Тебя сразу отпустят. Предъявлять тебе нечего. Подержат под подпиской о невыезде и всё. Ты мне помоги. Позвони по одному телефону. Только срочно

— Я лучше помогу тебе попасть на пару недель в тюремную больницу.

— Тебе заплатят. Очень хорошо заплатят. На этот клад уже есть покупатели. Только уведомить их нужно, как можно скорее.

— Накрылся твой клад.

— Ошибаешься. Эти люди всё сделают, чтобы его заполучить. Дадут твоим ментам тысяч по двадцать баксов, те быстренько все протоколы перепишут.

— Убитого тоже оживят?

— Он сам на меня бросился. С топором. Я защищался. Необходимая оборона. Свидетелей-то нет.

— Рассказываешь ты складно. Только верить тебе… Но позвонить можно. Отчего не позвонить? Прямо сейчас.

Я достал из кармана мобильник.

— У тебя телефон не отобрали?

— Меня и не обыскивали.

Чёрный следопыт схватил трубку, как хватает утопающий соломинку. Номер он, видно, помнил наизусть:

— Это Пасюк. То, что искали, нашёл. Сижу в милиции, — Пауза, — Сундук. Старый дубовый. В нём посуда серебряная, хрусталь. Шкатулка какая-то, её ещё не вскрывали. Завёрнута в белую ткань с красным крестом. Меня только что задержали. И я, и сундук в какой-то деревне Сызранского района. Скоро поедем в город, в райотдел.

— Пасюк, это погоняло, что ли такое, — спросил я, когда он вернул трубку. Он не ответил, напряжённо думая о чём-то своём, — Ого, да ты за кордон звонил. За три бакса в минуту.

Больше он мне был не нужен. И не только мне. Через неделю его нашли повесившимся в камере. Его покровители действительно не пожалели денег. Чтобы избавиться от свидетеля.

Принёсший мне эту новость Виктор, сообщил также, что найденный клад был срочно отправлен на экспертизу в Москву:

— Как говорил Остап Бендер, музыка подобрана со вкусом. Серебряный сервиз фирмы Овчинникова, несколько штучных ружей начала XX века, фарфор, хрусталь. Добротный, но вполне рядовой антиквариат. Вот только шкатулочка необычная. Эксперты так и не сошлись в едином мнении, что это. То есть, сама шкатулочка работы XVIII века, а вот в ней — чаша. Кто говорит — византийский потир, кто — более ранняя чаша. На ней надпись по древнегречески: «До скончания века». Говорят, масоны её часто применяли. Серебро, аметисты. В общем, признали большой ценностью. Говорят, или в Эрмитаж сдадут или, вообще, в Гохран.

— А эти ребята из Люксембурга?

— Выходили на нас через уже известную тебе юридическую фирму. Мы им отправили список найденного и заключение экспертов. За хорошую плату, разумеется, — засмеялся он, — кстати, вот тебе твоя доля. Десять тысяч. Ребята платят в евро. История закончилась. Отдохни, да и приходи к нам на работу. Ко мне референтом. Мой шеф буквально жаждет пожать твою мужественную руку. Благодаря тебе, он наслушался много тёплых слов в ФСБ и МВД. Ведь предотвращён вывоз за рубеж значительных ценностей, имеющих культурное значение, раскрыто по горячим следам убийство, и всё это при участии нашего агентства.

Деньги приятно оттянули карман. Но, мне предстояло получить ещё одну плату. Вильям Смит обещал раскрыть мне тайну дома с привидениями.


XXX.  Великое искусство | Неверное сокровище масонов | XXXII. Пиковая дама