home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVII. На Патриарших прудах

Мы простой, мирный народ, приключения не жалуем. От них одно беспокойство и неприятности!

Джон Толкиен. Хоббит

Загадочный Вильям Смит появился на Патриарших прудах ровно в десять часов. Это был импозантный седеющий мужчина лет шестидесяти. На нём был дорогой серый костюм, в руках джентльмен держал, вполне по погоде тёмный зонт-трость. Остановившись в нескольких шагах от меня, Смит неторопливо и с чувством собственного достоинства, достал сотовый телефон и нажал на кнопку. В моём кармане тут же тревожно запела мелодия из фильма о Шерлоке Холмсе. Я шагнул навстречу.


Вчера утром, проснувшись, как обычно, раньше всех и выпив на кухне свежего чая, я немедленно сел за составление плана действий. Передо мной лежала задача с двумя неизвестными. Один — загадочный Вильям Смит, чья визитка попала ко мне столь драматическим образом, второй — вообще не имеющий ни имени, ни сколь определённого образа призрак из тереньгульской усадьбы. Прекрасный набор для составления уравнения.

В такой ситуации самое главное чётко определить свою цель. А чего, собственно, я хочу добиться? Оказывается, что и нужно мне всего ничего: чтобы меня и юную мечтательницу оставили в покое. Здесь реальную опасность представляет именно призрак, вынырнувший из тьмы старинного особняка и, как предполагалось, связанный с некой люксембургской фирмой. Смит называл их «чёрными» и фашистскими недобитками. Он их, явно, не любит. Тем лучше. Значит с благодарностью примет любую информацию об их деятельности.

Обычная, привычная работа с информацией. Банальный торг, поединок умов, когда каждый хочет получить больше, чем отдать. Здесь я снова был в своей стихии. Это вам не приятные размышления у камина.

Мне вспомнился один старшина из моей молодости, которому даже не самое высокое звание прапорщика не давали по причине отсутствия среднего образования. Он с особым усердием любил муштровать солдат, закончивших вузы, повторяя при этом: «Здесь вам не институт, здесь головой думать нужно!». Хотя даже этот афоризм, как мне кажется, он почерпнул на политзанятиях по изучению труда моего тёзки Брежнева «Малая земля».

Прямо на кухонном столе я и набросал письмо к неведомому Вильяму. Оно было кратким, но многообещающим.

«Мне случайно стало известно, что Вы интересуетесь историей симбирских помещиц Перси-Френч. У меня есть данные о работах над этой темой советских и немецких спецслужб в годы войны. Мой телефон…» И подпись: Леонид Малышев.

Был, конечно, риск, что Вильям прибегнет к помощи посредников, хотя, чем он рисковал? Телефонный разговор двух джентльменов. Теперь оставалось отослать письмо по электронной почте.

К стыду моему, во всех этих высоких технологиях я до сих пор не разбирался, а впутывать постороннего человека не хотелось. Можно, конечно, воспользоваться любезностью кого-либо из соседей. Многие притащили с собой на дачи такое благо цивилизации, как Интернет. Но, подумав, я решил, всё-таки, съездить в Москву. Погода, потихоньку, налаживается и нужно поводить немного мою провинциалочку по столице. Она, заодно, и решит все мои проблемы с компьютерной безграмотностью.

Самой Лене мысль о поездке в Москву понравилась невероятно. Она даже подпрыгнула от восторга:

— Вы меня в Кремль сводите?

Дядя Боря, со свойственным ему прагматизмом, пробрюзжал:

— Обязательно купи ей какую-нибудь ветровку, а то в одном платьице холодновато.

Замечание, действительно, было дельным. После нашего приезда погода немного испортилась, и стало весьма прохладно.

Ехать решили немедленно, следующая электричка была только во второй половине дня. Времени на прогулки по Москве оставалось совсем немного, но для посещения интернет-кафе и покупки ветровки вполне достаточно. Тем более, что Алексей снабдил меня адресом некого центра доступа во всемирную паутину возле самого вокзала.

Однако, поездка так и не состоялась. Дождь усилился, и тащиться к остановке не хотелось. Лена, взглянув на текст письма, посоветовала:

— Можно его с сотового послать. Как SMS-ку.

Мне оставалось только почтительно протянуть ей мой навигатор. Обязательно нужно будет, в обозримом будущем, купить компьютер и хоть немного встать вровень со временем. Ведь могущество современных технологий я ощутил уже через несколько минут. Ровно через столько зазвонил мой телефон.

Голос в трубке был доброжелательным:

— Алло, это Леонид?

— Вас заинтересовало моё предложение?

— Ещё бы! — собеседник не пытался скрывать своего интереса. Да и зачем? Чтобы сэкономить сотню-другую долларов на торге? У него, явно, были другие цели. Получить информацию. Как можно больше. Даже больше, чем у меня есть. Для этого партнёра нужно заинтересовать, дав понять, что он согласен платить очень щедро. — Когда мы сможем встретиться?

Он даже не спросил, кто я и откуда узнал его адрес. Боится спугнуть?

— Завтра, в 10 утра, на Патриарших прудах, — даже сам не знаю, откуда у меня вырвались эти пруды. Готов поклясться, что, буквально за минуту до этого в голове крутился какой-то ресторан.

Но это произвело неожиданное впечатление на собеседника. Он долго молчал и потом произнёс, совершенно изменившимся голосом:

— Вы, похоже, романтик. Как я Вас узнаю?

— Позвоните по этому телефону, и я приветливо махну рукой. Только и делов.

Игра началась. Невидимый собеседник отключился, а я пошел в кабинет перекладывать листки с отчётом неведомого чекиста в прозрачный файлик. Странная судьба у этих бумаг. За последнее время их продавали уже в четвёртый раз. И вот начинается новый виток этой истории.

Мы обменялись рукопожатием.

Я протянул ему визитку:

— Это мне дал один общий знакомый, оказавшийся на поверку банальным уголовником. Его звали Юрий Дмитриевич.

— Почему звали? — улыбка Вильяма стала натянутой. Он, явно, не хотел вляпаться в какую-нибудь историю.

— Скорее всего, теперь его уже зовут как-то иначе. Судя по тому, что меры принятые правоохранительными органами по его задержанию не дали результатов.

— Вы из ФСБ?

— Во избежание недоразумений, сразу расставлю все точки над «Ё». Я, Леонид Малышев, отставной капитан внутренних войск, ныне нигде не работающий. А с Вашим подопечным я познакомился совершенно случайно, когда стал интересоваться усадьбой Преси-Френч и её хозяйкой. Этого невинного занятия оказалось достаточно, чтобы на меня дважды напали вооружённые люди, а мою знакомую похитили и угрожали убийством. Но, если бы я считал Вас причастным ко всему этому, то мы бы сейчас не разговаривали. Думаю, что Вы тоже не ожидали подобного развития событий. Я, действительно, хочу передать Вам некоторые материалы, но не бесплатно.

— Разумеется, — Вильям облегчённо улыбнулся.

Я вытащил из кармана свёрнутые бумаги и протянул ему. Он не шевельнулся:

— Что это?

— Воспоминания некого чекиста о работе в годы войны. Там есть сведения о бывшей усадьбе госпожи Перси-Френч и интересе немцев к ней.

— Сколько Вы хотите?

— Это подарок.

Вильям вдруг рассмеялся. Радостно и белозубо:

— Вы читали роман «Золотой телёнок»?

— Хотите сказать, там Остап Бендер тоже пытался вернуть Корейко десять тысяч, чтобы потом выудить миллион? Ситуация похожая. Но времена изменились. Я хочу получить гораздо больше.

— Если у Вас есть, то, что я ищу — получите.

— Я не буду выпытывать у Вас, что Вы ищете. Сразу скажу — у меня этого нет.

— Тогда за что же Вы хотите получить свой миллион? — Вильям опять улыбался.

В этот момент над Москвой выглянуло солнце. Мы молча смотрели на сверкающие после дождя листья и молчали. Потом Вильям медленно, но очень значительно, отделяя каждое слово, сказал:

— Вы не спрашиваете, что я ищу, но, в то же время, точно знаете, что этого у Вас нет?

Я снова протянул ему бумаги. Он, не глядя, взял их и, аккуратно сложив, сунул в карман:

— Благодарю. Чем же я всё-таки могу быть полезен?

— Мне нужна информация. Некая люксембургская фирма так же, как и Вы, что-то ищет в старой усадьбе Перси-Френч. Мне хотелось бы знать, кто это. Юрий Дмитриевич говорил, что Вы упоминали о неких фашистских недобитках.

— Послушайте, Леонид. Мне так же нужна информация. За неё я готов платить. Хорошо платить, — Он выдержал паузу и значительно добавил, — очень хорошо платить. В том числе и за информацию о людях, которые что-то ищут в усадьбе Перси-Френч.

— Я ищу клад в усадьбе Перси-Френч. За информацию обо мне тоже заплатите?

— Разумеется.

— А если я ищу не то, что Вам нужно?

— Откуда Вы знаете, что мне нужно?

— Хорошо. Если я ищу не то, что искал сэр Персиваль-Френч?

Вильям внимательно, даже как-то пронзительно посмотрел на меня:

— Могу лишь повторить: я заплачу за любые сведения о людях, которые ищут что-либо на месте бывшей усадьбы Перси-Френч.

— Тогда речь пойдёт, как минимум, о трёх усадьбах. Одна, на которой ищу я, вторая, на которой ищут, неизвестные мне, ребята, и третья, интерес к которой проявляете Вы.

— Как говорят брокеры: «Беру всё!». Давайте, начнём именно с моей усадьбы.

— Мы ещё не договорились о цене.

— Называйте!

— Я уже сказал. Что за ребята из Люксембурга?

— Под это определение может подойти несколько сот тысяч человек. Вы не могли бы конкретизировать свой вопрос?

— Кто те самые конкуренты, о которых Вы говорили Юрию Дмитриевичу?

— Те люди, которых я имел в виду, живут в Южной Америке. Их сложно назвать каким-нибудь одним словом или причислить к какой-либо организации. Условно их можно обозначить, как «Чёрный интернационал». Неофашисты или, как Вы метко выразились, фашистские недобитки.

— Они имеют какую-то связь с третьим рейхом?

— Самую прямую. Их учителями и наставниками были бывшие эсэсовцы, бежавшие от возмездия.

— Они ищут то же, что и Вы?

— Да.

— Или Вы ищите то же, что и они?

— Вас что больше интересует? Мы, они или то, что мы все ищем? — он явно начинал раздражаться.

Есть хороший приём выведать что-либо. Нужно говорить о чём-то так, будто тебе всё давно и хорошо известно. Если ты угадываешь — собеседник молчит, если ошибаешься — поправляет.

— Меня больше интересует, почему вы все ищите Грааль именно здесь?

— Ответ на этот вопрос знают те самые ребята из Южной Америки. Я, как Вы верно предположили, иду за ними следом.

— Самый верный способ проиграть.

— Наша работа с Юрием Дмитриевичем самое яркое тому подтверждение. Может теперь, когда мы встретились с Вами, наши дела пойдут лучше?

Вильям вдруг шагнул ко мне и крепко взял за руку:

— Помогите нам разобраться с этими ребятами.

— Предлагаете союз? Но, прежде всего, я должен знать с кем имею дело.

Теперь Смит не улыбался. Голос его звучал жёстко:

— Послушайте, Леонид! Я шёл на эту встречу с намерением приобрести интересующую меня информацию. Она никоим образом не имеет отношения ни к каким государственным секретам или национальной безопасности. Как Вы уже, наверное, заметили, я человек предельно законопослушный и даже на йоту не хочу нарушать законы Российской Федерации. Более того, я готов всецело сотрудничать с правоохранительными органами, если в этом есть необходимость. Вы не доверяете мне и подозреваете в причастности к какому-то криминалу?

— Я Вас просто не знаю. Согласитесь, это довольно весомый аргумент при заключении союза.

— Но зачем Вы обратились ко мне?

— Больше не к кому. У меня есть основания опасаться за жизнь одной моей знакомой. Она легкомысленно занималась историей усадьбы, о которой Вы прочтете в бумагах, переданных мной. А я уже убедился, как опасны эти древние тайны.

— Тайны не опасны — опасны люди.

— Особенно те, про которых ничего не знаешь.

— Но что-то Вы о них всё-таки знаете. Поделитесь со мной, и я попробую что-нибудь добавить к Вашему рассказу. Чем Вы рискуете?

Предложение было вполне разумным и вполне меня устраивало. Я рассказал про то, как обнаружил за собой слежку, как узнал о людях, интересовавшихся наследниками Зольдберга и о встрече в старинном дворце.

Смит не смог скрыть своего волнения. Он, даже, возбуждённо прошёлся взад-вперёд:

— Вот почему я никак не наткнусь на их след!

— Вы шли по следу сэра Персиваля за призраком масонского храма. А он сам, оказывается, положил глаз, на этот дом с привидениями в глухом селе.

— Именно! Раз он женился на Киндяковой, мы думали, что его заинтересовала какая-то тайна этого рода. А о матери невесты даже не подумали!

— Опять вся проблема в тёще, — посочувствовал я.

Смит несколько мгновений удивлённо смотрел на меня, потом расхохотался:

— Вы, Леонид, скептик и циник. Таким людям хронически противопоказано разговаривать с незнакомыми иностранцами на Патриарших прудах.

— Моему предшественнику Мише Берлиозу отрезали голову.

— Почему всё-таки Патриаршие пруды? На восторженного поклонника «Мастера и Маргариты» Вы не похожи.

— С той самой поры, как я связался с кладоискательством, меня не покидает навязчивое ощущение ирреальности всего происходящего. Словно таинственный рок висит надо мной, снова и снова заставляя идти по дороге, которую избрал не я. А ведь поначалу просто хотел побегать с недельку с металлоискателем по заброшенной усадьбе, вдали от мирской суеты.

— Это место тоже связано с госпожой Перси-Френч?

— Больше того. У меня есть все основания считать, что именно туда было отправлено в революцию содержимое тереньгульского дворца.

Смит поднял брови:

— Интересный поворот событий. Именно этот куш Вы приберегли для себя? Имейте в виду, если что я — первый покупатель!

— Даже, если там не окажется Грааля?

— Среди моих знакомых найдётся много желающих владеть антикварными вещицами со столь романтической историей. Но, давайте, вернёмся к нашим делам. У Вас есть какие-то мысли по поводу дальнейших действий. Я имею в виду совместные действия. Ведь мы союзники?

— Но, после того, что я рассказал, мне хотелось бы что-то получить взамен. Почему Вы ищите этот Ваш Грааль именно здесь?

— Боюсь, Вы знаете обо всей этой истории больше меня. Я лишь иду по следу этих ребят, которые Вас так беспокоят, и точно так же питаюсь версиями. Даже то, что они ищут именно Грааль — это лишь предположения. Они ищут некие реликвии — это точно. А легенду о волшебной чаше вполне могли приплести, чтобы произвести впечатление на спонсоров. Ведь на поиск каких-то архивов или регалий выделят одну сумму, а на поиск самого священного Грааля — совсем другую. Особенно в свете всего этого ажиотажа, творящегося в последнее время вокруг этой темы. Но, в любом случае, то что они ищут имеет очень большую ценность. Это серьёзные ребята. За ними стоит и большая политика, и большие деньги.

— А за Вами?

Смит усмехнулся:

— За мной тоже. Сам я человек небогатый, но я сейчас могу позвонить по телефону и, уже через несколько минут, в ближайшем банке Вам отдадут всю наличность, имеющуюся в кассе на данный момент.

— Откуда Вы так хорошо знаете русский язык?

— Моя мать из России. Отец американец, почти всю жизнь я прожил в Южной Америке. Так что у меня три родных языка. Но, если позволите, я вернусь всё-таки к сокровищам Перси-Френч, коль они всех нас так интересуют. Насколько мне известно, эта история тянется с 20-х годов. Именно тогда поиск Грааля, Шамбалы и тому подобных чудес был чрезвычайно популярен. Тогда и появились сведения, что некие реликвии принадлежали сэру Перси-Френч. Подробности мне неизвестны, я не историк, скорее Ваш бывший коллега. Но я запрошу дополнительные сведения и обязательно Вам их предоставлю.

— Вы назвали себя моим коллегой?

— Вчера я созвонился с одним своим знакомым, он много знает о России, и спросил его, не попадался ли ему когда-нибудь джентльмен по имени Леонид Малышев. Знаете, что он мне ответил? Человек с таким именем в 80-х годах работал в Таджикистане и Афганистане с такими специфичными людьми, как исмаилиты. Было дело?

— Я действительно служил в Бадахшане по обе стороны границы. Там было много всяких оригиналов. Сейчас я безобидный пенсионер.

— А я сотрудник благотворительного фонда. Причём, в отличие от Вас, никогда не состоял ни в одной спецслужбе.

— И в отличие от Вашего товарища.

— Приятно иметь дело с умным человеком. Итак, есть ли у Вас план?


XXVI.  Рыцарь Грааля | Неверное сокровище масонов | XXVIII. Политэкономия тайны