home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVI. Рыцарь Грааля

Да, это были приятные люди, весёлые…

Только где они теперь, вот вопрос!

Роберт Стивенсон. Остров сокровищ

— Если Вы позволите, то хозяином сегодняшнего вечера буду я, — объявил Алексей. — На улице дождь и тишина, в доме полумрак, самое время доверится старому магу.

Никто не возражал. Хотелось сказок. Я даже не стал встревать с уточнениями, что наш маг вряд ли тянет на звание старого: в лучшем случае — немного подержанный. Бывают случаи, когда юмор неуместен. Тем более, что сам бывший библиотекарь был настроен крайне серьёзно. Он даже собственноручно приготовил горячий напиток для нашей беседы и разлил его по чашкам.

— Это какао, — пояснил хозяин вечера, — Если чай — напиток философов, а кофе — прагматиков, то именно древний шоколад может с полным правом претендовать на звание напитка магов. Древние ацтеки так и использовали его, в ритуальных целях. Да и европейцы дали ему название «теоброма» — в переводе с латыни «пища богов». Он оказывает совершенно уникальное воздействие на человеческий организм и будит скрытые способности.

Вот, оказывается, почему в армии дают шоколад для снятия стресса. Никогда бы не подумал, что при этом используются древние практики ацтекских жрецов. Век живи — век учись! С другой стороны, пить сырым дождливым вечером горячий ароматный напиток — одно удовольствие.

Дорогокупец, между тем, продолжал:

— Мы долго пытались раскрыть эту тайну с помощью логики. Эта строгая и ясная наука хороша в криминалистике и научной аудитории, и я подумал, что нужно, наконец, привлечь и такую малоизученную сферу человеческой мысли, как интуиция. Дать волю фантазии, настроению.

— Это совсем не идёт вразрез с наукой, — вставил несгибаемый философ, — такой метод мышления называется эвристическим.

Ещё немного и он превратит наш магический вечер в очередной симпозиум. За чашкой шоколада. Пришлось вмешаться:

— Наверное, у Алексея были серьёзные основания, чтобы призвать на помощь интуицию. Неспроста же он умчался затемно в Москву.

Библиотекарь согласно кивнул. Судя по его уверенному виду, ему было, что сказать.

— Мне пришла в голову мысль, что мы все упорно идём одной и той же дорогой, руководствуясь одним и тем же маяком. Масонским храмом. Поэтому и заходим в один и тот же тупик. Так поступали мы, так поступал Смит. А что, если поискать другую дорогу?

Мы затаили дыхание. Крепкий шоколад действительно настраивал на таинственный лад.

— Вы можете смеяться надо мной, но я решил пойти не по пути фактов. Я решил поискать разгадку в том самом мире магов, волшебников, привидений и легенд, к которому, как ни крути, принадлежат и клады. Или вы, по-прежнему, считаете, что спрятанные сокровища, всего лишь заначка в тайнике?

Уж кто-кто, а я этого не стану утверждать, точно.

— Ну и что тебе рассказали привидения? — в голосе дяди всё-таки угадывался лёгкий сарказм.

Алексей не повёл бровью:

— Привидения многое могут рассказать. Главное — уметь спрашивать. Я спросил себя, а нет ли в истории семейства Киндяковых каких-нибудь мистических историй? Привидений, скелетов в шкафу. Что вы думаете? Был до революции такой журнал «Ребус», как раз очень интересовался подобной тематикой. Так вот, на его страницах я и обнаружил эту статью.

С этими словами маг торжественно выложил на стол какую-то ксерокопию и обвёл нас торжествующим взглядом:

— Не буду включать свет, вполне хватит свечи.

Мы, затаив дыхание, ждали, пока он достанет свечку, затеплит слабенький огонёк и склонится к его мерцающему свету. Сумрак в углах кухни сгустился, и огромная тень библиотекаря зловеще подрагивала на стене и потолке.

«Самым лучшим гульбищем в летнее время служит для жителей Симбирска так называемая Киндяковская роща, находящаяся в трех верстах от города, по Саратовскому тракту. В этой роще в самой глуши деревьев красуется и доныне, хотя и крайне попорченная непогодами и годами, каменная массивная беседка в виде довольно большого (вроде языческого) храма с колоннами и с каменными урнами на четырех столбах вокруг круглого купола.

С этою беседкою соединено у старожилов города много легендарных рассказов, и многие кладоискатели, полагая, что под беседкою сокрыт клад, нередко подрывались под фундамент или портили каменный пол. Но вот истинный рассказ, слышанный от старого владельца села Киндяковки, умершего в шестидесятых годах столетним стариком, Льва Васильевича Киндякова. Вышеупомянутая беседка, по его словам, сооружена еще в середине прошлого, XVIII, столетия над прахом одной родственницы семейства Киндяковых, лютеранского вероисповедания, и сам Киндяков, служивший при императоре Павле Петровиче, не помнит времени этой постройки. Вот что случилось с ним самим в 1835 году. Однажды собрались в доме у Киндякова в селе Киндяковке в летнее время гости и играли в карты.

Часу в первом пополуночи вошел в комнату лакей и доложил Льву Васильевичу, что какая-то старая дама вошла из сада через террасу в лакейскую и неотступно требует о себе доложить, имея важное дело. Киндяков встал из-за стола, вышел в прихожую и действительно увидел высокого роста бледную старушку, одетую в старомодный костюм. На вопрос о том, что ей угодно в такое позднее время и кто она, старушка ответила:

— Я — Эмилия, родственница твоя, схороненная в саду под беседкой. Сегодня в одиннадцать часов двое грабителей сняли с меня золотой крест и золотое обручальное кольцо и потревожили прах мой.

С этими словами старушка быстро пошла в отворенные двери террасы и скрылась в саду. Киндяков, сроду ничего не боявшийся, счел все это явление за продукт расстроенного картежною игрою воображения, велел подать себе умыться холодной воды и, как ни в чем не бывало, возвратился к гостям метать банк. Но каково же было его удивление, когда на другой день, в десять часов утра, явились к нему караульщики сада и доложили, что пол в беседке выломан и какой-то скелет выброшен из полусгнившего гроба на землю.

Тут поневоле пришлось уже верить, и Киндяков, предварительно удостоверясь, что и лакей в прошлую ночь видел то же видение и слышал ясно (от слова до слова) все произнесенное привидением, немедленно обратился к бывшему в то время в Симбирске полицмейстеру, полковнику Орловскому. Тот энергически принялся за розыски, и действительно обнаружено было, что два симбирских мещанина ограбили труп и заложили золотые крест и кольцо в одном из кабаков; главною же целью их было отыскание клада.

Этот же рассказ слышал лично от Киндякова симбирский помещик Сергей Николаевич Нейков, доктор Евланов и многие другие.

Из числа подобных фактов факт этот замечателен тем, что привидение не только явилось, но и отчетливо говорило, что редко встречается, и что, наконец, посмертный призрак явился отнюдь не ранее, как лет через сто после

смерти. К этому мы можем присовокупить, что Киндяков был старик, в высшей степени правдивый и не верящий ни во что сверхъестественное, и пользовался до самой смерти прекрасным здоровьем».

Воцарилась тишина. Все ждали продолжения, и только старый философ напряжённо о чем-то думал.

— Вы слышали когда-нибудь эту историю? — спросил он Лену.

Та ответила с быстротой и чёткостью отличницы-зубрилы:

— Нет, конечно. Хотя Лев Киндяков мне известен. Он умер в 1855 году, как уверяет энциклопедия, в столетнем возрасте. Это, скорее всего, ошибка, но Лев Васильевич, действительно, прожил довольно долго и родился ещё во времена Екатерины II. В 1790 году он участвовал в войне со Швецией, потом осаждал Дербент во время Персидского похода и вышел в отставку в 1803 году в чине майора артиллерии.

— Нашей госпоже Перси-Френч он приходился, если не ошибаюсь, прадедушкой?

— Алексей, если ты заставишь моего дядю поверить в привидения, то я поставлю тебе целый ящик коньяку. — В моём голосе почти совсем не было иронии. Только грустная констатация факта. Но я недооценил матёрого материалиста, всю жизнь служившего, самым, что ни на есть, вымышленным идеям.

— Говорящий призрак — просто страшная сказка, вполне пригодная для рассказывания на ночь. Меня заинтересовало другое. Так сказать, пейзаж за окном. Статья написана в начале XX века, самый расцвет интереса ко всевозможному мистицизму, тайным обществам. Именно тогда в России возрождалось масонство, снова учреждались ложи, издавались книги об истории этого явления. Почему автор статьи ни разу не назвал беседку масонским храмом? Даже никак не намекнул на её связь с масонами? Ведь это очень понравилось бы читателям этого весьма специфического журнала. Более того, здесь вполне определённо говориться, что эта беседка, некий мавзолей, воздвигнутый над прахом некой родственницы Киндяковых, да ещё лютеранского вероисповедания.

— Это наводит тебя на какую-то мысль?

— Вспомни, на что ссылается автор статьи в Ульяновской энциклопедии. На книжку, изданную в 1927 году. Отгремела революция, все, кто мог что-либо рассказать о старых развалинах, попрятался по углам и разлетелся по белу свету. Писать историю стало намного проще. При этом автор явно использовал описание здания, взятое из дореволюционных газет. Там довольно осторожно намекалось, что символика прежних изображений на беседке широко использовалась масонами. Вот, ничтоже сумняся, и окрестили эту беседку масонским храмом. И, пошла гулять легенда.

— Ты так сильно веришь журналу «Ребус»?

— То, что он пишет, вполне согласуется с другой дореволюционной статьёй, описывающей киндяковскую беседку. Всё указывает на то, что масонским храмом его объявили уже краеведы 20-х годов.

— Тебе не жалко свою мечту?

— С ней ничего не случилось. Наоборот, тайна стала ещё более захватывающей. Ведь масонская символика никуда не делась. Откуда она взялась на безвестной усыпальнице какой-то женщины «лютеранского вероисповедания»? Кто построил этот мавзолей? Когда? Здесь может оказаться скрытой тайна ещё почище масонского храма. Но, мы совсем забыли хозяина вечера. Как я понял, он ещё что-то спросил у привидений?

— Я посчитал, что с духов и так достаточно и обратился к миру легенд. На эту мысль меня натолкнуло упоминание об Индиане Джонсе. Что он искал? Грааль. А мне давно не давала покоя фамилия Перси-Френч. Фамилия явно двойная. При этом Френчи довольно широко известны. Один из них даже был командующим британскими войсками в Европе во время Первой мировой войны и дал своё имя военному кителю с карманами. Тому самому «френчу».

— Это был дядя Екатерины Максимилиановны, — отозвалась Лена.

— Не удивительно, что вокруг неё кружились иностранные разведки. С такими связями, — вставил своё слово я.

— Но нас интересует вторая фамилия — Перси. Не знаю, где и как её приобрёл папа нашей принцессы, но она имеет вполне определённое значения. Это сокращённый вариант имени Персиваль. Да-да, тот самый Персиваль, герой средневековых легенд и романтических опер. Рыцарь — искатель Грааля!

Алексей дунул на свечу, и комната погрузилась во тьму. Запахло палёным фитилём.

— Я специально проверил по генеалогическим справочникам. Фамилия Перси существует в нескольких вариантах. Кроме наших Перси-Френч, были ещё и Перси-Инглиш.

— То есть, Персивали французские и Персивали английские, — проявил я свои лингвистические таланты.

— Самое интересное, — кивнул на мои слова Дорогокупец, — Существует и как бы две версии легенды о Граале. Одну можно условно назвать английской, другую французской.

Всё это нужно было переварить. Мы молча сидели в полумраке, мечтательно отхлёбывая какао. Было ощущение, что вокруг оживает сказка. Древние легенды, таинственные сказания средневековья словно явились из глубины веков в этот затерянный домик в тихом дачном посёлке и притаились за скрипучей дверью. Сейчас она раствориться и…

Хотелось закрыть глаза и мечтать.

— Что из себя представлял этот сэр Перси-Френч? — один дядя Боря никак не хотел поддаваться романтическому очарованию средневековых сказок. Его послушная поклонница немедленно удовлетворила интерес:

— Роберт Максимилиан Перси-Френч принадлежал к роду, известному ещё с XVI века. Владел замком Монивей в графстве Галуэй. Служил на дипломатическом поприще. Бельгия, Испания, Швейцария, Россия. Был рыцарем Мальтийского ордена.

— Вот как? Очень интересно. А ты не помнишь, когда он вступил в сию почтенную организацию?

— В 1875 году. Вскоре, после выхода в отставку.

— Следовательно, он был одним из первых мальтийских рыцарей Британии. Этот орден был запрещён там ещё в 1574 году, и только королева Виктория снова разрешила его деятельность в туманном Альбионе. Как раз, в том самом 1875 году. Пикантность ситуации придаёт то, что стать рыцарем можно было только после десяти лет подготовки. Всё говорит о том, что сэр Перси-Френч поддерживал тесные связи с орденом и раньше. Он ведь был католиком?

— Нет. У его дочери, были потом проблемы с вероисповеданием. Ирландия стала независимой и двоюродная сестра Екатерины Максимилиановны, приняв католичество, попыталась завладеть родовым замком.

— Скажите, Леночка, — голос преподавателя научного коммунизма стал вкрадчивым, — Екатерина Максимилиановна жертвовала деньги на Красный Крест?

Вопрос казался странным, но старый лис ничего не спрашивал зря.

— Она всячески опекала симбирский Красный Крест, даже сама окончила курсы медсестёр. В годы войны организовывала санитарные поезда и ездила с ними к театру военных действий. У себя в имении открыла госпитали.

— То есть, основная часть её благотворительной деятельности концентрировалась именно в медицине?

— Есть ещё один момент, — девушка замялась, — не знаю, имеет ли это значение. В годы гражданской войны, после освобождения из тюрьмы Екатерина Максимилиановна долго жила в датской миссии Красного Креста.

— Всё имеет значение в этом лучшем из миров. Второе название мальтийских рыцарей — госпитальеры и одним из главных их занятий всегда была медицина. Да и эмблема у них соответствующая — красный крест. Значит, дочка чтила заветы отца и поддерживала связь с его друзьями. Давайте теперь повнимательнее взглянем на нашего Персиваля. Ирландец, аристократ, и дипломат женится на русской дворянке православного вероисповедания Софье Киндяковой. Брак оказался неудачным, супруги вскоре разъехались, но разводиться не стали. Дипломат даже перевёлся в Россию, чтобы спасти семью. Несчастная любовь? Не устоял перед чарами русской красавицы, а потом, как истинный джентльмен исполнял свой долг до конца? Вполне может быть. Но может быть и трезвый расчёт. Перси-Френч был не беден. Какую корысть тогда он мог преследовать? Когда дочь разлучили с отцом, с ней поехала преданная английская гувернантка, которая не отходила от неё до самой своей смерти. Если мы допускаем мысль, что славный рыцарь Перси-Френч хотел добраться до некой тайны рода Киндяковых, то нам даже ничего придумывать не нужно.

— Ты снова, дядя, пытаешься превратить наш магический вечер в научный диспут. Давай дадим слово нашему магу. У тебя ведь ещё что-то есть, Алексей?

— Только теперь уже я уведу вас в мир сказок. Мне пришла в голову мысль обратиться к народному фольклору. Что о масонах говорили люди простые и неискушенные? К моему удивлению вольных каменщиков обратили внимание только в Симбирской губернии. В известном сборнике Садовникова, вышедшем в XIX веке есть несколько сказок о фармазонах. Там фигурирует и масонская церковь, и масонские деньги, которые могут в один миг обратиться в прах, и подписанные кровью договоры. Полный чернокнижный набор. Меня во всём этом удивило проникновение масонской темы в народный фольклор. Ведь эти общества были элитарными.

— Вопрос сложный. Им никто специально не занимался. Но существует версия о связях масонства с таким сектантским движением, как хлыстовство. Именно в Симбирской губернии в конце XIX века хлысты очень сильно распространились. Никто так и не дал вразумительного ответа почему. Россия — страна тайн.

— Давайте, всё-таки вернёмся к нашему Персивалю. Вы предполагаете, что он был потомственным искателем Грааля и почему-то решил, что тот храниться у Киндяковых. Так я вас понял? — во мне снова проснулся сыскарь. — Но, как он мог к ним попасть?

— В Россию тянуться многие нити средневековых тайн. Во многом это связано с тем самым Мальтийским орденом. Император Павел I был ведь одно время его гроссмейстером, здесь нашли приют многие рыцари. Вполне могли попасть в Россию и какие-то реликвии. Не обязательно мифический Грааль. Это могли быть вполне реальные драгоценности, или секретные документы. Бумага — специфичный продукт. Порой она весит намного больше золота. Судя по всему, концы этой истории всё-таки уходят в XVIII век.

— Мне вспомнилась ещё одна странная история в роду Киндяковых. — вдруг оживилась Лена, — после своей смерти Эмилия Киндякова, бабушка Екатерины Максимилиановны, вдруг завещала часть своего имения некому Демидову-Лопухину. Он был потомком знаменитых горнозаводчиков, а по материнской линии принадлежал к роду Лопухиных. Его предок был при Павле I вторым человеком в Мальтийском ордене, после гроссмейстера.

— Чрезвычайно интересно, — пробурчал дядя, — Но я предлагаю прервать наш разговор. Пусть этот вечер так и останется магическим. Разойдёмся по своим постелям и ляжем спать. В полном соответствии с принципами эвристического мышления. Пусть наши головы сами всё разложат по своим местам. Ведь и свою периодическую таблицу великий Менделеев увидел во сне.

Но уснуть мне долго не удавалось. Загадочный «теоброма какао», настраивавший ещё ацтекских жрецов на общение с их кровожадными богами, слишком сильно возбуждал. Прибавьте к этому романические версии нашего мага, больше похожие на какие-то старинные средневековые сказки, ровный шум дождя в темноте за окном. Всё смешалось и будило мечты.

Я лежал на своём жёстком матрасе и думал. Не зря действие какао считают загадочным и пробуждающим скрытые силы, прячущиеся в самых сокровенных уголках нашей души. Меня, вдруг, охватило чувство собственной неполноценности.

Алексей смог взглянуть на ситуацию под другим углом зрения и сразу получил совершенно неожиданные результаты. С одной стороны, все эти призраки, Граали и другие мистические бредни казались просто сказочными домыслами, но, даже таким закоренелым прагматикам, как я с моим дядюшкой, совершенно ясно, что так просто отмахнуться от всего этого не удастся. Эти потусторонние нити органически вплетутся в тот клубок версий, фактов и домыслов, который всё туже и туже затягивается вокруг всех этих исчезнувших сокровищ, заброшенных замков и таинственных теней.

Один я бреду по этой дороге, словно некий зачарованный странник, покорный чужой воле. Другие строят версии, обдумывают факты, следят за мной, в конце концов, а я лишь плыву от события к событию, как утлый челн, предоставленный воле течения. Это недостойно человека, отдавшего полжизни розыску! Дорогокупец не побоялся применить свои знания и навыки и немедленно добился результатов, а ведь у меня тоже есть немалый опыт и умения. Просто я всю жизнь работал с людьми. Живые люди из плоти и крови, со своими страстями, привычками и слабостями были моими соперниками, а не мёртвые тайны, похороненные в тиши архивов и потайных сейфов.

Сейчас, если разобраться, то же самое. За всеми этими тайнами и интригами стоят самые, что ни на есть, обычные люди, кем бы они не прикидывались. Так, может, и не мудрить слишком, а подойти ко всему этому с привычными старому профессионалу методами? С этой решимостью я и уснул.


XXV.  Тень за спиной | Неверное сокровище масонов | XXVII. На Патриарших прудах