home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXI. Пенье сирен сладкозвучных

Любимец богов, можно сказать, а что из него вышло? Ничего!

Антон Чехов. Шведская спичка.

Мне было жаль расставаться со своим профессорским имиджем. Хоть и проходил я в таком виде чуть больше месяца, а уже привык и к неторопливой хромающей походке, немного тягучей манере говорить и, даже, к периодическому протиранию платочком стёкол очков. Во всём этом была какая-то неуловимая прелесть. Прожив всю жизнь в мире, где думать и действовать нужно было быстро, решительно и энергично, я ненадолго окунулся в атмосферу неторопливых размышлений и отвлечённого умствования. Как будто побывал в отпуске в чьей-то чужой судьбе.

Я смотрел на своё отражение и грустно улыбался. В руке уже ждала своего часа прекрасная бритва из золингеновской стали, и пожилой джентльмен в зеркале был немного печален. Я подмигнул ему: «Прощай, приятель мне будет тебя не хватать», — и решительно стал намыливать щёки.

Теперь нужно выпить крепкого чая и обдумать всё произошедшее. Слежки за собой я в последнее время не замечал. Возможно, она стала более изощрённой, с применением каких-нибудь специальных технических средств. Но, что заставило преследователей перейти к откровенной уголовщине? Шеф моей юридической фирмы уверял, что солидное детективное агентство не пойдёт на это. Действительно, они вели себя до сих пор очень тактично. И вдруг — похищение, угроза оружием.

Слишком сильным оказалось искушение большими деньгами? Но, почему так резко поменялись методы? Очень смахивает на жест отчаяния. Наверное, я действительно полез куда-то не туда. Пока они думали, что меня интересует управляющий Зольдберг — за мной просто следили, а, стоило только начать интересоваться масонским храмом, сразу решили положить конец моим похождениям.

Душистый чай вернул спокойствие и благостное состояние духа. Что они хотят? Всего лишь, чтобы я держался подальше от этого храма? Да, ради Бога! Отчёт для любителя истории тайных обществ в духе исторического материализма уже готов, даже сделано несколько фотографий какого-то странного грота на месте этого загадочного сооружения. Нужно, просто дать понять этим ребятам, что в их дела я влип по недоразумению и впредь мешать никому не собираюсь. Думаю, их такой вариант вполне устроит. Кому охота влипнуть в нехорошую историю с уголовщиной и прочими прелестями? Во всяком случае, Виктор, с которым мы так мило беседовали на даче, произвёл на меня впечатление человека вполне законопослушного и адекватного. Номер его сотового остался в записной книжке.

Из предосторожности, я решил воспользоваться трубкой, доставшейся в качестве трофея после схватки в парке. Пусть Виктор понервничает, когда увидит, что ситуация явно складывается не так, как он планировал. Будет сговорчивей. Он сразу поймёт, что его подручный вряд ли любезно одолжил мне свой телефон для звонка другу.

— Здравствуйте, Виктор! Вас беспокоит Леонид Малышев. Помните такого?

Он словно ждал моего звонка:

— Конечно! Как Ваши дела? Решили воспользоваться моим предложением?

— Увы, работодатель Вы, как оказалось, никудышный. Вашим учредителям, скорее всего, теперь потребуется новая лицензия, а Вам самому очень хороший адвокат. Лично от себя могу дать несколько ценных советов на тему: «Как выжить в российской тюрьме», Вы ведь помните, я служил во внутренних войсках?

— Я Вас не понимаю, — даже через трубку было слышно, как он испугался, — Что случилось?

— Вы, конечно, не в курсе. Спешу развеять Ваше неведение. Как говориться, кто владеет информацией, тот владеет миром. Ваши идиоты лежат с разбитыми головами и ждут, когда на них обрушится карающий меч российского правосудия. Вы обратили внимание с чьего телефона я звоню?

Виктор сорвался. Он буквально завизжал в трубку:

— Вы можете говорить толком!? Что случилось!? Какие идиоты!? Какая трубка!?

— Решил идти в полный отказ? Я не я, и лошадь не моя? Думал, имею дело с умным человеком. Хотел договориться…

— Я действительно ничего не понимаю! Ради Бога, Леонид, что случилось!?

— Вы не пробовали себя в театре? Роли невинных девушек у Вас хорошо бы получились. Значит, это не вы следили за мной всё это время, не вы подсовывали мне эту крашеную шмару, которая не знает меры в горячительных напитках, и, разумеется, не вы похитили с моей флэш-карты конфидециальную информацию?

— Нет смысла скрывать, тем более, что Вы и сами всё знаете. — Он явно начал успокаиваться. По крайней мере, взял себя в руки. — Мы старались Вас ничем не стеснять, предложили приличные деньги, сотрудничество…

— А потом прислали вооружённых бандитов?

— Прежде всего, давайте разберёмся с этим. Как я понял, Вам угрожает опасность. Сообщите мне, где Вы находитесь, и я через пять минут пришлю к Вам наряд милиции. Коль Вы не доверяете мне, то люди в погонах, думаю, развеют, сомнения в моей законопослушности. Говорите адрес.

— Мне в данный момент ничего не угрожает, а Вашим ребятам нужна скорее бригада травматологов. Я находился в состоянии необходимой обороны, и мне угрожали огнестрельным оружием.

— Послушайте, Леонид. Я понимаю, Вы мне не верите. Но, раз Вы позвонили, значит, всё-таки, хотите услышать моё мнение по этому поводу? Говорю Вам совершенно определённо: мы не следим за Вами с того самого дня, как получили флэш-карту. Мы детективное агентство. Нас наняли для того, чтобы мы узнали, чем занимается сотрудник некой юридической фирмы, то есть Вы. Мы отслеживали в течение нескольких дней Ваши перемещения, съездили с Вами в Самару, скопировали привезённые Вами документы. Сразу после этого с нами расплатились и больше ничего не просили.

— Заплатили-то хоть хорошо?

— Очень. Теперь, откровенность за откровенность — что случилось?

— На меня напали три вооружённых молодых человека и попытались силой посадить в машину марки Фольксваген.

— Номер запомнили?

— Это излишне. Я ведь не сотрудник ГИБДД. Взял на память о нашей встрече сотовый телефон, по которому сейчас и звоню.

— Так вот почему Вы так настойчиво намекаете мне на это обстоятельство. Послушайте, Леонид. Я искренне хочу Вам помочь. Скажите, где это произошло, и я немедленно сообщу в милицию, что совершено нападение на нашего сотрудника.

— А теперь, Вы меня послушайте. Я прекрасно понимаю, что Вы действуете в интересах своих клиентов. Передайте им, что я не собирался и не собираюсь совать нос в их дела. В эту историю я влип по чистому недоразумению, и все эти масонские храмы меня совершенно не интересуют.

— Масонские храмы? Если Вы хотите, я свяжусь с теми, кто нанимал нас следить за Вами и передам им Ваши слова, но, боюсь, что они примут меня за идиота. В лучшем случае.

— А что это за клиент? Если не секрет.

— Какие секреты между своими людьми. Обычная юридическая фирма с прекрасной репутацией. Вам нужно название?

— Приберегите эту информацию для суда.

— Прекрасно Вас понимаю. Вы имеете все основания думать, что произошедшее нападение, как-то связано с нами. Любой, уважающий себя, следователь обязательно проверил бы эту версию. В любом случае, на нашу компанию падает тень. Вы согласитесь ответить на пару вопросов?

— Попробую.

— Вы замечали за собой слежку после того, как отдали мне ноутбук в Москве?

— Это было не так уж трудно.

— За Вами следили сразу после того, как мы расстались?

— Не могу сказать точно…

— Когда Вы заметили слежку?

— В мой следующий приезд в Москву. 24 мая. Ещё вопросы?

— Есть, конечно, но не буду Вас утомлять. Могу только сказать, что мы к этому времени Вашим делом не занимались.

Вряд ли был смысл продолжать разговор. Виктор уже выбрал линию поведения и будет на ней настаивать. Нажав на кнопку «Отбой», я налил себе ещё чашечку чая. Пусть подумает, посоветуется с начальством. Доказать их причастность к нападению вряд ли удастся, но в любом случае солидное детективное агентство постарается избежать огласки всего этого. Следовательно, я представляю для них опасность. Они обязательно попытаются со мной связаться.

Так и вышло. Виктор позвонил уже через полчаса.

— Соскучились?

— Просто просмотрел ещё раз Ваше дело. Ничего особенного. Собственно и следили мы не за Вами, а за сотрудником юридической фирмы, конкурента нашего заказчика. Они подозревали, что Вы занимаетесь поиском наследников некого Отто Зольдберга.

— Для этого меня и нанимали.

— При чём здесь, какие-то масонские храмы? Кстати, телефон, по которому Вы сейчас говорите, был выдан сотруднику одного частного охранного предприятия в городе Ульяновске. Я только что говорил с его директором и потребовал объяснений по поводу нападения на нашего сотрудника. Он обещал в течение часа предоставить исчерпывающую информацию.

— Тронут. Кстати, какой оклад у этого Вашего сотрудника?

— Моё предложение по-прежнему в силе. Мы охотно возьмём Вас на работу, — голос Виктора явно повеселел.

— Поговорим об этом в более спокойной обстановке. Когда всё закончится. А то ещё примите меня за шантажиста.

— Леонид, так может Вы всё-таки посвятите меня в происходящее? Что Вы делаете в Ульяновске и при чём здесь масонские храмы?

— Храм. Здесь, в Ульяновске, некогда был масонский храм. Расставшись с Вами, мы с приятелем, тем самым, который продал Вам мою флэш-карту, решили немного отдохнуть. Не скрою, на Ваши деньги. Поехали в Ульяновск, а, так как мы оба интересуемся историей, посидели немного в здешней библиотеке, в поисках чего-нибудь, связанного с симбирским масонством. Друг уехал домой, а на меня сегодня напали. Самое интересное — мы действительно ничего не делали, только приятно проводили время. Чего Ваши друзья так обеспокоились?

— В Ульяновске за вами следили?

— Честно говоря, не заметил.

— Ну что ж. Подождём, что скажет директор охранного предприятия. Я обязательно Вам позвоню и передам его слова.

— Буду признателен.

Похоже, Виктор старается найти выход из создавшегося положения. Парень способный. Найдёт.

Я же пока решил заняться делом более приятным, а именно, сходить в парикмахерскую. Нужно было расстаться с последним элементом моего прежнего имиджа. Там состригут, нанесённую московским визажистом, седину, сделав мне коротенькую спортивную «канадку», потом я обольюсь банальным «Тройным» одеколоном и даже запах пожилого профессора-интеллигента растает в прошлом. Теперь даже самый наблюдательный человек не узнает в подтянутом крепком мужчине в джинсах и ковбойке сутулого хромого очкарика. Древнее воинское искусство так и называлось: «Искусство быть невидимым». Не нужно прятаться, нужно стать незаметным и неузнаваемым.

Теперь можно было, не торопясь, подумать. Дорогокупец торчал здесь пять дней — ничего странного не заметил. Я проводил его на поезд, встретился с местным краеведом, сходил в библиотеку, в музей, потом… Потом я встретил Лену. Ну, конечно! Именно она назначила мне встречу в том самом парке, где на меня напали.

От этой догадки у меня бешено заколотилось сердце. Вот она сладкоголосая прекрасная сирена, заманивающая путника на погибель! Но, зачем? Кто стоял за ней, ведь не сама же девятнадцатилетняя девушка привела этих звероподобных ребят? Краевед говорил, что её преподаватель, с которым я должен был встретиться, очень интересовался госпожой Перси-Френч. Очень сильно интересовался, подчеркнул он.

Тогда всё сходилось. Узнав, что некто составил ему конкуренцию (интересно в чём?) этот учёный муж, превратно понявший некогда доктрину о борьбе противоположностей, как основной движущей силе прогресса, решил разобраться с чужаком. Ничего лучшего не придумав, чем позвать на помощь бандитов. Кому мы доверяем учить нашу молодёжь?

Кто же следил за мной в Москве, после посещения магазина «Мир приключений» и перед отъездом?

В это самое время зазвонил телефон. Трофейный. Это был Виктор.

— У меня невесёлые новости. Шеф того самого охранного предприятия, принёс нам самые искренние извинения и сказал, что его ребята просто обознались. Предложил солидную денежную компенсацию. Я навёл справки, у этой фирмы самая скверная репутация. Бандиты чистой воды, работающие под крышей охранного предприятия. Вам лучше скорее убраться оттуда подобру-поздорову. Если им от Вас что-то нужно, они не остановятся ни перед чем.

— Большую компенсацию они предложили?

— Двадцать тысяч евро.

— Не кажется, что многовато?

— Вы на что-то намекаете?

— Виктор, у Вас не было ощущения, что фирма, которая недавно интересовалась мной, чересчур щедра?

— Думаете, за всем этим стоят одни и те же люди?

— Почему нет? Для чистой работы наняли солидных детективов, для грязной — бандитов.

— Леонид, послушайте доброго совета. Ступайте в милицию, а я немедленно позвоню туда и попрошу, чтобы они проводили Вас до Москвы. Один раз Вам повезло, не нужно надеяться, что так будет всегда.

— Спасибо. Теперь я почти поверил, что Вы здесь не при чём. Но об одной услуге я Вас всё-таки попрошу. Сможете узнать, кто следил за мной в Москве, после того, как Вы оставили меня в покое?

— Постараюсь. Вы всё-таки решили остаться в Ульяновске?

— Нет. Постараюсь убраться подальше отсюда своими силами.

Он засмеялся:

— Если Вы вдруг по какому-то странному стечению обстоятельств останетесь в живых, то буду рад видеть Вас в нашей фирме.

— Я позвоню. На этот номер больше не выходите. Телефон сейчас отправиться на дно Волги.

Своё обещание я исполнил немедленно. Следом за щегольским аппаратом отправилась и книжечка с документами.

Меня больше ничего не держало в этом прекрасном волжском городе. Нужно сдать ключи от квартиры и потихоньку отправляться автобусом в Сызрань. Новый облик делал меня невидимым для преследователей, но я решил подстраховаться. Ведь при покупке железнодорожного билета нужно предъявлять паспорт, а мои имя и фамилия бандитам известны.

Пусть они остаются здесь со своими масонскими и шпионскими тайнами. Я больше не буду совать нос в их дела. Меня ждёт моя сонная лощина с заброшенной усадьбой, а потом зайду всё-таки к этому пижонистому Виктору насчёт работы. Чего ещё желать от жизни одинокому военному пенсионеру?

Телефон зазвонил, когда я уже заканчивал свой последний ульяновский ужин. На панели, лежащей на, покрытом старой клеёнкой столе, возле недоеденной тушёнки высветился номер Лены Гавриловой. Прекрасная сирена не хотела отпускать одинокого путника. Она снова звала его к неведомому берегу.


XX.  Западня | Неверное сокровище масонов | XXII.  На лезвии бритвы