home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XII. Тень Шамбалы

Идёт ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги свои.

Книга Екклесиаста

Дачная жизнь расхолаживает. Стоило мне лишь переступить порог старого уютного дома, укрывшегося под сенью лип, как я сразу окунулся в атмосферу размеренного времяпровождения, не отягощённого заботами и делами большого мира. Здесь люди отдыхали. От былой зимней угрюмости дачного посёлка не осталось и следа. Во всех домах кипела жизнь. Кто-то ездил прямо отсюда на работу, кто-то приезжал на выходные, а многие, так и переселились сюда на всё лето. Смех, прогулки, беспечные развлечения.

Дядя торчал целыми днями в компании любителей шахмат. Там, коротая время за древней игрой, любители изощрённых комбинаций вели нескончаемые и высокоумные разговоры о политике, литературе и женщинах. Вечером наступало повсеместное время чаепитий. Это был своего рода ритуал. Душистый напиток с многочисленными сладостями тоже располагал к беседе. Только собирались, теперь за столом уже представители всех поколений, с преобладанием прекрасной половины, так что разговоры о политике были там не в моде. Это было золотое время для Алексея.

Весь день бывший библиотекарь занимался любимым делом, копаясь в дядиных книгах, а вечером, повязав шею фиолетовым шёлковым платком, отправлялся пудрить мозги скучающим дачникам. Возвращались эти два скучающих интеллигента всегда поздно, но неизменно в прекрасном расположении духа. Подобная атмосфера счастья захватила и меня.

Даже события последних дней стали казаться, какими-то далёкими. Я никак не мог заставить себя чем-нибудь заняться. Сидел и думал в сладкой полудрёме в дальнем уголке сада. В голубом небе лениво плыли белые облака, листья чуть пошевеливались от тёплого весеннего ветерка, шепча, какие-то давно позабытые сказки.

А приехал я переполненный жаждой деятельности. Мои компаньоны ничего не знали о событиях последних трёх дней и поездке в Самару, а мне не хотелось разрушать царившую здесь безмятежность рассказами о непонятных шпионских играх свалившихся вдруг на мою голову.

Едва перекусив с дороги, я отправился в отцовскую библиотеку. Там за книжной полкой срывался потайной сейф. Дядя Боря к наличию в доме этого тайника относился с некоторой иронией: «Твой дед вообще любил всё таинственное», но именно туда спрятал часть бумаг моего отца.

Свой секретный архив отец содержал в идеальном порядке. В отдельной тетради был весь список лиц, упоминание о которых можно было найти в его записках, с номерами папок и листов. Как я и ожидал, здесь нашлась краткая биография Вальтера Николаи. Начало разведывательной карьеры будущего короля шпионов приходиться на 1904 год, когда молодого старшего лейтенанта назначили в русский отдел генерального штаба. В том же году в далёкой Симбирской губернии у британской подданной Перси-Френч, имеющей знакомых по всей аристократической Европе, появился молодой управляющий Отто Зольдберг. Снова совпадение? Уже которое по счёту. Прежде чем убрать папки обратно в темноту тайника, я пробежал глазами по колонке имён в списке. Он чуть не выпал у меня из рук! На пожелтевшей бумаге ровным бесстрастным почерком была выведена до боли знакомая фамилия. Перси-Френч!

Рядом стояла пометка: папка «Рерих». Через несколько мгновений, я уже трясущимися руками развязывал тесёмки. Отец всегда интересовался великим художником. У нас дома были его книги, альбомы с репродукциями. Это было не удивительно. До того, как переехать в Москву генерал Малышев долго служил на Дальнем Востоке, знал китайский, монгольский и тибетский языки, даже, по-моему, санскрит, вдоволь побродил с картографическими партиями в тех же краях, где и Рерих. Но зачем было держать папку с таким названием в потайном архиве? И какое отношение ко всему этому могла иметь моя эльфийская принцесса.

Старый генерал был чёток и краток. «Перси-Френч Екатерина Максимилиановна (Кэтлин Эмилия Александра), ирландская дворянка, британская подданная, после революции проживала в Харбине. Богата, владела недвижимостью в Лондоне и Ирландии. Имела обширные связи в дипломатических и аристократических кругах. Имела прекрасные отношения с японскими оккупационными властями, обычно относившихся к русским эмигрантам пренебрежительно, а к британским подданным настороженно. По непроверенным данным контактировала с японскими тайными обществами, в том числе „Зелёного дракона“. В Харбине её навещал троюродный брат Конрад ОБрайен, сотрудник британской секретной службы (друг писателя Джона Флеминга, прототип знаменитого Джеймса Бонда). Встречалась с Рерихом, по некоторым сведениям поддерживала с ним отношения, интересовалась его исследованиями, он даже в своей маньчжурской экспедиции ездил на её бывшем автомобиле марки „Додж“. В те времена в Китае хороший автомобиль было достать не просто. В тот же период времени Рерих активно контактировал с Быстровым.» Последняя фамилия подчёркнута. Больше ничего. Оставалось только выяснить, что же это за загадочный Быстров, попавший в досье Екатерины Максимилиановны. Листочек с данными о нём лежал тут же.

«Быстров Александр Ефимович, генеральный консул в городе Урумчи, резидент ОГПУ. В 1926 году встречался с Рерихом, упомянут в его книге „Алтай — Гималаи“. В начале 30-х уже находясь в СССР, внезапно бросил блестящую карьеру и изъявил желание поучаствовать в движении „двадцатипятитысячников“ по организации колхозов. Местом деятельности избрал село Малая Борла в Средневолжском крае. Примечательно: это село находиться рядом с именьями госпожи Перси-Френч, которыми она владела до революции. Потом был простым рабочим. Ныне на пенсии. Живёт в Москве».

Когда книжная полка скрыла потайной сейф, я раскрыл атлас. Деревня Малая Борла лежала всего в двух десятках километров от Тереньги и таинственного дома с привидениями. Ещё немного и я окончательно запутаюсь. Для полного счастья только не хватало японских тайных обществ и высокопоставленных дипломатических работников, меняющие светские рауты на глухой колхоз в Ульяновской области.

Какое отношение мог иметь искатель сказочной страны, а заодно агент многих спецслужб, как утверждал мой отец, Рерих, к моей ирландской баронессе? Подарила свой автомобиль… Ох, не спроста всё это, не спроста.


В доме было тихо. Дядя Боря где-то в соседях предавался стратегии шахматных сражений, Алексей в другой комнате, рассматривал книги, делая пометки в небольшой блокнот. Сам его вид излучал блаженство. Он был в своей стихии. Кругом друзья, знакомые, а, может, и любимые. Интересно, а что он знает о короле шпионов?

— Алексей, сколько может стоить книга Вальтера Николаи с автографом автора?

Библиотекарь ответил так же буднично, словно его спросили о ценах на редиску возле перрона.

— Всё зависит от издания. Николаи написал две книги. Одна из них «Тайные силы», переведена на многие языки и издана довольно приличными тиражами. Её довольно нетрудно достать у европейских букинистов, думаю, за сотню-другую франков. Что касается автографа, то это товар штучный, зависит от кошелька коллекционера. Здесь возможны очень большие колебания. Какой-нибудь фанат истории разведки может за такой раритет выложить и тысяч десять. Вторая книга Николаи, точнее, первая, более редкая. Она вышла в 1920 году, тираж не был напечатан полностью, так что найти её намного тяжелее. Соответственно, дороже.

Маг поразил меня. Он даже не задумался ни на секунду. Может, он уже сталкивался с королём шпионов?

— Такое ощущение, что ты хорошо знаком с творениями Вальтера Николаи?

— Выдающихся людей, чьи мемуары пользуются спросом, не так уж много. Когда долго работаешь с книгой, быстро набираешься необходимых знаний.

— А почему цена во франках?

— Так проще. Чтобы не загружать голову лишней информацией о курсах валют, которые к тому же постоянно меняются, цены считают в швейцарских франках. Ты, что, решил приобрести мемуары великого разведчика?

— Можешь посодействовать?

— Никаких проблем. В век Интернета, можно отправить заявку европейским букинистам и уже через пару недель будешь обладателем своего сокровища. Даже платить можно через Интернет.

Меня заинтересовала информация о двух разных книгах Николаи. Интересно, какая из них была у отца?

— Ты немецкий знаешь?

— Учил.

— У отца была книга с автографом Вальтера Николаи. Пойдём, взглянем.

Второй раз повторять не пришлось. При одном упоминании о книжной редкости Алексея подбросило со стула. Мы прошли в библиотеку и полезли в шкаф с книгами на иностранных языках. Здесь был настоящий рай для лингвиста. Дед знал едва не все европейские языки, да ещё латынь в придачу, отец добавил на полки тома с иероглифами, что-то привёз дядя Боря из своих заморских странствий. Только один из членов нашей семьи так и не поставил сюда ни одной книги на арабском и персидском языках, которые изучил за годы жизни в Средней Азии. Это был я. При мысли о том, что именно на мне обрывается прекрасная традиция, стало грустно.

В поиске книг Дорогокупец мог дать сто очков вперёд любому сыщику. Я ещё шарил глазами по полкам, а он уже воскликнул:

— Вот они, — и влез на стул.

— Почему они? — мне казалось, что книга одна.

— Тут они обе, — отозвался с высоты стула библиотекарь, — И первая, и вторая. Которая из них с автографом?

День сюрпризов продолжался. Автографы стояли на обеих книгах. Та самая надпись «Офицеру доблестной армии» красовалась на томике «Тайных сил». Подпись, дата, июнь 1945 года. Вторую книгу я видел впервые. Та же подпись и поставленная с немецкой пунктуальностью дата. Июнь 1941 года. Откуда она у отца?

— Что здесь написано?

— «Загадочному незнакомцу, в память о „случайной“ встрече.» Странная надпись. Какого такого незнакомца встретил старый разведчик в самом начале Великой отечественной войны?

— Не трудно догадаться, что человек был Николаи неизвестен, а встречу попытался представить, как случайную. Не зря слово «случайной» взято в кавычки. Да и обращение «Загадочный незнакомец» выглядит очень иронично. Скорее всего, старый лис дал понять, что прекрасно понимает, что любитель автографов совсем не тот за кого себя выдаёт.

— Тем не менее, к этому человеку он отнёсся с явной симпатией.

А где был отец в июне 1941-го? Он всегда говорил, что до конца 1944-го служил на Дальнем Востоке, и лишь в самом конце войны его перевели на фронт. Мне это всегда казалось немного странным. Человека, всю жизнь прослужившего на Дальнем Востоке и прекрасно знающего регион, вдруг, в самом конце войны переводят в другое место, да ещё для того, чтобы через полгода вернуть обратно, воевать с Японией?

Алексей благоговейно листал книжки.

— Думаю, это не последняя находка в вашей библиотеке. Твой отец и дед знали толк в книгах. Если ты сомневаешься в идентичности автографов, я могу послать фотокопии на экспертизу.

Я не сомневался. Мало того, я совершенно был уверен, что загадочным незнакомцем, «случайно», встретившимся в июне 1941 года с Вальтером Николаи был мой отец. Он всегда говорил, что самый хороший разведчик, это тот, про кого никто ничего не знает. Может, он это сказал про себя?

Не в силах больше переносить весь обрушившийся на меня груз тайн, я поправил, очки с простыми стёклами, взял трость и похромал в гости к соседям. Их я не видел уже почти тридцать лет, но мне были рады. Именно сейчас я безжалостно ощутил, как прошло время. Милые женщины стали не менее милыми старушками, маленькие девочки превратились в толстых тётенек, а мальчишки, с которыми я целое лето ловил язя в здешней речке, превратились в лысых пузатых мужиков. На этом фоне я, даже с моим старческим имиджем, смотрелся очень неплохо. Домой вернулся только заполночь.

Утро снова погрузило меня в сладостную дачную жизнь. Я думал. О жизни, о Рерихе, о далёкой стране могущества и счастья Шамбале, которую он искал. В высокой траве сонно гудели пчёлы. Нужно будет повнимательней покопаться ещё в отцовской папке. Но не хотелось. Всего два месяца назад, здесь же на даче, я решил отправиться на поиски клада, спрятанного в заброшенной усадьбе. Как далеко унесло меня в сторону от первоначальной цели!

Откуда вообще взялись эти богатые идиоты!? Как всё было хорошо! Копался понемногу в старинных бумагах, бродил по остаткам старой усадьбы. Теперь бы запастись недорогим металлоискателем и в Вельяминовку. За всё это время, пока я мотался взад-вперёд, обшарил бы уже все кусты. Может, плюнуть на всё, да и заняться этим приятным делом? Ребят, как я понял, интересует Тереньга и её управляющий. Там действительно, судя по всему, исчезли очень солидные ценности, чья стоимость может исчисляться числами со многими нулями.

Эти ребята со дня на день должны объявиться. На эту мысль навёл меня дядя Боря, рассказавший вечером, что к соседям заявлялась сегодня какая-то женщина, интересовавшаяся нельзя ли здесь снять дачу. Вежливая такая. Выспросила, кто где живёт. А я ведь даже не знаю, что написано в той самой флэш-карте, которую я, на всякий случай, держу всегда при себе. Ну и чёрт с ней!

Хватит с меня этих тайн! Постараюсь лишний раз объяснить, что меня совершенно не интересует этот управляющий, отнесу отчёт в фирму, отдохну и пойду покупать металлоискатель. Сбережения заканчивались, а с ними заканчивалась и карьера джентльмена удачи. Пару недель поищу клад в живописной долине и снова займусь поисками работы.


XI.  Король шпионов | Неверное сокровище масонов | XIII.  Адский коктейль