home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Как далась Любови Александровне первая супружеская измена? Первая — потому, что потом обязательно возникает вторая, третья…Только смерть может остановить, вошедшую во вкус, женщину.

Любовь Александровна, конечно, очень переживала. Особенно в первое время. Хотя на женщине никак не заметен след греха, даже сиюминутной, свежести, Любови Александровне её падение представлялось совершенно очевидным для окружающих. Да что там — окружающие! Сама себя извела уколами и придирками Любовь Александровна. Однако, и в другой раз собралась и, проскользнув через горячую ванну, полную духов и нежных заморских ароматов, устремилась опять навстречу новому половому свиданию.

А что же муж? Он методически пил. И призывал к себе в минуты просветления свою законную супругу для исполнения ею законных супружеских обязанностей. Проспавшись, снова уходил в запой. Многие мужики бывшего СССР вели такую циклическую жизнь. И стонали и бились от всемогущей надчеловеческой страсти в объятиях чужих мужчин преданные им, преданные ими, отданные в обмен на лукавую ухмылку зелёного змия, когда–то любимые ими, жёны.

Христофор Петрович словно бы чувствовал невозможность полноты слагающихся отношений. Хотя органная музыка многократных совместных кульминаций крепла и всё большую власть забирала над ними. Когда раскрывались небеса, и два схлестнувшихся тела в беспамятстве в них проваливались. Когда возвращение в бытие происходило вначале через ощущение счастья…

Не вдруг, но исподволь, Христофору Петровичу стала кругом представляться фигура того самого зловредного супруга Любови Александровны, из–за которого, собственно, так мстительно, так сладко и внезапно и сочеталась с ним прекрасная тонкая женщина. Ведь — каждый раз возвращала она домой своё трепетное тело и, если на тот момент супруг не был пьян…В общем, воображение Христофора Петровича рисовало ему на сей случай эпизоды самые фантазийные и болезненные. Можно было бы как–то ещё потерпеть и за приоритеты побороться, но — вот незадача — из своей Тимбукту с минуты на минуту, с месяца на месяц, могла возвратиться супруга самого Христофора Петровича. А, будучи в некоторых ревностных претензиях к Любови Александровне, сам Христофор Петрович никак не хотел колыхнуть своего домашнего равновесия. С приездом жены, Христофор Петрович собирался без колебаний и без зазрений совести связь свою прекратить. И, в общем–то, просто и пошло бросить возлюбленную им женщину.

Слов нет, на фоне восторженных отношений и органной музыки, выглядело это как–то чересчур по Марксу — Ленину: бытие, мол, определяет сознание. Из красивой истории взблуднувший ум Христофора Петровича начал искать красивого выхода.

Выход нашёлся на конце Ленинского проспекта. Да, всё гениальное просто. На конце Ленинского проспекта, где прихотливо в уздечку свиваются провода оконечной троллейбусной линии, там, не доходя, направо, располагалась служба «Доверие». Служба «Доверие» могла всё. Снять сглаз? — пожалуйста. Заглянуть в будущее? — пожалуйста. Приворожить навеки — пара пустяков. Импотенция лечилась в три сеанса. Потенция — в шесть секунд. Ударом резинового молоточка. Звоните 53–48–39 — и вам помогут.

Христофор Петрович позвонил. Алкоголизм? Анонимно? У вас фотография есть? Нашёл Христофор Петрович фотографию. Ну и красавец. Ну и морда! И где она такого себе нашла?..

В общем, пришлось отдать 4,5 «акта» и одну дохлую «пиранью», которую жена присылала, как сувенир.

Муж Любови Александровны пить бросил. После многих лет редкопробудных запоев, освободившись от липкого, вязкого тумана в молодых ещё и свежих мозгах, вдруг увидел он подле себя красивую женщину. И узнал он жену свою. И познал с восторгом и радостью.

А ответила она ему так, как отвечает женщина единственно любимому человеку, которого ждала много лет. И дождалась. Когда почти не оставалось надежды…


предыдущая глава | На снегу розовый свет... | cледующая глава