home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БАЗИЛЬ. Я.

АМБРОУЗ (Питеру Джеку). Повторяй за мной: Я, Питер, беру тебя, Марину…

ПИТЕР ДЖЕК. Я, Питер, беру тебя, Марину…

АМБРОУЗ…в жены перед Богом.

ПИТЕР ДЖЕК…в жены перед Богом.

АМБРОУЗ. Буду жить с тобой в нужде и довольствии…

ПИТЕР ДЖЕК…в нужде и довольствии…

АМБРОУЗ…в болезни и во здравии.

ПИТЕР ДЖЕК…в болезни и во здравии.

АМБРОУЗ. Буду любить тебя и лелеять…

ПИТЕР ДЖЕК…любить и лелеять…

АМБРОУЗ…покуда не разлучит нас смерть.

ПИТЕР ДЖЕК…покуда не разлучит нас смерть.

Входит МАКСИМ с ружьем в руках. За ним слуги вносят тело Мики.

МАКСИМ (обезумев от горя). Он умер. Мики умер. Убежал вслед за Патрисом. Прямо в метель, в бурю, в снег. И замерз. Мики умер.

БАЗИЛЬ. Это… это ужасно… но мы разберемся позже. Пожалуйста. Тут свадьба.

МАКСИМ. Ах да. Вы женитесь на моей матери.

БАЗИЛЬ. Твоя мать выходит замуж за Питера Джека. Отнесись к таинству брака с уважением. Я понимаю… с Мики… ужасно… Но мы потом все выясним, позже. Простите, святой отец. Продолжайте. Я думаю, нет причин прерывать.

МАКСИМ. Уже и смерть не причина? Подумаешь, мальчишка-поваренок, мошка-букашка.

К Ориане.

Вы называли его своим маленьким пажом. Вот он – он умер! А вы и слезы не прольете?

БАЗИЛЬ. Это трагическая нелепость, несчастный случай…

МАКСИМ. Нет, это итог! Неизбежный итог! Никому в доме он не был нужен, никто его не любил, кроме цыгана, да и тот…

МАРИНА. Патрис ушел?

МАКСИМ. Да. Ушел в самую метель. И я желаю ему тоже замерзнуть – как бродячему псу. И о нем ты, мама, не позабыла спросить? Двух мужей мало – третий понадобился?

АМБРОУЗ. Иди, сын мой. Поговорим позже.

МАКСИМ. А, пастырь вместе с паствой! Как же иначе. И у вас правда не в чести. Все хотите сокрыть и позабыть. Не выйдет. Кончилось время тайн.

Обращаясь к Базилю.

Я обвиняю вас в смерти этого ребенка.

БАЗИЛЬ. Но я ни в чем не виноват.

ПИТЕР ДЖЕК. Мы все причастны к этой смерти. Позабросили мальчишку.

МАКСИМ. Никому до него дела не было. Я тоже виноват. Я любил его, но не хватило моей любви, не уберег, даже читать, и то не научил. Никому он не был нужен, никто о нем не заботился. Никто не знал толком, что у него на душе. Вы и ваша жена позабавились, поиграли да и бросили игрушку – надоела. Конечно, все мы виноваты. Но там, где мир поделен на слуг и господ, вина не равна. Я обвиняю вас. Вы радостно приняли роль нашего отца и владыки. Что ж, властвуйте, но умейте и ответ держать. А если на всех подданных вина лежит – так господину за это и смерти мало.

БАЗИЛЬ. Я не принимаю твоих обвинений. Не имеешь права взваливать всю вину на меня одного. Это несправедливо.

МАКСИМ. Потише, не кипятитесь. Надеялись все тут перекроить, новую жизнь наладить, чудесную. Только с властью-то расстаться – слабо. А не расставшись, прошлого не избыть. У кого власть – тому и ответ держать, за все, что было и будет. К тому же вам и мать моя по наследству досталась. Все одно к одному. Вас, и только вас, обвиняю в этой смерти. Из-за вас погибло безвинное, позабытое всеми дитя. И прошлое – тоже на вас. Вы – отец ваш, вот он вернулся, вот – во плоти. Вы убили моего отца – Фрэнсиса Джеймса. Но поработить нас снова вам не удастся!

МАКСИМ вскидывает ружье. МАРИНА вскрикивает. Вперед выступает отец АМБРОУЗ.

АМБРОУЗ. Остановись! Мальчик погиб случайно.

МАКСИМ. Случайностей не бывает. А раз Бога нет, то отвечает за все ОН.

АМБРОУЗ. За это не отвечает никто. Да, мы все виноваты, но не в этой смерти. Будь справедлив.

МАКСИМ. Хорошо. Тогда – за Фрэнсиса Джеймса.

АМБРОУЗ. Нет. Этот долг уже оплачен.

МАКСИМ. Что значит – оплачен?

АМБРОУЗ. Жизнь за жизнь. Я убил старика.

К Базилю.

Я убил вашего отца.

БАЗИЛЬ. Вы… убили… отца?

АМБРОУЗ. Да, задушил подушкой. Терпеть доле не было сил… мы все это помним. Мне следовало сознаться раньше, но я боялся. Сознаюсь сейчас. Предлагаю в расплату свою жизнь, а после живите в мире.

МАКСИМ. Я рад, что ты убил его. Жаль, у меня рука не поднялась. Но ЕГО вины тебе не искупить.

АМБРОУЗ. Кровь не может литься вечно. Убей меня – и конец.

МАКСИМ. Прочь с дороги. Твоя жизнь мне не нужна.

МАРИНА (вцепившись в Базиля). Максим, заклинаю, не надо! Я люблю его!

МАКСИМ. Вздумала разжалобить? Нет, мама, уж этим мое сердце не тронешь. Нагляделся. Все мое детство ты провалялась на перинах у старика, у беса. И вот появился новый бес, молодой и сильный, но он тоже – черная сила. Этот богохульник венчает тебя с дьяволом. Нет! Шалишь! Мики мертв! Больше меня не обманешь. И господ тут больше не будет.

Обращаясь к Базилю.

Я приговариваю тебя к смерти и назначаю себя палачом.

ПИТЕР ДЖЕК. Максим! Не надо!

Крики "Нет! Нет!". МАКСИМ стреляет. ПИТЕР ДЖЕК, бросившись вперед, принимает пулю. Падает. МАКСИМ отворачивается, закрывает лицо рукой.

ХАНС ДЖОЗЕФ (опустившись на колени возле Питера). Он мертв.

МАРИНА в объятиях Базиля.

АМБРОУЗ. Хватит. Довольно.

ХАНС ДЖОЗЕФ. Один может умереть за другого. Мы принесли в жертву жизнь человеческую. Кровь убиенного больше не взывает к мести.

МАРИНА. Тебя не убьют! Тебя не тронут!

БАЗИЛЬ. Любимая… все позади… Не бойся… Любимая моя…

МАРИНА. Держи меня крепче. Обними меня.

ХАНС ДЖОЗЕФ. Заберите у него ружье. Теперь – покой, теперь – мир во всех душах.

ОРИАНА. Нет, не во всех! Никогда не смирюсь! Посмотрите на них! Они убийцы! Убийцы!

Достает пистолет, стреляет.

БАЗИЛЬ падает.

МАРИНА. Она убила его! Он мертв!

Появляется ГЕНЕРАЛ КЛЕЙН.

ОРИАНА. Брат! Наконец-то!

Военному хватает одного взгляда, чтобы оценить ситуацию.

ХАНС ДЖОЗЕФ. Оба мертвы, ваша милость.

ГЕНЕРАЛ отбирает у Орианы, пистолет и, понюхав его, кладет в карман. Указывает на Максима, который так и не выпустил из рук ружья.

ГЕНЕРАЛ. Связать маньяка! Держать под усиленной охраной! Уведите мадам, ей дурно. Женщины на кухню, быстро. Дом никому не покидать. Убрать все церковное барахло. Я сам во всем разберусь. На колени, свинья! Кто хочет ко мне обратиться – на колени!

Все разбегаются выполнять приказания генерала. Сцена темнеет. Освещается буфет: ФРЕДЕРИК читает роман. Дочитывает, захлопывает книгу. Тихонько прикрывает дверцы, затворяется внутри. Свет гаснет. Слышится приглушенный военный марш. Постепенно музыка глохнет в вое ветра.


ВТОРОЙ АКТ | Слуги и снег | Занавес