home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Сидя в теплой воде в большой ванне, сделанной из дерева, Огюстина наконец-то расслабилась; после такого признания подруги голова у неё всё ещё шла кругом. Оказывается, Оливия была замужем, да не за одним мужчиной, а за двумя сразу. Для здешнего мира такой расклад не был совсем уж обычным делом, но поскольку подобные отношения были узаконены повелением Богини, это считалось вполне допустимым. Да ещё мало того: Оливия стала матерью. Было от чего прийти в смятение. Для Оливии, так же как и для неё самой, на первом месте всегда была карьера, не возникало даже и разговоров о замужестве или о том, чтобы обзавестись семьёй.

Взяв мягкую мочалку и кусок мыла, Огюстина начала мыться. Путешествия во времени, магические драгоценности, параллельные измерения, плюс божество, которое напрямую общалось с некоторыми из людей — это действительно было трудно уложить в голове. И всё же нельзя отрицать тот факт, что она сидит в большом деревянном корыте в комнате со стенами из известняка, находясь в мире, который не был её собственным. Если это не реальность, тогда значит, она слетела с катушек и находится в больнице, либо в некоем весёлом месте, в палате, обитой войлоком.

Да уж, предпочтительнее думать, что это всё-таки реальность. Тем более что как выяснилось, у неё есть возможность вернуться домой. После разговора с Оливией было решено, что она отправится обратно сегодня, поздней ночью. При мысли, что она больше никогда не увидит свою подругу, сердце сдавила глубокая печаль. Точно так же, как и Рорика с Кирсом — увидит ли она их снова в своих грёзах?

— Не думай об этом, — предостерегла она себя, проводя мочалкой по грудям. Соски были тугими и очень чувствительными. Огюстина вздрогнула, игнорируя нарастающее желание между бедрами.

Сполоснувшись, она встала, сняла с перекладины открытого стеллажа большое толстое полотенце, и, обернув его вокруг себя, вылезла из ванны. Как и спальня, эта комната была очень простой. Ничего, сверх необходимой функциональности. Судя по величине, деревянная ванна была изготовлена для весьма внушительного тела.

Огюстина старалась не представлять себе, как Рорик, развалясь, нежится в ней, мокрый и абсолютно голый. Однако видение не уходило. Пытаясь избавиться от этих мыслей, она даже потрясла головой, но прогнать их было нелегко.

Энергично вытерев руки и ноги, она лишь скользнула полотенцем по наиболее чувствительным местам своего тела.

— Надо одеться. — Хотелось бы конечно надеть собственную одежду, но Оливия сказала, что та находится в чистке и будет возвращена ей сегодня ночью, как раз к тому времени, когда придёт пора сделать выбор — остаться здесь или вернуться домой. А пока придётся походить в местном наряде. Она категорически отказалась надеть юбку или платье, это попросту не её стиль.

Оливия обещала подыскать что-нибудь подходящее. Убедившись, что полотенце надёжно закреплено, Огюстина прошла обратно в спальню. И правда, стопка одежды лежала в изножье кровати. Кто-то даже застелил постель и убрал поднос. Она смутилась, когда подумала, что этот кто-то находился в комнате, пока она купалась всего лишь в нескольких футах отсюда.

Пожав плечами, женщина сбросила полотенце и потянулась за одеждой. Сейчас она одна, а остальное не важно. Развернув верхнюю вещь, Огюстина поняла, что это пара свободных штанов, точно такие, как были этим утром на Рорике. Она подняла их перед собой и покачала головой. Для неё они были слишком просторными, но, учитывая, что нижнего белья у неё нет, это не так уж и плохо.

Надев их на себя, она завязала шнурок на поясе, но, даже затянув его натуго, штаны всё равно сползли с талии до линии бедер. Она слегка вильнула задом, чтобы проверить, не свалятся ли они ещё ниже.

Затем последовал жилет. В отличие от однотонных бежевых штанов, он был насыщенного тёмно-фиолетового цвета и расшит разноцветными нитями спиральными узорами. Жилет пришёлся ей впору, три серебряные пуговки скрепили его на груди.

Огюстина пожалела, что у неё не было зеркала, чтобы посмотреть, как на ней всё это сидит, но ни в спальне, ни в прилегающей к ней купальне их не было. Вздохнув, она расправила пальцами свои короткие волосы и, подойдя к ночному столику, взяла с него торквес, снятый ею перед купанием. Прежде чем надеть его через голову, женщина некоторое время недоверчиво разглядывала его. Было невероятно думать, что такой маленький предмет может обладать таким фантастическим могуществом.

Огюстина поспешно вернулась с полотенцем в комнату для купания и повесила его сушиться на деревянный стержень. Ванна всё ещё оставалась полной мыльной воды, так что она, сунув в неё руку, нашла на дне затычку и выдернула её. Потом, довольная, вытерла руки и вернулась в спальню.

Заняться больше было абсолютно нечем, и Огюстина понятия не имела, что делать дальше. Может, стоит выйти на улицу и ознакомиться с городом? Хотелось бы, но она не была уверена, что это безопасно. Она ведь и впрямь была пришельцем из чужого мира. Однако ученый в ней желал набраться как можно больше впечатлений, насколько это возможно, конечно.

Если бы она всё же решилась, то нужно что-то надеть на ноги. Огюстина огляделась, гадая, не позаботилась ли Оливия и об обуви. Под кроватью, с самого края, стояла пара кожаных сандалий на плоской подошве. Они были больше похожи на простые стельки с кожаными ремешками, которые, оплетая ногу, завязывались на лодыжке. Огюстина надела их и немного походила по комнате, желая убедиться, что они закреплены как следует. Нет, нельзя сказать, что она предпочитала такие, но вот будучи в Риме… или в T’ар Тале, как сейчас…

В тот момент, как она всё-таки решила рискнуть и немного прогуляться, в дверь постучали. Надеясь, что это Оливия, женщина поспешила к двери и открыла её. На пороге стоял Кирс, выглядя как всегда — высокий, статный и очень красивый. Его темно-каштановые волосы были стянуты на затылке, подчеркивая привлекательность лица.

— Ты уже искупалась и оделась?

— Да. — Почему-то рядом с ним она вдруг почувствовала себя косноязычной. Что было просто смешно, после того, чем они вместе занимались. Дыхание комом встало у неё в горле, когда он окинул её тело быстрым взглядом.

— Никогда ещё не видел, чтобы в штанах кто-нибудь так хорошо выглядел, — медленно улыбнулся Кирс.

Огюстина пожала плечами. Она немного стеснялась своего нынешнего внешнего вида. Хотя всё было прикрыто в соответствии с приличиями, она чувствовала себя словно выставленной на показ. Жилет едва доставал до талии, а штаны чуть держались на бедренных косточках, оставляя открытой слишком много кожи. Если разобраться, в этом не было ничего такого, что сильно отличалось бы от её привычных шортов и майки. По сути, она была даже более прикрыта, потому что на ней были длинные штаны. И всё же она чувствовала себя наполовину голой под внимательным взглядом Кирса.

Как будто ощутив её неловкость, Кирс протянул ей руку.

— Хотела бы посмотреть город?

— С удовольствием. — Всё лучше, чем сидеть внутри и париться по поводу своих проблем. Его большая рука обхватила её за плечи, увлекая вперёд. Прежде чем они начали спускаться по лестнице, Огюстина заметила наверху ещё две комнаты.

— Это дом Рорика?

— Да. Мой дядя и я несколько лет назад помогли ему с постройкой.

Стены были сложены из отшлифованного пористого известняка, лестница тоже была построена из него же, но в центре каждой ступеньки были уложены плитки, добавляя немного разноцветья простому лестничному пролёту. Почему-то возникла уверенность, что отделкой занимался не Рорик.

Спустившись на первый этаж, Огюстина начала оглядываться по сторонам, даже не пытаясь скрывать своё любопытство. Помещение было открытым и просторным, вмещающим в себя зону отдыха, уголок-столовую и то, что, похоже, было кухней.

— Ты сможешь как следует осмотреться потом. Если захочешь остаться. — Отзвук надежды в голосе Кирса раздосадовал Огюстину. Она не хотела, чтобы у него возникали какие-либо ложные ожидания.

— Я не останусь. Я должна вернуться домой. — Не может быть, чтобы он не понял её.

Кирс остановился и повернулся лицом к ней. Протянув руку, он провёл пальцем по витой серебряной цепи, охватывающей её шею. Тепло его руки приятно согрело кожу, когда он вытянул торквес из ложбинки меж её грудей. Приподняв тяжелую подвеску, Кирс сжал её в ладони.

— Кто может знать заранее, что принесет день.

Нагнув голову, он мягкой, нетребовательной лаской коснулся её рта своими губами. Они были твёрдыми, и всё же нежными и теплыми. От места, где соприкоснулись их рты, по всему телу пошёл трепет, когда он, раздвинув языком её губы, скользнул им внутрь. Огюстина ощутила глухой удар от ожерелья, когда оно упало обратно на её грудь.

Руки Кирса обхватили её за попку, подтягивая ближе к основанию своих бёдер. Его член был в полной готовности. Она застонала, когда он вжал её в свои бедра, притискиваясь массивной выпуклостью к её холмику.

Отсутствие нижнего белья заставляло её чувствовать себя слегка распутной и почти обнажённой. Её соски упёрлись в ткань жилета, их кончики сжались в твердые комочки.

А между бедрами… Господь Всевышний, жар стал просто невыносим! Огюстина знала, что не должна делать этого. Знала, что должна держаться на расстоянии от Кирса и Рорика, иначе расстаться с ними будет ещё труднее. К тому же не хотелось обманывать их, давая повод надеяться, что она останется. Потому что этого не будет.

Ее беззвучный протест сошёл на нет, когда ладони Кирса ловко проскользнули под пояс ее штанов и обхватили полушария её попки.

Он оторвался от её рта и, не смыкая губ, усыпал её лицо и шею горячими, страстными поцелуями.

— Ты великолепна, — пробормотал Кирс, прикусив зубами изгиб её шеи. — Ты так прекрасна.

Огюстина вскрикнула, когда его острые зубы сдавили её кожу. Его язык тотчас зализал повреждение, успокаивая лёгкую боль. Чтобы не упасть, она уцепилась за его плечи. Упругие теплые мускулы перекатывались под её ладонями. Как и на ней, на нём был одет жилет. Но его был распахнут, открывая взору твердые выпуклости его груди.

— Я не хотел делать этого, но я хочу тебя, Огюстина. — Его голос стал хриплым от желания, руки дрожали, когда он медленно вытащил их из её штанов и взял в ладони её лицо. — Позволь мне быть с тобой, — он облизнул свои губы. — Всего лишь один этот раз.

Всего лишь один этот раз… Слова поразили её, словно удар ножом исподтишка. Если не воспользоваться этим случаем, она никогда не узнает, каково это — заниматься любовью с Кирсом по-настоящему. Даже если он снова придёт в её грёзы — а она не думала, что такое ещё случилось бы — это будет совершенно не то.

Огюстина никогда не была импульсивной женщиной или одной из тех, что поддаются минутным прихотям, но она хотела этого мужчину, стоящего перед нею. Прямо сейчас.

— Да… — Запустив пальцы в его волосы, она стянула с них кожаный ремешок и, крепко схватив его за голову, приподнялась на цыпочки и поцеловала его.

Вторя ей, из его глубин исторгся низкий стон. Его руки подхватили её под попку и приподняли. Совершенно не заботясь об этом, она продолжала целовать его. Кирс не дал бы ей упасть.

То, что она доверяла ему столь безоговорочно, поразило её саму, но мысль тотчас улетучилась, когда прохладная стена коснулась её спины. Ловкие пальцы быстро справились с пуговицами жилета и раздвинули ткань, обнажая её груди.

— Ты создана для меня, Огюстина, — Глаза Кирса пылали от возбуждения, когда он, опустив голову, обвёл языком твёрдую вершинку. — Ты создана для нас.

Упоминание о Рорике ввергло её в смущение. Что же она за женщина, если занимаясь любовью с одним мужчиной, думает о другом?

Прежде чем она успела подумать о прекращении, Кирс взял в рот её сосок и всосал его, поигрывая с ним языком. Колени у неё ослабели, и Огюстина оперлась спиной о стену. Чуть отступив назад, Кирс подул на сосок и перешёл на другую грудь, чтобы уделить ей такое же внимание.

Его пальцы снова были заняты, на сей раз шнурком её штанов. Когда ткань упала к её лодыжкам, кожу обдало прохладным потоком воздуха. Она выпуталась из штанин и откинула их ногой в сторону. Обхватив её груди ладонями и теребя соски, Кирс выцеловывал её тело, спускаясь всё ниже.

Огюстина часто и тяжело дышала, грудь стремительно вздымалась. Она чувствовала себя необыкновенно живой, ярко осознавая каждое своё малейшее ощущение. Воздух, охлаждая, овевал её разгорячённую плоть, чтобы ласковые прикосновения Кирса тут же согревали её снова. Его мозолистые руки на её грудях были неизмеримо мягкими и нежными. Поддразнивающими. Искушающими. Теплые губы скользили по её животу.

Когда рот Кирса придвинулся ближе к её пустому, страждущему лону, оно уже истекало от возбуждения, орошая губки её киски. Она жаждала его прикосновений, жаждала почувствовать его рот на самой жаркой частице своего тела.

— Откройся для меня. — Его голос, теплый и тягучий, словно мёд, заставил её раздвинуть бедра. Он одобрительно хмыкнул, укусив её за бедренную косточку. Двигаясь ниже, он покрыл поцелуями её живот и опустился на пятки. Огюстина смотрела на него вниз: волосы были взлохмачены, взгляд плотно прикован к её киске. Едва касаясь, Кирс пробежался пальцем по внутренней стороне её бедра и дразняще погладил складку, где нога соединялась с туловищем.

— Ты такая горячая и готовая для меня. — Он раздвинул пальцами её складочки, и Огюстина услышала в его голосе удивление.

— Да. — Невозможно было отрицать, что она хотела его.

Кирс наклонился вперед и одним длинным, ласкающим движением провёл языком сначала по одной стороне её губок, а потом в обратную сторону по другой. Огюстина ощутила, как от этой его нежности её лоно снова истекло соком. Подхватив под коленом одну её ногу, Кирс закинул её себе на плечо, тем самым открывая её ещё больше для своих прикосновений.

Поглаживая пальцами нежные складочки, он скользнул одним внутрь её щёлки. Огюстина вскрикнула и выгнулась к нему бедрами.

— Ещё, — едва выдохнула она, уже чувствуя подступающие содрогания глубоко внутри и зная, что оргазм на подходе.

Кирс вытащил палец и, входя в неё вновь, добавил ещё один. Двигая ими туда и обратно, он сохранял медленный, устойчивый ритм. Огюстину это буквально сводило с ума. Она схватила его за волосы, снова притягивая к себе его рот.

Кирс засмеялся и пощекотал языком её клитор, посылая сквозь неё молниеносные пронизывающие вспышки удовольствия. Огюстина сильнее качнула бедрами, когда её накрыла первая судорога разрядки. Её естество словно взорвалось от нестерпимого жара, и она закричала, запрокидывая голову к стене. Дрожь сотрясала её ноги, колени ослабли, пока на неё накатывала волна за волной.

Кирс вытащил пальцы из её лона и прислонился головой к её животу. Оба, задыхаясь, хватали ртом воздух. Немного придя в себя, она поняла, отчего тело Кирса так напряжено. Он так и не кончил.

Огюстина знала, что это сумасшествие, знала, что рискует, но ей было всё равно. Протянув руку вниз, она пропустила сквозь пальцы пряди его волос. Когда он поднял на неё взгляд, его волосы защекотали её живот, вызвав на губах улыбку.

— Люби меня.

Кирс боялся даже пошевелиться, боялся вздохнуть. Он был так близко к тому, чтобы кончить, что многого не потребуется, чтобы отправить его за грань. Запах возбуждения Огюстины, вкус её нектара на его губах и языке, ощущение её нежной кожи под его щекой — всё это нельзя сравнить ни с чем, что он когда-либо испытывал. Прошлая ночь была особенной, но это превосходило всё.

На сей раз Огюстина знала, что это не сон, но она с радостью принимала его прикосновения, с готовностью открываясь ему.

Его член пульсировал от неуёмного желания, яички тесно подтянулись к телу. Сделав один за другим несколько глубоких вдохов, Кирс попытался усмирить бешеное биение своего сердца. Это было для Огюстины, напомнил он себе. Было бы нечестно взять её, раз уж она решила уйти. Он не хотел рисковать, оставив ее с ребёнком. Его ребёнком.

Когда её руки ласково коснулись его головы, все, что он мог сделать, — это удержаться от того, чтобы не отпихнуть её к стене и не начать вдалбливаться в неё, пока не кончит. Он балансировал буквально на острие ножа. И все же не хотел, чтобы она прекратила его трогать. Пристально вглядываясь в неё, он чуть передвинул голову. Её синие глаза лучились от удовольствия, отчего в его груди что-то сжалось. Это удовольствие дал ей он. И тут она прямо-таки убила его своими следующими словами.

— Люби меня.

Её голос отозвался эхом у него в мозгу. Как же он стремился услышать эти слова, молился, что когда-нибудь она скажет их! Но теперь он только покачал головой.

— Я не могу делать этого с тобой. — Едва успев произнести, он уже хотел бы забрать свои слова назад, их, но их требовала его честь.

— Можешь, — улыбаясь, она поглаживала его лицо своими нежными руками. — Ну же, всё хорошо.

— А если будет ребёнок? — Он должен был сказать это. Только при одной мысли об её округлившемся животе он чуть не кончил.

— Сейчас не подходящее время, это безопасно.

Кирс прикрыл глаза в ответ на затопившее его разочарование. Конечно, она не хотела ребенка. Она вообще даже не собиралась оставаться. А вдруг он сможет помочь ей передумать? Решившись, он глубоко вздохнул и встал.

Огюстина была высокой для женщины, но всё же намного меньше ростом, чем он. Кирс потянул, развязывая, тесёмки на своих штанах и выпустил на свободу свою восставшую плоть.

— Потрогай меня.

Ему пришлось закусить щеку с внутренней стороны, чтобы удержаться от вскрика, когда её рука нежно сомкнулась вокруг его напряжённого пениса и ласково провела по нему от основания до кончика. Очень хотелось бы, чтобы это продлилось, но он был почти на грани.

Схватив её за запястье, Кирс сдавил его, удерживая, пока она не отпустила его.

— Я слишком близко. — Глаза Огюстины расширились в ответ на такое признание, но затем на её лице появилась чисто женская удовлетворенная улыбка.

Подхватив женщину под ягодицы, Кирс без труда приподнял её перед собой, создавая для себя промежуток между её бедрами. Слегка подогнув колени, он уткнулся своим стволом в желанное отверстие. Смоченная её соками, его головка надавила туда, преодолевая начальное сопротивление её тела. Огюстина обвила ногами его поясницу, в то время как он медленно, дюйм за дюймом, начал продвигаться внутрь, давая ей время привыкнуть к нему.

— Ты такой большой, — простонала она. Уткнувшись лицом в его шею, она покусывала и тут же зализывала его плоть. Кирс ругнулся про себя, остатки его самоконтроля стремительно таяли. Её влагалище сомкнулось вокруг него, омывая его ствол своим влажным жаром. Лёгкие сокращения её лона прокатывались пульсацией по его напряжённому члену. Яички подтянулись ещё плотнее.

Он вдавился в неё своими чреслами и был вознагражден, когда она, сделав прерывистый вдох, в ответ крутанула бедрами. Прижав её к стене, он толкнулся внутрь. Сначала медленно, но больше трех ударов в таком темпе выдержать он не смог. Его бёдра начали двигаться всё быстрее, пронзая её с нарастающей силой.

Огюстина вскрикнула, цепляясь за его голову и за плечи. Он чувствовал, что везде, где её руки касались его, оставалось её клеймо. Кирс знал, что уже никогда не станет прежним. И уже никогда для него не будет существовать другой женщины.

— Кирс!.. — Огюстина, пряча лицо у него на плече, со стоном выкрикнула его имя. Продолжая вдалбливаться в неё, он вздрогнул от удовольствия. При каждом его ударе её внутренние мышцы сокращались. Одной рукой удерживая её в устойчивом положении, он использовал свободную руку, чтобы погладить её набухший клитор. Крошечный комочек нервов был твердым и влажным от её соков.

С губ Огюстины снова с громким криком сорвалось его имя, и он кончил, рыча её имя в ответ. Его оргазм, зародившийся в основании его естества, выстрелил прямо через головку. Её наполнило горячим семенем. Кирс снова и снова толчками извергался в неё, и Огюстину опять унесло за грань. Ее горячее влагалище так туго сжалось вокруг его плоти, что у него перехватило дыхание.

Наконец, ее ноги расслабились, опускаясь на пол. Держа её неподвижно, Кирс осторожно вышел из её тела. Разъединяясь, оба застонали.

Поначалу она не могла поднять на него глаз, он ощущал её стеснение, её неловкость после случившегося. Её характер был создан из противоречий — необузданная дикость в один момент, и непроницаемая сдержанность в другой. Взяв её за подбородок, он приподнял её лицо вверх.

— Спасибо. — Словами нельзя было выразить благодарность за то, что она подарила ему.

— Пожалуйста, — ответная улыбка была очень женственной и в то же время легкомысленно-игривой. — Кажется, мне потребуется ещё одна ванна или хотя бы пруд какой-нибудь.

Завязывая свои штаны, Кирс понимающе хмыкнул и наклонился, чтобы подобрать с пола её аналогичный предмет гардероба.

— Я всё ещё хочу показать тебе город. — Он отдал штаны ей, и Огюстина быстро натянула их на себя, туго затягивая шнурки. Затем запахнула свой жилет, прикрывая груди, и застегнула пуговки.

— Дай мне пять минут. — Развернувшись, Огюстина торопливо поднялась вверх по лестнице.

Кирс наблюдал за её походкой, восхищаясь стройными, длинными ногами, хотя в просторных штанах разглядеть их было трудновато. Тогда он направился на кухню. На его голову срочно требовалось опрокинуть ведро холодной воды. Может, это успокоило бы его настолько, чтобы не возникало желания тут же взять её снова.


В действенности этого способа в отношении себя он сомневался, но надеяться-то ведь можно всегда.


* * * * * | Аметистовые грезы | Глава 7