home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 26

Хэдриан направил свой недавно купленный подержанный «форд» в арку проезда и выключил мотор. Сидя позади него, Мэрион нервно кусала губы. Сегодня утром, собравшись с духом, она рассказала отцу о Хэдриане, и, как и ожидала, Лесли велел привести его отобедать. Выходя из машины, она посмотрела на Хэдриана, пытаясь угадать его реакцию на особняк Вентуры, но тот окинул его взглядом довольно небрежным.

— Недурно, — произнес он, выпятив губы, и Мэрион разразилась смехом. Только что она испытывала страх перед этим приближавшимся испытанием, но теперь у нее снова стало легко на сердце. Двери особняка распахнулись, и Джекобс, дворецкий семейства Вентуры, появился на пороге.

— Добрый вечер, мисс Вентура! Добрый вечер, сэр!

Хэдриан ободряюще взглянул на Мэрион и протянул ей руку, которую она с радостью приняла. Вот так, бок о бок, они и отправились в пасть ко льву.

— Не отпускай меня, а то я здесь потеряюсь, — сделав испуганную гримасу, прошептал Хэдриан, когда они анфиладой комнат шли в рабочий кабинет отца, и Мэрион снова разобрал смех. Но перед большой дубовой дверью кабинета на ее лице появилось беспокойное выражение. Он молча сжал ее руку.

— Может, это глупо, — сказала она, — но я не могу прогнать какое-то нехорошее чувство… Как будто беда поджидает нас прямо за этим порогом.

— Что мне в тебе нравится, — произнес Хэдриан невозмутимым тоном, — так это твой непобедимый оптимизм.

Она усмехнулась, покачав головой, а затем перевела дух и открыла дверь. Хэдриан последовал за ней.

Кэрол Бэллинджер, увидев их, подумала, что, будь кто-то другой на месте молодого человека, что вошел вслед за Мэрион, он выглядел бы как комнатная собачка, следующая за своей хозяйкой. Но тут, руководствуясь извечной женской мудростью, она поняла, что человек, сопровождающий Принцессу Вентуру, не просто принц-консорт. Услышав, как хлопнула дверь, Лесли медленно поднялся со своего кресла. Взгляды двух мужчин встретились, Мэрион перестала дышать.

Лесли с головы до ног выглядел как владелец «Вентура индастриз». На нем был баснословно дорогой костюм, его прилизанные темные волосы придавали лицу солидность, а булавка для галстука, запонки и часы стоили, наверное, больше, чем трехлетнее жалованье Хэдриана. Хэдриан знал это, но не придавал этому особого значения.

— Мистер Вентура, — сказал он голосом одновременно приятным и равнодушным. — Я рад познакомиться с вами. — Он не прибавил «сэр», но, как ни странно, Лесли не воспринял это как неучтивость.

Он сделал несколько шагов навстречу по роскошному арабскому ковру, покрывавшему почти весь пол в кабинете, и протянул руку.

— Мистер Боултон, полагаю? — произнес он, бросив быстрый укоризненный взгляд на Мэрион, которая забыла представить своего Друга.

Хэдриан почувствовал, как руку его сжало, словно тисками. Он мог бы ответить Лесли столь же убийственным рукопожатием, благо, силы ему не занимать, но вместо этого он слегка пожал протянутую руку, глядя Вентуре прямо в глаза. Лесли, который привык к тому, что люди смотрят на него снизу вверх, обнаружил, что Хэдриан по крайней мере на дюйм выше его.

Мэрион снова перестала дышать. Несколько мгновений оба мужчины стояли не отрывая глаз друг от друга, словно соревнуясь, кто кого переглядит. Наконец Лесли шевельнулся и отступил на шаг назад.

— Миссис Бэллинджер, — представил он. — Кэрол, а это Хэдриан Боултон.

Хэдриан улыбнулся красивой зрелой женщине, поднявшейся с кресла навстречу ему.

— Миссис Бэллинджер.

— Зовите меня Кэрол.

— Благодарю. Зовите меня Хэдриан.

— Хэдриан. Какое необычное имя.

— Меня назвали в честь римского императора. Того самого, что построил одноименную стену[3].

Кэрол рассмеялась.

— Я не удивлена, — сказала она и многозначительно посмотрела на Мэрион.

Лесли кашлянул.

— Садитесь, мистер Боултон. Бренди?..

— Зовите меня Хэдриан, пожалуйста. И я бы предпочел пиво. «Лагер», если у вас имеется.

Лесли удивленно взглянул на него.

— Надеюсь, у нас есть где-нибудь «Лагер». Я пошлю за ним Джекобса.

Мэрион проводила отца взглядом, когда он подошел к стене и потянул за шнурок звонка. Потом посмотрела на Хэдриана; тот поднял одну бровь и мягко улыбнулся ей. Джекобс явился, выслушал приказ, ушел и снова вошел уже со стаканом «Лагера». Хэдриан, сидевший в одном из глубоких кожаных кресел, сгруппированных вокруг огромного камина, принял его из рук лакея.

— Благодарю вас, — бросил он, и на лице дворецкого мелькнуло удивление. Когда тот ушел, Лесли уселся в кресло напротив и сделал глоток бренди.

— Совсем не обязательно говорить «спасибо» слуге, мистер Боултон, — произнес он наставительным тоном. — Они и не ждут этого.

Хэдриан с улыбкой посмотрел на него. В отличие от Лесли, на котором был тысячедолларовый костюм, сам он был одет в темно-зеленые плисовые штаны и кремовый свитер из «Вулсвортса».

— Может быть, и так, — отвечал он спокойно. — Но только я с детства приучен говорить «пожалуйста» и «спасибо», и это привычка, от которой я не вижу нужды избавляться.

Лесли, к немалому своему удивлению, сразу почувствовал себя неудобно. Впервые за много-много лет кто-то посмел не согласиться с ним.

— Я… ничего не имею против хороших манер, — сказал он сдавленным голосом. — Но я просто хотел поставить вас в известность насчет принятых у нас здесь правил этикета.

Хэдриан улыбнулся.

— Благодарю вас. Но я следую этикету только тогда, когда согласен с ним.

Лесли улыбнулся в свою очередь. Но улыбка эта напоминала оскал крокодила.

— И я тоже. И хотя этикет предписывает мне сейчас предаваться вежливой болтовне с вами, я, если быть откровенным, озабочен судьбой моей дочери и хотел бы получить от вас кое-какие сведения насчет…

— Папа, — вмешалась Мэрион. — Я пригласила сюда Хэдриана не для того, чтобы ты учинял ему допрос.

— В таком случае тебе следовало знать меня лучше. — Лесли зловеще понизил голос.

Мэрион сделала глубокий вдох. Дело явно оборачивалось не лучшим образом. Если бы только Хэдриан не был таким независимым… Если бы только он… Но тут она одернула себя, Если бы только что?.. Подыгрывал ее отцу, как это делают другие?.. Она вздрогнула. Нет и нет! Она будет только рада, если он не отступит, если не даст себя запугать и унизить. Она бросила на него взгляд, в котором читалась гордость за него, и, поймав его, Хэдриан слегка подмигнул ей в ответ, притом с возмутительной откровенностью. Кэрол улыбнулась, опустив глаза в блюдо с вишнями, а лицо Лесли налилось кровью.

— Итак, мистер Боултон…

— Хэдриан, пожалуйста.

— Хэдриан, — проскрежетал Лесли. Но когда этот англичанин спокойно обратил к нему лицо, слегка приподняв одну бровь, он вдруг позабыл, что собирался сказать. Это взбесило его. Он привык всегда быть самой большой рыбой в самом большом пруду, и вот в течение последних нескольких минут чувствовал себя так, словно встретил себе ровню. В лице какого-то бухгалтера, черт побери! — Итак… Хэдриан, — процедил он. — Как вам нравится работать у меня?

Откровенное, унизительное высокомерие этого вопроса заставило даже Кэрол сжать зубы. Она, конечно, знала, зачем Лесли делает это. Он не привык к самодостаточным людям, которые могли дать сдачи. Мэрион побледнела от гнева, и невольно обе женщины посмотрели на Хэдриана. А он улыбался.

— Я нашел у вас много интересного и по учительного, мистер Вентура, — сказал он просто, без всякого оттенка обиды в голосе. — И, кажется, неплохо справляюсь. Буквально сегодня меня повысили в должности.

Лесли хмуро усмехнулся.

— Да, я знаю. — Он безжалостно распек Герба за это повышение, не зная, радоваться ему или сердиться, что друг его дочери делает такие быстрые успехи.

— Надеюсь оправдать оказанное мне доверие, — продолжил Хэдриан подчеркнуто невозмутимо, без тени подобострастия или благодарности в голосе.

Лесли молча ждал. Это был один из его любимых приемов. Продлить молчание, предоставив говорить собеседнику. Но только этот собеседник не ловился на его удочку. Лесли понял это после минуты напряженного молчания. Мэрион ерзала в кресле, ей казалось, что она должна как-то вмешаться, но не знала как именно.

— Ваш переезд в Америку удивил меня, — начал снова Лесли. — У вас неплохо шли дела в Йорке. Вы были близки к тому, чтобы стать компаньоном в весьма уважаемой старой фирме. У вас был дом, но не было подруги. Почему так?

Мэрион вспыхнула от гнева.

— Ты опять заставил своих ищеек все разнюхать? — проговорила она свистящим голосом.

— Само собой разумеется, — бросил в ответ Лесли. — Ведь ты моя единственная дочь. А чего еще ты ждала, когда спокойно заявила мне, что встречаешься с каким-то незнакомым мне человеком?

— Я ждала, что ты порадуешься за меня. — Голос Мэрион слегка дрожал. — Разве ты не можешь быть просто рад за меня?

Лесли тяжело вздохнул.

— Конечно могу. Если только я буду уверен, что ты…

— Что я? — вскинулась она. — Что я встречаюсь с человеком «того сорта»? Скажи мне, папа, что такое «тот сорт»?

— Прежде всего, американец, — бросил он.

— Мне казалось, что вы итальянец, мистер Вентура? — осведомился Хэдриан, вмешавшись в перепалку отца с дочерью.

Лесли резко повернул голову.

— Да. Вернее, мой отец был итальянец. А я родился здесь, в Нью-Йорке.

— А-а, — протянул Хэдриан. — Понятно.

Лесли вспыхнул.

— У меня нет предубеждения против англичан, мистер Боултон, — заявил он высокомерно, не желая ни на миг переходить к обороне.

— Вы просто не хотите, чтобы ваша дочь вышла замуж за одного из них?

— Нет. Не хочу, — сказал Лесли прямо.

— По правде говоря, я думал, что это ее личное дело, — произнес Хэдриан, изо всех сил сдерживая гнев. Он знал, что Лесли Вентура станет главным камнем преткновения, но в то же время надеялся, что на него окажется возможным воздействовать убеждением. Теперь же он не был в этом уверен.

Лесли глубоко вздохнул, в свою очередь тоже стараясь успокоиться.

— Да, конечно, это ее дело, — наконец согласился он, и все услышали, как Мэрион вздохнула с нескрываемым облегчением. — Но мне небезразлично, сколько денег ей дать. И какой работой я позволю ей заниматься.

Так вот как обстоит дело, подумал Хэдриан устало. Нет сомнения, что Лесли Вентура принимал его за «золотокопателя», охотника за богатым приданым.

— Какое это имеет значение сейчас? — проговорила Мэрион раздраженно, и Хэдриан удивленно посмотрел на нее. Как это она, с ее быстрым умом, не схватила сути. И тут же осознал, почему она не поняла, — потому что даже не допускала мысли, будто он охотится за ее деньгами. Он ощутил внезапный прилив нежности к ней.

— Целую пальчики твоих ног, — произнес он с шутливой нежностью, и Мэрион посмотрела на него с изумлением. Ее пальцы в дорогих лаковых туфлях непроизвольно изогнулись, и она смущенно улыбнулась. Ей очень нравилось, когда он целовал ее пальцы, как они обнаружили совсем недавно.

Лесли сердито закашлял. Манеры этого наглеца англичанина начинали выводить его из себя. Как он смеет разыгрывать здесь любовника его дочери, прямо у него под носом, черт побери!

— Хотелось бы знать, долго ли вы останетесь поблизости, если Мэрион перестанет быть моей наследницей? — спросил он ледяным голосом.

— Недолго, — ответил Хэдриан, и все замерли в немой сцене.

Мэрион растерянно посмотрела на него. И неуверенно переспросила:

— Недолго?..

— Конечно нет, — мягко повторил Хэдриан. — Если ты не будешь наследницей, ты, наверное, захочешь основать наше собственное дело. Но я сомневаюсь, что мы сможем осуществить это здесь, в Нью-Йорке. Во всяком случае, — добавил он, взглянув на Лесли, — при нынешнем положении вещей. Но мы сможем сделать это где-нибудь в другом месте. В Йоркшире, например. Или на Западном побережье, если ты захочешь остаться в Америке.

Глаза Мэрион засияли от удовольствия и благодарности. Он сказал так мало и вместе с тем так много. Начать с того, что он признал ее независимость и силу. Но главное, он сказал «мы». Одно это стоило миллионов. И он не призывал ее порвать семейные и национальные связи ради уз любви. Хотя она пошла бы на все ради него. Зная, что и он сделал бы для нее все, что угодно.

— Красиво звучит, — процедил Лесли. — Но только я сомневаюсь, что это реально и хорошо продумано.

Хэдриан оторвал взгляд от Мэрион и перевел на ее отца.

— Я бы не хотел, чтобы мы с вами стали соперниками, — проговорил он и добавил спокойно, заметив на лице Лесли самодовольную улыбку: — Ради Мэрион.

— Скажите лучше, ради самого себя, — мрачно поправил его Лесли.

— Нет, — ответил Хэдриан твердо. — У вас нет того, чего я хочу.

Лесли хмыкнул с явным недоверием.

— Нет? Да у меня миллионы долларов. Сотни миллионов. Вы не хотите денег?

Хэдриан улыбнулся.

— В каждый конкретный момент, мистер Вентура, вы можете жить только в одном доме, носить только один костюм, съесть только один обед, ездить только в одном автомобиле. А все это и я могу обеспечить для себя и для Мэрион. Она и сама может обеспечить этим себя — она ведь умная, одаренная, сильная. Нам не так уж и нужны ваши миллионы, мистер Вентура. — Он говорил спокойно, ни разу не повысив голоса, но Кэрол и Мэрион слушали его как завороженные. Он в самом деле говорит то, что думает, поняла Кэрол. А у Мэрион слезы подступили к горлу от гордости и счастья. О Боже, как она любит его!

— И вы думаете, я вам поверю? — спросил Лесли, и лицо его покраснело от гнева. Глядя в ясные смелые глаза англичанина, он, может быть, впервые в своей жизни почувствовал себя совершенно растерянным.

— Нет, — сказал Хэдриан твердо. — Я не думаю, что вы мне поверите. И очень сожалею об этом.

— Побереги свою жалость для себя, Боултон! — прорычал Лесли, чей взрывной итальянский темперамент наконец-то вырвался наружу. — И для моей дочери тоже. Потому что из-за твоих происков и твоей алчности я вынужден теперь лишить ее поста моего специального помощника. — Говоря это, он чувствовал себя пристыженно. Ведь он взвалил вину на Хэдриана, тогда как сам еще раньше решил дать Мэрион отставку. Это умаляло его в собственных глазах, но ярость стала только сильней. — Убирайся из моего дома! — проревел он, вскакивая на ноги.

Мэрион тоже вскочила.

— Папа! Если Хэдриан уйдет отсюда, я сделаю то же самое. И ни один из нас не вернется сюда.

Кэрол съежилась в кресле, открыв рот от испуга и не решаясь произнести ни слова.

— Делай как хочешь, но можешь тогда убираться из «Вентура индастриз», — выкрикнул Лесли первое, что пришло ему в голову. Он попросту не мог поверить, что дочь предпочтет ему англичанина. — Я собирался предложить тебе пост главы…

— Да подавись ты своим постом! — почти провизжала Мэрион.

— С чесноком и луком, а также солью и перцем, — добавил Хэдриан, и Кэрол Бэллинджер, чьи нервы сдали в этот момент, разразилась истерическим смехом. У Мэрион затряслись губы.

— Папа, — начала она умоляющим голосом, но Лесли уже не владел собой. Этот англичанин посмел смеяться над ним. Ему хотелось убить наглеца. Он резко отвернулся от них и, отойдя к окну, уставился на улицу.

Хэдриан посмотрел на его напряженную спину, на красную от прилива крови шею и почувствовал, что потерпел поражение. Все, что он сделал, было неправильно. Но какая альтернатива? Позволить этому человеку восторжествовать над ним? Что за жизнь была бы после этого для Мэрион и для него самого?.. А каково ей сейчас? Она любит своего отца, и Хэдриан это знал. Он посмотрел на нее, и она заметила выражение подавленности в его глазах. Подойдя к нему, она обвила его руками за плечи.

— Я люблю тебя, — сказала она. — Пошли.

Хэдриан кивнул. Он взглянул на Кэрол, которая лишь безмолвно покачала головой, взглянул на Лесли, молча стоявшего спиной к ним, и, обняв Мэрион за талию, вышел с ней из комнаты. Когда дверь за ними со стуком закрылась, Лесли сгорбился. Он двигался и чувствовал себя как старик.

— Ушли? — спросил он глухим голосом.

— Да, — ответила Кэрол. — Они ушли.

— Прекрасно. — Лесли с трудом ворочал языком. — Я не желаю, чтобы ее имя впредь упоминалось в этом доме.

Кэрол повернулась к нему и посмотрела ему прямо в глаза.

— Ты дурак, — произнесла она резко. — Ты не только потерял сына, но теперь теряешь и дочь. Ты ведь не веришь, что они не вернутся, не так ли?

Лесли смотрел на нее пораженный. Впервые Кэрол разговаривала с ним так резко.

— У меня не было выбора. Ты же видела, что он за человек, — пробормотал он, махнув рукой.

— О да, — сказала Кэрол. — Я видела. Сильный парень. Слишком сильный, чтобы склониться перед тобой, и это тебя уязвляет, не правда ли? К тому же он умен. Слишком умен, чтобы позволить тебе унижать себя и манипулировать собой. И это тебя очень сердит. Но ты дурак, если не смог увидеть, как Хэдриан Боултон любит твою дочь. И как она любит его. Вот почему ты не увидишь их, пока не поймешь это и не сделаешь что-нибудь. — И, повернувшись на каблуках, она вышла.

Лесли смотрел на закрытую дверь, и на душе у него было холодно. Он ждал, что дверь вот-вот откроется и вернется Мэрион. Или Кэрол. Или пусть даже этот англичанин. Но дверь не открывалась. И его роскошный особняк вдруг показался ему холодным и пустым.

Мэрион вошла в пентхаус и со вздохом скинула с ног туфли. Хэдриан с улыбкой наблюдал за ней.

— Твой отец вывел тебя из равновесия, правда?

Мэрион сердито фыркнула.

— Я не хочу говорить о нем. Никогда больше. Он ушел из нашей жизни.

— Это не так, — возразил мягко Хэдриан. — Со временем он одумается, и все вернется на круги своя. — Ему хотелось успокоить Мэрион. Но сам он отнюдь не был в чем-либо уверен. — Итак, — начал он бодро. — К делу. Каковы наши активы?

В течение последующего часа они подсчитывали свой основной капитал, который оказался значительным. Одни драгоценности Мэрион тянули более чем на миллион.

— Итак, у нас есть капитал, — заключил Хэдриан, устало поглаживая себя по шее. — Вопрос теперь в том, куда мы его направим?

Мэрион вздохнула.

— Не знаю. Я слегка запугана теперь, когда мы остались сами по себе. Что, если я не справлюсь?

— Мы начнем с малого, — проговорил Хэдриан спокойно, полный решимости не позволить ей впасть в пессимизм или отчаяние. — А теперь возьми голову в руки. В чем ты разбираешься лучше всего? Над чем ты прежде работала?

— Над новой компанией по организации туризма и отдыха, — сказала она и торжествующе вскрикнула: — Эврика! Мы можем купить ту ферму в Стоуви и использовать для своих нужд, — продолжала она с энтузиазмом. — Конечно, многое придется переделать, многое построить заново. Но дело перспективное! Мы осилим его, — бодрилась она, и глаза ее заблестели от возбуждения. Она не увидела смущения, появившегося на лице Хэдриана, когда перебирала бумаги, относившиеся к ферме Коулдстрим. В своем возбуждении она не заметила совпадения имен владелицы фермы и кузины Хэдриана. — Я должна серьезно над всем этим поразмыслить. — И, разложив перед собой нужные бумаги, начала быстро делать заметки. Вскоре она ушла в работу с головой.

Хэдриан молча удалился в свою комнату и лег на диван. Итак, этот момент наступил, подумал он уныло. Момент, которого он давно боялся. Он должен выбирать между Мэрион и Брайони. Он сумел выяснить адрес, по которому Брайони остановилась в Стоуви. Но ей нужно было продать ферму Лесли Вентуре, чтобы подорвать положение Джермейна. Хватит ли у него духу набрать номер телефона и попросить ее продать вместо этого ферму им? Но если он не сможет, что будет с Мэрион, с их новой жизнью, которую они вдвоем начали? Им страшно нужна была сейчас эта ферма…

Он тяжело опустился в кресло и молча взглянул на телефон. И долго еще смотрел на него, прежде чем собрался с духом и поднял трубку.


ГЛАВА 25 | Лёд и пламень | ГЛАВА 27