home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 14

Хэдриан тяжело вздохнул, свернув на Блэк-стрит и осторожно ведя машину по узким, кое-где вымощенным булыжником улицам Йорка. Сидя рядом, Брайони бросила на него быстрый взгляд.

— Что-то не так?

Хэдриан покачал головой и свернул налево.

— Нет, все в порядке.

Брайони не отрывала от него испытующего взгляда.

— А ну-ка, Хэдриан, — настаивала она, — выкладывай, что у тебя на уме.

Хэдриан неохотно улыбнулся уголками рта.

— Клянусь, ты просто колдунья, Брайони.

Она тихо рассмеялась и выглянула в окно, глядя на красивый город, по которому они проезжали. Прошли теплые летние месяцы. Октябрь принес, как обычно, целый шквал падающих золотых листьев, напоминая, что зима не за горами, а значит, и зимний лыжный сезон в Америке скоро начнется…

Внезапно она спохватилась, усилием воли отбросив эти мысли. Всякий раз, когда Брайони вспоминала о билетах, которые купила тайком от Хэдриана, и о том, как скоро она окажется на территории Кристофера Джермейна, она ощущала тревогу. Никогда прежде у нее не было секретов от Хэдриана, и она сокрушалась, что сейчас ей приходится постоянно лгать ему. Но где-то в глубине души она оправдывала себя. Опасно поддаваться мании, которая может погубить ее, но у нее не было уже сил остановиться. Что-то внутри постоянно подталкивало ее, ободряя на этом пути и протестуя, когда здравый смысл говорил, что надо простить и забыть. Она не сможет забыть. Никогда…

Бывало, ни с того ни с сего она вдруг разражалась слезами. Какие-то вещи, напоминающие прошлое, музыка, передача по радио… Она все еще не могла видеть фотографии моделей в журналах — они все напоминали ей о Кэти… Она не спала ночами, думая о Кристофере Джермейне и о том, что будет делать, когда окажется в Стоуви. По иронии судьбы деньги за ферму в Равенхайтсе пришли несколько дней назад, позволив ей уладить денежные дела и подготовиться как следует. Уничтожить Джермейна, используя деньги, которые он сам же ей заплатил, — здесь есть оттенок некоего изысканного возмездия. Пусть он оценит это в тот момент, когда придет час расплаты…

— Брайони! — Голос Хэдриана прервал ее мысли.

Она взглянула на него, и лицо ее приобрело обычное выражение.

— Когда ты так хмуришься, то напоминаешь мне Вайлет, — поддразнила она его. — Теперь у меня и тут есть собака, чтобы на меня ворчать.

Хэдриан натужно рассмеялся, вспомнив старую овчарку в Равенхайтсе. Но то, что Брайони могла теперь гораздо легче вспоминать о прошлом, было само по себе хорошим знаком.

— Хэдриан, останови машину.

— Зачем? — удивленно спросил он. — Ты себя плохо чувствуешь?

— Я-то чувствую себя прекрасно. А вот ты нет. Что случилось?

Хэдриан пожал плечами, но свернул на ближайшую стоянку и припарковал машину там. Потом медленно повернулся и посмотрел на нее. Брайони привычно сжалась на сиденье, словно старалась уменьшиться в размерах.

— А ты знаешь, у тебя больше нет никаких причин стесняться своей внешности, — заметив это, сказал он.

И это было правдой. За последние четыре месяца Брайони совершенно преобразилась. Ноги ее сделались стройными, и икры не тряслись уже от излишнего веса. Талия, конечно, не стала осиной, но была хорошо оформленной и подчеркнуто плавной, а грудь — упругой и высокой. Плечи, руки и шея тоже приобрели мягкие плавные очертания.

— Я продолжаю заниматься, чтобы похудеть еще больше, — начала было Брайони, но Хэдриан быстро поднял руку в протестующем жесте.

— Ни в коем случае! — живо проговорил он. — Ты как раз в норме, Брайони. Ты сделала достаточно. Ты не сможешь стать такой же стройной, как Кэти, потому что у нее совершенно иное сложение. А если сбавишь вес еще больше, то будешь выглядеть… просто худышкой.

— Ты так думаешь, Хэдриан? — с сомнением спросила она.

— Ну конечно. — Он нервно пригладил свои густые волосы. — Видишь ли, Брайони. Ты выглядишь потрясающе — высокая девушка, с изгибами на всех нужных местах. И хоть сейчас не в моде быть фигуристой, не всем же нравятся худые как палка. Разве Линнет не сказала, что ты уже в полном порядке? У тебя нет никакой разумной причины, чтобы продолжать себя истязать.

— Да, но…

— Но ты хочешь стать еще стройнее, как те модные девицы на телевидении, которых показывают с утра до вечера? — В его голосе прозвучала суровость, но он уже не заботился об этом. Ему хотелось высказать ей все, что он думает по этому поводу, потому что, видя, как она безжалостна к себе в своих занятиях, он уже начал бояться за нее.

Брайони заерзала на сиденье и упрямо уставилась в окно. Хэдриан говорил разумно, она это знала, но ей было дорого время. Кристофер вскоре должен уехать в Штаты, и ей нужно как можно быстрее добиться своего.

— Хэдриан, ты же знаешь, что я должна… Я имею в виду, что я хочу выглядеть хорошо, — торопливо поправилась она, но он резко оборвал ее.

— Ты уже выглядишь хорошо, Брайони, — произнес он веско. — Ты же видишь, как все мужчины оглядываются тебе вслед?

Она вспыхнула, вспомнив случай, происшедший в прошлую пятницу. Она шла мимо группы дорожных рабочих, и каждый из них оглянулся и присвистнул ей вслед.

— Они просто дразнили меня.

— Это и говорит о том, что ты привлекаешь внимание, — решительно перебил Хэдриан. — А помнишь, что сказал один из них, рыжеволосый?

Брайони кивнула.

— Он сказал, что… приятно увидеть девушку с формами.

— Точно. Девушку с фигурой, как песочные часы, вот что он подразумевал. Похожую на женщин из фильмов тридцатых и сороковых годов. Как Рита Хейворт и Мэрилин Монро. Эти девушки ведь не худышки, не так ли? А посмотри, какой ты стала, Брайони. Вспомни, как Линнет учила тебя держать плечи прямо и голову вверх? Ты двигаешься с такой грацией, что неважно, что ты высокая и формы у тебя как у Джейн Рассел, а не как у Твигги. Ты двигаешься… как…

— Как величавое парусное судно, а не как юркая шхуна?

Хэдриан рассмеялся. Что с ней поделаешь — та, прежняя Брин любила пошутить.

— Так и есть, Брайони. Можешь ты наконец усвоить своей глупой головой, что ты больше не толстая? Ты просто высокая. И с пышными формами, а не толстая. Понятно?

Брайони посмотрела на него, понимая, что он говорит искренне.

— Ты и правда думаешь, что я привлекательна?

— Да ты шутишь, что ли? Когда мужчина идет с девушкой по улице и каждый дорожный рабочий оглядывается им вслед, он чувствует себя так, словно идет под руку с Мисс Мира.

— Ну, это уж ты хватил через край, малыш.

— Может быть. Но немного. А теперь, если хочешь не опоздать к парикмахеру, поторопись.

Она тревожно ойкнула и выскочила из машины, бегом перебежав через улицу в парикмахерскую. На ней был простой брючный костюм в матросском стиле, отделанный белым кантом. Длинные ноги легко несли тело, когда она переходила улицу, а двубортный жакет трепетал на груди при малейшем движении. И Хэдриан весело наблюдал, как почти каждый мужчина поблизости останавливался и оглядывался на нее. Ее лицо, свободное от косметики, цвело здоровьем, а длинные волосы красиво развевались на ходу. Если не считать ее новой фигуры, она все еще была прежней Брин, с облегчением подумал он.


С собой Брайони взяла лишь самые необходимые вещи, зная, что, как только приедет в Америку, ей придется покупать себе полностью новый гардероб. Модную одежду, вещи, сшитые из шелка, атласа и кружева. И вечерние платья… У нее никогда в жизни не было вечернего платья. А тем более платья для коктейля. И эта броская стильная одежда, которую она видела на женщинах по телевизору, была за пределами ее опыта. Но ей придется купить такую одежду и научиться носить, если она хочет проникнуть к Кристоферу Джермейну. Эта мысль немного пугала ее.

Собрав вещи, она написала Хэдриану коротенькую записку, сообщив только, что собирается поехать отдохнуть куда-нибудь на деньги, полученные за Равенхайтс, и что ей нужно некоторое время пожить одной. Если бы он знал, что она задумала, то никогда не отпустил бы ее в Штаты одну.

Проверив сумку, она убедилась, что паспорт с новой фамилией, полученный лишь неделю назад, надежно спрятан во внутреннем кармашке, что билеты и аккредитивы при ней. Все было готово.

Она глубоко вздохнула и, подняв взгляд, поймала свое отражение в зеркале. Неужели она и в самом деле решилась на это? Покинуть страну? Оставить Хэдриана, единственного человека, который близок ей? Но пути назад уже не было. Она твердо решила схватиться с Джермейном на его собственной территории и за последний месяц, отчасти с помощью Хэдриана, узнала о нем многое.

Там были неожиданные вещи. Она очень удивилась, узнав, что Кристофер вовсе не получил состояние по наследству, как она думала, а сколотил его сам, выйдя из почти бедной семьи. Он не был женат еще ни разу, и уж тем более не дважды или трижды, как она почему-то считала. Но самое удивительное, что не обнаружилось и тени какого-нибудь скандала, связанного с ним или с его компанией. Чем больше она узнавала о размерах его компании, о его огромном состоянии, о влиянии и власти, которыми он пользовался, тем более безнадежной казалась ей ее затея. Только Мэрион Вентура давала некоторую надежду.

Хэдриан услышал это имя во время одной из своих многочисленных поездок в Лидс. Финансовый мир тесен и становится все теснее благодаря компьютерам, телефонам и факсам. Ходили слухи о новом положении в нем дочери Лесли Вентуры. А стоило копнуть поглубже, как выяснилось, что Мэрион Вентура недавно посетила Стоуви, где Кристофер Джермейн построил новый отель.

В последний месяц Хэдриан оказал ей неоценимую помощь; без него Брайони не знала бы с чего и начать. Хэдриан был не просто бухгалтер, как она быстро поняла. Он серьезно изучал экономику, банковское дело, коммерцию и бизнес. Он знал все о поглощении одних компаний другими, о том как это делается. Поэтому, когда он сказал ей, что эта крупная компания может попытаться взять под свой контроль компанию Криса, она почувствовала, что это очень важно для нее. Целыми днями она штудировала документы компании «Вентура», стараясь увидеть, нет ли там какой-нибудь зацепки для нее. С огорчением, но ей пришлось прийти к выводу, что нет. Она едва ли могла хоть как-то повлиять на такую гигантскую компанию, как «Вентура». И все же приятно сознавать, что есть и другие, которые стремятся нанести Кристоферу Джермейну тяжкий удар, что у них есть союзники. Так что если все провалится… если она провалится… Но этого не должно случиться. Ее отец рассчитывал на нее. Кэти полагалась на нее. И та, прежняя Брин Виттейкер, тоже нуждалась в успехе.

И она должна его достичь. Впереди долгий путь, но она всему научится. Она купит одежду, как у женщин Кристофера, освоит все тонкости косметики. Она уже три месяца брала уроки дикции, чтобы смягчить свой явный йоркширский акцент. И она будет поступать так и дальше. Делать все, что необходимо. Все, чтобы заставить его раскаяться. Чтобы увидеть его поверженным.

Холодная победная улыбка промелькнула у Брайони на губах. В последние два месяца она даже тайком брала уроки катания на лыжах на искусственном лыжном спуске неподалеку от Лидса. Такая вот ирония судьбы.

Внезапно она затрепетала, сомнения снова обуяли ее. Бывало так, что, несмотря на всю ее решимость, задача казалась абсолютно невозможной, ведь у нее нет никаких реальных шансов победить Джермейна. Но она должна. О да, она должна и она сделает это!

С последним вздохом, надеясь, что Хэдриан не слишком огорчится, узнав, что она уехала даже не попрощавшись, Брайони проверила, нет ли на площадке Линнет, и вышла из квартиры.

Дверь захлопнулась за ней с тихим, но неотвратимым щелчком.


Придя домой, Хэдриан сразу увидел лежащий на столе белый конверт. Он быстро прочел записку. Она была лаконичная и деловая, но он сразу все понял. Быстро открыв ящики, проверил, на месте ли бумаги, касающиеся Джермейна, и обнаружил, что большая часть их исчезла. Только документы, касающиеся «Вентура индастриз», были на месте. Тут он вспомнил, что Брайони надеялась использовать компанию Вентуры, чтобы повергнуть Джермейна. И вот теперь она уехала…

— О, Брайони, — покачал он головой. — Он же съест тебя живьем.

И тут же начал составлять длинный список того, что ему предстоит сделать. Ему придется оставить нынешнюю работу и перевести свои деньги в какой-нибудь нью-йоркский банк. Паспорт его в полном порядке, так что с этой стороны нет проблем. Он знал, что нет другого способа отыскать Брайони, как только через Вентуру. Если она объявится у них… Так что надо сконцентрировать усилия именно на этом. Как большинство крупных компаний, они там постоянно набирали новых сотрудников. Он сможет получить у них работу. У него высокая квалификация, специалисты его профиля повсюду нужны. Я разыщу ее, подумал он.

— И, кроме того, в Нью-Йорке… — Он остановился, удивленный, что произнес последние слова вслух. И задумавшись глубже над этой странной мыслью, покачал головой. Ничего реального, ничего осязаемого, за что можно было бы ухватиться, но он явно чувствовал, что Нью-Йорк навсегда изменит его жизнь. Что-то ждет его там… Что-то еще, кроме необходимости уберечь Брайони от ее безумств.


Нью-Йорк


В своем пентхаусе на «Башне Вентуры» Мэрион выглянула в окно. Город был огромный, серый и суматошный. Она никогда еще не чувствовала себя в нем более одиноко. Вздохнув, она повернулась и направилась в ванную, где пустила струю клубящейся паром горячей воды. Добавив ароматические соли, разделась и погрузилась в горячую ванну с блаженным вздохом, как всегда. Это было так приятно. И только так можно снять напряжение, которое росло в ней весь день.

— Смелей, Мэрион, — сказала она себе, и голос эхом отдался от кафельных стен и зеркал. — Это всего лишь обед.

Она невесело улыбнулась. Всего лишь обед. Кого она обманывает? Это обед с Кристофером Джермейном! И она не надеялась, что он пройдет очень уж дружественно.


ГЛАВА 13 | Лёд и пламень | ГЛАВА 15