home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Морган покинул маленький домик, принадлежавший казначею Вермонтского общества «зеленых», с чувством облегчения. Но прежде чем двинуться в дальнейший путь, он внимательно оглядел стоявшие поблизости автомобили. Следовало быть осторожным. Он опасался, что Кристофер нанял частных детективов, чтобы следить за ним. Поэтому десятиминутный путь занял у него минут двадцать пять, зато когда он постучал условным стуком в синюю дверь гаража, то был на сто процентов уверен, что никто не следует за ним.

Грег тотчас впустил его. В гараже было пусто, но признаки деятельности Морган заметил повсюду. Те четверо «темно-зеленых», которых он задействовал здесь, стоили сотни тех, что составляли «респектабельное» лицо Общества. Стол в центре гаража был завален снаряжением — проволокой, металлическими трубками, коробками, — и Грег, судя по всему, только что отошел от него.

— Как дела? — спросил его Морган.

— Прекрасно, — ответил тот. — Никаких проблем.

Он посмотрел на своего старого друга, и на его обезьяньей физиономии отразилась величайшая готовность повиноваться и преданность.

Познакомились они в лечебнице. Морган, высокий, красивый Морган, привлек к себе этого маленького, жилистого, безобразного человечка из Арканзаса с такой же легкостью, с какой магнит притягивает железные опилки. Ощущая его силу и уверенность в себе, Грег решил, что это тот человек, за которым стоит последовать. Когда-то Грег был подрывником и служил на военно-морском флоте. И сейчас его умение обращаться со взрывчатыми веществами весьма пригодилось Моргану.

— Они учили меня два года, а потом вы бросили на помойку, даром потратив деньги добропорядочных налогоплательщиков, — с неутихшей обидой сказал Грег.

— Не принимай близко к сердцу, — мягко утешил его Морган. — Мы не «за стенкой» теперь, — напомнил он, используя особое словечко, бывшее у них в обиходе в психиатрической больнице.

Грег тут же расслабился.

— Да, — произнес он тихо. — Я знаю, что мы не там. Благодаря тебе.

Морган улыбнулся.

— Не надо все время благодарить меня, — проговорил он, глядя на снаряжение, разложенное на столе. — Ты просто должен делать то, что ты делаешь.

Наблюдая долгое время за Грегом, он знал все его характерные особенности — небольшой тик в углу рта, диковатый взгляд темных глаз, возбудимость, которой Морган умел пользоваться.

— А ты все думаешь о нем, да? — неожиданно спросил Грег.

Морган быстро взглянул на него и отвел глаза. В один из редких моментов слабости в больнице он доверительно рассказал Грегу, что с ним сделали и кто это сделал. В те черные годы, в редкие моменты ясности, когда организм начал очищаться от старых барбитуратов, а его мучители этого еще не заметили и не стали вводить новые, ему необходимо было поговорить с кем-то. Тогда он и нашептал Грегу на ушко истории про Кристофера Джермейна. Ужасные истории. Но он не боялся, что Грег предаст его. Тот был рабски ему предан.

Взяв один из рулонов, лежащих на столе, Морган развернул его. Это был план проектируемого Джермейном гостиничного комплекса, дорогого роскошного отеля для праздных богачей. Таких же богатых, как он сам. Но не всегда он был таким богатым. Нет, и он знал, что значит жить в доме с тараканами, в вечном отчаянии. Но Крис выполз из той дыры много лет назад, в то время как он, Морган…

— Я уничтожу его, Грег, — тихо сказал Морган. — Медленно, но неотвратимо. Так, чтобы он мог почувствовать рану, которую я нанесу ему. Я разрушу все, что этот алчный и вероломный сукин сын понастроил. Я отберу у него все. — Он быстро взглянул на Грега. — А ты мне в этом поможешь.

— Конечно, Морган, конечно, — с готовностью откликнулся тот. Кровь бросилась ему в голову, заставив вздуться вены на висках. Он явственно увидел отель в огне. Чудесный красный, оранжевый, желтый огонь охватил его со всех четырех сторон. Зрелище завораживающее даже в воображении.

— Да, Крис, — пробормотал Морган тихо. — Ты у меня еще попляшешь. Я еще посчитаюсь с тобой.


Нью-Йорк


В городе небоскребов встречаются иногда и особняки, построенные известными промышленниками и банкирами — такими как Вандербильты, Асторы, Рокфеллеры или Гетти. Особняк Вентуры был одним из таких. Стоящий в густой тени сада, он был увит плющом, цепляющимся за каждый дюйм стен. Внутри царила изысканная роскошь. В шелковом платье от Валентино, в бриллиантовых серьгах и таком же кулоне от Картье, Мэрион не выглядела неуместно среди всего этого великолепия. Но, в общем-то, она здесь просто дочь, пришедшая пообедать в отцовский дом.

Принявшись за первое, она мельком взглянула на отца, сидящего во главе стола. Он выглядел сегодня лучше, чем несколько дней назад.

— Папа… Я… Спасибо тебе, что пригласил меня. Я уже давно нигде не бываю.

— Не надо было разводиться с мужем, — хмуро сказал Лесли. — Это первый развод…

— …В нашей семье за семьдесят пять лет. Да, я знаю, папа, — сердито прервала она. — Я это уже слышала.

— Не разговаривай со мной таким тоном! — вскинулся Лесли. Его резкий голос заставил Мэрион покраснеть. И даже зная, что он ожидает от нее извинения, она твердо посмотрела на него.

— Мой развод — это мое дело, — решительно заявила она.

Лесли побагровел от гнева, но пересилил себя и молча уткнулся в тарелку. Однако его недовольство было столь очевидным, что Кэрол почувствовала необходимость разрядить обстановку.

— Как у тебя дела с работой? — любезно обратилась она к Мэрион.

— Прекрасно. Хотя нет, конечно, не так уж прекрасно, — призналась она, воспользовавшись случаем поговорить на эту тему. — Не все понятно. Тяжеловато начинать.

— А ты думала, так просто разобраться в делах «Вентура индастриз»? — спросил Лесли, задетый за живое.

— Конечно нет, — пожала она плечами. — Но я и не думаю, что лучший путь — это изучать горы бумаг, гоняясь за бухгалтерами, которые делают все, что могут, чтобы помешать этому.

— И у тебя уже есть успехи? — язвительно спросил Лесли.

Мэрион сердито вспыхнула, но тут же взяла себя в руки и спокойно продолжала:

— Я просто хотела сказать, папа, что не надеюсь проникнуть во все лабиринты «Вентура индастриз», просто изучив горы бумаг.

Лесли медленно откинулся на своем стуле. Мысленно он одобрил дочь за умение владеть собой, сохранять в любом случае самообладание. Тот, кто потерял его, уже проиграл спор. Втайне Лесли был обрадован и даже немного удивлен теми способностями, которые проявила дочь за это время. За месяц она больше разобралась во внутреннем устройстве компании Вентуры, чем Кейт за целый год. Это было обнадеживающее начало, и возможно — пока еще только возможно, — у него появится в конце концов достойная наследница.

— Если ты хочешь в один прекрасный день возглавить «Вентура индастриз», Мэрион, ты должна знать все от А до Я в каждом ее отделе и подразделении. — Он пристукивал пальцем по столу, пока говорил, выделяя каждое слово. — Ты всегда должна быть в курсе того, что делается там каждый день. Должна знать, кто за что отвечает, когда, где и как образуются каждая прибыль и каждый убыток. Ты должна досконально изучить все гайки и винтики в каждом узле этого механизма. Как я.

Мэрион кивнула, слегка побледнев, но сохраняя спокойствие. Она чувствовала, что они с отцом достигли главного пункта в своем споре и решающий успех зависит от того, насколько она будет владеть собой.

— Я знаю, что ты прекрасно в этом разбираешься, папа, ты же сам и создал это все. Но ведь начинал ты просто с торговли недвижимостью, не так ли?

Лесли кивнул, слегка прищурившись и пытаясь понять, куда клонит дочь.

— Ты набирался опыта, по мере того как шел вперед. Ты делал ошибки и учился на них, никогда не повторяя их снова. Ты изучал рынок, учился понимать людей и предвидеть конъюнктуру. Это заняло у тебя три года, и только тогда ты основал «Вентура майнинг», компанию по горным разработкам. А теперь скажи, неужели я показала себя такой уж неспособной? Я ведь не опустила руки, как все от меня ожидали. Я же доказала, что у меня есть способности к такой работе. Но я не могу изучать бизнес, занимаясь сразу всем. Что мне нужно сейчас, так это делать то же, что и ты делал в свое время. Начать с простого. Быть ответственной за что-то одно, но видеть это насквозь. Таким образом я изучу что-то немногое, но досконально, и смогу применять это на практике.

— Разумно, — согласился Лесли почти неохотно. Прошло так много времени с тех пор, что он почти забыл те ранние годы, когда ему действительно приходилось учиться, начиная свое дело. Он посмотрел на дочь по-новому и с невольным уважением. — Но одного знания в этой работе мало, — предупредил он внушительным голосом. — Мужчина… Любой, кто сидит на председательском месте, должен обладать сильной волей. Ему приходится принимать решения, от которых зависят судьбы тысяч людей. Он должен бестрепетно увольнять сотрудников в трудные времена и не мучаться по этому поводу. Он должен следить за котировкой акций на бирже с инстинктом хищника, которому позавидовала бы и акула. Он много должен уметь такого, что не доступно остальным людям. Ты понимаешь, девочка, о чем я говорю?

Мэрион кивнула. Она не одобряла некоторые из отцовских методов ведения дел и не собиралась в дальнейшем следовать им, но не стоило говорить ему об этом сейчас. Всему свое время, и позднее она покажет ему, что человечность и хорошие деловые качества могут уживаться в одном человеке. Но это потом.

Глаза Лесли подозрительно прищурились. Он чувствовал, что Мэрион не согласна с его жестокой философией. Но, черт возьми, она же вступает в джунгли, где конкуренты тут же разорвут ее на куски, если она не будет жесткой с ними. Если хочешь тут преуспеть, надо четко усвоить правила игры. А единственный способ выиграть — быть быстрым и неразборчивым в средствах.

Мэрион заметила реакцию отца и напряглась. У него было что-то на уме, ей не следовало расслабляться.

— Когда Кейт… прежде… чем он умер, — Лесли силился выговаривать слова ровным голосом, хотя это и давалось ему нелегко, — незадолго до этого я дал ему задание взять под свой контроль одну компанию. «Джермейн корпорейшн». Ты слышала о ней?

Мэрион почувствовала, как сердце у нее забилось от волнения. Кажется, она добилась своего. Она убедила отца.

— Да. В основном она специализируется на зимнем лыжном отдыхе, не так ли? Они построили новый отель в Стоуви, где у меня есть зимний загородный дом. Вернее, теперь не у меня, а у Ланса. Он получил его после развода.

— Все правильно. — Лесли был приятно удивлен ее осведомленностью. — Это небольшая компания по нашим стандартам, но она быстро расширяется. И самое главное, она уже проникла в Европу. Она мне нужна. Но будь осторожна. Кристофер Джермейн — очень умный человек, — добавил он многозначительно. — Ты могла бы многому научиться у него. Но это мой единственный совет. Остальное делай сама.

Мэрион неподвижно уставилась на отца, вдруг осознав, какое заманчивое предложение он ей сделал.

— Ты имеешь в виду… Ты хочешь, чтобы я занялась перекупкой этой конкурирующей компании? — спросила она спокойно. — Ты хочешь, чтобы я прибрала к рукам, отобрала у этого человека его компанию?

— Именно это я и имею в виду, — грубовато подтвердил Лесли Вентура, стараясь не обращать внимания на потрясение в ее глазах. — Я хочу, чтобы ты доказала, что способна управлять «Вентура индастриз». Добудь мне «Джермейн корпорейшн», и я поверю в тебя.


Йоркшир, Англия


Горе сжимало сердце Брин. Шел дождь, как и должно быть в этот траурно-сумрачный день. Помятые цветы, лежавшие на краю могилы, еще сохраняли краски, и от этого сравнения, так напоминающего сестру, Брин почувствовала, как рыдания поднимаются у нее к горлу и все тело сотрясается. Стоявшие рядом отец и кузен невольно сделали шаг к ней ближе, поддержав ее под руки с двух сторон. Священник читал молитву, а Брин не могла отвести глаз от простого деревянного гроба Кэти.

Она подняла взгляд к серому небу, и дождевые капли упали ей на очки. Ну и пусть. Она не хотела видеть, как ее сестру опускают в землю навечно. Это было ужасно, безвозвратно, отчаянно тяжело. И особенно потому, что Кэти сама привела себя к могиле, покончив с собой. Но до какой же степени надо отчаяться, потерять всякую надежду, чтобы решиться на такой шаг? И о чем сестра думала в последний момент?.. Этого ей, Брайони, знать не дано. Но она знала, кто в этом виноват, кто, сам того не ведая, безусловно подтолкнул своими действиями Кэти к самоубийству. Если бы не он, отнявший у них все, что они любили, чем дорожили, Кэти была бы жива. Это он убил ее сестру… Он, Кристофер Джермейн… Мысленным взором она видела его даже сейчас. Высокого, красивого, богатого… И внешне такого привлекательного. Ублюдок!.. Как же она ненавидит его!

Дождь почти совсем прекратился. Священник захлопнул Библию и поднял голову. Все были печально-молчаливы и сосредоточенны. Все думали о Кэти. Кроме Брин. Она размышляла сейчас только о том, как заставить Кристофера Джермейна страдать. Страдать, как ее отец сейчас. Страдать, как, должно быть, страдала Кэти в эти ужасные последние часы.

Брин не знала еще, как поставит его на колени. Она знала только, что должна это сделать.

Или умереть…


ГЛАВА 8 | Лёд и пламень | ГЛАВА 10