home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 62

Следующие два часа Эрик провел в конференц-зале на административном этаже, беседуя с капитаном Ньюмайером, детективом Роадесом и помощником окружного прокурора. Он переоделся в очередной принесенный Полом комплект и рассказал им все, что случилось, очень подробно, начиная с того момента, как он нашел нестыковки в истории болезни Вирджинии Тихнер и заканчивая жуткой сценой на балконе. Они задавали много уточняющих вопросов, и он отвечал на все как можно детальнее, несмотря на протесты Пола, который никогда не доверял представителям властей и был против излишней откровенности. Слева от Эрика во время беседы сидел Майк из юридического отдела, а сразу за ним – Том и Брэд, все трое слушали очень внимательно и делали записи, но вопросов не задавали.

Допрос закончился, но теперь у Эрика оставались вопросы. Он повернулся к детективу Роадесу:

– Теперь, когда вы знаете, что Макс не виновен в убийстве Рене, как вы намерены действовать?

– Это все не так просто, как кажется. Мы, конечно, проверим ваше заявление, проведем расследование… свяжемся с его адвокатом и увидим, хотят ли они с нами сотрудничать и будут ли отвечать на наши вопросы. Дело в том, что одного вашего заявления недостаточно, несмотря на все наше уважение к вам, учитывая, что Сэм Уорд тоже был весьма уважаемым человеком.

Эрик вздрогнул при упоминании имени Сэма. Он до сих пор с трудом мог поверить, что Сэма больше нет, что он умер такой ужасной смертью… И сознание Эрика по-прежнему отказывалось признавать тот факт, что Эрик пытался убить Кристин, что он проводил ужасные эксперименты с Перино, что он предал их дружбу… Эрик понимал, что ему понадобится довольно много времени, чтобы разобраться в собственных чувствах, но уже сейчас он знал, что в душе у него преобладает горечь потери и скорбь.

– Кроме того, с Макса никто пока не снял обвинение во взятии заложников в торговом центре. И это уже не касается нас, это работа Главного управления Мэриона и капитана Ньюмайера. – Детектив Роадес кивнул в сторону капитана. – Может быть, спросите его об этом?

Капитан Ньюмайер прочистил горло:

– Доктор Пэрриш, я должен обсудить это с помощником окружного прокурора, а он, в свою очередь, должен будет обсудить это с самим окружным прокурором.

Эрик подумал, что это очень похоже на перекладывание ответственности с одного ведомства на другое, но он понимал, что в каждой организации своя бюрократия – и не важно, носят ее сотрудники униформу или белые халаты.

– А где Макс находится сейчас?

– Он в одной из местных психиатрических лечебниц, его наблюдают и лечат.

– Какими препаратами? – Эрик почувствовал, как Пол толкает его под столом ногой, но его сейчас больше всего волновало именно это.

– На данный момент я не располагаю этими данными. – Детектив Роадес покосился на капитана Ньюмайера, который уже вставал, засовывая в бумаги в папку, а ручку в карман. – Что ж, думаю, мы закончили на сегодня, хотя мы попросили бы вас не покидать штат.

– Что? Это еще почему? – воскликнул Эрик с изумлением.

Детектив Роадес нахмурился.

– Ведь ваше заявление еще не проверено, доктор Пэрриш.

– Отлично. – Эрик понял это как признание, что на самом деле это вопрос времени.

Пол покачал головой.

– Не заставляйте меня жалеть о том, что мы с вами сотрудничаем, детектив. Я пока не сложил оружия и могу устроить вам отличный скандал в прессе, особенно после сегодняшнего.

Детектив Роадес тяжело поднялся, взял свой блокнот и сунул его во внутренний карман пиджака.

– Джентльмены, спасибо всем. Будем на связи.

Майк подскочил на носочках:

– Офицеры, позвольте вас проводить.

– Благодарю. – Детектив Роадес вместе с помощником окружного прокурора и капитаном Ньюмайером пошел к дверям. Они вежливо попрощались и вышли, и Эрик слышал за дверью голос Диди, которая объясняла им, как пройти к лифту.

Майк вернулся в комнату и прикрыл за собой дверь.

– Эрик, нам нужно поговорить.

– Говорить буду я.

– Позволь сначала мне. – Майк переглянулся с Брэдом и Томом и снова сел за стол переговоров напротив Эрика и Пола. – Я думаю, что скажу не только от своего имени, но и от имени Брэда и Тома, а еще от имени «Филахелс Партнершип» и всей нашей больницы, если выражу тебе огромную признательность за…

– Хватит! – Эрик поднял руку.

Он больше не хотел слушать цитаты из устава больницы.

– Прежде всего я требую, чтобы меня восстановили в должности заведующего отделением – немедленно. Сейчас очевидно, что заявление Кристин о сексуальном домогательстве с моей стороны – вранье. Она сделала это по указанию Сэма – возможно, ради хороших рекомендаций, и вы сможете в этом убедиться, когда она достаточно поправится, чтобы говорить. Я требую, чтобы вы немедленно подписали соответствующий приказ, чтобы я мог вернуться к работе уже завтра – это необходимо для того, чтобы успокоить пациентов и навести порядок в отделении.

Майк растерянно хлопал глазами.

– Э…

А Том просто кивнул:

– Будет сделано.

– Второе: я волнуюсь из-за наркотиков, которые Сэм, возможно, давал Дональду Перино в период лечения, и…

Майк нервно перебил его:

– Я уверен, миссис Перино обязательно подаст на нас в суд.

Эрик не обратил на его слова никакого внимания.

– Мне плевать на иски… Это важно для нормальной работы моего отделения и больницы в целом, и мы должны провести внутреннее расследование, чтобы выяснить этот вопрос. Я хотел бы сделать это сам, но думаю, что в таком случае встанет вопрос о конфликте интересов.

Пол кивнул:

– А вы хотите избежать даже теоретической возможности необъективности.

– Совершенно верно. – Эрик кивнул ему в ответ, а потом повернулся к Майку, Тому и Брэду: – Я не хочу упустить в этом расследовании ни единой, даже самой мелкой детали. Нам нужен человек, который сможет посмотреть на ситуацию абсолютно непредвзято и без оглядки на нас. Если Сэм действительно вредил здоровью Перино – я хочу знать об этом, даже если я понесу за это ответственность как непосредственный начальник Сэма и даже если больница понесет за это ответственность, так как он являлся ее сотрудником.

Глаза Майка вспыхнули:

– С точки зрения закона любое подобное действие или намеренное причинение вреда Сэмом должно рассматриваться как уголовное преступление и выходит за рамки нашей ответственности – госпиталь в любом случае ни при чем! А вот ты, Эрик, можешь многое потерять, если миссис Перино подаст иск. Я уверен, ее адвокаты смогут доказать, что ты проявил халатность как непосредственный начальник Сэма и…

– Стоп. – Эрик снова поднял руку и перевел взгляд на Тома. – Я могу рассчитывать на тебя в этом деле? Мы начинаем независимое расследование?

– Да. – Том кивнул. – Мы должны провести это расследование, несмотря ни на какие оговорки. «Филахелс Партнершип» меньше всего заинтересована в том, чтобы подобные ситуации пятнали нашу репутацию в глазах больных. Ты знаешь, что я хирург. И если нужно резать – то резать я не боюсь.

– Отлично. – Эрик понял, что его действительно могут признать ответственным за Сэма, но ему было все равно. Теперь он знал, что если его вдруг уволят, он сможет выжить. Ему уже пришлось пережить куда более сложные вещи.

Том откашлялся.

– Значит, договорились. Я лично надеюсь, что мы сможем устоять, несмотря на иски миссис Перино, и тебя не признают виновным в халатности, особенно учитывая твой номер два в рейтинге, который мы можем выложить в качестве козыря…

– Никаких козырей! – прервал его Эрик. – Хватит уже козырять.

Пол хмыкнул.

– То есть вы хотите играть в открытую.

Эрик улыбнулся:

– Да. Как вы догадались?

– Я мог бы в вас влюбиться.

Эрик взглянул на Тома, улыбка быстро исчезла с его лица.

– Третье: нам нужно написать письмо в «Ю Эс Медикал Репорт» и сообщить им, что мы отказываемся от участия в рейтинге. Учитывая тот кошмар, который мы допустили, учитывая, что за нашей спиной творили с больными, мы просто не имеем права участвовать в этом рейтинге и претендовать на высокое место. Я не буду выступать перед камерами, не смогу улыбаться и говорить речи.

Майк задохнулся:

– Эрик, ты серьезно?!

Том нахмурился:

– Эрик, не торопись, подумай хорошенько.

Брэд уставился на Эрика, словно тот был чокнутым.

– Ты не можешь говорить это всерьез. Ты… просто тебе слишком многое пришлось пережить за последнюю неделю. Ты в ужасном стрессе. Мы приносим свои извинения за ту роль, которую, возможно, сыграли в этом, ведь мы ни на секунду не поверили этой девице…

– Стоп. – Эрик покачал головой. – Кристин – жертва. Она такая же жертва Сэма, как и Рене Бевильакуа. И я не собираюсь разыгрывать карту со вторым местом в рейтинге. И надеюсь, вы откажетесь от участия в нем до того, как правда выйдет наружу, и нам удастся избежать публичного скандала. – Эрик помолчал, размышляя. – А в следующем году – я обещаю, мы сделаем этот рейтинг. И мы не будем номером два, мы будем первыми.

Том и Брэд переглянулись, а Майк демонстративно замолчал.

Вмешался Пол:

– Ну все, Эрик, я уже – уже влюблен.

Эрик проигнорировал его.

– И последнее. – Он отвернулся от Майка в сторону Тома и Брэда. – Я требую отдельного независимого расследования с привлечением следователей со стороны относительно Морриса Брекслера и его деятельности в Комиссии по лекарственным средствам. Мы все слышали сплетни о нем, что он получает откаты от фармацевтических фирм, продвигая определенные лекарства, в частности «Ростатин». Мне не нужно объяснять вам, что в нашей работе существует опасность коррупции, когда лекарства, отклоненные Управлением, тем не менее проходят испытания в отдельных больницах, и это именуется «бесплатными образцами». Я больше не намерен закрывать глаза на свои подозрения. И хочу, чтобы с этим что-то сделали. В то же время я на собственной шкуре испытал, что такое быть несправедливо обвиненным. Если Моррис действительно получает откаты и пользуется своим служебным положением, мы должны остановить и наказать его. Если же нет – мы должны снять с него все подозрения.

Брэд, Том и Майк, казалось, лишились дара речи.

– Так что? – холодно спросил Эрик.

Том ответил:

– Мы… ты просишь слишком много.

– Типа «такие уж времена», ты это имеешь в виду?

– Ну… мы рассмотрим этот вопрос.

– Либо вы рассмотрите его в ближайшее время, либо этим займется пресса. – Эрик лукаво взглянул на Пола, а потом снова перевел взгляд на Брэда, Тома и Майка: – Вы знаете, что Гарри Трумэн никогда не говорил: «Отправьте их в ад»? Он сказал: «Я никогда не говорил «отправьте их в ад», я сказал им правду, а они подумали, что это и есть ад». Так что, ребята, осторожнее. А теперь я иду домой.

Эрик поднялся, почти одновременно с ним встал Пол. Они пошли к двери, и Эрик вдруг вспомнил, что в прошлый раз, когда он был в этой комнате, ему приказали пописать в баночку.

И он вышел, не говоря больше ни слова.


Глава 61 | Каждые пятнадцать минут | Глава 63