home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 61

Эрик лежал на больничной койке в палате отделения «скорой помощи», приходя в себя благодаря «Наркану» – лекарству, которое блокировало действие морфина, его обычно давали пациентам с передозировкой. На пальце у него был установлен пластмассовый датчик, который отслеживал его жизненные показатели, а в вене стояла капельница с солевым раствором. Одет он был в свою одежду, все еще влажную, а рубашка и руки у него были в так и не смытой крови Кристин. Сама Кристин сейчас боролась за свою жизнь в отделении хирургии – и Эрик не знал, какие у нее шансы. Он непрестанно молился о том, чтобы она выжила.

Закрыв глаза, он пытался отогнать от себя видение Кристин, истекающей кровью на полу его кабинета, страшной алой раны на ее горле. Он слышал, как полицейские, больничная администрация и Лори разговаривают приглушенными голосами у дверей палаты. Пол уже ехал в клинику, предварительно наказав Эрику ничего не говорить полиции до его приезда. Но Эрик пока и не мог ничего сказать полиции – сначала ему надо было прийти в себя.

Он пытался осознать тот факт, что Сэм пытался убить Кристин. А еще, что Сэм убил Рене. По пути в отделение «скорой помощи» Эрик успел сообщить полиции то, в чем признался ему Сэм: что это он, а вовсе не Макс, убил Рене, и полицейские пообещали ему, что позвонят в полицию Рэднора и Макса освободят.

Эрик вспомнил тот первый вечер, когда он познакомился с Максом и его бабушкой – и его вдруг поразило понимание, что он сейчас находится в той же палате. Так замкнулся этот жутковатый круг.

Не открывая глаз, Эрик оплакивал бабушку Макса, Рене и Кристин. Он оплакивал и Сэма, умершего такой ужасной смертью. Так много насилия, так много смертей… Перед его мысленным взором вдруг встал образ Перино, который несмотря ни на что пытался спасти Сэма в последнюю минуту, Сэма, который вел себя по отношению к нему крайне непорядочно. Эрик подумал, что надо заново изучить историю болезни Перино, потому что если Сэм действительно давал ему какие-то лекарства, которые влияли на его состояние, то это отвратительная манипуляция, недостойная врача. Значит, Сэм использовал Перино в своих целях, так же, как использовал Макса.

Все существо Эрика содрогалось от ужаса и раскаяния. Он все пытался понять, как он мог так долго и так жестоко ошибаться в Сэме, который был настолько не на своем месте, как мог доверять ему. Ведь Эрик был психиатром и прекрасно знал, что большинство из нас носит маски – и эти маски очень отличаются от того, что прячется под ними. Он вдруг понял, что и сам носил маски – и, возможно, слишком долго.

Маску успешного заведующего, номера два в рейтинге, постоянно стремящегося все выше.

Маску хорошего отца, который слишком опекает свою дочь.

Маску хорошего мужа, который в результате оказался просто не нужен своей жене.

Может быть, пришло время снять все маски и посмотреть, что скрывается за ними на самом деле. Когда все это закончится – он, наверное, позвонит Артуру и попросит провести с ним новый курс.

Эрик вдруг почувствовал, что на глаза ему навернулись слезы – и толком не понимал, почему, и даже не пытался анализировать свои эмоции. Единственное, что он знал точно – это то, что он любит Ханну. На сердце у него стало легче при мысли, что ей теперь не нужно будет стыдиться его – это было важно не столько для него, сколько для нее. Его дочь, ее друзья, все дети в ее школе – они больше не будут считать его убийцей. Он снова станет уважаемым психиатром и отцом, пусть и несовершенным. Он слишком большое значение придавал мнению других людей о себе – таких, как Сэм и, может быть, даже Кейтлин. В его понимании любовь всегда была слепа – по крайней мере поначалу. И тут ничего нельзя было поделать, даже если очень захотеть. Он же был всего-навсего человеком, не больше.

– Эй, – заглянула за занавеску Лори, – можно к тебе?

– Конечно. – Эрик улыбнулся, он был рад видеть ее, и Лори улыбнулась ему в ответ, подходя к его постели.

– Как ты себя чувствуешь?

– Лучше.

– Полицейские очень ждут, когда ты будешь в состоянии дать показания, но я сказала им попридержать коней.

– Спасибо.

– Есть хорошие новости: похоже, Кристин сможет выкарабкаться после двух трансфузий. Мы потом сходим к ней.

– Отлично. – Эрик почувствовал, как его захлестывает волна облегчения и благодарности.

– Кстати, по иронии судьбы – знаешь, какая у нее группа крови? Четвертая отрицательная. Редкая. Нам пришлось побегать. И знаешь, чья кровь ей досталась? – Лори состроила забавную гримасу, смешно наморщив нос.

– Твоя?

– Да. Не думай, что это было легко!

Эрик рассмеялся. Это было здорово.

– А как дела в моем отделении? Что там произошло? Авария?

– Нужна хорошая уборка, но в целом все успокоилось. Амака бдит.

– Слава богу. А Перино, он как?

– Он внизу, в холле. Его жена не выглядит радостной.

– Не сомневаюсь. – Эрик сейчас просто не мог думать об этом. – А где были мои другие заместители во время пожара? Дэвид и Джек?

– Дэвид пытался найти источник огня и погасить его. Несмотря на свою астму, кстати. Джек был в отделении эндокринологии, флиртовал с какой-то сестричкой. – Лори нежно взяла его за руку, коснувшись пальцами его запястья. – Между прочим, я здесь не просто так, я выполняю свои профессиональные обязанности – я же твой лечащий доктор отделения «скорой помощи».

– И сейчас ты проверяешь мой пульс?

– Не совсем, – улыбнулась Лори.

– Тогда ты держишь меня за руку.

Лори улыбнулась чуть шире:

– А ты поцеловал меня тогда у торгового центра, в машине.

– Это все твое воображение. Все-все тебе привиделось, все твоя фантазия. Ничего на самом деле не было. И я, конечно, не забегал в этот торговый центр. Кто вообще способен на такую глупость? Уж конечно, не я, уважаемый заведующий.

– Ты довольно болтлив, ты знаешь об этом? – Лори наклонилась и нежно поцеловала его в губы, один раз, потом другой.

– Ого, – произнес Эрик, чувствуя приятное волнение, какого давно не испытывал.

Лори выпрямилась, лукаво улыбаясь. Темный кудрявый локон выбился из ее пучка, удерживаемого карандашом.

– Тебе нравится мой способ ухаживать за больными?

– Только не надо торопить события.

– Ха! – Выражение лица Лори изменилось, стало серьезным. – Ладно, думаю, надо признать, что ты был прав – и я рада этому. Ты верил в Макса гораздо больше, чем я, но он действительно не убивал эту девочку. Такой счастливый конец, да? Ну, типа счастливый…

– Типа… – Эрик почувствовал, как сжалось у него сердце. – Это так ужасно, что Рене убили… Она была так юна. И умерла из-за такой глупости! Хотя убийства не оправдывает никакая, даже самая веская причина.

– Зачем Сэм делал все это – можешь объяснить?

– Он хотел быть мной. Вернее, он хотел то, что, по его мнению, было у меня. Он хотел аплодисментов и очень хотел денег. – Эрик мысленно вернулся к тому, что говорил Сэм тогда на балконе. – Я собираюсь обратиться к администрации больницы и попросить их вывести Брекслера из состава Комиссии по лекарственным средствам. Если это ничтожество действительно продался фармкомпаниям и на их деньги построил свой Миртл-Бич, я хочу, чтобы он сел в тюрьму. Хватит уже сплетен. Это уголовное преступление, и я больше не собираюсь это терпеть.

– Да ты решительный парень! – Лори улыбнулась с гордостью.

– Черт возьми, так и есть.

– Тогда я с тобой. – Лори наклонилась и поцеловала его еще раз. – Как насчет ужина завтра вечером, после работы? Я угощу тебя джином с тоником.

– У тебя?

– Угадал. – Лори снова улыбнулась ему.

В этот момент занавеска зашевелилась, и они оба увидели, как Пол просунул голову в палату и уставился на Лори и Эрика с расплывающейся по лицу улыбкой.

– Когда свадьба, детки? – спросил Пол с явным удовольствием.


Глава 60 | Каждые пятнадцать минут | Глава 62