home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 58

Эрик промчался по коридору, выскочил на лестницу и понесся вверх с максимальной скоростью, на которую был способен. У него не было времени: охранники могли догадаться, куда он направляется, особенно после звонков Джулии и Нэнси. Ему надо было попасть в отделение раньше них. Он не знал, будет ли у него еще один шанс, и не мог упустить этот. Понять, что происходит, он пока не мог, но у него было весьма дурное предчувствие.

Перепрыгивая через ступеньки, он пытался сложить два и два.

Если психиатр приходил к Максу, но об этом нет записей в истории болезни – значит, кто-то залез в историю болезни и уничтожил записи. Эрик даже представить себе не мог, кто из его сотрудников мог скрыть от него информацию о том, что консультировал Макса, но ему обязательно нужно было это узнать.

Он поднялся на четвертый этаж, и тут вдруг раздался сигнал пожарной тревоги. Сирена эхом отражалась от стен лестничной клетки.

Эрик моментально снова превратился в заведующего отделением, ответственного за проведение необходимых процедур во время пожарной тревоги – порядок их в психиатрическом отделении был несколько иной, чем во всех остальных. При включении пожарной сирены обычно по громкоговорителю объявляли, где находится очаг возгорания. И даже если он был поблизости от отделения – нужно было просто ждать. Пациентов нельзя было эвакуировать из отделения и даже выносить на носилках в силу их повышенной тревожности – и делалось это в исключительных случаях, если пожар происходил непосредственно в самом отделении. Пожарная команда больницы несла ответственность за каждую пожарную тревогу и вызывала на подмогу городских пожарных, когда не могла справиться своими силами.

Ожил громкоговоритель:

– Код красный, Правое крыло, код красный, Правое крыло!

Сердце Эрика ушло в пятки при этих словах – это значило, что пожар случился именно в психиатрическом отделении. Он побежал вверх по лестнице, мысленно прокручивая в голове план эвакуации: в случае пожара в его отделении абсолютно все сотрудники должны были подключиться к эвакуации больных и попытаться минимизировать для них уровень стресса. Персоналу предписывалось поднять пациентов с кроватей и надеть на буйных смирительные рубашки, рукава которых завязывались спереди. Сотрудники отделения должны были сопровождать каждого пациента в такой рубашке, чтобы он не мог причинить вред себе или кому-либо еще во время эвакуации.

Самые большие опасения вызывал у Эрика Перино.

Громкоговоритель продолжал орать: «Код красный, Правое крыло, код красный, Правое крыло!»

Эрик добежал до пятого этажа, распахнул дверь и попытался разглядеть, что творится в отделении. Но сотрудники из других служб толпились в коридоре, закрывая обзор и возбужденно переговариваясь. В воздухе стоял характерный запах гари, летали черные хлопья копоти. В любую секунду могли заработать потолочные разбрызгиватели, вот-вот должна была прибыть пожарная команда с огнетушителями.

– Внимание, все! – Эрик проталкивался через толпу. – Пожалуйста, вернитесь на свои рабочие места! Нужно подготовить помещение для пожарной команды!

– Эй, да это же доктор Пэрриш! – воскликнул кто-то, и толпа возбужденно зашумела: – Мы видели вас вчера в торговом центре! Мы здесь, чтобы помочь! Скажите нам, что делать! Можем ли мы помочь, доктор Пэрриш?

– Я понимаю, что вы хотите помочь, но, пожалуйста, уходите! Здесь слишком опасно, уходите!

Эрик почувствовал облегчение, увидев, что медсестры и пациенты его отделения уже высыпали в коридор, испуганные и мокрые. Он приветствовал их быстрым кивком, а потом бросился к двери. Внутри отделения клубился черный дым, в вестибюле работали потолочные разбрызгиватели.

– Амака! – позвал Эрик, когда она выскочила из дверей, таща за собой встревоженную миссис Джелик. За ними бежали Тина с мистером Джейкобсом, пожилым пациентом, страдающим депрессией, который выглядел очень испуганным и растерянным.

– Эрик, слава богу! – воскликнула Амака, явно находясь на грани истерики. – Мы не стали ждать тревоги, Сэм приказал всех эвакуировать. Я не знаю, где Джек. Дэвид пытается справиться с огнем в кухне. Одному богу известно, как это случилось!

– Ладно, давайте просто продолжим в том же духе, давайте выведем всех из отделения. – Эрик помог Амаке и миссис Джелик выйти в коридор, потом проводил туда же Тину с мистером Джейкобсом. – Успокой меня. Вы эвакуируете пациентов с северной стороны?

– Да. И мы уже почти закончили.

– Отличная работа! – Эрик знал, что большинство пациентов отделения находились в северном крыле, в то время как в южном располагались конференц-залы, кабинеты, место для курения и только одна палата для особо беспокойных или опасных пациентов типа Перино. – А как Перино? Сэм надел на него смирительную рубашку?

– Думаю, да. Но я была в северном крыле, поэтому точно не знаю.

– Больше никому рубашки не надевали, правильно? Новеньких не поступало, пока меня не было?

– Нет.

– Окей. Увидимся позже! – Эрик поспешил внутрь.

Ледяная вода хлестала с потолка, словно проливной дождь. Сотрудники вели оставшихся больных к выходу, с волос и одежды их капала вода, кто-то тащил на всякий случай пакеты для переливания крови.

– Отличная работа, ребята! Кто остался в левом крыле?

– Это последние! – отозвалась одна из медсестер, устало улыбаясь, несмотря на капающую с волос воду. – Все, кроме Перино.

Эрик побежал в южное крыло, по пути спросив другую сестру:

– Где Сэм и Перино?

– В палате Перино, – ответила она, кашляя.

– А Дэвид и Джек?

– Дэвид в кухне, пытается потушить огонь! – закричала еще одна медсестра из-за ее спины, она вела Лиа Берри, их «призрака». – А где Джек – я не знаю.

Эрик бросился в южное крыло. Из кухни валил дым, заполняя весь коридор перед его кабинетом. Оранжевые языки пламени вырывались из микроволновки и мусорной корзины, но Джека и Дэвида нигде не было видно. Дверь кабинета Эрика была открыта, что само по себе было очень странно – и он заглянул внутрь. Хлещущая с потолка вода и едкий дым мешали что-либо увидеть, но Эрик отчетливо услышал очень странный, хлюпающий звук радом со своим столом.

Он зашел внутрь, чтобы узнать, что там такое.

То, что он увидел, было настолько ужасно и невероятно, что он на какой-то момент окаменел: на ковре лежала Кристин, горло у нее было перерезано – как в кино. Она была еще жива, взгляд ее бессмысленно блуждал по комнате. Кровь толчками выходила из раны, заливая ей грудь и плечи, изо рта тоже струйкой сочилась кровь. Вода лилась сверху ей на лицо и тело. Руки она вытянула по швам.

Эрик бросился к Кристин и опустился рядом с ней на колени. Он инстинктивно прикрыл ей рану левой рукой, пытаясь остановить кровь, и схватился правой рукой за телефон, набрав номер Лори:

– Лори! – закричал он, когда она взяла трубку. – Быстро в мое отделение! У меня тут ребенок с перерезанным горлом!

– О господи! Закрой ей рану рукой! Мы мигом!

– Быстрее!

Эрик отключился, бросил телефон в сторону и закрыл рану Кристин уже обеими руками, наклонившись к ней. Ее теплая кровь просачивалась между его пальцами. Он чувствовал ее пульс – очень слабый. Эрик не понимал, как такое могло произойти, кто вообще способен был на такое?! Он был в ужасе, в негодовании. Должно быть, это сделал Перино.

– Эрик… – тихо прошептала Кристин.

– Да, это Эрик. Не двигайся, помощь уже идет. – Эрик слышал, как воздух проходит через рану на ее шее, кровь пузырилась у него между пальцами.

– Простите… за то, что я сделала…

– Ничего, Кристин, ничего… – Эрик понял, что она имеет в виду историю с сексуальным домогательством, но теперь это было совершенно неважно. Ее жизнь утекала сейчас у него между пальцами, он чувствовал ее влажное дыхание на ладонях с каждым звуком, который она произносила.

– Он… дьявол…

– Кто дьявол? Кто это сделал? Перино? – Эрик наклонился к самым ее губам, чтобы получше расслышать ответ.

Но в эту секунду он почувствовал сильный удар по голове, и все его тело пронзила острая боль.

А потом все погрузилось в темноту.


Глава 57 | Каждые пятнадцать минут | Глава 59