home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Эрик покинул здание полицейского участка вместе с Полом. Они начали продираться сквозь толпу репортеров, запрудившую все пространство перед входом. Их стало еще больше, они держали перед собой телефоны, микрофоны и видеокамеры. Фотографы поднимали над головами портативные прожекторы и то и дело включали вспышки, которые были похожи на маленькие взрывы бомб. Репортеры обступили вышедших и, следуя за ними по пятам, забросали их вопросами:

– Мистер Фортунато, кто ваш клиент? Сэр, кто вы? Как ваше имя? Почему вы переоделись? Это имеет отношение к убийству Бевильакуа? Что вы делали там так долго? Пожалуйста, дайте свой комментарий!

Эрик шел, низко опустив голову и пряча лицо. Журналистам было известно, что Пол – адвокат по уголовным делам, и теперь они догадывались, что Эрик подозреваемый – в отличие от того момента, когда он входил в здание участка: тогда он мог быть просто свидетелем или человеком, владеющим какой-то информацией. А теперь репортеры почуяли кровь – и преследовали его до самой парковки.

– Пол, этот человек заинтересованное лицо или подозреваемый? Они конфисковали его одежду? Почему его не арестовали? Есть ли какая-нибудь информация по делу Бевильакуа? У полиции есть какие-то версии? Пожалуйста, остановитесь, поговорите с нами! Скажите нам, кто этот человек. Лучше сделайте заявление первыми – это ваш шанс! Сэр, сэр, как ваше имя? Лучше сделайте заявление первым, не дожидаясь, пока это сделает полиция!

Эрик и Пол с трудом смогли пробраться к черному джипу марки «Мерседес», который был припаркован около переполненной стоянки в неположенном месте. Пол пискнул брелком сигнализации, и они запрыгнули на передние сиденья машины. Пол включил зажигание, а репортеры облепили джип.

– Это просто кошмар! – Эрик, шокированный, отшатнулся от окна. Повсюду загорались и тухли вспышки, ослепительно горели прожектора, направленные прямо на машину. Эрик инстинктивно сжался в комок.

– Не прячьте свое лицо. Поднимите голову повыше и смотрите прямо перед собой. На них не смотрите. – Пол тронулся с места и сдал назад, нажимая на гудок.

– Осторожно, не задавите кого-нибудь!

– Почему это? Вообще-то это моя любимая часть!

– Я давал клятву. Не навреди.

Эрик смотрел перед собой, изо всех сил стараясь не вступать в зрительный контакт ни с кем из репортеров. Он видел раньше подобные сцены в кино, но и представить себе не мог, насколько все это ужасно и хаотично в жизни.

– Я тоже давал клятву. Но я скрестил пальцы.

Пол повернул руль и посигналил, разгоняя репортеров.

– Знаете, ведь копы могли выйти и взять эту толпу под свой контроль, но они не хотят.

– А почему?

– Потому что они хотят на вас надавить. Они хотят, чтобы вы засветились в одиннадцатичасовых новостях. Как я уже говорил, у них все козыри на руках, а вы только-только начинаете смотреть свои карты.

Пол подал машину вперед и нажал на газ, продвигаясь к выезду.

– Но они ведь не поедут за нами, правда? – Боковым зрением Эрик видел, что репортеры рысью понеслись к своим машинам и новостным фургончикам, припаркованным вдоль Айвен-роуд.

– Не волнуйтесь, я оторвусь от них. Вы сидите в машине с восемью цилиндрами, не облагаемыми налогом, – идеальный автомобиль для бегства.

Пол резко повернул налево, проскочил мимо живой изгороди перед симпатичными домиками на боковой улочке, а потом так же резко повернул направо и поехал по очаровательному району за Ланкастер-авеню.

– У меня сегодня вечером назначены сеансы с пациентами. – Эрик взглянул на часы на передней панели машины, они показывали 18:32. – Первый сеанс в семь, у меня дома.

– Возьмите свой новый телефон и отмените все сеансы. Сегодня вечером вы не сможете принимать пациентов. Мне нужно будет собрать все факты вашего дела воедино. – Пол посмотрел в зеркало заднего вида и снова свернул направо.

– Но я и вам не смогу предоставить конфиденциальную информацию. – Эрик вытянул из кармана новый мобильник, страшно расстроенный тем, что ему предстояло сделать: он никогда раньше не отменял сеансы, ведь он нужен своим пациентам.

– Мне нужно знать все, что вы сможете мне поведать. Про мальчика, про девочку, про замороженный йогурт. – Пол втиснул «Мерседес» в плотный поток машин, едущих на запад.

– Мой дом в противоположном направлении. – Эрик взглянул на новый телефон, тоскуя о старом, в котором была вся его жизнь плюс милая фотография Ханны на обоях. Вчера он так и не смог пожелать ей спокойной ночи и не был уверен, что сможет это сделать сегодня.

– Я специально увожу их в другую сторону, на всякий случай. Хотя на самом деле, я думаю, мы уже оторвались. – Пол снова проверил зеркало заднего вида и ухмыльнулся: – Смотрите-ка, быть адвокатом – это весело!

– Отлично, так держать! – сказал Эрик с благодарностью.

Вдруг в машине зазвонил телефон, на дисплее GPS-навигатора высветилось «Звонит Лори…»

– Моя старшая сестра! – Пол стукнул по кнопке на руле, принимая звонок. – Привет, дорогая! Миссия выполнена! Орел в гнезде! А теперь можешь сказать мне, как сильно ты меня любишь.

– Я люблю тебя, Пол. – Голос Лори, искаженный динамиками и усилителями, звучал механически. – Ты умница, ты вовсе не тупой, как все говорят.

– Я разбираюсь в этих вещах! Я умный! А не как все говорят. Я не тупица! Я умный и требую уважения!

– Ты разбил мое сердце, Фредо. Ты разбил мое сердце.

Эрик не понимал, о чем они говорят.

– Что это вы такое несете, ребята?

Лори хихикнула в динамиках:

– Это же «Крестный отец», высшая ступень культурного развития моего братца.

Пол кивнул.

– Я Фредо, она Майкл. Она стала Майклом, потому что она старше.

– Потому что я умнее.

– Потише, сестренка. – Пол осклабился. – Как-никак я везу домой твоего дружка. Перегнешь палку – и я засуну его обратно в гадюшник.

– Пол, он не мой дружок, он мой коллега.

– А, точно, он же говорил, что вы друзья. Ха.

Эрик решил проигнорировать этот неловкий момент.

– Лори, спасибо, что позвонила Полу. Просто не знаю, что бы я делал без него.

– Да! – Пол радостно стукнул ладонью по рулю. – Еще один удовлетворенный парень!

Лори застонала.

– Пол, угомонись уже. Где вы, ребята? Эрик, ты не вернешься в больницу?

Эрик почувствовал в ее тоне горечь.

– Я не могу. Хочешь верь, хочешь не верь, но я отстранен от работы.

Лори задохнулась:

– Это что, шутка?

– Знаю, знаю.

Пол закудахтал:

– Они оскорбили моего мальчика! Что вообще за дерьмо! Ведь найти более преданного своей работе чувака просто нереально, он только и говорит о своих пациентах! Вот поэтому он тебе идеально подходит, Лор, трудоголики должны держаться вместе, тогда они смогут произвести на свет новых трудоголиков, которые поднимут экономику и спасут страну. И тогда Америке будет хорошо, Европе будет хорошо, и всем остальным странам тоже будет хорошо. Новая жизнь начнется с вас двоих, Лори. С тебя и Эрика. Спасите Вселенную… Ну, или не спасайте. Выбор за вами.

Эрик невольно засмеялся, хотя и пытался сдержаться.

– Лори, мы едем ко мне домой. Уже почти приехали. Мне нужно отменить частный прием.

– Напиши мне адрес, я подъеду. Пока, ребята, мне пора.

Лори отключилась.

Пол снова нажал на кнопку и оглянулся по сторонам.

– Я ведь все правильно сделал? Я отличный сводник.

Эрик вовсе не был расположен разговаривать о своих делах на любовном фронте или тем более об их отсутствии.

– Прошу прощения, мне нужно звонить пациентам.

– Вперед, я не буду подслушивать.

– Если так, то у меня есть для вас диагноз. – Эрик набрал номер своей семичасовой пациентки, Джин Карфони, который помнил наизусть, потому что он был очень похож на его собственный. Приложив телефон к уху, он ждал ответа и мысленно представлял себе Джин, учительницу средней школы, которую он лечил от депрессии, вызванной долгой борьбой с хроническим лимфолейкозом.

– Алло, кто это? – ответила Джин.

– Джин, привет, это доктор Пэрриш. Боюсь, мы должны отменить сегодняшнюю встречу. Простите, что так поздно предупреждаю, надеюсь, вы еще не вышли из дома, и…

– Доктор Пэрриш! Слава богу! Я вам звоню-звоню! С вами все в порядке?

Эрик не сразу понял, чем вызвана тревога в ее голосе.

– Я в порядке, и я прошу прощения, что не позвонил вам раньше.

– Вы знаете, это все просто безумие какое-то, но мне кажется, я вас видела по телевизору. Они не называли вашего имени, но клянусь, это были вы, там, в полицейском участке Рэднора. В новостях об этой убитой девочке из «Сакред Харт». Так это были вы или нет?

Эрик не мог заставить себя солгать.

– Простите, но я сейчас не могу вам ничего объяснить. Можно, я позвоню вам попозже и мы назначим время следующего сеанса?

– Да, конечно. – Ответила Джин растерянно. – Позвоните, когда сможете, доктор Пэрриш.

– Спасибо, я позвоню. Мне пора, до свидания. – Эрик повесил трубку и вздрогнул. – Вот черт.

– Да не напрягайтесь. Звоните дальше.

– Спасибо. – Эрик уставился в окно, глядя на пролетающие мимо огни домов и машин.

Люди ехали домой с работы, они разговаривали и отправляли смски, и все они были далеко от него, в какой-то другой реальности, за стеклом. Он больше не был одним из них. Больше нет. Полиция подозревает его в убийстве, и возможно, он действительно косвенно виноват в смерти юной девушки. Один из его пациентов – потенциальный самоубийца, может быть, уже даже осуществивший свое намерение. У него больше нет работы и жены, он даже не может жить вместе со своим ребенком… Эрик чувствовал себя чужим самому себе, как будто вместе с этими серыми спортивными штанами он надел на себя чью-то чужую жизнь.

– Звоните своим пациентам, – мягко сказал Пол.

Эрик снова взялся за телефон, позвонил в справочную и узнал номер, а потом поговорил со своим следующим пациентом, который, слава богу, еще не слышал о том, что его подозревают в удушении юной девушки. Во время разговора Эрик видел, что Пол, несмотря на его заявление о том, что он не будет подслушивать, внимательно прислушивается к тому, что он говорит, и даже что-то надиктовывает на свой мобильник по ходу разговора.

Они свернули на боковую дорогу к дому Эрика. И чем ближе они подъезжали, тем отчетливее Эрик видел, что входная дверь его дома сломана, деревянное полотно просто расколото пополам.

– Они что, сломали мне дверь? – спросил он потрясенно.

– Прости, дружище. Это полный отстой.

– Это опять тактика запугивания?

– Да нет, им просто надо было войти.

Эрику было не смешно.

– Нет, ну правда… Именно так они добывают вещественные доказательства. А как иначе они смогут попасть внутрь?

– А почему бы просто не дождаться жильца или не позвонить владельцу дома? И вот они ушли – а дверь оставили открытой. Это же опасно.

– Эрик, такова жизнь. – Пол заехал на стоянку перед домом и выключил зажигание.

– А, ну да.

Эрик вышел из машины и закрыл дверцу, заметив, что соседи всей семьей прильнули к окну и наблюдают за ним. Он даже боялся представить себе, что они сейчас о нем думают – после того как копы ворвались в его дом, предварительно выломав дверь. Он поднялся на крыльцо и провел пальцами по трещине в двери, зигзагом идущей с самого верха и до самого низа. В руку ему немедленно впилась заноза. До этого момента он как-то не чувствовал, что это место – его дом, а сейчас внезапно осознание этого пронзило его острой болью, так что получалось, что он обрел и потерял дом в одно и то же время.

Пол поднялся вслед за ним и, положив ему руку на плечо, начал что-то говорить, однако Эрик резко обернулся и рявкнул, пожалуй, более резко, чем позволяли приличия:

– Не вздумайте шутить!

– Зайдем внутрь. Я помогу вам прибраться.

Эрик почувствовал раскаяние.

– Прошу прощения, я был груб.

– Послушайте, если бы вы не грубили после того, что вам сегодня пришлось пережить, вам точно нужен был бы хороший мозгоправ. – Пол хлопнул его по спине, и Эрик улыбнулся. Вместе они вошли через сломанную дверь в дом и по коридору прошли в гостиную.

– О нет…

Эрик окидывал взглядом жуткий беспорядок, сердце у него сжималось.

Диванные подушки были разбросаны, профессиональные журналы, книги и справочники вывалены с полок и брошены в углу. Дверцы шкафа распахнуты, диски валялись по всей комнате. Мешок с грязным бельем, который Эрик приготовил для прачечной, распотрошили, грязное белье теперь кучей лежало на полу.

– Можете не спрашивать – да, они имели право это сделать.

– Зачем они устроили такое?

– Я поиграю в адвоката дьявола и скажу, что они просто старались ничего не пропустить.

Пол поднял с пола фланелевую рубашку, вылинявшую от стирки, и, брезгливо держа ее двумя пальцами, осведомился:

– Можно я это сожгу?

– На журнальном столике был ноутбук. Они взяли мой ноутбук. Они что, заберут все, что у меня есть? Это же вторжение в мою частную жизнь, разве нет? – Эрик подошел к столику, на котором раньше стоял ноут, но теперь там остался только серый провод от него. Весь стол был усыпан отвратительным черным порошком – средством для снятия отпечатков пальцев.

– Они обычно забирают компьютеры в случаях, подобных нашему, и я читал ваш ордер – они действовали в его рамках.

– Значит, они могут везде заглядывать и видеть все, что у меня есть? Бумаги, с которыми я работаю, моя рабочая и личная почта, все мои фотографии? – Эрик подумал о фотографиях Ханны и Кейтлин, об альбоме с отдыха на море, о фотографиях из парка аттракционов, с дней рождения… Конечно, он сохранил их в облаке, но теперь, пусть даже он не потеряет их навсегда, он не сможет спокойно смотреть на них, не сможет избавиться от ощущения, что их видели, их касались чужие люди, разглядывая самые интимные и сокровенные моменты его жизни.

– Пол, это же моя жизнь.

– Я понимаю.

– Пойдемте в мой кабинет, это здесь.

Эрик вышел из гостиной, бросил по пути беглый взгляд на кухню, которая тоже была в жутком состоянии. Повсюду был этот черный порошок, дверцы шкафчиков нараспашку, ящики выдвинуты, посуда выставлена как попало, холодильник открыт.

– Они обыскивали холодильник?

– Они искали наркотики. Ну, или мороженое.

Эрик устремился к своему кабинету.

– Пол, если личные дела пациентов не входят в этот ордер – значит, они не имеют права в них заглядывать? Ведь они не могут их трогать, да? Это же будет нарушение прав моих пациентов, а я бы этого не хотел.

– Нет, они не должны были их трогать.

– Я храню их в закрытом сейфе, – Эрик открыл дверь кабинета и включил свет. Его компьютер исчез, стол был усыпан все тем же черным порошком, оставляющим жирные грязные следы. Книжные полки были пусты, книги, журналы и бумаги валялись прямо на полу. Он бросился к деревянному сейфу, где хранил дела пациентов, и схватился за медную ручку, но сейф оказался закрыт – его не открывали.

– Закрыто. Наглядная демонстрация. Луч света в темном царстве, – улыбнулся Пол.

– Ребята, вы где? – раздался голос у них за спиной, и оба повернулись и увидели стоящую на пороге Лори. Она была одета в голубой хлопчатобумажный джемпер, джинсы и беговые кроссовки, волосы у нее были убраны под тоненький обруч. В руках она держала две коробки с пиццей. – Силы быстрого реагирования с углеводами наперевес уже прибыли.

– Да! – Пол подскочил к Лори и чмокнул ее в ще-ку. – Мама бы сейчас очень гордилась тобой! Что может быть лучше чудесной итальянской девчонки? Отбросьте уже стереотипы, люди!

– Спасибо, что приехала, – сказал Эрик, подходя к ней и беря коробки с пиццей из ее рук. Он положил их на стол, слегка сдвинув все то, что на нем валялось, в сторону.

– Эрик, просто не верится… что они сделали с твоим домом… – Выражение лица Лори становилось все более мрачным по мере того, как она осматривалась по сторонам. – Просто не верится, что вообще такое происходит. Ты должен мне все рассказать.

– Я потом доложу обстановку.

– А я помогу тебе привести дом в порядок. Быстренько тут все приберем.

– Вот именно это я и имел в виду! Мы должны породниться! – Пол открыл коробку с пиццей. – Пожалуйста, пожалуйста, скажи мне, что это двойной сыр и тройной соус!

– Так и есть, а та, которая внизу, грибная.

– О, я грибной парень. – Эрик вдруг почувствовал, что очень голоден.

– Эрик, обрати внимание. – Пол взял кусочек пиццы, держа его чуть в отдалении от себя, чтобы не испачкать костюм. – Она знает, что вы грибной парень. Она помнит. А вы, видимо, самый тупой из всех умников, которых я когда-либо встречал. Ну, я по-любому отсюда смываюсь.

– Прямо сейчас? – спросил Эрик. – Вы вроде хотели поговорить со мной о моем деле.

– Все, что нужно, я узнал еще в машине. – Пол направился к двери и остановился на пороге, уронив на пол кусочек моцареллы. – Завтра расскажете мне все остальное. Я позвоню.

Лори повернулась к Полу.

– А с чего бы тебе уходить? Я же только что пришла.

– Вот именно. Я ухожу и оставляю двух друзей наедине. – Пол развернулся и пошел по лестнице вниз.

Эрик и Лори молчали, прислушиваясь к шагам Пола по лестнице и чувствуя непривычную неловкость, вызванную словами Пола, как будто он сказал то, что не следовало бы говорить. Эрик не знал, действительно ли Лори «имеет на него виды», да и в любом случае – атмосфера была отнюдь не романтическая.

– Спасибо за пиццу, – сказал Эрик, протягивая руку ко второй коробке. – Я и правда обожаю грибы.

– И я тоже, – быстро подхватила Лори. – И если честно – я не помнила, что ты их любишь, я купила ее потому, что сама люблю. Ну, то есть, кто же не любит грибную пиццу, правда? Она же самая вкусная.

– Точно. Я умираю с голоду, даже не помню, когда ел в последний раз. – Эрик открыл коробку с пиццей и взял горячий кусочек. В этот момент зазвонил городской телефон на столе. Он, не выпуская пиццу из рук, дотянулся до аппарата и включил громкую связь: – Алло, это доктор…

– Вы что сделали с моим сыном, доктор?! – раздался взволнованный женский голос. – Что вы сделали с моим сыном?!

Эрик узнал этот голос сразу и очень встревожился.

– Мэри? Макс вернулся?

– А ну быстро приезжайте сюда!


Глава 36 | Каждые пятнадцать минут | Глава 38