home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

– Рене… мертва? – Эрик окаменел. Он просто не мог в это поверить. Нет, этого не может быть! Он был потрясен до глубины души.

– Кто такая Рене, Эрик? – удивленно спросил Брэд. – Это пациентка вашего отделения?

– Нет, это… касается одного из моих частных пациентов. – Эрик покачнулся. Сердце у него готово было выпрыгнуть из груди.

– Доктор Пэрриш, – заговорил снова детектив Роадес, – вы можете нас проводить?

Амака коснулась его плеча:

– Эрик, идите, раз надо. Мы сможем удержать рубежи.

– Что ж, тогда… конечно, – Эрик судорожно пытался собраться с мыслями.

Его захлестнуло чувство вины.

Первой его мыслью было: «Это сделал Макс!» – и Эрик отругал себя за то, что принял неверное решение и не предупредил полицию об опасности. Но в следующую секунду он почувствовал сомнение и смущение: он не мог, просто не мог поверить, что Макс причинил вред Рене, а тем более – что Макс был способен на убийство.

– Спасибо, тогда пройдемте. – Детектив Роадес пошел к двери, и Эрик побрел за ним, словно во сне.

В лифте ехали молча. Двери лифта разъехались, и они пошли по вестибюлю больницы к выходу, лавируя в толпе сотрудников с бейджиками на груди и посетителей с шариками и плюшевыми игрушками в руках.

Выйдя из клиники, они направились к машине, и яркий солнечный свет вывел Эрика из оцепенения. Вопросы посыпались из него, как горох из мешка.

– Детектив, а как Рене была убита? Когда это случилось? Где ее нашли?

– Мы поговорим обо всем на месте, доктор Пэрриш, если вы не возражаете.

Детектив Раодес подвел его к серому «Таурусу» с тонированными окнами, припаркованному в неположенном месте прямо перед входом в больницу. Детектив Пагано открыл заднюю дверцу, Эрик скользнул на заднее сиденье и с удивлением обнаружил металлическую перегородку между передними и задними сиденьями машины. На задних дверцах не было внутренних ручек – они не открывались изнутри.

Детективы сели вперед, и машина тронулась.

Эрик, совершенно растерянный, сидел сзади. До него постепенно доходило, насколько ужасно то, что случилось. Рене, эта очаровательная кудряшка с огненными волосами, мертва – такая юная! Убита. Это казалось просто невозможным. Эрик верил – и в то же время не верил, не мог поверить в это. Ему нужно было знать, как это произошло – хотя он и не хотел признавать, что это произошло на самом деле. Он молился только о том, чтобы она не была задушена. Но даже если она была задушена – это еще не значило, что ее убил Макс. Эрик все равно не мог себе представить, что Макс способен на такое. По опыту он знал, что люди, подверженные ОКР, крайне редко осуществляют свои фантазии, ведь и Артур с ним в этом был согласен. Так что же случилось с Рене?!

Он смотрел в окно на проносящиеся мимо улицы, но перед глазами у него стояло юное личико Рене. Как она была мила, какие у нее были ясные глаза, как она была вежлива и хорошо воспитана!

Эрик попытался собрать воедино все, что знал о ней: итак, она хотела набрать как можно больше очков по SAT, она жила в хорошем доме в дорогом районе, она слишком много разговаривала по телефону за рулем, у нее было много друзей, она была популярна…

На Эрика накатило отчаяние: он слишком мало знал о Рене, чтобы хотя бы предположить, кто еще ее мог убить, кроме Макса. Ее приятель? Кто-то из школы? Кто-то из членов семьи? Или она стала случайной жертвой? Как она погибла? Эрик понял, что у него совсем нет никаких данных. Он вытащил из кармана айфон и вошел в интернет. Начал было печатать в поисковике имя «Рене Бельвильакуа», но сигнал был слишком слабый. На глазах у Эрика выступили слезы, и он убрал телефон – сейчас у него просто не было на все это сил.

Автомобиль приближался к участку, и Эрик попытался собраться. Он понимал, что, скорее всего, Макса еще не нашли – в противном случае полиция или Мэри сообщили бы ему об этом. Что самое ужасное – независимо от того, убил ли Рене Макс или кто-либо еще, для Макса это станет жуткой трагедией: если это сделал Макс – он захочет умереть, если это сделал кто-то еще – он все равно захочет умереть.

Теперь Эрик еще больше волновался, что Макс может покончить с собой: у мальчика не осталось никого, он потерял и любимую бабушку, и девушку, на которой был зациклен, о которой так беспокоился, которую боялся убить и которую, возможно, на самом деле убил…

Если, конечно, это был он.

Эрик все-таки очень сомневался, что Макс пошел бы на убийство.

Что бы там ни говорили законы – он прежде всего был психиатром и врачом. И поэтому он не мог, не имел права причинить вред своему пациенту. Он же давал клятву.

Он начал просчитывать свои следующие шаги – что можно сделать, чтобы спасти Макса. Конечно, его долг – помочь полиции найти его, и он расскажет им все, что нужно для того, чтобы его найти, но не больше, потому что отношения его, Эрика, с Максом никого не касаются. И Эрик решил, что нарушит эту конфиденциальность только в том случае, если это будет нужно для спасения жизни Макса.

«Таурус» повернул направо на Айвен-роуд и проехал мимо поля для софтбола, расположенного рядом с административным зданием, где находилась городская администрация и полицейский участок. Обычно Айвен-роуд представляла собой довольно тихую улочку, вдоль которой рядами выстроились каменные дома, но сегодня она выглядела совсем по-другому: множество машин и белых фургонов с цветными логотипами NBC, ABC, CBS FOX запрудили улицу, ощетинившись антеннами и микрофонами.

Вдруг зазвонил телефон Эрика, он взглянул на экран – это была Лори. И он ответил:

– Привет.

– Эрик, что там такое происходит? – Голос Лори звучал тревожно. – Я слышала, пришли копы и увезли тебя по поводу какого-то расследования. Что еще за хрень?!

– Со мной все в порядке, не беспокойся. – Эрик не хотел говорить сейчас с Лори о Максе – боялся сказать лишнее при полиции.

– Но что происходит? Они тебе что-нибудь объяснили? Ты где вообще?

Лори задавала вопросы отрывисто, словно осматривала поступившего в приемное отделение больного: пульс, дыхание, здесь, здесь, здесь…

– Я должен идти. Мы как раз подъехали к участку.

– Ты поехал в участок без адвоката?! Тебе не нужен адвокат?

Эрик вспомнил, что брат Лори был адвокатом по уголовным делам в Филадельфии.

– Конечно, нет, речь ведь идет не обо мне. Мне пора, мы на месте. Я обязательно свяжусь с тобой попозже.

– Эрик, но…

– Все, поговорим потом. – Эрик отключился. Они как раз въехали на площадь перед зданием администрации – новым, очень современным, из красного кирпича и стекла. Перед зданием был разбит красивый цветник, а чуть дальше была двухуровневая парковка.

Здесь тоже было полно прессы, и как только машина свернула на подъездную дорожку, к ним отовсюду бросились возбужденные репортеры с микрофонами наперевес и с видеокамерами на плечах.

Детектив Роадес застонал:

– Доктор Пэрриш, видите – у нас тут компания. Вы не обязаны с ними разговаривать – более того, я вам настоятельно рекомендую этого не делать.

– Да, конечно, само собой, – ответил Эрик.

Машина подъехала к участку.

Эрик вдруг обнаружил, что на груди у него по-прежнему болтается бейджик, поспешно снял его и сунул в карман – он совсем не хотел, чтобы репортеры знали его имя и место работы.

– Сохраняйте спокойствие. Мы проведем вас внутрь спокойно и быстро. Единственный способ сделать это – следовать установленному порядку. – Детектив Роадес повернулся к Эрику лицом, но его было не слишком хорошо видно через сетчатую перегородку. – Сейчас мы подойдем к задней двери машины и откроем ее. Выходите, следуйте за нами и идите прямо к входной двери. Они начнут выкрикивать всякие вопросы – мой совет: не давать никаких комментариев.

– Понятно. – Эрик сунул в карман телефон.

– Сидите, пока мы не откроем дверь, – детектив Роадес заглушил двигатель, затем оба следователя вышли из машины и быстро подошли к задней двери. Детектив Роадес открыл дверь, протянул мясистую руку Эрику и буквально выдернул его из машины.

Толпа журналистов оживилась и зашумела, все что-то кричали.

– Сэр, кто вы?

– Вы член семьи?

– Вы имеете какое-то отношение к убийству Бевильакуа?

Репортеры выставили вперед микрофоны на длинных палках, камеры и сотовые телефоны.

– Вы как-то связаны с жертвой?

– У вас есть какая-нибудь информация?

– Вы были знакомы с Рене Бевильакуа?

Детективы ринулись к входной двери, Эрик опустил голову и поспешил за ними. Дверь из дымчатого стекла распахнулась, и они вошли в квадратный холл с серым ковром. Только тут детектив Роадес отпустил руку Эрика.

– Отличная работа, доктор Пэрриш. Продолжайте в том же духе.

– Спасибо. Можете называть меня просто Эрик.

– Окей, Эрик. Тогда я Джерри. А мой напарник – Джо.

– Здорово.

Эрик прошел вслед за детективами через другую дверь. Справа находилась стеклянная перегородка, которая делила пространство на две части, отделяя офисную часть от помещения с кофейным автоматом и автоматом по продаже средств личной гигиены и лекарств.

Они свернули в узкий чистый коридорчик с диванчиками рыжего цвета, приглушенным светом и обитыми панелями стенами, на полу здесь лежал оранжевый ковер. Коридорчик заворачивал вправо.

– Это точно полицейский участок? – засомневался Эрик.

– Да, мы везунчики. У нас, конечно, не было бы столько места, если бы мы не делили помещение с городской администрацией.

– Здесь красиво. – Эрик подумал, что это ничего общего не имеет с той отвратительной картинкой, которую обычно показывали по телевизору.

– Спасибо. Теперь сюда. – Детектив Роадес поднялся по лестнице и пошел к дверям, которые привели их в большой просторный офис со стеклянной стеной. Вдоль противоположной стены стояли столы, принтер, копир и несколько шкафов с папками. В середине комнаты располагалось несколько столов, на каждом лежало по стопке папок, а также стояли рамочки с фотографиями детей, сувениры и кружки с символикой спортивных команд.

Эрик подумал было, что все это выглядит как обычный офис любой компании средней руки, но тут же ему пришлось изменить мнение: взгляд его наткнулся на большой плакат с заголовком «Раскрытые преступления», на котором размещались фотографии: около тридцати восьми или даже сорока фотографий мужчин и женщин различного возраста, роста и цвета кожи. Выражения лиц у них были самые разные: растерянные, равнодушные, пьяные, развязные, напряженные и перепуганные, а напротив каждого имени красовалось название совершенного преступления: грабеж, кража со взломом, физическое насилие, тяжкие телесные повреждения, террористические угрозы, взлом, насилие с применением оружия… Любой из этих людей на фото мог быть пациентом, которого Эрик видел у себя в больнице, – его вполне могли привозить копы на обследование. Среди преступников было так много душевнобольных людей и так много душевнобольных людей рано или поздно становились преступниками, что порой невозможно было отделить одно от другого и понять, что первично.

– Вот мы и пришли, доктор Пэрриш. Вы не могли бы пройти через металлоискатель? – Детектив Роадес указал в сторону детектора в дальнем конце комнаты.

– Почему бы и нет? – Эрик с готовностью прошел через него, и детектив Роадес повел его в другую часть помещения.

– Что-нибудь выпьете? У нас есть кофе, содовая, вода в бутылках. – Детектив Роадес улыбнулся во все зубы.

– Воды, спасибо.

– А как насчет перекусить? У нас наверху полно сэндвичей. И печенье есть. Конечно, это не самая полезная еда, но вполне ничего.

– Нет, спасибо. – Эрик не ел с самого утра, но не чувствовал голода.

– Что ж, тогда нам вот сюда. – Детектив Роадес открыл дверь в небольшую комнатку. – Почему бы вам не присесть здесь? А мы принесем вам воды.


Глава 32 | Каждые пятнадцать минут | Глава 34