home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Перед тем как открыть дверь в зал, где собрался Врачебный Комитет, Эрик на мгновение остановился в пустом коридоре. Ему надо было привести в порядок мысли, забыть на какое-то время и о полученном исковом заявлении, и о Маске, отодвинуть все это на задний план и сосредоточиться на другом.

Собравшись с духом, он открыл дверь и вошел в конференц-зал. Брэд Фэрнссен, Том Сингх и Сэм Уорд уже были там. Перед ними стояли бутылки с водой и лежали чистые блокноты, и Эрик сообразил, что им, вероятно, велели собраться пораньше. Они сидели на дальней стороне стола в форме буквы «П».

Брэд улыбнулся Эрику и неожиданно поднялся, вытянув руку в его сторону.

– Эрик, входи. Присаживайся, пожалуйста.

– Спасибо, что пришел, Эрик, – сказал Том, поднимаясь со своего места в центре, тон его был ненатурально приветливым.

Последним встал Сэм. Он встретил взгляд Эрика с явным смущением и закусил губу. Слегка помахав ему, он тут же сунул руку в карман.

– Привет, шеф.

– Всем привет. – Эрик сел на черный сетчатый стул справа и попытался восстановить дыхание, пока все рассаживались по своим местам.

Помещение было небольшое, прямоугольное и без окон, на одной стене располагался телевизор с большим плоским экраном, в центре стола громоздился телефон футуристического дизайна, а на другой стене висела белая доска, на которой было написано: «Совет Безопасности HGH».

– Эрик, спасибо, что пришел. – Том прочистил горло и чуть откинулся назад на своем стуле в центре. – Для начала мы хотели бы сделать заявление от имени нашего Комитета. Мы сразу хотим отметить, что мы очень ценим все то, что ты сделал для нашей больницы за пятнадцать лет твоей работы здесь.

– Благодарю. – Эрик натянуто улыбался, но ему было невыносимо смотреть в холодные серые глаза Тома, поэтому он предпочел перевести взгляд на белую доску на задней стене. Под заголовком красовались колонки и записи, сделанные тонким черным маркером.

– Мы очень ценим твою готовность оказывать содействие расследованию и то, что ты пришел на эту встречу, которая – мы надеемся, ты понимаешь – является чистой формальностью.

– Ясно. – Эрик читал левую сторону доски: «несчастные случаи», а ниже – колонки «случаи неожиданного нападения», «случаи проявления агрессии», «случаи физического насилия пациента над сотрудником» и «падения». Все они были датированы июнем – очевидно, май был благополучным месяцем для сотрудников больницы, куда более безопасным, чем июнь.

– Позволь мне в общих чертах обрисовать тебе процедуру – про нее мало кто знает. На нашей встрече мы не будем вести видео– или аудиозапись, хотя можем делать записи в блокнотах. – Том указал на чистый блокнот, лежащий перед ним. – Если ты хочешь сделать какие-нибудь пометки – мы можем дать блокнот и тебе.

– Да нет, спасибо. – Эрик все так же не сводил глаз с доски и теперь читал колонку без названия: «случаи неправильной маркировки сильнодействующих препаратов», «непредотвращенные несчастные случаи», «случаи падений с травмами», «серьезные происшествия», «случаи срабатывания сигнализации» и так далее… Напротив каждого из этих событий стояли разные даты, и Эрик вдруг понял, что этот список – не что иное, как перечень ошибок персонала больницы, и невольно задумался: уж не попал ли он в комнату, где осуществляется смертная казнь. Что ж, если так – то он вполне на своем месте.

– Наша встреча продлится около часа, и во время нее мы обсудим обвинение в сексуальном домогательстве, которое выдвинула против тебя Кристин Малин, студентка, проходящая практику под твоим руководством.

Эрик невольно съежился при звуке этих слов, сказанных в присутствии Сэма. Даже если его заместитель до сих пор ничего не знал – теперь он точно знает. И теперь ему понятно поведение Эрика во время сегодняшней пятиминутки в отделении.

– Вопросы буду задавать я. Здесь не римский триумвират, мы не будем задавать тебе вопросы по очереди. И тебе не придется клясться на Библии или приносить присягу. Мы и так знаем, что ты честный человек, и верим, что ты скажешь нам всю правду.

– Спасибо. – Эрик заставил себя оторвать взгляд от белой доски, боясь, что это выглядит странно, словно он актер, читающий субтитры.

– И наконец – ты можешь задавать любые вопросы. Потому что здесь у нас не суд – здесь обсуждение. У тебя есть вопросы по процедуре или мы можем начинать?

– Есть. – Эрик усилием воли сохранял спокойствие. – А что будет потом? Вы выслушаете меня, потом примете решение, виновен я или нет? Вы втроем вынесете приговор?

Том кивнул.

– В общем, так оно и есть, но это только часть расследования. Следователь встретится с истицей, мисс Малин, и вынесет суждение относительно правдоподобности ее обвинений. Мы рассмотрим его мнение и вынесем окончательное решение в течение недели.

Эрику кое-что стало понятно.

– Значит, Кристин, то есть мисс Малин, сегодня допрашивают?

– Да, я уверен, что именно так, сегодня днем.

– Так я и знал! – Эрик в ярости подался вперед. – Слушайте, я не знаю, почему и зачем она лжет и обвиняет меня в том, что я не делал, но сегодня она выглядит совсем не так, как все это время. Она обычно носит линзы и ходит в платьях в облипку, на ней всегда яркий макияж и короткие юбки, а сегодня она в очках, брюках и блейзере! И волосы у нее убраны в хвостик. И на ней ни капли косметики!

– Что ты хочешь этим сказать, Эрик? – Том нахмурился.

– Я думаю, она специально так оделась для сегодняшнего допроса. Я думаю, она пытается создать фальшивое впечатление, что она одевается скромно и никогда не старается выглядеть слишком уж привлекательной. – Эрик понимал, что это звучит как попытка оправдаться, и поспешил объясниться: – Это я не к тому, что ее внешний вид и манера одеваться спровоцировали меня на сексуальное домогательство, клянусь вам, я не домогался ее! – Эрик взглянул на Сэма. – Сэм, ты работал с Кристин все это время. Ты понимаешь, о чем я говорю? Разве она не выглядела сегодня на утреннем совещании совсем не так, как обычно?

– Ну, если честно, то это действительно так, – кивнул Сэм, поворачиваясь к Тому. – Том, Эрик совершенно прав. Я никогда не видел Кристин такой, как сегодня. Разумеется, это ни в коей мере не оправдывает сексуальное домогательство, но Эрик абсолютно прав. Кристин очень симпатичная, если, конечно, я имею право так говорить… – Сэм запнулся. – Я могу так говорить, Том?

– Да, – ответил Том.

– Окей, – продолжил Сэм. – Так вот, она красива, и она обычно вызывающе одевается – все сестры в отделении говорили об этом, они все считали, что ее юбки слишком короткие. Вам все наше отделение это подтвердит. А сегодня она вдруг пришла в очень скромной одежде. Я даже, признаться, подумал, что она больна, когда она вошла в зал совещаний, решил, что у нее грипп.

– Спасибо! – воскликнул Эрик. – Сэм, спасибо, именно это я и имел в виду! – Он возбужденно повернулся к Тому. – Том, ты слышал? Это же доказательство! Я клянусь тебе, я не домогался ее! Я никогда…

Том предупреждающе поднял палец вверх:

– Эрик. Ты высказал свою точку зрения, а тебе, Сэм, спасибо за подтверждение. – Он кивнул Сэму, а потом снова перевел взгляд на Эрика. – Но мы пока говорим о другом. И, Эрик, мне кажется, ты неправильно понимаешь цель нашей сегодняшней встречи. Наша цель – выяснить и обсудить коллегиально, нет ли у тебя каких-либо проблем. Процедура началась утром с анализа мочи на наркотики. Никто из нас не был удивлен результатом и не ждал другого: ты абсолютно чист, в твоем анализе не обнаружено ни алкоголя, ни наркотиков.

– Разумеется. Я никогда не злоупотребляю алкоголем, а с наркотиками вообще никак не связан.

Внезапно ожил громкоговоритель, и по комнате разнесся трескучий встревоженный голос:

– Код серый, доктор Пэрриш и доктор Уорд, срочно пройдите в отделение! Код серый, доктор Пэрриш и доктор Уорд, срочно пройдите в отделение!

– О нет! – Эрик вскочил на ноги, выронив пейджер, который в ту же секунду начал тревожно пищать в унисон с пейджером Сэма. Эрик потянулся за пейджером, но Сэм его опередил.

– Шеф, у них там полиция. Перино, скорее всего. – Сэм уже торопливо бежал к двери, но Эрик был ближе к выходу: он распахнул дверь и выскочил в коридор, оставив ее открытой.

Брэд, нахмурившись, поднялся:

– Код серый – это опасность, правильно? Что он означает? У вас беглец? Ох, только не это. И не надо было им вызывать полицию, это же нарушение процедуры.

– Том, Брэд, нам надо идти! – крикнул через плечо Эрик, за которым несся Сэм.

– Конечно, идите. – Том тоже встал, выпрямившись. – Мы можем закончить позже.

Эрик мчался по коридору, мысли у него путались. Он молился только о том, чтобы Перино не причинил вреда сестрам.

– Что там с Перино, Сэм? Что с ним?

– Простите, шеф, я этого не ожидал. – Сэм ворвался в двойные двери, ведущие в правое крыло.

– Давай по лестнице! – Эрик свернул налево, в лестничный пролет, распахнул дверь и, прыгая через две ступеньки, побежал наверх. Сэм следовал за ним по пятам.

Они достигли площадки второго этажа, когда Эрик услышал, что внизу открылась лестничная дверь, и раздались взволнованные голоса.

– Это Брэд и Том?

– Да, – бросил Сэм, с трудом переводя дыхание. – Кто-то же должен следить, чтобы мы соблюдали процедуру.

– Я понял тебя, брат.

Эрику не надо было больше ничего говорить – все и так было понятно: меньше всего сейчас, во время ЧП, им нужно было присутствие в отделении двух больших начальников, которые будут во все лезть.

– Эрик, Сэм! – крикнул снизу Том, голос его эхом разнесся по лестничной клетке.

– Увидимся наверху! – прокричал в ответ Эрик.

Они миновали третий, потом четвертый этаж и наконец оказались перед дверью на пятый, которая привела их к лифту. Через стеклянные двери они видели, что внутри стоит совершенно растерянная Амака, а рядом с ней – охранники в форме и два человека в почти одинаковых темных костюмах. Вокруг них толпились сестры в халатах, тут же стояла Кристин, картинно хмурясь, но Эрику сейчас было не до нее, потому что слишком много всего происходило одновременно.

– О боже! – Сэм с силой стукнул своим пропуском по турникету, пропуская их обоих, и Эрик сунул ключ в замок, открывая входную дверь.

Брэд и Том наконец их догнали.

– Что, черт возьми, происходит?! – бросился Эрик к Амаке. – Что случилось? Это Перино?

Сэм пробивался через собравшуюся толпу:

– Он причинил кому-нибудь вред?

– Доктор Пэрриш, здравствуйте, я детектив Роадес, – произнес один из мужчин в темном костюме, выступая вперед. Это был высокий мясистый мужчина примерно одного с Эриком возраста, с карими глазами и широким гладким лицом. Он был абсолютно лысым, и череп его блестел под лампами. – Доктор Пэрриш, мы просим прощения за беспокойство, но дело не терпит отлагательств. Это мой напарник, детектив Пагано.

Он указал на худого молодого человека, стоящего рядом с ним.

– Ладно, в чем дело? – спросил Эрик встревоженно. – Что случилось?

– Мы попросили бы вас проехать с нами в участок, чтобы побеседовать там. Мы думаем, что вы располагаете некоторой информацией, которая может помочь нам в расследовании.

– Расследовании чего?!

– Это касается убийства Рене Бевильакуа.


Глава 31 | Каждые пятнадцать минут | Глава 33