home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Эрик только вернулся в свое отделение и успел положить свой портфель на стул, как в дверях кабинета показалась нахмуренная Амака.

– Доброе утро, Амака. Что-то случилось?

– Да. У нас неприятности. Пришла жена Перино. И она хочет забрать его домой.

– О господи. – Эрик так и знал, что вчерашний инцидент с Перино им еще выйдет боком. Он вышел из кабинета и направился к палате Перино. – Где Сэм?

– Он там, с Перино и его женой. – Амака шла на шаг позади него.

– Хорошо. Он сам позвонил жене после вчерашнего?

– Не знаю.

– Майку в юридический звонили?

– Да, они сказали, что начеку.

– Окей.

– Я позвонила на всякий случай еще в охрану – они обещали в этот раз побыстрее.

– В охрану? Серьезно?

Амака заговорщически улыбнулась:

– Я не хочу повторения вчерашнего. Только не в мою смену!

– Спасибо.

Эрик вошел в палату Перино – и сразу оценил ситуацию. Сэм стоял с внешней стороны кровати и явно был рад видеть его, а мистер Перино сидел на краю постели в своей больничной пижаме, чуть подавшись вперед и уставившись в пол. Его жена Линда, маленькая, кругленькая крашеная блондинка с хвостиком, была одета в широкие джинсы и розовую толстовку с рисунком на животе. Она резко повернулась в сторону двери, когда Эрик вошел.

– О, а вот и наша большая шишка, – сказала Линда, ее карие глаза сверкали от злости. Лицо у нее было морщинистое, мелкие морщинки окружали линию губ, как у курильщика со стажем. Вид у нее был весьма воинственный, когда она выступила вперед, потрясая одеждой и кроссовками Перино, которые держала в руках.

– Доброе утро, миссис Перино. – Эрик протянул ей руку, но миссис Перино только фыркнула в ответ.

– Вы хотите, чтобы я пожала вам руку? Вот уж не думаю. Вы напали на моего мужа! Я забираю его! Он не останется здесь больше ни секунды!

Эрик пытался сохранять спокойствие. Ему не хотелось неприятностей, но в то же время он мог понять, почему она так расстроена.

– Миссис Перино, я не нападал на вашего мужа. На самом деле произошло вот что…

– Нет, вы напали! У него огромная шишка на голове – и это вы его шарахнули! Я думала, что здесь о нем будут заботиться. Мы обратились сюда, потому что думали, что здесь о нем позаботятся!

– Мы все это время заботились о нем и будем заботиться впредь.

– Он же здесь всего третий день – и что? Я забираю его отсюда!

– Как врач, я не рекомендую вам этого делать…

– Да что вы вообще знаете! Вы же даже не его лечащий врач! Вон его врач! – миссис Перино ткнула в сторону Сэма, который выступил вперед, успокаивающе вытянув руки.

– Миссис Перино, доктор Пэрриш мой начальник, и он в курсе всего, что касается вашего мужа.

– Ах вот оно как! – миссис Перино снова развернулась лицом к Эрику: – Что вы делали, когда он бился головой об тумбочку? Как такое вообще могло произойти?!

– Простите, миссис Перино. – Эрик знал, что в юридическом отделе не рекомендуют при инцидентах просить прощения, потому что это может трактоваться как косвенное признание своей вины, но все равно извинился. – Вы правы, такое происходить не должно, и…

– И как вы можете это объяснить? Все небось спали или занимались своими делами! Никто не обращал на него никакого внимания! Вы просто заперли его в палате и бросили одного!

Вмешался Сэм:

– Миссис Перино, я же уже все объяснил вам вчера вечером по телефону. И вы сказали, что понимаете, как это могло произойти. Ваш муж отреагировал таким образом на новую медсестру.

Эрик подхватил:

– Миссис Перино, я уверяю вас, что он получает лечение, в котором нуждается. Его не оставляли одного – и никогда не оставят. Мы работаем в команде, и вся команда работает на него.

Он повернулся к Перино, который скрючился на краешке постели, все еще не поднимая глаз.

– Мистер Перино, как вы себя чувствуете?

– Я хочу… пойти домой, – ответил Перино, по-прежнему глядя в пол. – Вы мне… не помогаете. Никто здесь мне не помогает. Я хочу пойти домой.

– Мистер Перино. – Эрик осторожно коснулся его плеча. – Я очень сожалею о вчерашнем происшествии, но не могу позволить вам уйти домой, пока вы…

– Моя жена хочет забрать меня домой… Она обо мне будет хорошо заботиться. Как раньше, пока я не попал в эту больницу… И я смогу снова вернуться на работу…

– Донни, не разговаривай с ним. – Миссис Перино подошла ближе, глядя на Эрика тяжелым взглядом. – Док, вы не имеете права с ним разговаривать. Вы ему чуть шею не сломали! Он же мог себе череп проломить!

– Миссис Перино, пожалуйста, послушайте меня. – Эрик повернулся к ней без всякого страха. Он видел, что она в бешенстве, но это бешенство было вызвано тревогой о муже – и Эрика это тронуло. – Я уже объяснил вашему мужу, что резкая отмена лекарств может вызвать у него нежелательные и очень неприятные реакции. Именно из-за этого он разбил себе голову об тумбочку и пытался сопротивляться, когда мы старались его остановить. И именно поэтому ему следует остаться здесь и…

– Ни за что! – Миссис Перино фыркнула и замахала одеждой, которую держала в руках. – А теперь убирайтесь отсюда, мне нужно его одеть и как можно скорее уйти!

– Я не могу этого сделать, миссис Перино. И не могу позволить вам…

– Вы будете мне указывать, что делать, а что не делать? Да кем вы себя возомнили, черт возьми?! Вы что, Бог?

– Совсем нет. – Эрик сохранял спокойствие.

– Я привезла его в больницу. Я могу забрать его из больницы в любой момент, когда пожелаю. И вы не можете меня остановить!

– Миссис Перино, ваш муж был осмотрен в отделении «скорой помощи» и было принято решение о его госпитализации, после чего он подписал пункт двести один. Это означает, что он дает свое согласие на госпитализацию и на то, что он не может выйти отсюда по собственной воле. – Эрику и самому было неприятно, что в нем сейчас говорит скорее юрист, чем врач: видимо, в последнее время он проводил слишком много времени с юристами. Правила приема и выписки пациентов психиатрического отделения были очень запутанны и содержали миллион пунктов.

– О чем это вы говорите? Как это – он не может? Я его привезла – я и могу его забрать!

Эрик понимал, что это трудно понять, а миссис Перино не настроена слушать.

– Если вы вспомните, вы сами подписывали форму, по которой обязаны предупредить о том, что хотите покинуть больницу, за семьдесят два часа, если хотите покинуть больницу без разрешения на то медицинского совета…

– Я не обязана выполнять ваши правила!

– Это не наши правила, это государственный закон. В нем говорится, что вы не можете забрать своего мужа из больницы завтра – и это отвечает его интересам. Вы подписали форму и…

– Я этого не помню! Это нужно писать крупным шрифтом! Я не знала и подумать не могла, что не смогу его забрать!

Мистер Перино начал тереть ладонями лицо, все еще не поднимая головы.

– Я хочу пойти домой. Вы не можете держать меня здесь против моей воли, я не заключенный.

Эрик обратился к ним обоим:

– Вам следует думать о том, что хорошо для мистера Перино. – Он жестом указал на Перино, который метнул на всех крайне несчастный взгляд. – Пожалуйста, подумайте о том, что случилось вчера. Без предупреждения он начал биться головой о тумбочку…

– Это вы так говорите! Вы что, видели это своими глазами? Кто знает, что на самом деле случилось! Я хочу забрать его!

– У меня нет оснований не доверять моей медсестре. – Эрик услышал в коридоре голоса и понял, что подошла охрана. – И давайте оставим в стороне законность: как вы будете чувствовать себя, если заберете его домой и он снова потеряет контроль над собой? Вы ведь не сможете помочь ему. А как вы сами сказали, он может раскроить себе череп. Вы же никогда себя не простите, если с ним что-нибудь случится.

– Доктор Пэрриш, – позвал один из охранников, входя в палату вместе с двумя другими. – Мы можем помочь?

– Нет, пока нет, спасибо, – ответил Эрик, поднимая руки, словно пытаясь их остановить. – Думаю, мы пока сами справимся…

Миссис Перино задохнулась, а потом насмешливо воскликнула:

– Да что за хрень? Вы что, ребята, арестовывать меня пришли? Может быть, наручники на меня наденете? Я же просто хочу позаботиться о своем муже!

Эрик повернулся к ней, стараясь разрядить ситуацию. Он не хотел силой выводить миссис Перино из отделения, несмотря на то что у него были такие полномочия.

– Охранники здесь только на всякий случай, но мы не собираемся прибегать к их помощи.

– Док, да пожалуйста! Я когда-то занималась женским софтболом, была подающей. У меня чертовски сильные руки.

– Рад слышать. – Эрик выдавил из себя улыбку. Он чувствовал, что с появлением охранников ситуация неуловимо изменилась: видимо, миссис Перино испытывала перед ними некоторое смущение.

– Послушайте, я хочу забрать его домой, прямо сейчас. Ему будет хорошо дома. Муж моей сестры может помочь, если понадобится. Они живут за углом. Он работает строителем.

– В случае опасности у вас просто не будет времени позвонить ему. Ваш муж может напасть на вас без всякого предупреждения. – Эрик вспомнил историю болезни Перино, где говорилось о его семье. – Ваши племянники и племянницы часто бывают у вас, не так ли? Что, если он набросится на кого-то из детей? Подумайте об этом.

– Он никогда этого не сделает, – огрызнулась миссис Перино, но как-то неуверенно. – Он никогда не поднимал руку ни на меня, ни на детей. Он любит этих детей!

Перино все так же сидел на кровати и смотрел в пол, качая головой.

– Я никогда не сделаю этого. Эти дети – они для меня дороже всего на свете.

Эрик положил руку на плечо Перино:

– Мистер Перино, я знаю, что вы не хотите этого, но это ничего не значит. – Он повернулся к миссис Перино. – Я не спорю с вами, он никогда не делал этого и не сделал бы, будь он самим собой. Но он все еще находится под влиянием лекарств. И он представляет собой угрозу для себя и своей семьи, пока они управляют им и контролируют его.

Миссис Перино всплеснула руками, очень расстроенная.

– То же самое и доктор Рокуэлл говорил! Вы, ребята, все время говорите мне, что он сумасшедший из-за этих лекарств! Из-за «Клонопина». А где он взял это лекарство, как вы думаете? В Мемориальном госпитале Вэлли, вот где! Вот такой же доктор, как вы, пришел и сказал мне, что моему мужу нужно принимать эти лекарства! А теперь вы твердите, что они свели его с ума. Что с вами, ребята?! Почему я должна доверять вам?

– Потому что мы беспокоимся за него, – ответил Эрик просто. – Мы его обследовали и даем ему самое лучшее лечение, какое возможно, и я знаю, что мы можем помочь ему, если продолжим лечение…

– А почему я не могу забрать его в другую больницу? Я могу это сделать? Могу я его перевести?

– Я считаю, что доктор Уордс добился хорошего прогресса у вашего мужа, но это ваше право, конечно. Вы вправе потребовать, чтобы вашего мужа перевели в другую больницу: в этом случае мы должны послать запрос в эту больницу и удостовериться, что там его примут.

Сэм перевел взгляд с Эрика на миссис Перино.

– Миссис Перино, у нас действительно наметился прогресс. Мы следуем лечебному плану. И для вашего мужа было бы лучше, чтобы он остался здесь и продолжил лечение…

– Нет, я ухожу. Я хочу видеть юриста! – Миссис Перино бросилась на Эрика, пытаясь оттолкнуть его и прорваться к дверям. – Я лишу вас лицензии, клянусь, я сделаю это!

– Линда! – позвал Перино, вид у него был ошарашенный, и она замерла, а потом взяла его руками за плечи: – Я им устрою, я обещаю!


Глава 20 | Каждые пятнадцать минут | Глава 22