home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Эрик бежал по коридору, за ним бежали Сэм и Дэвид, еще чуть позади – Джек. «Код серый» означало, что в отделении опасная ситуация и что все входы и выходы автоматически блокируются, а пациенты должны находиться в своих палатах во избежание неприятных эксцессов и насилия. Некоторые пациенты с любопытством высовывали головы из палат, чтобы посмотреть, что происходит, а одна из них, больная с целым букетом диагнозов и расстройств, уже бежала по коридору с противоположной стороны, истерически заламывая руки.

Эрик услышал, как Дональд Перино вопит в своей палате, потом раздался грохот, как будто что-то тяжелое и металлическое упало на пол.

– Нет! Нет! Не-е-ет! – кричал Перино изо всех сил. Медсестра-блондиночка и двое санитаров в страхе выскочили из его палаты. – Убирайтесь! Убирайтесь вон!

– Пожалуйста, дайте пройти. – Эрик подошел к двери в палату Перино и жестом велел медсестре и санитарам отойти подальше. – Вы вызвали охрану?

– Да, – пролепетала сестра, вся дрожа, и Эрик понял, что она новенькая и впервые присутствует при подобном происшествии, поэтому успокаивающим жестом положил ей руку на плечо.

– Тина, главное – сами не волнуйтесь, и тогда все будет хорошо. Что случилось?

– Он был в порядке, по крайней мере я так думала. – Карие глаза Тины были круглыми от ужаса. – Я вошла, чтобы дать ему лекарства, и вдруг, без видимой причины, он начал биться головой о прикроватную тумбочку!

– Ладно. – Эрик увидел приближающуюся миссис Джелик и попросил: – Тина, пожалуйста, проводите миссис Джелик в ее палату. У нас блокировка.

– Хорошо. – Тина поспешила навстречу пациентке, а Эрик повернулся к Амаке:

– Амака, принесите мне пять миллиграммов «Галоперидола» и два миллиграмма «Лоразепама».

– Несу! – Амака развернулась на пятках и побежала выполнять указания.

Перино продолжал истошно вопить:

– Нет! Нет! Не-е-ет! Убирайтесь! Пошли прочь!

Один из санитаров спросил Эрика:

– Док, а мне что делать?

– Ничего. И что бы ни случилось – не входите в палату.

Эрик не хотел подвергать санитаров опасности – на такой случай были разработаны четкие инструкции, помогающие избегать насилия до того момента, как прибудет охрана. Он повернулся к Сэму, стоящему у него за спиной:

– Вы тоже останьтесь здесь.

– Эрик, это мой пациент, и он доверяет мне. Я должен помочь. И к тому же – он ведь здоровый как бык. Вам необходим помощник. Так что я пойду с вами. – Сэм моргнул, его серые глаза храбро блеснули за тонкой оправой очков.

– Нет, останьтесь. Вы передадите мне шприцы, когда вернется Амака. И не входите, пока не появится охрана.

– Понял. Но будьте очень осторожны! – кивнул Сэм. Он понимал, что должен остаться в целях безопасности. Психиатры, психологи и вообще те, кто работает с душевнобольными, имеют степень риска шестьдесят процентов – и это в десять раз выше, чем степень риска всех остальных медицинских работников.

– Дональд, пожалуйста, успокойтесь. – Входя в комнату, Эрик говорил сдержанно и размеренно, не повышая голоса. Между ним и разъяренным пациентом была больничная койка.

Дональду Перино было около сорока пяти лет, он был ростом шесть с лишним футов, и в нем было как минимум триста пятьдесят фунтов паранойи. Он поступил в отделение два дня назад, по иронии судьбы причиной его госпитализации стала не столько его душевная болезнь, сколько результат отмены одного из лекарств, которые он принимал от депрессии, «Клонопина». Это такой маленький грязный секрет всех психиатров – что большинство антидепрессантов приносят на самом деле больше вреда, чем пользы, и что когда пациент перестает их принимать, его состояние очень сильно ухудшается.

– Нет, нет, оставьте меня в покое! – ревел Перино, его темные глаза были налиты кровью и горели яростью. По лицу его струилась кровь – он расшиб себе голову, кровь была и у него на волосах, и на шее, и на груди. К счастью, рана была не серьезная, только выглядела страшно. Прикроватная тумбочка валялась на боку около кровати, там же был поднос с едой, яйца и тосты разлетелись в разные стороны, чашка с кофе перевернута вверх дном.

– Дональд, успокойтесь, пожалуйста, сядьте. – Эрик старался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее, так их учили. Он занял позицию под углом примерно в сорок пять градусов относительно Перино – это было менее опасно. И старался не нарушать личного пространства пациента – примерно расстояние вытянутой ноги, – чтобы не усиливать его возбуждение. Он пытался установить с Перино зрительный контакт, но взгляд больного блуждал и ни на чем не фиксировался. Руки Эрик развел в стороны – не только потому, что это показывало отсутствие угрозы с его стороны, но и потому, что это позволяло в случае необходимости блокировать удар. Дверь в палату он не закрывал, чтобы сохранить возможность отступления.

– Нет, нет, нет! Убирайтесь прочь! – Перино развернулся в его сторону от окна, где бушевал до этого. Он принял боксерскую стойку, словно собирался драться, взгляд у него был настолько дикий и блуждающий, что Эрик сомневался, узнал ли больной его.

– Дональд, это я, доктор Пэрриш, и я хочу, чтобы вы сели на этот коричневый стул. – Эрик указал на стул, их учили, что простые команды могут помочь в тех случаях, когда надо восстановить контроль над ситуацией. Он не мог допустить, чтобы Перино причинил вред себе, персоналу или другим пациентам. – Пожалуйста, сядьте и расскажите мне, что произошло. Мне нужно осмотреть вашу рану на голове.

– Нет, нет! ГРРРРРРРРРР! – зарычал Перино, откидывая назад голову. Зубы его были стиснуты. Он рычал, словно разъяренное животное. По лицу его все еще струилась кровь, придавая ему жуткий вид.

Эрик не отступал. Охрана пока не прибыла, а Перино явно становилось все хуже. Эрик не двигался и не делал ничего, что могло бы вызвать новый приступ агрессии со стороны пациента. Паранойя часто сочетается с шизофренией, а в истории болезни Перино были зафиксированы приступы агрессии и такие неприятные проявления болезни, как попытки поджога.

– Нет, нет, нет! – снова начал кричать Перино. – Я знаю, кто ты такой! Ты меня не проведешь! Не приближайся ко мне! Не приближайся!

– Дональд, я доктор Пэрриш. Пожалуйста, сядьте на стул и расскажите мне, что случилось.

– Ты не доктор Пэрриш! Ты лжешь! – ревел Перино, сплевывая кровь, которая стекала из раны ему на губы. На шее у него вздулись вены.

– Я доктор Пэрриш. – Эрик снова указал на стул. Он недоумевал, почему до сих пор нет охраны. – Пожалуйста, сядьте на стул. Я хочу, чтобы вы сели. Мне нужно осмотреть вас. Я помню, что вас сюда привезла ваша жена, Линда. Вы перестали принимать лекарства, помните? Вы сказали, что они вызывают у вас летаргический сон. И вы прибавили в весе, почти тридцать фунтов, не так ли?

– Ты лжешь! Ты все лжешь! Ты из ЦРУ! Вы все! Даже та блондинка! Она сказала, что медсестра, но она лжет! Она пыталась прочитать мои мысли! Вы даете мне таблетки! Вы меня травите! Вы пытаетесь свести меня с ума!

Эрик взглянул в сторону двери. Выражение лица Джека было довольно равнодушным, а вот юное лицо Дэвида выражало растерянность и потрясение. Охраны все еще не было видно. Вернулась Амака и сунула шприцы с лекарством Сэму, который осторожно взял их в левую руку, ожидая благоприятного момента, чтобы передать их Эрику. Но Эрик не мог сделать Перино сразу два укола без помощи охраны.

– Вот почему я здесь! – Перино угрожающе надвигался на Эрика. – Вы заставляете меня злиться! Из-за вас я хочу кого-нибудь убить!

– Дональд, пожалуйста, сядьте на стул. – Эрик чуть отступил к двери, заведя руки за спину, чтобы Сэм мог подать ему шприцы. Он почувствовал в руке шприц – один, не два. Сэм подал ему знак, что готов помочь.

– Дональд, прошу вас, сядьте, пожалуйста, на этот коричневый стул.

– Нет, нет! – Перино продолжал наступать, лицо его, залитое кровью, представляло собой ужасную застывшую маску. – Вы делаете из меня убийцу! Вы хотите, чтобы я убивал для ЦРУ! Убирайся с дороги! Прочь! Я хочу выйти отсюда, немедленно!

– Я не могу вас отпустить, Дональд. Вам придется остаться здесь и поговорить со мной.

Эрик загородил дверь собой. Он не мог позволить Перино выйти из палаты и причинить вред персоналу или другим пациентам. И ждать охрану больше было нельзя – надо было действовать самостоятельно.

– Пожалуйста, сядьте на этот…

– Нет, нет, НЕТ! – прокричал Перино прямо Эрику в лицо. – Если ты не дашь мне пройти, я тебя убью!

– Дональд, перестаньте и…

– С дороги! – Перино бросился на Эрика.

Эрик действовал инстинктивно: он схватил Перино свободной правой рукой за запястье, с силой дернул вниз, потом быстро отступил назад, толкнул Перино, так что тот потерял равновесие, и одновременно вколол ему снотворное.

– Нет, нет, не надо! – ревел Перино, когда сзади к нему подскочил Сэм и, просунув левую руку между ним и Эриком, всадил второй шприц ему в другое предплечье, помогая Эрику удерживать его на полу.

– Дональд, я доктор Пэрриш, а это доктор Уорд, мы здесь, чтобы помочь вам.

Эрик и Сэм держали Перино с двух сторон, не давая ему двигаться, при этом Сэм придерживал ему голову, чтобы он не мог биться ею об пол.

– Нет! – кричал Перино, пытаясь высвободить руки, брыкаясь и стараясь встать на ноги, но Сэм навалился на него всем телом со своей стороны.

– Дональд, пожалуйста, расслабьтесь. – Эрик прижал другое плечо Перино. Кровь хлестала у того из головы, заливая все вокруг. – Пожалуйста, успокойтесь. Лежите спокойно. Вы скоро почувствуете, как действует успокоительное.

Перино затряс головой, его глаза закатились – видимо, лекарство уже начинало действовать. В коридоре послышался шум, и через секунду появились трое охранников в сопровождении капитана Джеда Барнстона. Они ворвались в палату, Грант, один из охранников, тут же бросился к Эрику, второй помог Сэму встать на ноги, а третий опустился на колени перед Перино.

– Шеф! – тревожно позвал Джед. – Вы в порядке?

– Все хорошо, спасибо. – Эрик отошел от Перино. – Он уже спит. Давайте просто положим его в постель.

– Док, нам надо зачистить помещение. – Джед вывел Эрика и Сэма из палаты, как было положено по инструкции. Охранники засуетились вокруг Перино, которому надо было промыть и забинтовать рану на голове.

– Спасибо, дружище. – Эрик облегченно вздохнул и улыбнулся Сэму. – Без тебя я бы с этим не справился.

– Да нет, вы бы не справились без «Галоперидола», – улыбнулся в ответ Сэм.

У него за спиной, улыбаясь Эрику, стояла Кристин.


Глава 13 | Каждые пятнадцать минут | Глава 15