home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Человеку не дано знать все последствия своих поступков — истина давно открытая и очевидная. Вот и теперь: если бы генерал Спиридович знал, к чему приведет его простенький ход с посылкой загадочного телефонного инженера к начальнику царской канцелярии, он бы ни за что не отдал такой приказ. Ни за что! Придумал бы какой-то другой способ увидеть инженера вблизи. Но — кто знал, кто знал…

Когда Игорь Дружинин вошел в помещение дворцовой канцелярии, которая по совместительству служила и приемной для генерал-лейтенанта Мосолова, сидевший у самой двери чиновник, выполнявший у генерала обязанности секретаря и успевший за последние дни привыкнуть к инженеру, который то и дело бывал у начальства, воскликнул:

— Вот что называется, на ловца и зверь бежит! Александр Александрович только что о вас спрашивали. Вы ведь к нему? Заходите, он ждет.

Когда инженер вошел, хозяин кабинета поднял голову от бумаг и воскликнул:

— Как кстати! Я только что просил за вами послать!

— Случилось что-нибудь? — спросил Дружинин.

— Нет, если вы имеете в виду какую-либо неприятность, то ничего такого, — отвечал Мосолов. — Просто имеется один разговор…

Тут он наклонился через стол к посетителю и, понизив голос, продолжил:

— Помните, когда вы были у меня дома, я вам говорил о группе людей, мыслящих так же, как мы с вами? Ну, например, относительно деятельности покойного премьера?

— Разумеется, помню, — ответил Дружинин.

— Так вот, у меня появилась возможность познакомить вас с одним из таких людей. Хотите?

— Хочу, — отвечал Дружинин, стараясь всячески скрыть охватившее его нетерпение. — А когда?

— Да прямо сейчас! Он здесь, у меня в кабинете, — отвечал Мосолов. — Вижу, вы удивлены? Идемте.

Они поднялись, и инженер вслед за хозяином проследовал в угол кабинета, занятый массивным книжным шкафом. Мосолов потянул за одну из полок, и часть шкафа неожиданно отошла в сторону, открыв проход в небольшую комнату. Здесь на диване, возле столика с сигарами, сидел господин среднего роста, с ежиком седеющих волос на голове. При появлении Мосолова и Дружинина он не встал, только поднял голову и внимательно поглядел на вошедших. Ни у кого здесь, ни в Киеве, ни в Петербурге не видел Дружинин такого твердого, оценивающего взгляда.

— Вот, знакомьтесь, — сказал Мосолов. — Инженер Дружинин, Игорь Сергеевич, — я вам о нем рассказывал. А это…

Дружинин приготовился услышать одну из тех фамилий, что уже обсуждались в их беседах с Угловым и Ваней — Воейкова, Фредерикса или Нилова. Однако генерал-лейтенант назвал имя, инженеру вовсе незнакомое:

— А это Игнатий Степанович Вычужанов, столбовой дворянин Орловской губернии и большой патриот. Игнатий Степанович играет в нашей группе… то есть на наших собраниях особую роль. Он исполняет особые поручения…

Тут «столбовой дворянин» издал какой-то неясный звук, после чего генерал-лейтенант вдруг запнулся, не закончил фразу, а затем заговорил так:

— И он захотел с вами познакомиться. Игнатий Степанович имеет на вас какой-то особый интерес. Впрочем, он сам вам все скажет. А я не буду вам мешать.

И с этими словами Мосолов удалился, шкаф встал на место. С этой стороны он выглядел не как шкаф, а просто как часть стены, отделанная лепниной.

— Интересное устройство, — сказал Дружинин, разглядывая закрывшийся проем. — А как же отсюда выйти? Надо постучать, чтобы хозяин открыл?

— Нет, стучать не надо, — отвечал Вычужанов. — Вот там имеется выход.

И он указал на другой угол комнаты; только теперь Дружинин увидел там обычную дверь.

Когда собеседник повернулся, Дружинин заметил у него за ухом небольшой шрам — такой остается после сабельного удара.

— Но нам с вами, Игорь Сергеевич, кажется, рано думать о выходе, — продолжил Вычужанов. — Нам предстоит серьезный разговор. Вы не против?

— Я от своих слов не отступаюсь, — сказал Дружинин.

— Вот и отлично. Не угодно ли сигару?

— Премного благодарен.

Оба собеседника закурили, и Игнатий Степанович произнес:

— Мосолов мне передал, что вы готовы принять личное участие с тем, чтобы прекратить вредную деятельность последователей покойного Столыпина. Это так?

— Да, именно так, — кивнул инженер.

— В таком случае у меня к вам будет просьба… или, если угодно, поручение.

— А от кого поручение, можно узнать?

— Вы ведь умный человек, Игорь Сергеевич, — сказал «столбовой дворянин». — И, несомненно, вы уже поняли, что Александр Александрович Мосолов действует не сам по себе. Существует некая группа людей, мыслящих государственно… глубоко мыслящих! Некоторые из этих людей находятся в непосредственной близости от государя императора. Так что вы не должны беспокоиться — вы имеете дело не с какими-то выскочками, самозванцами. И те, кому мы даем наши поручения, — тоже не обычные люди, это люди проверенные.

— Ну, в моем случае это не совсем так, — заметил Дружинин. — Я с генерал-лейтенантом Мосоловым знаком совсем недавно, и проверить меня он не мог…

— Почему же только Мосолов? — сказал собеседник. — Я навел о вас справки у генерала Курлова. Сейчас, правда, он отставлен от дел, но мы с его мнением все так же считаемся. Он очень хорошо о вас отзывался.

— Довольно, я понял, — сказал Дружинин. — Однако я хотел бы знать, в чем будет состоять мое поручение.

— Оно довольно ответственное, — сказал его собеседник. — Итак, мы хотим прекратить вредную деятельность нескольких государственных чиновников. Казалось бы, проще всего было бы уволить этих людей, отставить их от службы. Однако при дворе существует и другая партия, и она тоже имеет влияние на государя. И эта партия не дает нам уволить Кривошеина и Гурко. А сами они остановиться не хотят. Какой же выход? Выход только один: эти люди должны быть ликвидированы. Вы согласны?

— Да, совершенно согласен, — кивнул Дружинин. — Ваши рассуждения безупречны.

— Очень рад! — сказал Игнатий Степанович и даже позволил себе слегка улыбнуться. — Это самый важный пункт. Если вы с ним согласны, дальнейшее уже не представляет трудности. Итак, мы хотим ликвидировать известных лиц, государственных чиновников. И при этом никоим образом не повредить престижу империи. Как же это сделать?

— Надо обставить их смерть как несчастный случай, — предложил Дружинин.

— Да, это был бы идеальный вариант, — согласился Вычужанов. — Однако это трудно исполнить. К тому же череда несчастных случаев может показаться обществу подозрительной. Но, как говорится, нету счастья, да несчастье помогло. В нашей стране с известного времени действует сила, направленная на устранение государственных чиновников. И сила эта — революционеры всех мастей. Стало быть, нам нужно найти таких бомбистов, которые захотели бы убить не кого им захочется, а кого хочется нам.

— Подождите, подождите! — вскричал инженер, будто бы осененный внезапной догадкой. — А Богров, который убил Столыпина, — он не ваше ли поручение выполнял?

— А вы быстро соображаете, господин инженер, — похвалил Вычужанов. — Правильно — это был наш человек. И вам тоже надо найти такого.

— Где же я должен его искать? — спросил Дружинин.

— За границей, где же еще. А если точнее — в Италии, на острове Капри, — начал объяснять орловский дворянин. — Там уже несколько лет проживает известный литератор Пешков, который пишет свои опусы под псевдонимом «Максим Горький». Слышали о таком?

— Да, в газетах что-то писали… — пробормотал инженер.

— Туда, на Капри, на виллу «Спинола», которую Горький арендует, — продолжил свои объяснения Вычужанов, — съезжается разного рода революционное отребье. Настоящий рассадник всевозможных бунтарей! Там вы и найдете подходящего человека.

— А почему Горький должен меня принять?

— Ну, во-первых, он всех принимает, кто к нему пожалует, — ведь он весьма высокого мнения о своей персоне и считает, что все в России являются поклонниками его босяцкого творчества. А во-вторых, он вас примет, потому что еще до вашего приезда ему поступит относительно вас письмо от некоего Ульянова-Ленина, известного предводителя марксистов-радикалов. Ну, вы о нем вряд ли слышали…

— Да, первый раз слышу такую фамилию, — кивнул Дружинин с серьезным видом (хотя на самом деле его распирал смех).

— Так вот, Горькому поступит письмо с лучшими рекомендациями относительно вас. Письмо будет, разумеется, фальшивое, но босяцкий поэт об этом узнает не скоро — они с Лениным редко общаются. Хотя Горький крайним марксистам, так называемым большевикам, весьма сочувствует и даже участвовал в их последнем съезде в качестве делегата. Так что он вас примет с распростертыми объятиями. А вы присмотритесь к личностям, которые вместе с ним проживают, и склоните кого-то из них к выполнению известного поручения. Ну что, согласны?

— Да, это было бы интересно, — задумчиво произнес Дружинин. — Но ведь я здесь тоже выполняю особое поручение! Я обещал генерал-лейтенанту…

— Да, я слышал про ваши технические открытия, — кивнул собеседник. — Дело весьма нужное. Но ведь у вас, кажется, имеются помощники? Разве они не могут вас на время заменить?

— Да, пожалуй, смогут, — кивнул Дружинин. — Хотя там мне тоже один мой помощник пригодился бы. Он малый молодой, но очень шустрый…

— Что ж, берите вашего шустрого помощника — и вперед. Что называется, с Богом. Да, вот еще что, — вспомнил Игнатий Степанович. — Если у вас уже там, на Капри, возникнут какие-то затруднения, можете обратиться к секретарю Горького Петру Крючкову; он поможет.

— Тоже ваш человек? — догадался Дружинин.

— В какой-то степени, — отвечал Вычужанов.

Собеседники встали и скрепили заключенное соглашение рукопожатием.

— Расходиться будем поодиночке, как принято у господ бомбистов, — сказал «орловский дворянин». — Вы идите первый; окажетесь на первом этаже, в служебном крыле. Ну, а выход сами найдете. Я — после вас.

Дружинин уже шагнул к двери, но затем остановился и спросил:

— Скажите, а почему вы, а не Мосолов?

— Потому что есть и другие защитники царя и Отечества, поважнее генерал-лейтенанта Мосолова, — отвечал Игнатий Степанович. — Если вы подумали, что это я про себя, то ошиблись. Просто я действую по их поручению.


Глава 22 | Два выстрела во втором антракте | Глава 24