home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

В Зимнем дворце начались какие-то технические работы. Следуя по коридору первого этажа в свой кабинет, расположенный в левом крыле здания, генерал Спиридович увидел такую картину: у стены сидели прямо на полу двое рабочих, окруженные мотками провода и разложенными тут же инструментами, а рядом возвышался во весь свой немалый рост министр двора барон Фредерикс и что-то им внушал.

— Нет, я решительно такое запрещаю! — услышал генерал, подойдя ближе. — Закрыть эту проволоку замазкой — это совершенно недостаточно! А вдруг по ней искра какая проскочит? И потом, я слышал научные данные, что от проволоки идет излучение, от которого вред здоровью. А тут государственные чины ходят, сам государь пройти может! Приказываю делать в стене углубление и там вашу проволоку скрывать!

— Канавку мы, конечно, можем сделать, — отвечал барону старший из мастеровых, среднего роста блондин. — Только дворец жалко. Это все же старинное здание, зачем его зря уродовать? Сегодня провод нужен, а завтра его, может, уберут, а дырка в стене останется. И потом, от телефонного провода никакая искра проскочить не может, и излучения от него нет — ток в нем слабый.

— А я говорю, делать так, как я приказать! — возвысил голос барон, по обычаю путая падежи в состоянии волнения.

— Нам только господин инженер приказать может, — ответил младший мастеровой, щуплый парнишка в картузе и куртке со множеством карманов. — Как он скажет, так и сделаем.

Лицо министра двора побагровело; он готов был обрушить на ослушников весь свой гнев. Подошедший как раз в эту минуту Спиридович поспешил его успокоить.

— Оставьте, барон, — сказал он. — Разве вы не видите — это простые исполнители, они делают, что им скажет их начальник. Найдите этого инженера и выскажите ему свои претензии. Кроме того, я слышал, что телефонный ток и правда слабый. А что, это действительно телефон? — обратился он к старшему из мастеровых.

— Да, ваше благородие, — отвечал блондин. — Проводим связь на второй этаж, в кабинет господина Мосолова.

— Ах, Мосолова! — сказал генерал. — Но ведь у него, кажется, уже есть телефон? Зачем же еще один?

— Это вроде как не нашего ума дело, — отвечал рабочий, — но я слышал, что это связь особая, секретная. А вы, ежели интересуетесь, у господина Мосолова у самого спросите.

— Да нет, это я так, из любопытства, — ответил Спиридович. — Это если господин барон захочет спор с вами разрешить, он будет к начальнику канцелярии обращаться.

— И буду! — воскликнул Фредерикс. — Это безобразие, такая дерзость! Я их проучу!

И он развернулся и отправился искать Мосолова или же неизвестного инженера. А Спиридович развел руками, как бы говоря технически грамотным рабочим: «Тут уж ничего не поделаешь, такой человек!» — и отправился дальше, в свой кабинет.

Войдя к себе, он начисто забыл про утреннюю встречу в коридоре. Пустяковый эпизод, к тому же навалилось много работы, и работы довольно приятной: надо было рассмотреть представленный проект сметы на содержание дворцовой охраны, внести в него свои предложения и поправки и передать дальше — то есть барону Фредериксу, как министру двора. Кроме того, предстояло утвердить предложенную новую форму шталмейстеров, флигель-адъютантов и рядовых чинов охраны. Александр Спиридович занимался этими делами до самого обеда, то есть до четвертого часа дня, после чего решил поехать к Дюссо и пообедать там.

Проходя по коридору, он опять увидел давешних рабочих. Теперь они находились уже в другом месте, гораздо ближе к лестнице, ведущей на второй этаж. И они были не одни — рядом стоял высокий господин в безукоризненном темно-сером сюртуке. В руках господин держал какой-то чертеж и, тыкая в него пальцем, давал мастеровым указания. Очевидно, это и был тот самый инженер, на которого утром ссылались мастера.

Услышав, что кто-то идет, инженер на секунду обернулся, скользнул взглядом по приближавшемуся генералу и опять уткнулся в свой чертеж. Спиридович успел заметить худощавое волевое лицо, тонкие усики, очки в золотой оправе, которые на техническом специалисте были вполне уместны, но совершенно ему не шли. Проходя мимо группы, генерал услышал слова инженера: «Нет, распредкоробку будем ставить не здесь, выше будем ставить…»

У генерала Спиридовича была превосходная память на лица людей и еще лучшая — на их голоса. Раз услышав человека — даже случайно, в толпе или на каком-нибудь митинге, которыми так богаты были лихие пятый-седьмой годы, он запоминал его голос, его интонации надолго. И сейчас, услышав, как очкастый инженер выговаривает «будем ставить не здесь», он сразу вспомнил, что слышал этот голос совсем недавно. И даже вспомнил где — на скамейке Летнего сада, под дулом револьвера, спрятанного в кармане собеседника.

«Ай-ай-ай, — произнес про себя генерал. — Никак это ты, голубчик? Как ты тогда назвался? Если память мне не изменяет, Игорем ты назвался, Сергеичем. И вот ты уже здесь… Впрочем, это дело необходимо проверить».

Да, спешить здесь не следовало — судя по всему, тогдашний собеседник генерала Спиридовича, ныне принявший облик инженера, был человеком серьезным; с таким и вести себя надо было серьезно. Прежде всего следовало проверить, не подвела ли генерала память и точно ли это тот самый клетчатый, что был в Летнем саду и представился бомбистом из Женевы.

Генерал дошел до поворота коридора, посвистывая, зашел за поворот — и тут стал двигаться быстрее. Он подошел к караульному, стоявшему возле лестницы на второй этаж (такие караульные появились во дворце после памятных событий 1905 года, причем появились как раз по настоянию Спиридовича), и приказал ему:

— Ну-ка, братец, ступай вон туда, за угол. Там телефонисты работают. А командует ими такой очкастый, длинный инженер. Вот ты подойди к нему и скажи, что его срочно требует к себе его превосходительство генерал Мосолов.

— А про вас ничего не говорить? — спросил караульный.

— Ни в коем разе! Скажи: Мосолов прошел к себе наверх, а тебе велел разыскать инженера и позвать. Все понял?

— Так точно, ваше превосходительство, понял! — ответил солдат и отправился выполнять приказ.

А Спиридович обогнул лестницу и встал позади аллегорической мраморной фигуры, изображавшей то ли правосудие, то ли фортуну — черт ее знает. Важно было то, что за фигурой было как раз достаточно места, чтобы генерал, при его грузной комплекции, смог уместиться. Уместился — и стал совершенно не виден со стороны. А ему самому все вокруг было превосходно видно. И в такой выигрышной позиции генерал стал ждать.

Долго прятаться за мраморной аллегорией ему не пришлось. Послышались быстрые шаги, обладатель золотых очков и прекрасного сюртука прошел мимо и стал подниматься на второй этаж. Теперь Спиридович смог разглядеть его лицо уже не мимолетно, а во всех подробностях. Разглядеть и сделать вывод: он! Тот самый!

Когда инженер скрылся из виду, Спиридович выбрался из своего укрытия и начал принимать меры. Меры были вот какие. Караульному, который вернулся на свой пост, он приказал немедля идти в дежурную часть и объяснить офицеру, что сам генерал Спиридович, начальник царской охраны, велел ему срочно исчезнуть из дворца — и не появляться в нем в ближайшие два дня. Это было нужно затем, чтобы вернувшийся от Мосолова инженер не начал вести ненужные расспросы солдата.

Затем генерал вернулся в свой кабинет и приказал своему личному адъютанту срочно переодеться в штатское, после чего взять под наблюдение телефонного инженера.

— Следуй за ним до самой ночи, глаз не спускай, — объяснил Спиридович свой приказ. — Особо таиться он не будет — видишь, он тут вроде важная птица, находится на легальном положении. Главное — узнать, где он живет. И чтобы при этом он ни в коем случае слежки не заметил. Для тебя это тоже важно — он на самом деле не инженер, а бомбист, и если он тебя раскроет, жизнь твоя будет стоить недорого. Приказ понял?

— Так точно, господин генерал! — отвечал адъютант. — Дело знакомое.

— Вот и отлично, — сказал Спиридович. — Тогда вперед.


Глава 21 | Два выстрела во втором антракте | Глава 23