home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16

Сновидец выронил книгу. Она медленно закружилась в воздухе, словно лист, сорванный ветром — так странно, так вязко, — и опустилась на землю. Пустоши были как большой раздраженный зверь, готовый наброситься и проглотить. Внутри тихо подрагивал страх, взмокший, пропитанный вопросами, так и оставшимися без ответа. Темный ветер носился в пропыленной пустоте, утрамбованной бессчетными бурями. Сновидец размышлял о своем безумии: ведь он действительно воображал, что у него все получится, что он пройдет через эту Историю, сквозь этот сверкающий миф, сотворенный из сумрака и изуверства.


Так прошло много времени. Сновидец взглянул на Линиума, медленно сводя воедино фрагменты скомканных размышлений. Двое мужчин словно застыли в шатком равновесии на краю мысли, а потом Сновидец заговорил, разломив напряженную тишину.


— Ну вот, История все же раскрыла секрет нашей утраченной сон-силы, — сказал он мертвым голосом. Его лицо было как пепел. — Но вот что странно: теперь, когда я все знаю, я как будто стою на краю другой пропасти, которая еще глубже, еще страшнее. — Он улыбнулся, как улыбается человек, который многое знает, но это знание не приносит ему радости. Он так и сказал: — Знание, оно не приносит радости, хотя… если знаешь, что наша Большая Потеря — это следствие великого самопожертвования и любви…


Он умолк, не закончив фразу. А потом тихо сказал:

— Прости меня, Линиум.


Линиум кивнул.

— Поющий в Истоке понимал, что Сенида не успокоится только порабощением Земли. У него просто не было выбора. Он был мудрым и знал, что Природа так или иначе Себя восстановит. Так и случилось. Инструмент этого восстановления — вы, Сказители.


— Ничего себе поворот. — Сновидец с горечью усмехнулся. — Те, кто призваны спасти человечество, в конце концов, приведут его к гибели.


— Вот она, жуткая красота ядовитого разума Сениды, — сказал Линиум.


Глаза Сновидца зажглись, взгляд рассыпался искрами.


— Только хотелось бы прояснить пару моментов, прежде чем мы пойдем дальше.


— Хорошо, только быстро, — сказал Линиум. — У нас мало времени, Сказитель. Сенида подхватит вызванные тобой образы и поймет, что я снова вступаю в действие. Она узнает, что я раскрыл тебе правду, и тогда уже не остановится ни перед чем, чтобы нас уничтожить; у нее просто нет выбора.

— Но каков механизм моих действий? Мне до сих пор непонятно, почему, если я расскажу эту Историю, Сенида выйдет из Круга?


— Все очень сложно, а у нас нет времени на пространную лекцию по физике, — сказал Линиум. Он задумался, собираясь с мыслями. — Если вкратце, то все завязано на концепции возможности и вероятности. Чем больше нитей, протянутых от возможности, накапливается в пустоте, тем вероятнее осуществление этой возможности. Мысль в чистейшей своей форме притягивает возможность наподобие магнита. Она как рука, которая вытягивает эти нити из небытия в бытие. По сути, каждый индивидуум формирует реальность, данную ему в ощущения, посредством мыслей, посылаемых им вовне. А на более высоком уровне реальность творит коллективное сознание.


— То есть, ты хочешь сказать, что если я расскажу эту Историю, как бы запущу ее в коллективное сознание, то уже не одна рука, а миллионы рук будут подталкивать эту возможность к осуществлению? Люди сами воплотят Историю в реальность в прямом смысле слова.


— Именно так, — сказал Линиум. — Но следует помнить, что в данном случае мы имеем дело не с обычным клубком возможностей и вероятностей. Эти события уже случились, и без силы Поющего в Истоке их невозможно вернуть обратно в пустоту. Вся система очень нестабильна. Очень нестабильна. Если много людей будут думать «Сенида», эта мысль наберет критическую массу, и Поющий в Истоке просто не выдержит напряжения, и вся эта печальная сага снова вырвется в мир, который мы называем нормальной реальностью.


— Теперь понятно, — сказал Сновидец. — Но это все-таки не объясняет, почему Сенида… Талис… пыталась меня обмануть своей «целительной» версией, как ты ее называешь.


— Да ладно тебе, — простонал Линиум. — Или ты хочешь сказать, что согласился бы выпустить этот кошмар в свой уже нездоровый мир? К тому же она просто безукоризненна, эта «целительная» версия, ты не находишь? Миф о герое в его героическом поиске со счастливым концом, что может быть лучше?! О таком люди, конечно же, будут думать.


— Да… да… да… — нетерпеливо проговорил Сновидец. — Но та версия, которую я должен пересказать, она — о том, чего не было. И что получается? Мысли людей вызовут к жизни другую реальность?


— О, Господи! — Линиум закатил глаза. — А еще говорят, что Сказители необычайно умны и все схватывают на лету, потому что они сопричастны чудесному, — сказал он язвительно. — Чем больше мыслей проникнет в пустоту, чем больше людей вдохновит твой рассказ, тем вернее осуществится возможность, которая пока что еще остается всего лишь возможностью. Но когда коллективное сознание вытянет эту Историю в реальность… кто, как ты думаешь, ждет не дождется, чтобы это случилось? Уже все подготовлено для того, чтобы Сенида освободилась из Круга. Я говорил, что пока это только возможность… но возможность, которая уже приближается к вероятности… — Он вдруг успокоился. — Энергия, которая освободится в момент ее выхода в реальность, сожжет разум Поющего в Истоке… Мне продолжать?


Сновидец покачал головой:

— Просто все так…


— Да, я знаю, — перебил его Линиум едва ли не сочувственно. — В общем, так. — Он нервно огляделся по сторонам. — Сейчас я тебе кое-что расскажу, а потом будем уже выбираться отсюда, пока не поздно.


Он вытер испарину со лба тыльной стороной ладони.

— Сенида уже проломила этот слой реальности. Посмотри вокруг. — Он провел рукой в воздухе. — Мы находимся в зоне пространства, сотворенного ею. Понимаешь, в чем сложность: для того чтобы вся эта мерзость не изверглась обратно в реальность, нам нужно полностью уничтожить Сениду. — Он усмехнулся. — Я даже знаю, что ты на это ответишь: что сказать проще, чем сделать. Но и это еще не все. Нам нужно спасти Поющего в Истоке, как-то помочь ему выйти из темных глубин Истока.


Сновидец уныло взглянул на своего собеседника.

— И как мы, по-твоему, это проделаем? — спросил он. Его голос звучал спокойно, но внутри все сжималось от страха. Все муки и боль, которые ему довелось испытать в прежних походах по сновидениям, по сравнению с этой Историей казались почти притягательными.

— Да, — сказал Линиум. — Непростая задача. — Он помолчал пару секунд. — Какого черта… Впрочем, ладно. Ты слушай дальше. Сенида, запертая в пустоте возможностей, постепенно набрала силу и принялась потихоньку выталкивать эту Историю из силового поля Поющего в Истоке и в итоге вернулась к той точке в пространстве и времени, когда он ушел в пустоту и забрал все с собой. Там-то он и сидел, пребывая в глубоком трансе. Сенида, как ты понимаешь, была вне себя от ярости и все-таки не решилась его уничтожить, пока она не овладела всей техникой, необходимой для прорыва обратно в реальность. И она сотворила новую партию еще более свирепых и грозных Сирен, которые перенесли его тело — растерзанное, но по-прежнему прекрасное — в Исток, где его заключили в крепость, созданную из чистейшего зла, наделенного сознанием.


Глаза Сновидца затуманились страхом.

— Послушай, Линиум, я понимаю, как много он для тебя значит, Поющий в Истоке, и если судить по тому, что я видел, он — существо просто бесценное, но даже если мы совершим невозможное и подберемся к Сениде…


— Сновидец, — перебил его Линиум. — Все не так, как тебе представляется. Поющий в Истоке не ждет ничего для себя. Мы сейчас говорим не о жизни и смерти кого-то одного, пусть даже Поющего в Истоке. Нет. Все гораздо серьезней. Речь идет о миллионах душ, чьи отпечатки хранятся в чудотворном сознании Поющего в Истоке. Если мы потеряем его, все эти души будут уничтожены, и последствия будут катастрофическими. Для всей Вселенной. Пока они пребывают в сохранности в сознании Поющего в Истоке, пространственно-временной континуум регистрирует их присутствие, но если они обрушатся в пустоту, их отсутствие вызовет мощнейшую волновую вибрацию по всем координатам пространства и времени.


Сновидец весь побледнел. У него вдруг вспотели ладони.

— Дальше — больше, — сказал он с нервным смешком. — Сперва я спасаю себя, потом — мир… а теперь — всю Вселенную.


Линиум опустил глаза:

— Тут мы вплотную подходим к вопросу, почему я пытался тебя убить. Понимаешь, Сновидец, за день до катастрофы Поющий в Истоке пришел ко мне и рассказал обо всем, что случится завтра. А я сидел, слушал, и плакал, и баюкал его, как маленького, прижимая к груди. Но это было еще не все. Он сказал, что его сила не сможет удерживать Сениду вечно и что когда-нибудь эта точка, оставшаяся на Земле, растянется в Круг. Так и случилось. И еще он сказал, что некий Сказитель войдет в этот Круг, притянутый силой Сениды; и это тоже сбылось. А потом он сказал, что Сказитель, вошедший в Круг, найдет ключ, отмыкающий его сознание.


Линиум вновь замолчал, собираясь с мыслями.

— Я спросил его, что это значит. А он лишь улыбнулся в ответ и сказал: Ключ — предмет удивительный: он отнимает свободу и выпускает на волю. Роль ключа определяется только намерением его хранителя. Тот, кто найдет этот ключ, может использовать его либо так, либо этак.


Сновидец озадаченно нахмурился.

— Мне это не нравится, — сказал он. — Очень не нравится. И мне до сих пор непонятно, почему ты хотел от меня избавиться. Я вроде бы подхожу под описание. По всем параметрам.


Линиум улыбнулся:

— По всем, кроме самого главного. Поющий в Истоке сказал, что его разум отомкнет… — Он умолк в нерешительности, а потом твердо добавил: — Женщина.


— Женщина?!


— Он так сказал, и мне до сих пор непонятно, какого черта я делаю тут, с тобой, — сказал Линиум. — Как я уже говорил, все могло получиться иначе, но ты рассказал мою историю на магическом языке.


— И что?


— Поющий в Истоке предупреждал, что что-то подобное случится… и опять же все вроде бы сходится, за исключением одного небольшого противоречия.


— И последний вопрос…


— Ну, давай.


— Все те, с кем я встречался, — это реальные люди или только подобия людей?

Линиум на секунду задумался.

— Значит, так. Почти все, что ты видишь, — это вымышленное пространство, однако здесь есть проекции реальных душ, существующих в сознании Поющего в Истоке. Они сами не осознают, что они — лишь проекции, отражения, и действуют так, словно полностью погружены в реальность. Мне повезло, — сказал он, помолчав. — Хотя формально я мертв и существую только в Поющем в Истоке, он сумел передать мне чуть больше силы, и поэтому я все-таки осознаю себя как проекцию.


Сновидец кивнул:

— Понятно.

Линиум улыбнулся:

— Не хочешь спросить про ребенка?


— Нет, — ответил Сновидец. — Я знаю, что знаю, а все остальное сейчас не важно.


— Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, — сказал Линиум.


— И что мы сейчас будем делать? — спросил Сновидец.


Линиум сосредоточенно вгляделся в пространство:

— Первым делом нам надо как-то добыть пару Дух-Кодов. Для этого нам нужно добраться до Исток-Портала, размещенного на Земле. На Земле, уточняю, за пятьсот лет до того, как родился ты. А потом мы отправимся в Крепость Ненависти. — Он улыбнулся, но как-то невесело. — Если у нас все получится, нам уже не придется ломать себе головы, как разыскать Сениду. — Он рассмеялся. — И давай сразу договоримся: дорогу буду указывать я. И на этот раз, я тебя очень прошу, постарайся не сшибать старушек. Нам не следует привлекать к себе внимание. Ладно, пойдем.


Сновидец медленно поднял голову:

— Черт, во что я ввязался?!


— ЗЕМНЫЕ СНЫ ~ | Исток | cледующая глава