home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая

Сто сорок четыре лошадиные силы

«Не спорь с мужчинами. Все равно они никогда не бывают правы».

Сари Габор

Димку Воронова наконец-то выписали домой. Точнее, выписали его еще позавчера, но в первый день ехать к другу Золотов счел неэтичным. Пусть наглядятся с женой друг на друга без него, Олега. На следующий день у него было суточное дежурство, которое выдалось довольно суматошным. Пожар, на который его вызвали, был не столько сложным, сколько обширным, так что повозиться пришлось. Вернувшись с дежурства, Золотов отметил, что жена уже ушла на работу, принял душ, бухнулся в кровать и заснул мертвым сном. Правда, ненадолго. Часа через полтора его будто подбросило на кровати.

Он сел, тяжело дыша. Грудная клетка ходила ходуном, тяжело бухало сердце, превратившееся в холодный тяжелый камень, который, казалось, со скрежетом задевает за ребра. Лоб был мокрым, футболка, которую он зачем-то натянул после душа, тоже хоть выжимай. Отметив, что он почему-то во сне стиснул зубы, Олег откинулся обратно на подушку и пытался проанализировать, что его встревожило.

Причин для беспокойства не было никаких. Алене он звонил утром, пока ехал с работы. Лере тоже. Мама? Она всегда была в полном порядке, его мама, и, представив, как он звонит узнать, не случилось ли чего, он мимолетно улыбнулся. В ушах зазвучал язвительный мамин голос, сообщающий, что после своей второй женитьбы он стал сентиментальным и испуганным, как институтка на выданье. Мама была та еще штучка.

Может, дед? Возраст солидный, всякое может случиться. Немного тревожась, он набрал номер и уже через минуту успокоенно расслабился. Дед был живой и здоровый, и у него сидел какой-то старый приятель, такой же замшелый, как и весь антиквариат, который они с дедом упоенно изучали последние семьдесят лет.

Все было в порядке. Видимо, внезапную тревогу вызвал сон, который прошел, не оставив следа в сознании. Можно было спать дальше, но Золотов чувствовал, что сна теперь ни в одном глазу. У него так случалось. Как бы он ни устал, если его внезапно будили, то уснуть обратно он уже не мог ни за какие коврижки. Надеяться выспаться теперь можно было только ночью, а до ночи еще оставалась масса свободного времени.

Вот тут-то Золотов и вспомнил, что позавчера выписали Димку, жена его наверняка на работе, как и положено солидной бизнесвумен, а потому можно с чистой совестью проведать друга, не отвлекая от семейных дел.

Натянув джинсы, наскоро умывшись и выпив чаю, чтобы избавиться от неприятного, какого-то металлического привкуса во рту, Золотов вышел из дома и поехал к Воронову.

– О, – обрадовался тот, открывая дверь. На площадку сразу же выскочил огромный лабрадор, встал на задние лапы, положив передние Золотову на грудь, и жарко облизал ему лицо, приветствуя. – Цезарь, собака ты невозможная, иди домой! Домой, я кому сказал!

Пес виновато оглянулся на строгий окрик хозяина, напоследок еще раз лизнул Золотова и потрусил в квартиру, оглядываясь, идет ли гость.

– Потрясающе ласковая собака, – заметил Олег, переступая порог. – Он у вас вообще всех на свете любит?

– Нет, только тех, кто этого заслуживает, – Воронов засмеялся, но тут же стал серьезным. – Это хорошо, что ты пришел, Олег, – продолжил он, заводя друга в кухню и щелкая кнопкой стильного прозрачного электрического чайника, в котором тут же зажглись синие огоньки. Золотов даже головой покрутил от восхищения, никогда раньше не видел он такого чайника и даже не подозревал, что такое существует в природе. – Я перед тем, как в больницу загреметь, как раз собирался вам с Лерой рассказать, что узнал по вашему делу. – Он вдруг засмеялся весело и беззаботно. – Вернее, я даже начал ей рассказывать, но твоя жена была в состоянии полной невменяемости после приключений с машиной, так что заснула на заднем сиденье, не обращая ни малейшего внимания на то, что меня просто распирает от информации. А назавтра я напоролся на приключения, так что слушай сейчас, это может быть важно.

Налив другу из чайника кипятка и водрузив на стол невиданной красоты коробку с чаями разных сортов в шелестящих импортных пакетиках, он рассказал внимательно слушающему Олегу про то, что проверил всех жителей поселка, в котором живет Татьяна Ивановна, а заодно и соседей из близлежащих деревень, а главное, обитателей другого поселка – элитного, находящегося чуть в стороне.

Люди там жили непростые. Крупные предприниматели, депутаты и политики, которым был по карману участок в элитном поселке с охраной, бассейном, крытой парковкой, собственным магазином и замкнутой по всему периметру территорией. Впрочем, обитали там и персоны чуть попроще, в домиках на окраине, не похожих на дворцы с башенками, стоящие вдоль главной улицы. Это были пожилые пары, чьи дети на старости лет купили родителям жилье в экологически чистом, а главное – тихом месте.

Обходя дома и знакомясь с жителями под предлогом совершенного в усадьбе убийства Валентина Резвухина, а заодно сверяя их фамилии со списком людей, имеющих отношение к загадочной истории с изразцами, Воронов и обнаружил в доме номер десять по улице Березовой довольно неприятную женщину, которая с места в карьер начала неприязненно высказываться в адрес Татьяны Ивановны.

По описанию она была похожа на ту странную экзальтированную особу, которая частенько приходила в усадьбу и чванливо сообщала Татьяне Ивановне, что она – наследница Ланских и что может гулять, где ей заблагорассудится, поскольку находится у себя дома.

– В общем, попросил я у этой гражданки паспорт, – рассказывал Дмитрий, подливая себе в чашку кипятка и шевеля пакетик с чаем, чтобы получше заварился. – Выяснилось, что никакая она не Ланская. Зато фамилия ее, редкая, кстати, фамилия, а потому приметная, совпадает с фамилией человека, за которого вышла замуж внучка шофера Тихона Демьяновича, много лет работавшего у Рокотова и ставшего свидетелем истории с найденным кладом.

– Погоди, – встрепенулся Золотов, – то есть внучка шофера замужем за неким чуваком, мать которого говорит, что она – наследница Ланских?

– Вот именно! – наслаждаясь произведенным эффектом, произнес Воронов. – Я как раз собирался выяснить, где этот ясный перец работает и какое у него алиби на момент совершения убийства Резвухина, но тут из строя выпал. Я, правда, все, что узнал, из больницы капитану, который дело ведет, сообщил, но проверить, дошли у него руки до этого мужика или не дошли, пока не успел.

– Да, видать, дошли, – задумчиво сказал Золотов. – Там же в усадьбе еще одну сотрудницу убили, – Дмитрий присвистнул. – Да-да, так вот, когда нас опрашивали, капитан этот твой сказал, что ему уже многое известно и преступник скоро будет наказан.

Их разговор прервал телефонный звонок, при звуке которого суровое лицо Дмитрия разгладилось и будто посветлело.

– Да, Лель, – ласково произнес он в трубку и даже пальцем погладил корпус телефона. Олегу стало неудобно, как будто он подсматривает. – Что? Олег? Конечно, у меня есть его номер, но он сам у меня тоже есть. Сидим, чай пьем, пришел проведать боевого товарища. Трубку? Ну, сейчас дам я ему трубку, случилось-то что?

Еще немного послушав, он протянул телефон Олегу.

– На, моя благоверная тебя ищет, она не может до Леры дозвониться, а ей срочно нужно что-то вам рассказать.

Взяв трубку из рук друга, Олег поднес ее к уху:

– Добрый день, Леля.

– Олег, – довольно невежливо, не поздоровавшись, сказал в трубке Лелькин голос, – ты не знаешь, где Лера? Я не могу до нее дозвониться, я уже раз десять набирала.

– На работе, – Олег был абсолютно спокоен. – Может, телефон в комнате для переодеваний оставила или в сумке, с ней такое случается. Что-то случилось?

– Я не знаю, – голос Лельки звучал нервно. – Может быть, это совершеннейшая ерунда, но я должна вам про это рассказать. Дело в том, что какое-то время тому назад мы с Лерой разговаривали про ее начальника.

– Ну да, есть у нее такая мразь на работе, все нервы ей измотал, – согласился Олег.

– В общем, она мне на него жаловалась и упомянула вскользь его фамилию – Прошлогодний. Мы с ней еще посмеялись, каких только странных фамилий не встретишь в русском языке.

– Ну да, – снова согласился Олег, не вполне понимая, почему фамилия Лериного начальника вызывает у Лельки такое беспокойство. – Он Прошлогодний. И что? – В этот момент Олег увидел, как глаза у Воронова полезли на лоб, и тот принялся активно жестикулировать, пытаясь вклиниться в разговор.

– Включи громкую связь, – потребовал он, и ничего не понимающий Золотов выполнил его просьбу.

– Сегодня я обедала со своими близкими подругами, – продолжала взволнованная Лелька. – У нас есть такая традиция, мы периодически встречаемся за обедом. И Наташка пришла вместе с мужем. Он ученый, филолог, преподает в педагогическом университете русский язык, профессор. В общем, разговор зашел о древних оборотах русского языка, которые сейчас в повседневном обиходе практически не используются. Я и не помню, как мы на эту тему вышли. Вроде говорили о том, что большинство людей не знают, откуда пошла их фамилия. И он упомянул слово «ланской». В следующем контексте упомянул – «по ланскому снегу». Леонид Удальцов, ну, то есть муж Наташки, сказал, что это слово означает «прошлогодний». То есть по прошлогоднему снегу, понимаете?

– То есть Лерин начальник с фамилией Прошлогодний вполне может быть Ланским? – мрачно спросил Олег, который сразу понял, о чем пытается рассказать ему Лелька.

– Это еще не все, – добавил Воронов. – Этот самый муж внучки шофера, мамаша которого живет в элитном поселке, как раз носит фамилию Прошлогодний, и если я хоть что-нибудь понимаю, то он и Лерин начальник – одно лицо.

– Так, поехали, – Олег вскочил со стула и помчался в прихожую. – Леля, ты говоришь, что не можешь дозвониться до Леры?

– Не могу, – чуть не плача подтвердила Лелька. – Ребята, мне кажется, с ней что-то случилось.

– Я с тобой, – Воронов выскочил в прихожую и тоже стал натягивать кроссовки.

– Куда? – Олег отмахнулся от друга. – Ты только из больницы выписался, мало тебе?

– Сколько есть, все мое, – сквозь зубы ответил Воронов и похлопал себя по карманам, проверяя ключи. – Цезарь! – Он схватил с крючка поводок, и собака затанцевала джигу, цокая по кафельным плиткам прихожей в предвкушении прогулки. – Цезарь, мальчик, со мной поедешь. Мало ли что.

– Он у тебя если только залижет насмерть, – пробурчал Золотов.

– Я, в отличие от тебя, его в деле видел, – спокойно возразил Дмитрий.

Хлопнула входная дверь. Двое мужчин и большая палевая собака выскочили во двор, впрыгнули в припаркованную золотовскую «Мицубиси Лансер», взревел двигатель, и машина вылетела из двора, пугая зазевавшихся прохожих.


* * * | Там, где твое сердце | * * *