home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Маттео успел только войти в прихожую своей нью-йоркской квартиры и бросить сумку на пол, как в кармане у него завибрировал телефон. Не сомневаясь, что это Риккардо, желающий знать все подробности вчерашнего вечера, он посмотрел на дисплей. К его удивлению, звонила Куин. Быстро. У него даже дыхание перехватило.

– Куин?..

– Мои поздравления, мистер Де Кампо, – произнесла она деловым тоном. – Компания «Де Кампо» вошла в список предпочтений для сети «Люкс».

Он медленно выдохнул. Сладкий коктейль из облегчения и победы разлился по его венам.

– Без сомнения, решающую роль сыграла моя харизма, – сухо предположил он.

– Без сомнения, – ответила она с еле заметной усмешкой.

Он прислонился спиной к стене и потер подбородок, покрытый легкой щетиной.

– Я рад, что вы выбрали нас. Спасибо.

– Благодарите нашего главного сомелье. Один глоток вина из подаренной Габриэлем бутылки мальбека – и она сразу же оказалась на вашей стороне.

– Напомните мне поблагодарить ее при встрече.

– Полагаю, лучше держать вас подальше от нее.

– Это почему?

– Она не так подозрительна, как я. Мне бы не хотелось, чтобы в нашей команде случились всякие непредвиденные обстоятельства.

– Думаю, вы меня переоцениваете, мисс Дейвис.

– Думаю, что нет. Кстати, спасибо за парфюм. Не стоило этого делать.

– Я решил, что небольшая частичка Тосканы будет очень уместна. Вам нравится жасмин?

– Да.

– Хорошо. Этот вид считается одним из лучших.

– Полагаю, это один из ваших способов соблазнения женщин?

– Естественно. Один из самых простейших. Я еще и на кухне хозяйничать могу. Вас бы удивило, в какой восторг приходят женщины, видя мужчину у плиты.

– Представляю, – сказала она и после паузы добавила: – Я не сомневаюсь в ваших способностях, вы преуспеете в любой области, мистер Де Кампо. Возможно ли на следующей неделе ознакомиться с вашим производством в Тоскане? А потом я хотела показать вам два наших владения на Карибах, на острове Санта-Лючия. Хочу, чтобы вы почувствовали, каким я хочу видеть «Люкс», чтобы мы могли грамотно сформировать первую партию в начале августа.

– Конечно. А ковбой Джек поедет с нами на Карибы?

– Если вы говорите о Дэниеле Вильямсе, то – да, он тоже выбран нашей компанией.

– Отлично, – ответил он по-итальянски, с нескрываемым сарказмом. – Мы можем отправиться в Тоскану, когда вам будет удобно.

– Тогда, может, в пятницу? Мне не придется пропускать рабочую неделю.

Он улыбнулся. Боже, прости трудоголиков.

– Прислать за вами самолет нашей компании?

– Спасибо, но я должна соблюдать наши внутренние правила и летать коммерческими авиакомпаниями.

– Если передумаете, предложение в силе.

– Спасибо.

– Есть еще одно условие, при котором наше дальнейшее сотрудничество не сдвинется с места.

– И что же это? – после паузы спросила Куин.

– Пожалуйста, зовите меня Маттео.

Он был уверен, что прежде чем ответить, она улыбнулась.

– Я наконец хочу услышать о тех десяти ошибках, Маттео.

Его взгляд привлекла недавно купленная картина Шагала, яркими красками игравшая на фоне кремовых стен прихожей.

– В Тоскане за бутылочкой брунелло все и расскажу. Да, и не забудь свитер, вечерами в замке бывает прохладно.

– Ты что, забыл? Я ведь Снежная королева.

– Отлично, Куин Дейвис, у тебя замечательное чувство юмора, – ответил он, смеясь.

– Ну, не особо радуйся… Наши администраторы свяжутся с тобой для обсуждения деталей. – Куин повесила трубку.

У Маттео была своя теория. Он делил сдержанных женщин на две категории: одни холодны и неприветливы по натуре, другие лишь скрываются под маской. Вторая категория всегда манила его, поскольку обещала сладчайший приз после ожесточенной схватки. И он мог поспорить – Куин принадлежала как раз к этой категории. Жаль, что ни о какой схватке в данной ситуации и речи не могло быть.

Расслабившись, Маттео набрал номер Риккардо. Они добились своего. Теперь они должны будут поставить первую партию товара, а здесь им уже никто не соперник.


«Надо было лететь на частном самолете «Де Кампо», – подумала Куин, приземлившись во Флоренции.

Перелет вымотал ее. Конечности затекли, глаза слипались, и она была готова задушить человека, сидящего рядом с ней и беспрерывно жужжащего ей на ухо на протяжении всего пути от Лондона. Если бы она воспользовалась предложением Маттео, то могла бы отменно поработать, поскольку спать в самолете у нее никогда не получалось. А работы скопилось очень много, так как выяснилось, что «Люкс» находится в более плачевном состоянии, чем они предполагали. Бывшие владельцы скрывали истинное положение дел, и сейчас стало понятно, что лучшие дни всемирно известной сети уже давно позади. Сеть «Люкс» терпела огромные убытки.

Пройдя в зал прилета, Куин села на скамейку в ожидании багажа.

Она должна справиться. Шаг за шагом, постепенно, как ее учила мать. Будучи еще маленькой девочкой, она всегда была готова к неожиданным переменам, понимая, что счастливая жизнь может лопнуть, как пузырь. Ее преследовало ощущение, что, как бы гладко все ни выглядело со стороны, ее существование никогда не будет похоже на сказку.

Напряжение заставило ее закрыть глаза. Сколько раз за свою непродолжительную карьеру ей приходилось доказывать, что она может сделать невозможное? Как только закончится эта расслабляющая двухдневная поездка по Италии, она сразу должна броситься решать навалившиеся проблемы. Во многих ресторанах ее собственной сети нужно срочно делать ремонт. В средиземноморских филиалах частенько проходят забастовки. Некоторые терпят убытки из-за некомпетентного управления.

Наконец багажная лента вывезла ее чемодан.

Куин покатила его к выходу, и уже через несколько секунд летнее солнышко Тосканы обожгло ее плечи. Остановившись, она сняла кардиган и повязала его вокруг талии, ища глазами табличку со своим именем. Но вместо этого она увидела Маттео, который стоял, прислонившись к неприлично дорогой спортивной машине. На нем была футболка университета Оксфорд и джинсы, подчеркивающие длину мощных ног. Он выглядел круто, элегантно и очень по-итальянски.

Рука Куин потянулась к волосам. Когда она последний раз смотрела на себя в зеркало? В Лондоне, кажется. Мятые брюки, на рубашке пятно от кофе и наверняка следы от йогурта в уголках губ.

Она и предположить не могла, что он приедет за ней лично.

Пока он шел к ней, как минимум двадцать находившихся неподалеку женщин бросили на него оценивающий взгляд. Когда он подошел ближе, Куин увидела на его бицепсе татуировку из букв. Да, типичный ловелас.

Все это уже было в ее жизни. Бывший муж тоже был красавцем. Сын влиятельного юриста, которого обожал Уоррен. Именно он и повлиял на выбор Куин. Ей пришлось несладко. Эго супруга требовало внимания и одобрения, и одна женщина не могла справиться с такой нагрузкой. Маттео же в этом не нуждался. Он был очень уверен в себе.

Блеск в его глазах подсказал, что он заметил, как она на него посмотрела. Куин глубоко вдохнула пахнущий розами тосканский воздух. Надо срочно что-то делать с этим физическим притяжением между ними.

– Тебе не стоило встречать меня самому, – равнодушно сказала она, и в этот момент Маттео наклонился и поцеловал ее сначала в одну щеку, потом в другую.

Она застыла в смущении. На ее лице появился румянец. Заметив это, он улыбнулся:

– Ты в Италии, Куин. Мы не пожимаем руки, мы целуемся при встрече.

– Извини за мой внешний вид. У меня был тяжелый день, – произнесла она, сделав шаг назад.

– Ну, некоторые полцарства отдали бы, чтобы так выглядеть даже в хороший день, – тихо промурлыкал он, оглядывая ее с ног до головы.

– Ты без этого никак не можешь, да?

– Да, – весело согласился Маттео, подхватывая ее чемодан. – Мы, плейбои, так и поступаем. Но ради тебя я постараюсь свести все к минимуму.

– О, ты слишком любезен. – Сев в машину, она окинула взглядом кремовый салон. – Подходит к имиджу плохого мальчика.

Машина взревела, и они понеслись прочь из аэропорта. Да, все это было невероятно сексуально, и татуировка очень вписывалась в его образ. Теперь Куин разглядела, что идеально выведенная надпись была на латыни, и уже хотела спросить о ее значении, но осеклась, решив оставить обсуждение его татуировок моделям и актрисам, его обычным спутницам.

– До замка ехать около часа. Так что, если хочешь, можешь вздремнуть. У тебя усталый вид.

– Я не могу спать в самолетах, – съязвила она.

– Только не говори, что ты предпочла бы лететь на самолете, – улыбнулся он.

– Ты читаешь мои мысли?

– Просто предположил. Но если ты не хочешь отдохнуть, тогда я буду терроризировать тебя вопросами.

Кто способен уснуть, когда автомобиль на бешеной скорости несется по автостраде? Умело управляя мощной машиной, Маттео с легкостью входил в крутые повороты, параллельно расспрашивая Куин о «Люксе» и еще успевая указывать на проскальзывавшие за окном достопримечательности. У Куин периодически захватывало дух, и от страха она хваталась за ручку, расположенную над дверью машины.

– Может, немного сбавишь скорость? Или плейбои так не делают? – наконец не выдержала она.

– Конечно нет. Это Италия. Это подобно кастрации, – сказал он, улыбнувшись во весь рот.

«Ну уж нет», – подумала она, глядя на литые мышцы его бедер, когда он в очередной раз переключил скорость.

Безусловно, он принадлежал к типу самых опасных самцов, общаясь с которыми женщина даже не замечает, как ее засасывает в трясину, а, опомнившись, выбраться уже не в состоянии.

Она перевела взгляд на бесконечное море зеленых полей, усеянное ярко-красными точками маков, и сосредоточилась на рассказе Маттео о городке Монтальчино, в котором был расположен замок. Кровавая история этого места тянулась с незапамятных времен, еще задолго до того, как Италия стала государством. Замок был крепостью и играл стратегическую роль во время сражений между жителями Сиены и захватчиками.

– Погреб ранее служил в качестве тюрьмы, там содержали пленных. Это придает особую атмосферу этому месту. Некоторые узники даже умирали там, – сказал он, смеясь и нагоняя еще больше страха на и так испуганную Куин. – Когда дед купил замок, во время ремонта были найдены два скелета, которые мы решили выставить для всеобщего обозрения.

– Жуть какая….

– Люди воевали всегда, с самого сотворения мира.

После очередного поворота взору Куин открылось необыкновенной красоты каменное строение, расположенное на верхушке холма и величаво возвышавшееся над окружающим его лесом, обрамленным горами.

– Замок Де Кампо был построен в Средние века.

– Невероятно, – выдохнула Куин, удивленно приподняв бровь.

Маттео указал на виноградники, покрывающие одну из гор снизу доверху.

– Все имение Де Кампо состоит из виноградников. Ландшафт создает оптимальные условия для созревания урожая. Белый виноград, например, «шардоне», любит солнышко и прохладные ночи, а «брунелло», король красных сортов, наоборот, предпочитает расти ниже, где перепады температур не так заметны.

– Маргарита без ума от вашего «брунелло».

– Кто?

– Наш главный сомелье.

– Ничего удивительного. – Маттео выглядел довольным. – Сегодня вечером мы обязательно его попробуем.

– Масштабы потрясают. Сколько сортов вы выращиваете?

– Пятнадцать. Ты ездишь на лошади? Могли бы завтра прокатиться по владениям.

– Не очень хорошо.

Куин сторонилась лошадей. Эти большие неуправляемые животные чем-то напоминали ей мужчин.

Да, история «Де Кампо» была значительно богаче, нежели у «Серебряного кенгуру». Замок окружали зрелые виноградники, за которыми отменно ухаживали виноделы вот уже третье поколение подряд. Немудрено, что им удается производить столь великолепные вина. Даже несмотря на количество наград и званий, компания «Серебряный кенгуру» не могла похвастаться такой роскошной родословной, как «Де Кампо».

Когда Куин вошла в замок, она и вовсе потеряла дар речи: стены были украшены великолепными фресками, высокий потолок напоминал свод католического собора.

Маттео представил ее экономке Марии, которая вела хозяйство, когда он был еще маленьким мальчиком, затем они с Куин поднялись по винтовой лестнице в спальню, находившуюся в небольшой башенке. Комната была восхитительная. Небольшая каменная арка делила помещение на спальню с огромной кроватью и гостиную с камином. Богатые ткани в золотых оттенках делали спальню похожей на опочивальню принцессы.

Удивительно. Всю свою жизнь Куин чувствовала себя принцессой-самозванкой. Ее родной отец работал на фабрике в Миссисипи и еле-еле сводил концы с концами, чтобы прокормить семью. Рассказал ей об этом частный детектив, которого она наняла, чтобы раскрыть тайну своего удочерения. Уоррен и Сайл всегда говорили, что ее родная мать была влюблена в женатого мужчину и отказалась от дочери, когда их отношения усложнились.

А на самом деле мать вышла замуж за отца, и они родили еще одну девочку, ее сестру. Вместо нее.

– Куин? Все в порядке?

Отогнав мрачные мысли, она встретила озабоченный взгляд Маттео.

– Все прекрасно, спасибо. Пытаюсь представить, каково это – расти в замке.

– О, могу рассказать массу историй, – с хитрой улыбкой ответил он. – Ты даже не представляешь, сколько тайников у нас с братьями было.

– А твои родители будут сегодня вечером?

– К сожалению, нет. Антонио сейчас в Лондоне, а мама живет во Флоренции.

Очень интересно. Пока была жива ее мать, Уоррен каждую ночь проводил с ней. Исключение составляли только деловые командировки. После трагической смерти Сайл отец превратился в совершенно другого человека.

– Ты не против, если мы назначим ужин на семь? Ляжешь пораньше спать и быстро перестроишься на новое время.

– Отлично, спасибо.

– Тогда до вечера.

Закрыв за ним дверь, Куин подумала, что даже эта фраза, произнесенная с легким итальянским акцентом, из его уст прозвучала сексуально.

Она с вожделением посмотрела на кровать. Придется потерпеть еще пару часиков: надо сначала принять душ и проверить почту. Глаза Куин слипались, тело гудело от усталости. Может, несколько минут отдыха на роскошной кровати в сказочной комнате дадут ей заряд энергии, чтобы насладиться ужином? Устраиваясь поудобнее на сатиновом покрывале, Куин думала о том, насколько сильное влияние этот мужчина оказывал на нее, о своем неудержимом влечении к нему. Подкладывая подушку под голову, она предположила, что, возможно, так реагирует на него из-за того, что с момента расставания с Джулианом она даже не смотрела на других мужчин. Поклявшись, что больше никому не позволит так себя унижать, Куин с головой погрузилась в работу, таким образом защищая свое сердце от возможных ударов. Она запретила себе чувствовать. Так было проще. И ради этого человека она не собирается менять выбранную стратегию.


Маттео уже третий раз стучал в массивную деревянную дверь комнаты Куин. Было начало восьмого. Странно, но ему казалось, что она принадлежит к числу пунктуальных людей. Секунду спустя дверь распахнулась, и перед ним предстала заспанная девушка с личиком ангела. Сонные глаза, растрепанные черные кудри, спускавшиеся ниже плеч. Так вот какой на самом деле была Куин Дейвис – мягкой и ранимой. Она просто пряталась за напускной жесткостью. Он ни капли не жалел, что она опоздала на ужин.

– Извини, я заснула, – тихо проговорила она.

Маттео любовался нежным румянцем на ее щеках, пухлыми, влажными губами, словно созданными для поцелуев… С чего он вообще взял, что эта женщина холодная и бесчувственная?

Куин опустила глаза:

– Дай мне пять минут.

Он кивнул. Щелчок закрывшейся двери вернул его в реальность. Он бы укротил строптивую, если бы над ним не висело обязательство. Сейчас он должен руководствоваться разумом, а не желаниями тела.

Когда Куин снова открыла дверь, на ней было темно-синее платье, великолепно подчеркивающее ее соблазнительные формы. Холодный, неприступный вид дополнял картину.

– Надеюсь, это подойдет. – Она провела руками по бедрам. – Ты не предупредил, в чем мне следует выйти к ужину.

– Великолепно, – произнес он по-итальянски. – Извини, я должен был сразу сказать, что мы будем ужинать вдвоем в винном погребе.

Куин взглянула на него с опаской и поджала губы.

– Я обещаю себя хорошо вести. За ужином я расскажу тебе все о «Де Кампо». Даже какую полироль мы используем для пола.

– Я не беспокоюсь по этому поводу. – Она опустила глаза.

«Еще как беспокоишься», – подумал он.

Значит, и ей приходится нелегко. Она тоже чувствует эту химию между ними. Но Куин справится и ему поможет, так что можно расслабиться. К тому же в вопросах соблазнения Маттео не любил спешить.

Он показал ей западное крыло замка, где расположились библиотека, бальный зал и музыкальная комната со старинным роялем. Пройдя по каменному холлу, они переместились в восточное крыло, где только-только начал наполняться посетителями ресторан. Куин была необыкновенно вежлива и приветлива с шеф-поваром Гуерино Пизани, настоявшим, чтобы после ужина она непременно сообщила о своих впечатлениях.

Когда они спускались по винтовой лестнице в погреб, Куин поежилась:

– Так ты не шутил… – Она замерла, разглядывая размещенные в одной из ниш скелеты. – А кому принадлежат эти останки?

– Мы полагаем, что кому-то из пленников. Либо испанцам, либо французам, которых нельзя было похоронить по христианским обычаям. Еще это мог быть кто-то из воинов Карла V.

Толстые каменные стены украшала внушительная коллекция средневекового оружия и доспехов. Любому, кто видел это, становилось понятно, что побег из подобной тюрьмы был невозможен.

– Как это жестоко, – сказала Куин, оглядываясь по сторонам.

– Так и есть, – кивнул Маттео.

Такая же атмосфера царила и в погребе, построенном при деде Маттео, Альфонсо. Малюсенькие зарешеченные окошки были единственным источником дневного света. Приглушенное освещение наводило на мрачные мысли, дрожь проходила по телу от осознания того, сколько страданий видели эти стены. Даже современные высокие стеллажи цвета темного ореха, на которых хранились самые ценные бутылки с вином, и стильная барная стойка не смягчали это впечатление.

– Дух захватывает, – проговорила Куин. – Здесь пытали людей?

– Да, насколько я знаю.

Он усадил ее за сервированный на двоих стол, стоявший посередине комнаты. Расположившись напротив, он указал на бутылку вина:

– Выпьешь немного?

Внимательно рассмотрев этикетку, Куин воскликнула:

– Неужели ты думаешь, что я откажусь от брунелло тысяча девятьсот семидесятого года?

Налив густое темно-красное, почти коричневое вино в бокалы, Маттео поднял свой и провозгласил:

– За успешное сотрудничество.

– Так самоуверенно, – усмехнулась Куин, приподнимая свой бокал в ответ.

– Я не намерен проигрывать.

– Тогда пусть победит сильнейший.

Ее зеленые глаза сверкали в полумраке. Приподняв бокал, она, как опытный сомелье, покачала его в руках и, закрыв глаза, вдохнула аромат, полностью отдаваясь чувственному переживанию. Маттео был загипнотизирован ее действиями. Теперь он уже ни капли не сомневался, что за этой хрупкой оболочкой скрывается страстная натура. Но откажется ли она когда-нибудь от своей маски? Сможет ли полностью расслабиться и позволить мужчине довести ее до экстаза?

Открыв глаза, Куин посмотрела прямо на него. Вероятно, она успела заметить любопытство и восхищение в его взгляде, потому что на ее щеках выступил легкий румянец.

– Итак, ты покажешь мне список ваших замечаний? – поинтересовалась она после того, как подали еду.

– В ресторане на Парк-авеню у вас чересчур обширная винная карта. Не надо давать клиентам слишком большой выбор. Это их отвлекает. Этим должен заниматься сомелье.

– Но люди любят, когда у них есть выбор. Я сама терпеть не могу, когда мне что-то навязывают.

– Да, но у вас слишком большой выбор. Рядом с нами сидела парочка, готовая раскошелиться на дорогую бутылку. Они изучили большую часть карты и в итоге заказали уже известное им вино средней ценовой категории. А сомелье даже ни разу не приблизился к их столику.

– В том ресторане у нас не хватает персонала, – сказала она в свое оправдание.

– Вечер вторника, шесть часов. Полно свободных столиков.

Поджав губы, Куин какое-то время молчала.

– Продолжай, – наконец произнесла она.

– В баре должно работать больше красивых женщин.

– Чтобы мужчины могли строить им глазки и тратили больше денег? Маттео, у меня ресторан высшего уровня, а не стрип-бар.

– Совершенно верно. Семьдесят пять процентов посетителей бара составляют состоятельные мужчины, расслабляющиеся после трудового дня. Это тот тип, которым нравится созерцать красоту. Будет больше красивых женщин – и они станут покупать больше выпивки и гарантированно вернутся в следующий раз.

– Полагаю, девушки должны быть в мини-юбках?

– На этом держится мир, Куин.

Вздохнув, она откинулась на спинку стула.

– Иногда мне кажется, что жизнь была бы гораздо легче, если бы я была мужчиной. У вас все так просто.

– Если ты имеешь в виду прямолинейность и отсутствие обыкновения бесконечно взвешивать все «за» и «против», то да.

– Но ведь таким образом вы упускаете много тонкостей.

– Может, приведешь пример?

– Мне бы хотелось, чтобы сначала ты огласил весь список.


Глава 2 | Все зависит от тебя | * * *