home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Пятого августа «Голубая красавица» чудесным образом открылась званым вечером для ВИП-гостей. Трещины на итальянском мраморе были идеально затерты. Фонтаны и бассейны, которые были далеки от завершения, когда Куин приехала на Санта-Лючию, отменно работали, сияя так, словно их наполняло жидкое серебро. Закуски из нового меню, разносимые официантами, облаченными в белоснежные костюмы, произвели фурор среди гостей. Звуки регги влекли на танцпол.

Куин стояла в стороне от людей, рассредоточившихся у небольших костров. Солнце только село, и она, набрав полные легкие воздуха, медленно выдохнула, наконец-то почувствовав внутреннее равновесие. Открытие отеля удалось, и это стоило всех приложенных усилий. Вышколенный персонал обслуживал именитых гостей. Представители международных журналов о путешествиях с удовольствием собирали сведения о курорте и делали фотографии. Даже вдохновленный Реймонд Бернард выглядел совершенно в ином свете. Скорее всего, она не станет увольнять его. Маттео был прав, когда уговаривал ее дать ему еще один шанс. За это время он многому научил ее. И самое главное – верить в себя. Она стала совсем другим человеком.

Сейчас Маттео разговаривал с Франсуа и одним из чиновников. Как всегда, он был невероятно сексуален и красив. От одного взгляда на него у нее сильнее забилось сердце. На людях они продолжали вести себя сдержанно, но каждую ночь сливались в экстазе душой и телом. Это опасное сумасшествие – быть с ним вместе, но Куин уже не могла остановиться. И даже решение расстаться с ним первой таяло в окружавшей ее розовой пелене счастья.

– Перестань выискивать недостатки. – Его голос выдернул ее из задумчивости. – Все замечательно, Куин.

– Не знаю, как тебя благодарить. Без тебя я бы не справилась.

– Из нас получилась отличная команда, – пожал он плечами.

Это правда. Они дополняли друг друга в работе, и Куин часто ловила себя на мысли, каково это – жить с ним вместе. Но, прекрасно понимая, что для Маттео не может быть ничего постоянного, отбрасывала эти рассуждения прочь. К тому же ей это тоже не нужно.

– Потанцуем?

– Не здесь, Маттео. – Куин удивленно посмотрела на него.

– Это просто танец партнеров по бизнесу, – прошептал он, обхватив ее за талию и проводя сквозь толпу к танцполу. Взяв ее за руку, он начал двигаться под чувственный ритм регги.

– Я не могу так двигать бедрами, – жаловалась она.

– Ослабь контроль, дорогая. Позволь мне вести, – прошептал он ей на ухо.

Она попробовала, но все равно постоянно наступала ему на ноги и сбивалась. Маттео прижал ее к себе сильнее, заставляя двигаться с ним в унисон.

– Хорошо, что ты понимаешь, когда нужно поддаться мужчине, а иначе даже не представляю, что стал бы с тобой делать.

– Маттео! – воскликнула она.

– А что? Нас никто не слышит.

Да, но его слова заставляли ее сердце биться чаще.

А тело моментально реагировало на его приближение, и она сразу теряла самообладание. И дело было совсем не в его харизме. Он был добрым и проницательным, рядом с ним она становилась другим человеком. Куин чувствовала себя счастливой.

Но завтра они разлетятся по разным городам: он в Нью-Йорк, она в Чикаго. И на этом все закончится. Она споткнулась.

– Что случилось?

Она влюбилась в него – вот что. Теперь можно было честно признаться себе в этом.

– Ничего, – ответила она и сглотнула.

– Врать ты так и не научилась, – покачал головой Маттео, внимательно изучив выражение ее лица.

– Мы должны покончить с этим. Мы оба это знаем.

– И когда к тебе пришло такое решение?

– Мы завтра возвращаемся в разные города, к своей привычной жизни.

– И что? Мы живем в эпоху самолетов, скоро в космос на выходные летать будем.

Да, но скоро он остынет к ней, а она не переживет, если ее еще раз бросят.

– О нет. Только не это! – прорычал он, будто прочитав ее мысли. – Я хочу быть с тобой, Куин. Ведь не зря же мы все это затеяли.

Как это понимать? Он хочет быть с ней. И сколько? Месяц? Полгода? Как быстро пропадет его интерес?

Внутри ее все сжалось, и перед глазами встала картина субботнего утра, когда ее разбудили служащие из компании по перевозке вещей. Когда она позвонила Джулиану, который был в Бостоне якобы с братом, выяснилось, что он решил бросить ее и считал подобное завершение семейной жизни вполне цивилизованным. Он даже не приехал сам за вещами, предпочтя вместо этого развлекаться со своей любовницей. Когда рабочие ушли, она прислонилась спиной к двери и съехала по ней на пол, горько заплакав, – то ли от унижения, то ли от облегчения. Самое страшное было рассказать обо всем Уоррену. Как она объяснит, что великолепно подобранная партия была обречена на расставание с самого начала?

– Куин? – Маттео пожал ее руку в нетерпении. – Ты меня слушаешь?

– Сколько продлились твои самые продолжительные отношения с женщиной?

– Какое отношение это имеет к нам? – спросил он, нахмурившись.

– Отвечай на вопрос.

– С последней девушкой я встречался шесть месяцев. И она мне была не безразлична, Куин.

И они еще позволяли себе думать о чем-то серьезном? Она вообще не способна на отношения, а он ни с кем не задерживался долго.

– Я вот-вот нанесу серьезный удар по своей карьере. Может, этого будет достаточно?

– Только в том случае, если причина не в боязни провала.

– А что, кроме романа с итальянским красавчиком, ты можешь мне предложить, Маттео? Что поменяется в твоей жизни от моего присутствия?

– Все лучшее уже было, – гневно произнес он.

– Ты знаешь, о чем я говорю.

– Представь себе, нет. Может, потрудишься объяснить?

– Я говорю о твоих предыдущих интрижках.

– А я не говорю сейчас о прошлом, – процедил Маттео сквозь зубы. – Я говорю о нашем будущем. А ты пытаешься все закончить, еще не начав.

– Я делаю это в целях самосохранения, – ответила Куин, вырываясь из его хватки. – У меня больше мозгов, чем у остальных твоих девиц.

– Ты ищешь ссоры? – В его глазах сверкнули молнии.

– Не я, а ты, – бросила она и, почувствовав на себе чей-то взгляд, повернулась в сторону бара. За ними внимательно наблюдал фотограф. – Это место совершенно не подходит для подобных разговоров.

– Ты права. Но ты от меня не избавишься. Рано или поздно нам придется все обсудить, раз уж мы оба добровольно пошли на этот безумный риск.

Музыка стихла, и Куин с облегчением произнесла:

– Мне нужно поговорить с губернатором, прежде чем он уйдет.

Маттео проводил ее взглядом. Нельзя позволить ей принимать важные жизненные решения, когда она еще не разобралась в себе. Если она согласится быть с ним, то жизнь ее изменится так, как она еще себе не представляет.


Было уже глубоко за полночь, когда люди стали расходиться. Маттео присоединился к Франсуа в баре. Оба они считали, что вечер прошел с ошеломительным успехом. Журналисты и высокопоставленные гости были уверены, что отель поднялся на более высокий уровень.

– Где Куин? – спросил Франсуа.

– Она пошла за портвейном для гостей. Обещала присоединиться к нам позже.

Весь вечер она старательно его избегала, и он с болью наблюдал, как она опять окружает себя защитным панцирем, отгораживаясь от него. Ведь Куин уже сказала, что хочет закончить их отношения. Но как только она это произнесла, Маттео всем телом и душой почувствовал, что не готов отпустить ее. Но между ними стояли ее сомнения и предыдущий горький опыт.

Маттео поднес к губам бокал с порцией принесенного Франсуа десятилетнего рома, делая вид, что внимательно слушает собеседника, бесконечно восторгающегося прошедшим вечером и обновленным отелем. Опустошив бокал, он произнес:

– Извините, я сейчас вернусь.

Быстрыми шагами он пересек опустевший зал ресторана и спустился в погреб. Растерянная, Куин стояла среди стеллажей, высматривая нужную бутылку.

– Еще что-то попросили? – Она вопросительно посмотрела на него.

– Нет. Что ты ищешь?

Получив ответ, он быстро извлек пару нужных бутылок. Поставив их на пол, он перегородил ей выход, прижав к стеллажу.

– Что с тобой происходит?

– Мы же собирались поговорить об этом позже.

– Сейчас. Почему ты меня избегаешь? Такое впечатление, что мы вернулись на неделю назад.

– Маттео, не сейчас. Гости ждут, – напряженно ответила она.

– А я хочу знать, что происходит в твоей голове.

Прижав руку к шее, Куин несколько секунд молчала.

– Я в панике.

– Из-за чего?

– Не знаю. Просто столько всего…

– Говори же, Куин.

Она смотрела на него, как загнанное животное.

– Я влюбляюсь в тебя. Знаю, это глупо, но…

Поцелуй оборвал ее на полуслове. Камень свалился с сердца от ее слов, и Маттео не смог удержаться от того, чтобы прикоснуться к ней, почувствовать сладость губ, убедиться, что между ними не все кончено. Она стала его слабостью и нашла место в его сердце.

Выдохнув, Куин будто сдалась. Она запустила пальцы в его волосы. Вклинившись коленом между ее бедер, он крепче прижал ее к стеллажам и поцеловал еще более страстно, пока она не сдалась полностью.

– Ты должна верить в нас, Куин, – прошептал он. – Мы вместе придумаем, как справиться со всем.

– Прекрасный кадр, – послышался позади них радостный голос, и последовала вспышка.

Отдернув руки, Маттео развернулся, и в этот момент их осветила еще одна вспышка. Невысокий юркий человек развернулся и побежал прочь. Маттео погнался за ним, но человек, проскочив ресторан и террасу, скрылся от него в толпе. Отдав распоряжения охране, они прочесали местность, но фотограф словно растворился. Маттео потребовал у Реймонда список аккредитованных журналистов, и они вместе с Куин внимательно просматривали информацию.

– Он давно за нами наблюдал, – расстроенно произнесла Куин.

– Я не понимаю. Дверь подвала закрывается автоматически. Без кода ее не открыть.

– Да, но только через десять секунд. Так что, если он видел, как ты пошел вниз, мог проскочить за тобой.

– Это был фотограф из «Слухов и сплетен», – сказал Реймонд, возвратившись с листком бумаги в руке. – Почему он снимал в подвале? Это не включено в разрешение.

Маттео внимательно посмотрел на фото. Это был тот самый фотограф. Позвонив Алекс, он оставил сообщение на автоответчике с просьбой оказать давление на газету. Но уже два часа ночи, и шансы, что она сможет связаться с редактором до выхода газеты, были совсем ничтожны.

– Мы не сможем ничего изменить. Они ее все равно напечатают? – спросила Куин, сдавливая пальцами виски.

– Скорее всего.

Проводив гостей, они вернулись в свой номер.

Разъяренная, Куин быстро мерила шагами гостиную.

– С твоей скандальной известностью этот снимок будет завтра во всех газетах. Мы должны придумать какой-то план.

– На сегодня мы сделали все, что могли. – Маттео старался не показывать своего беспокойства. – Открытие прошло прекрасно. Ты – молодец. Тебе нужно выспаться, а завтра мы что-нибудь придумаем, когда я поговорю с Алекс.

– Но я – не ты! Может, ты и привык к тому, что твоими фотографиями пестрит весь Интернет, а я – нет!

– Обычно я очень осмотрителен, – процедил Маттео сквозь зубы.

– А мне теперь надо спасать репутацию. Это полная катастрофа.

– Уже все произошло, ничего не вернуть. Нет смысла так драматизировать.

– Драматизировать? Посмотрю я на тебя, когда это дойдет до отца и всего правления. Черт побери, Маттео! Я же собиралась им все сама рассказать, а что будет теперь?

– Мы разберемся с этим вместе. Все будет хорошо.

– А ты представляешь, что устроит Дэниел Вильямс? – Куин почти кричала. – Я вела себя абсолютно неэтично по отношению к кандидатам. Все будет ужасно.

– Куин…

– Почему ты не послушал меня? Нужно было просто держать руки при себе до окончания вечера.

– Хочешь обсудить, кто не смог держать руки при себе? Ведь это ты все начала.

Краска прилила к ее щекам. Выйдя через стеклянные двери, она облокотилась на перила террасы, глядя вдаль.

– Дело не только во мне, Маттео. «Де Кампо» может потерять контракт.

Конечно, он понимал это. Тошнота сдавила ему горло.

– Но паника не поможет, – мрачно заключил он.

– Моя карьера висит на волоске. – Лицо Куин было белым как полотно. – Какой еще ты хочешь реакции? Я потратила семь лет жизни, чтобы достичь этого уровня. Люди наконец начали воспринимать меня как самостоятельную единицу. А я… Взяла и перечеркнула все, переспав с тобой.

Подойдя к ней, он взял ее за плечи и прижал к себе.

– Не надо забывать о нас только потому, что тебе страшно. Я сказал, что не позволю это сделать.

– Почему? Ты даже не…

– Что? – Он приподнял ее подбородок, чтобы видеть глаза.

– Ничего. Я теперь даже не знаю, кто я на самом деле.

И в этот момент он понял, что Куин ждет от него признания. Но слова застряли у него в горле. Куин для него очень важна, но он не был уверен, что вообще знает, что такое любовь. Сглотнув, Маттео произнес:

– Ты мне очень нужна, и я хочу быть с тобой.

Она с болью посмотрела на него:

– Ведь это моя проблема, правда? Это я влюбилась в плейбоя. И ты хочешь быть со мной, пока тебе не надоест?

– Куин…

Она подняла руку.

– На сегодня с меня хватит. Как ты и сказал, давай дождемся утра.

Она решительно двинулась к спальне, а Маттео, глядя ей вслед, был готов побежать за ней. Но что сказать? Он заставил ее открыться, а теперь не знал, что делать с полученной информацией. Да, самым верным для них было остыть и подумать, как спасти контракт. Его собственная карьера и отношения с семьей были на грани, если он не придумает, как выйти из этой ситуации. Ему нужен был действенный план. Эмоции в сторону. Время логики.


Глава 10 | Все зависит от тебя | Глава 12