home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Оставался всего день до открытия обновленной «Голубой красавицы». Невыполнимая задача, казалось, была все-таки завершена, но Куин боялась говорить что-либо, чтобы не вспугнуть неожиданную удачу. Но впервые за всю неделю она улыбалась.

Пребывая в оптимистичном настроении, она согласилась на предложение Маттео устроить перерыв и отправиться перекусить в любимый местным населением ресторан. Заведение расположилось прямо на берегу и славилось своей национальной кухней.

Вернувшись в спальню, которую они теперь делили с Маттео, Куин надела шорты и футболку, собрала волосы в хвост и накрасила губы блеском. Одежда Маттео находилась в другой комнате, но перед тем, как пойти в душ, он оставил на тумбочке золотые наручные часы, которые привлекли ее внимание. Вещь была эксклюзивная. На черном перламутровом фоне вместо цифр были бриллианты, а на оборотной стороне имелась выгравированная надпись следующего содержания: «Ты был всем для моего сына. Пусть он всегда будет с тобой. Альфонсо». Часы принадлежали Джанкарло.

Положив их на место, она задумалась. Маттео пришел в себя после той ночи, но все равно она периодически видела затравленный взгляд в моменты, когда он полностью отдавался своим мыслям. И это ее он называл замкнутой.

День клонился к закату, когда они подошли к простому, выкрашенному в пестрые цвета домику. Взяв еду, они устроились прямо на песке, рядом с полосой прибоя.

Маттео сделал глоток холодного пива:

– От Уоррена есть какие-нибудь новости?

– Нет, когда он уезжает в Азию, то редко связывается со мной из-за разницы во времени.

– Надо ему сказать.

– Обязательно, – покосилась она на него. Куин никак не могла понять причин его постоянного беспокойства по этому поводу. Ведь это ей предстояло рассказать об их отношениях совету директоров, следовательно, и нервничать сильнее должна она. Это ее карьера катилась под откос, поскольку никаких поблажек она не получит. – Он вернется завтра.

Кивнув, Маттео посмотрел на океан:

– Ты разговаривала с сестрой? Как ее нога?

Куин поморщилась. Вчера огромный жеребец отдавил Теа ногу, пока та его осматривала.

– Сидит дома, лечит пальцы и проклинает лошадь. Вот видишь, – подчеркнула она, – я была права.

– Ей просто не повезло, – улыбнулся он.

Доев, Куин решила первой начать рассказывать о себе, чтобы он последовал ее примеру.

– В связи со всеми переменами, которые должны произойти в моей жизни, я решила, что мне пора познакомиться со своей сестрой из Миссисипи.

– А ты когда-нибудь связывалась со своими настоящими родителями?

– Нет. Мне нечего им сказать, ведь они решили от меня отказаться и родить другую дочку. А сестра ни в чем не виновата. Мне хочется с ней познакомиться.

– А ты не задумывалась, почему твои родители приняли такое решение? Может, у них были на то серьезные основания? Жизнь – это не только черное и белое. В ней огромное количество оттенков.

Так вот как называется, когда родители отдают своего ребенка и больше ничего не хотят знать о нем. Оттенок…

– Я и не думала, что ты поймешь меня.

– А ты попробуй объяснить. Не замыкайся, Куин.

– Скорее это касается тебя. Ты вроде как «свой парень», а на самом деле никто не знает твоих настоящих чувств.

– Как это понимать?

– Ты говоришь обо всем, но никогда не касаешься личных тем.

– Давай мы сначала закончим с тобой. Так почему ты думаешь, что я не пойму тебя?

– Потому что у тебя всегда была настоящая любящая семья. Твои родные по крови. Как ты можешь понять, что такое быть ненужным? Уоррен и Сайл так отчаялись, что удочерили меня. Спустя несколько месяцев их мечта волшебным образом воплотилась в Теа. В итоге я стала не нужна ни одной, ни другой семье. Очень тяжело было жить, осознавая это, Маттео.

– Ну, наконец-то что-то… – Он обхватил руками колени. – Знаешь, что заметил я? Теа обожает тебя. Это сразу бросилось мне в глаза при первой встрече. Когда я разговаривал с твоим отцом, он отзывался о тебе с великим уважением. Ты даже не представляешь, на что я готов ради такого отношения отца и всей семьи. Всю жизнь я борюсь за это.

Куин вкрутила бутылку пива в песок, шокированная признанием Маттео. Из-за нее он упустил еще одну возможность. А она, оказывается, совершенно неправильно видела отношение ее семьи к себе. Повисла пауза.

– Ты живешь в семье гладиаторов? И тебе приходится доказывать каждый раз, что ты лучший?

– Что-то вроде этого. – Он пристально посмотрел на нее.

– Почему отец Джанкарло подарил тебе его часы?

Мaттео напрягся и опустил глаза.

– Извини. Мне они очень понравились, и, когда я их рассматривала, увидела гравировку.

– Ничего не изменится от того, что мы будем говорить о Джанкарло. Его уже нет, и ничего не изменить.

– Боже мой, и ты обвиняешь меня в замкнутости?

– Я виноват в его смерти, Куин, – сказал он, сурово сверкнув глазами. – Ты это хотела услышать? А отец Джанкарло отдал мне часы, чтобы я не испытывал чувства вины. Потому что он знал, что я буду мучиться.

– Я уверена, все совсем не так! – Куин не могла прийти в себя от неожиданности.

Какое-то время он молчал, и Куин даже начала жалеть, что спросила его об этом.

– Джанкарло был всем для меня. Мы очень близки с братьями, но Джанкарло был моим настоящим другом. Мы вместе выросли, и нас ждало большое будущее. Он стал исполнительным директором одной из крупнейших автомобильных компаний, звездой корпоративного мира. А я управлял европейскими филиалами «Де Кампо». Мы были молоды, и у нас были деньги и власть. И мы любили веселиться. Джанкарло не мог как следует управлять собой в этом вопросе: слишком много пил, очень быстро ездил, в общем, терял голову. Возможно, у него была генетическая предрасположенность. Его отец был алкоголиком, но ему удавалось многие годы скрывать это. Не самый лучший пример. И Джанкарло не справился, не почувствовал предела.

– Он был пьян в ночь аварии? – спросила Куин, и холодок пробежал по ее коже.

– Да. Риккардо страшно раздражал меня, все время сдерживая, не давая мне самостоятельно принимать решения в бизнесе. Чтобы развеяться, мы с Джанкарло рванули в Монте-Карло. Мы выиграли огромную сумму в казино. И долго это отмечали, подцепив девочек, которые только и мечтали потратить с нами эти деньги. Но я все-таки смог остановиться и уговорил его уехать. Он согласился, но решил выпить на посошок.

– Вот почему ты так отреагировал на Дэниела, когда он наседал на тебя с выпивкой, – вспомнила Куин.

– Он как раз заказал коньяк, который и стал последней каплей. – Маттео побледнел и покачал головой. – Я должен был его остановить, но вместо этого поддержал нашу традиционную забаву – гонку на машинах до отеля.

– После такого загула? – с ужасом спросила она.

– Мы ничего не соображали и поехали разными путями. Когда я добрался до места, Джанкарло там не было, и я сразу понял: что-то случилось.

Она прижала руку к губам:

– Он попал в аварию.

Маттео кивнул:

– Я бросился его искать. Он ехал по односторонней улице и врезался в дерево. Полиция уже была на месте, но спасти его не удалось. Он умер у меня на руках, пока мы ждали скорую.

– Боже, Маттео…

– Он не обращал никакого внимания на женщин в тот вечер, – продолжал он монотонно. – В тот раз я узнал от него, что он собирается сделать предложение своей подруге Заре. Он ее сильно любил, решил остепениться, завести детей и прекратить наконец это безумное прожигание жизни. – В его глазах была нестерпимая боль. – Несколько недель назад я узнал, что Зара выходит замуж.

Ком застрял в горле Куин, и она еле смогла произнести слова:

– Вы оба не понимали, что делали, Маттео. Ты не должен винить себя за то, что произошло.

– Я был сильнее. И мог его спасти.

– Мы не можем спасти других. Каждый сам должен избавляться от своих недостатков, – сказала она, дотронувшись до его щеки.

– Я должен был постараться помочь. Отныне я буду стараться во всем, чтобы хоть как-то искупить свою вину перед ним.

– Ты – хороший человек, Маттео. – По ее щеке скатилась слеза. – Поверь, Джанкарло гордился бы тобой, если бы был рядом.

– Как я могу наслаждаться жизнью, когда его рядом нет? Я никогда не смогу с этим смириться.

– Он бы хотел этого. И самая страшная трагедия будет, если ты проведешь свою жизнь в скорби, а не неся светлую память о нем в сердце, – произнесла Куин, придвигаясь к нему.

– Но как это сделать? – в отчаянии выпалил он, прижавшись лбом к ее лбу.

– Постепенно, день за днем. Сайл как-то сказала мне, что нас характеризуют не ошибки, а то, какой урок мы для себя выносим. Выбирать тебе, Маттео. И помни, как сказал его отец, ты был для него всем.

Обнимая его, Куин старалась взять хоть капельку боли на себя, бесконечно сочувствуя его страшным мукам. В отель они шли молча, взявшись за руки, утопая по щиколотку в прибрежных волнах. Она уже выбрала свой путь, приняв решение, которое сильно повлияет на ее будущее. Оставалось надеяться, что оно правильное. Чем все закончится, непонятно, но Куин больше не могла стоять на месте.


Глава 9 | Все зависит от тебя | Глава 11