home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Бессонная ночь всегда заставляет нас чувствовать неудачи еще более остро. Кажется, что ты балансируешь на грани, и только и думаешь о том, чтобы день закончился как можно быстрее.

Но, к великому счастью Маттео, работа на кухне у Франсуа оказалась настоящей интенсивной терапией. Хорошо налаженная работа и военная дисциплина не давали ему сосредоточиться на своих мыслях, и он был этому несказанно рад.

Утром они ознакомились с кухней, а сразу после этого изучили меню отеля. Франсуа был в восхищении от того, как быстро и грамотно Маттео предлагает подходящее вино к тому или иному блюду. К тому же подобранные вина идеально вписывались в задумку Куин.

Дэниел Вильямс был совершенно некомпетентен в этом вопросе. К тому же сразу после изучения меню Маттео присоединился к остальным поварам для подготовки к турниру, чем вызвал еще большее огорчение Вильямса.

Гости были приглашены к семи, но подготовка началась намного раньше. Маттео должен был приготовить три соуса и раскладывать салаты. Он работал четко, как часы. Нарезав лук-шалот, он приступил к острым перчикам, аккуратно и быстро вскрывая их острым ножом. Идеально выстроив линию своей работы, он не оставил себе ни секунды на посторонние мысли.


Куин отбросила карандаш на стол и, откинувшись на стул, потерла глаза. Она наконец отправила отцу отчет о проделанной работе, но справиться с остальной бумажной работой никак не могла. За последние дни она жутко вымоталась, и ей катастрофически не хватало сна. А теперь еще затравленный вид Маттео не выходил у нее из головы. Его взгляд разорвал ей сердце. Она прекрасно понимала его чувства, потому что ей тоже доводилось испытать подобное, когда она узнала правду о своих настоящих родителях.

Потерять лучшего друга, должно быть, очень тяжело. Но что так сильно мучило Маттео? Все-таки три года должны были немного уменьшить боль потери.

Как он сказал, женщины для него как анестезия. Так что на ее месте могла быть любая, но Куин больше беспокоилась о своих чувствах. Ей казалось, помимо физического притяжения, она испытывает к нему нечто большее.

Она все же решила проверить, как у него дела. Упершись ладонями в стол, она встала и отложила документацию по «Голубой красавице». Завтра она займется этим вопросом вплотную, а сегодня отдых.

Подойдя к кухне, Куин увидела, как Маттео в компании полудюжины других помощников виртуозно справляется с поставленными задачами. Франсуа был строгим начальником, и она не раз видела слезы на лицах взрослых мужчин, не выдерживавших его давления, но, глядя на Маттео, можно было подумать, что он всю жизнь провел на кухне.

Подобно завороженной, Куин смотрела, как, встряхнув сковороду, Маттео поставил ее на край конфорки и всыпал туда какие-то травы. И как она могла подумать, что он просто пустышка, плейбой? Он был отличным бизнесменом, вникающим во все аспекты своей работы. И ему очень шла белоснежная форма повара…

Приблизившись, она заглянула в самую дальнюю кастрюлю. Маттео замер.

– Мне просто интересно, что ты готовишь, – пояснила она и, указав на зеленый соус, спросила: – А это что?

– Мятный чатни. Индийский соус.

– Выглядит экзотично.

– И я могу все испортить. – Он серьезно посмотрел на нее. – Ты не должна здесь находиться.

– Хотела узнать, как ты.

– Ты меня отвлекаешь, – сказал он.

– Каким образом? Я здесь всего лишь несколько секунд.

– Ты действительно хочешь это знать? – тихо спросил он, оглядывая ее с головы до ног.

– Не очень, – ответила она, раскрасневшись.

– Франсуа, пусть она уйдет, – обратился Маттео к шеф-повару, указывая на нее пальцем.

– Ты знаешь правила, Куин. Вон! – быстро отреагировал Франсуа, с улыбкой глядя на девушку.

– О, как это низко – звать на помощь старшего, – возмутилась Куин.

– Я хочу победить. Вон! – сказал Маттео, добавляя к соусу грибы.

Куин раздраженно выдохнула и покинула кухню. Направившись в свой номер, она привела себя в порядок, а затем спустилась встречать вместе с Томасом гостей и судей, в числе которых были известные деятели искусства и политики острова, а также знаменитые эстрадные артисты.


Вечер прошел идеально. Ужин стал настоящим гастрономическим удовольствием, а главное блюдо Франсуа, баранина под мятным соусом, над которым колдовал Маттео, стало бесспорным хитом. Куин поняла это еще до того, как выставили оценки, – результат был на восхищенных лицах судей.

В ожидании вердикта повара вышли в зал и смешались с толпой. Куин наблюдала за Маттео, который опять стал самим очарованием и притягивал к себе всех самых важных персон, в числе которых оказалась известная певица Катарина Джеймс – красивая девушка в ярко-красном платье. Маттео был самым настоящим хамелеоном. Он легко адаптировался в любой среде и моментально становился в ней своим. Серые брюки и белая рубашка оттеняли его слегка загоревшую оливковую кожу, делая его еще более привлекательным.

Их взгляды встретились, и Куин быстро опустила глаза и направилась в бар, заказать содовую и изучить прихваченный с собой отчет менеджера «Голубой красавицы». Но Маттео уже сидел на соседнем стуле, и она почувствовала его чарующий аромат, который вряд ли помог бы ей сконцентрироваться.

– Что-нибудь выпьешь?

– Да, на этой кухне было адски жарко.

Она заказала полюбившееся ему вчера местное пиво и, повернувшись к нему, произнесла:

– Ты классно готовишь. Мне кажется, ты умеешь делать абсолютно все.

– Я совсем не разбираюсь в строении автомобиля. Безнадежен, когда дело доходит до судоку. И мои знания грамматики оставляют желать лучшего, – ответил Маттео, задумчиво глядя на нее.

– Какой позор.

– Я не пытался от тебя избавиться, Куин. Это было актом самосохранения.

Сердце ее ухнуло куда-то вниз. И от чего же он пытался себя уберечь?

– Как ты сегодня? – сменила она тему разговора.

– Завтра я буду в порядке.

– Маттео…

Он поднял руку, остановив ее на полуслове.

– Можно, я тебя кое о чем спрошу?

– Пожалуйста.

Поставив локоть на стойку бара, он подпер подбородок и посмотрел ей в глаза:

– Почему твое замужество длилось всего год?

– Мы… просто были несовместимы, – пробормотала она, застигнутая врасплох.

– Мне не нужен пресс-релиз, я хочу знать правду, Куин.

– Это правда.

К этому она могла добавить еще сотню других объяснений. Маттео сверлил ее взглядом. Казалось, он читает ее, как открытую книгу.

– Думаю, он просто не был настоящим мужчиной. Твой характер намного сильнее его.

Она чуть не поперхнулась, услышав его слова.

– Ведь ты же ничего не знаешь об этом, как ты можешь судить?

– Я знаю тебя, Куин. И тебя не так сложно просчитать.

– Думаю, Джулиан не согласился бы. Он бы сказал, что я скучный трудоголик, который не умеет веселиться, – натянуто произнесла она и закусила нижнюю губу.

– Значит, я не ошибся, подумав, что он полный дурак. Любой мужчина скажет тебе, что это не так. В тебе нет ничего, что можно описать словом «скучный». Ты интригуешь и увлекаешь.

– Маттео, не стоит засыпать меня комплиментами. Я толстокожая, – быстро ответила она, скрывая свое смущение.

– Отлично, значит, я могу говорить начистоту, – начал он, глядя ей прямо в глаза. – Если бы между нами не стоял этот десятимиллионный контракт, то мы давно бы уже оказались в постели. И, уверяю, мне бы не было скучно.

В горле ее застрял ком, она затаила дыхание.

– Таких, как ты, не бросают. Твой бывший муж просто глупец.

Куин потеряла дар речи. Такое ей раньше и в голову не приходило. Может, Джулиан специально унижал ее и таким образом самоутверждался? Целый год Куин мучила себя раздумьями о том, как можно было спасти их брак, и что она тогда могла предпринять, чтобы не допустить его гулянок. Таким образом, она до конца разрушила свою уверенность в себе. А может, на самом деле их брак был обречен с самого начала? И причина вовсе не в ней?

К ним подошел один из поваров и позвал Маттео на церемонию вручения наград. А Куин продолжала сидеть, глядя вслед ему. В глубине души она всегда считала себя ущербной. А несложившаяся семейная жизнь только усилила ее подозрения. А что, если она очень сильно заблуждалась и в неудачах в постели виновата тоже не она?

Все эти мысли бесконечно крутились в ее голове, пока объявляли победителя, которым, естественно, оказался Франсуа и его команда. Катарина Джеймс вручила кубок победителю, поцеловав каждого члена команды. Конечно, Маттео она уделила самое пристальное внимание.

Бутылки с шампанским были вскрыты, ужин плавно перетек в вечеринку. Было трудно не участвовать во всеобщем веселье, но ближе к полуночи Куин заметила, что Маттео постепенно теряет кураж и его маска безмятежности и очарования спадает, уступая место боли. Спустя некоторое время она поняла, что нигде его не видит. Катарина уже оживленно общалась с другим.

«Я знаю, ты можешь помочь мне выбраться из этой бездны…» – вспомнила она слова Маттео.

Ее сердце забилось сильнее. Разве можно оставлять человека в беде?

– Извините, – тихо сказала она, обращаясь к Томасу. – Мне надо идти, куча работы.

Пройдя через террасу, она направилась к сьютам. Свет в гостиной Маттео горел. Она уверенно поднялась по ступенькам и уже собиралась постучать, когда услышала звуки рояля. Замерев, она слушала грустную музыку и всем сердцем почувствовала боль и тоску, которую испытывал Маттео.

Обойдя вокруг, она поднялась по ступенькам террасы и, прислонившись спиной к стене, слушала неизвестную ей мелодию. Куин не сомневалась: Маттео сочинил ее специально для Джанкарло. Ноги подкашивались, эмоции лились через край, а ведь она не была особо чувствительна к подобным вещам.

Когда Маттео закончил играть, Куин, глубоко вдохнув, вышла из тени. Он сидел за роялем, глядя на клавиши. Он будто совсем не удивился, увидев ее. Внимательно посмотрев на нее красными от напряжения глазами, он сухо произнес:

– Я сказал тебе вчера, что ты не сможешь помочь. Это мои личные сорок восемь часов кромешного ада.

– Что бы там ни было, что бы ни случилось с Джанкарло, ты должен это отпустить. Нельзя так мучить себя.

– Тебе лучше уйти. – Он вновь опустил голову.

Внутри ее все сжалось, кровь прилила к лицу. Она посмотрела на порожек, отделявший террасу от гостиной, и, приняв решение, сделала шаг. Маттео снова посмотрел на нее:

– Куин…

– Ты должен прекратить издеваться над собой, – прервала она его, садясь с ним рядом на стул и прикладывая руку к его щеке. – Я знаю, каково это, когда держишь все внутри себя.

Он убрал ее руку и посмотрел на нее с безнадежностью во взгляде.

– Я не могу, черт побери.

– Давай поможем друг другу. – Произнеся это, Куин опять прикоснулась к его лицу, и их взгляды встретились.

– Что ты такое говоришь?

Она сглотнула, борясь с привычным желанием бежать без оглядки.

– Я хочу убедиться в том, что ты мне сказал. Что Джулиан сильно ошибался.

– Но ты знаешь, что это правда, – побледнел он.

– Нет, я вообще ничего не знаю. Ты сказал, я могу выдернуть тебя из этого безумия, так используй меня. И докажи, что и я нахожусь в великом заблуждении.

– Но мы переступим черту, – покачал головой Маттео, но в глазах его появился блеск.

– Знаю. Я уже это сделала.

– Но уговор… я…

– Уговора больше нет. Я здесь, и я не оставлю тебя.

– Боже, Куин… – Он зажмурился.

Сердце бешено билось в ее груди. Больше всего она боялась услышать отказ, который подтвердил бы, что она абсолютно никому не интересна. Гнетущая тишина разлилась между ними. Через пару секунд он открыл глаза, и его взгляд заставил ее затаить дыхание.

– Помнишь, я сказал тебе, что мне нужно забыться? Ты должна знать это.

Как она его понимала… Ей хотелось того же самого. Хоть ненадолго забыть, что она Куин Дейвис, и ожить, как тогда, на вершине горы.

Его тело напряглось от прикосновения ее рук, дыхание стало прерывистым.

– Ты уверена?

– Только одна ночь, чтобы помочь нам обоим, – ответила она, кивнув.

Выражение его лица изменилось. Он притянул ее к себе, обхватив за затылок, и прикоснулся к ее губам.

С первой же секунды слияния их губ Куин полностью растворилась в ощущениях. Этот горячий, всепоглощающий поцелуй совсем не был похож на то нежное прикосновение на вершине горы. Маттео звал ее полностью отдаться пламени любви. Она сжала кулаки, упираясь ему в грудь, чтобы не позволить ему доминировать, как это всегда было с Джулианом, но через секунду сдалась и расслабилась.

Горячий поцелуй Маттео выгнал прошлое из ее головы. Он пробовал ее на вкус, проникая все глубже и глубже, и она уже не могла больше думать ни о чем другом, огонь страсти полностью поглотил ее. Прижавшись к нему крепче, она отвечала ему поцелуями, а когда этого стало недостаточно, он обнял ее за талию и приподнял, чтобы она смогла обхватить его ногами. Прикоснувшись нежной кожей к грубой ткани его брюк, она почувствовала под ней твердую возбужденную плоть, отчего ее сердце заколотилось еще быстрее.

Маттео слегка оттолкнул ее назад и, глядя на нее, провел пальцами по обнаженной коже рук и плеч, заставляя все ее тело покрыться мурашками.

– Ты самая красивая женщина из всех, что я видел, – прошептал он, нежно покусывая ее плечо. – Если бы ты только знала, как близко я был к тому, чтобы нарушить все запреты тогда, в замке.

– Но ты ушел…

– Мне это стоило неимоверных усилий, Куин.

Словно завороженная, она смотрела, как он, просунув руки под бретельки платья, стянул их вниз. В следующий момент он не смог скрыть восхищения и, взяв в ладони ее груди, прошептал:

– Я боготворю женскую грудь, но твоя выше всяких похвал.

Глядя ей в глаза, он аккуратно сдавил пальцами соски и легкими круговыми движениями довел их до возбужденного состояния. Тихий стон, сорвавшийся с ее губ, побудил его вновь поцеловать ее.

– Расскажи мне, чего ты хочешь, Куин.

– Еще, – пролепетала она.

Он развернул ее спиной к роялю. Твердое дерево впилось в кожу, заставляя прогнуться, но, когда его горячие губы коснулись возбужденных сосков, ей стало абсолютно все равно. Впившись ногтями в его бицепсы, она издала еще один стон удовольствия, теряя разум от его изысканных ласк.

– Так тебе нравится?

– Да.

Обхватив другую грудь, он проделал такие же манипуляции, нежно пытая языком до тех пор, пока все ее тело не затрепетало от сильнейшего желания, которое ей ранее не доводилось испытывать. Куин полностью запуталась в своих чувствах и… в нем. Стесняясь сказать о своих желаниях, она сильнее обхватила его ногами, призывая к дальнейшим действиям.

– Не торопись, оставим это для спальни.

– Никаких спален, – замерла она.

– А что не так со спальней? – удивился он.

– Я хочу тебя здесь, – ответила Куин, расстегивая пуговицы его рубашки.

В его глазах сверкнул огонь. Позволив ей скинуть со своих плеч рубашку, оголяя роскошный пресс, Маттео взял ее за руки:

– Я еще не закончил.

От этих его слов во рту у нее пересохло. Глядя ей в глаза, Маттео раздвинул ее ноги и чуть сильнее отклонил ее назад. Неторопливым движением он приподнял подол платья и нежно погладил внутреннюю сторону бедра, затем прижал ладонь к пульсирующему влажному средоточию ее женственности.

– Я подумал, а вдруг ты и трусики потеряла, – сказал он низким голосом. – Но я не расстроен, они очень сексуальные.

Куин затаила дыхание, полностью отдаваясь во власть нежных, но настойчивых прикосновений. Маттео одарил поцелуями чувствительную область шеи и плеча и спросил:

– Ты хочешь еще больше?

– Да… – Она инстинктивно двигала бедрами.

– Хорошо, – промурлыкал он, обнимая ее за талию и отрывая бедра от клавиш рояля. – Я тоже мечтаю о продолжении.

Другая рука скользнула под платье и зацепила края трусиков. В следующую секунду они соскользнули с нее. Мучительное осознание своего беззащитного положения пронзило ее стрелой, но через мгновение растворилось. Влажный воздух, наполненный ароматами тысяч экзотических цветов, и ночная тишина, которую нарушали только плещущиеся рядом волны, успокоили ее, унося прочь все сомнения.

Маттео целовал каждый дюйм ее тела, от кончиков пальцев до самого центра ее пульсирующего, влажного естества, доводя ее практически до бессознательного состояния. Просунув руки ей под бедра, он слегка приподнял ее. Она вжала руки в клавиши, и тишину наполнило хаотичное звучание разных нот. Это было грубо и неестественно, но, когда он склонился к ней и их губы слились в поцелуе, Куин почувствовала неизвестную ей доселе внутреннюю связь с человеком.

Казалось, они созданы друг для друга. Маттео точно знал, что ей нужно. Он пробовал ее на вкус, нежно прикасался, медленно сводя ее с ума.

И вдруг тело ее напряглось, глаза широко раскрылись… Она никогда не испытывала оргазма с Джулианом. Куин достигла высот, на которых никогда не бывала.

Он играл языком с напряженным клитором, уводя ее все дальше и дальше в мир неизведанных ощущений. Откинув голову, она проговорила:

– Боже, пожалуйста, я хочу…

– Пока нет, ты еще не готова.

Конечно, она готова. И ждать больше не было сил. Он просунул палец внутрь ее, аккуратно поглаживая до тех пор, пока не нащупал чувствительную точку, которая заставила ее содрогнуться от наслаждения.

Сгорая от желания, она с новой силой вцепилась в клавиши, извлекая новую безумную мелодию.

– Сейчас, Куин, – повелительно сказал он.

Лаская языком горящий центр, он довел ее до полного сумасшествия. Глаза затмила пелена, а в ушах слышался только бешеный ритм сердца. Комната заполнилась ее неистовым криком, когда она переступила черту. Тело билось в экстазе, казалось, она больше не принадлежит себе.

Маттео взял ее на руки и понес в спальню.

– Только не туда…

– А что не так со спальней?

– Я просто не могу, – ответила она, прижимаясь щекой к его груди.

– Да что он с тобой делал, Куин?

– Я не хочу о нем говорить.

Он подошел к обтянутому шелком дивану и сел, продолжая прижимать ее к груди. Приподняв ее подбородок, он спросил, глядя ей в глаза:

– Когда ты была с ним, у тебя такого ни разу не было?

– Нет.

Она чувствовала под собой его твердую плоть, и ее тревожило его неудовлетворенное желание. Ей так хотелось доставить ему удовольствие!

Куин почувствовала себя такой желанной и красивой рядом с ним, что решилась попробовать другой способ. Прижав ладони к его щекам, она поцеловала его. Так приятно было почувствовать свой вкус на его губах.

– Я, конечно, не эксперт, – прошептала она, оторвавшись от его губ. – Тебе придется поправлять меня, если что.

– Скажи, что ты собираешься делать, – сказал он, чередуя слова с поцелуями.

Куин медленно стала опускаться вниз, одаривая поцелуями его упругое, мускулистое тело. Медленно изучая его, она наслаждалась своим желанием прикасаться к нему и его положительной ответной реакцией на все ее действия. Достигнув точеного пресса, она проводила губами по его соленой коже, не обходя стороной ни одного изгиба и углубления. Когда она опустилась еще ниже, к животу, его тело застыло, казалось, он перестал дышать. Она с опаской спросила:

– Все в порядке?

Его вымученное «замечательно» заставило ее улыбнуться.

– Ты хочешь продолжения?

– Ты даже не представляешь насколько.

Она расстегнула ремень и брюки. И вот Маттео перед ней – красивый, мужественный, возбужденный. Ей еще не приходилось видеть настолько пропорционально сложенного мужчину. Ей так хотелось прикасаться к нему, и она чувствовала, что теряет самоконтроль.

Опустившись перед ним на пол, она прикоснулась губами к точеным мышцам прямо около резинки его трусов.

– О, я приветствую подобные фантазии, – подбодрил он ее.

Просунув пальцы под резинку, она извлекла его твердую плоть. Ей хотелось изучить его, доставить не меньшее удовольствие, чем он доставил ей, дать ему почувствовать, что он желанен. Она ласкала и поглаживала его до тех пор, пока он не выгнулся, приподнимая бедра, и не взмолился о продолжении. Тогда она нагнулась и взяла его в рот, в ответ услышав гортанный стон наслаждения. Никогда прежде Куин не испытывала подобного вдохновения. Начав очень медленно, она постепенно ускоряла темп, доведя Маттео почти до полной потери самоконтроля. Тело его стало влажным от пота и подрагивало от удовольствия. Он испытывал то же самое, что совсем недавно испытала она.

Дыхание его стало сбивчивым, он протянул к ней руки, дотрагиваясь до волос, и проговорил:

– Я хочу, чтобы мы сделали это вместе…

Воспоминания об унижениях заполнили ее. Оттолкнув его руки, она глубже взяла его в рот и увеличила темп. Воздух сотрясли ругательства на итальянском. Бедра его судорожно подергивались, он был готов взорваться. Подняв голову, она как завороженная наблюдала его мощный, первобытный оргазм.

Комнату наполнила тишина, нарушаемая только его громким дыханием. Спустя несколько секунд он сказал, поднимаясь:

– Мне надо привести себя в порядок. Не двигайся.

Переодевшись в свежие трусы-боксеры, он присоединился к ней на диване, нежно обнимая и целуя ее в макушку.

– Когда я говорил, что должен забыться, я не имел в виду – до такой степени.

– Я так захотела.

– Вообще-то у меня есть презервативы.

– Дело совсем не в этом.

– Знаю, ты не хочешь об этом говорить, – вздохнул он.

Куин кивнула и закрыла глаза. Впервые за долгое время она была в полном спокойствии, будто наконец достигла полной гармонии с самой собой. И она хотела насладиться этим состоянием, пока это возможно. Эта ночь закончится, все пройдет и больше никогда не повторится. Сегодня она помогла Маттео пережить тяжелое время, а он показал ей, какая она на самом деле.

Проснувшись, она обнаружила себя лежащей на широкой груди мирно спящего Маттео. На улице было абсолютно темно. Она осторожно встала, посмотрев на красивое лицо Маттео. Заметив под глазами синяки, она подумала, что его довольно часто мучает бессонница. Но сегодня он спал как младенец, его тело было абсолютно расслаблено.

Куин тихонько прошла к роялю, собрала свою одежду и заставила себя одеться и выйти за дверь.


Маттео открыл глаза с первыми лучами солнца, осветившего верхушки вулканов. Он был один, свет в номере погашен. Воздух наполнен ароматом духов Куин, ее вкус и запах, казалось, впитались в него самого. Постепенно события прошлой ночи выстроились по порядку, и он вспомнил, как они с Куин ублажали друг друга.

Он нарушил данное брату обещание, чтобы прийти в себя и помочь Куин. Но разве можно это считать оправданием?

Вынув из холодильника бутылку воды, он осушил ее несколькими глотками.

Куин сказала сама, что эта ночь нужна им обоим, и это никак не отразится на сделке. Хотя подобные обещания ему давала Анжелика Фонтейн и на следующее утро побежала, вся в слезах, жаловаться отцу. А что, если Куин не сможет справиться с эмоциями и выберет «Серебряного кенгуру»?

В этот момент ему хотелось просто умереть. Грязно выругавшись, он вышел на террасу. Из-за невозможности забыть прошлое он опять поставил отношения со своей семьей под удар. Неужели он никогда не сможет избавиться от чувства вины, не сможет найти уголок на этой планете, где ему будет спокойно и комфортно? Сколько он будет продолжать наказывать себя, тем самым разрушая жизнь окружающих? Оставалось надеяться, что Куин не предаст его и доверие брата не будет разрушено.

Совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях, Маттео надел плавки, вышел на пляж и, войдя в воду, мощными гребками поплыл по направлению к двум вулканам.

Вчера вечером Куин спасла его душу, а сегодня он отправлялся прямиком в ад.


* * * | Все зависит от тебя | Глава 7