home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Приказ этот был последней репликой Гейба, обращенной к ней. Их окружили гости. Они принимали поздравления, которые затянулись далеко за полночь.

Было почти час ночи, когда машина последнего гостя скрылась за поворотом. Алекс договорилась с субподрядчиками о том, что их персонал вернется на следующий день и наведет порядок, а затем направилась к дому. Над виноградником повисла тишина.

Она заметила силуэт Гейба на веранде. Молодая женщина поднялась по лестнице, избегая просветов между досками, чтобы случайно не зацепиться за них тонкими каблучками. Гейб снял смокинг и развязал галстук. Стакан виски стоял на подлокотнике кресла. Еще ни разу Алекс не видела его таким расслабленным.

– Я же сказал, что тебе надо снять эти серьги, – протянул он.

– Ну не могла же я оставить их просто так на буфете, – парировала Алекс и смущенно подняла руку сначала к одному уху, а потом к другому.

Гейб взял у нее серьги и положил их на стол:

– Хороший подарок. Примерно столько же стоит небольшой автомобиль.

– Мне нравится, что они служат мне напоминанием о том, какими ненадежными могут быть мужчины.

Гейб поднял брови:

– Мы говорим о конкретном человеке или о мужском роде в целом?

– Я имею в виду большинство мужчин, – ответила она. – Моя сестра Лилли сказала бы: «Все, кроме присутствующих здесь, конечно». Она думает, что ты из разряда хороших парней.

Гейбриел усмехнулся:

– Ну а ты что думаешь?

Алекс пожала плечами:

– Какое это имеет значение? Ты снова говоришь о постели, я права?

Он взял стакан виски и сделал большой глоток, потом произнес, раздевая ее взглядом:

– Я никогда еще не видел такую сногсшибательно красивую женщину, как ты.

Сердце Алекс билось с бешеной скоростью. Сегодня она чувствует себя на все сто и даже больше.

– Первый шаг за тобой, Алекс, – произнес Гейб с лукавой улыбкой. – А после… после уже не будет никаких запретов.

Она наклонилась, положила руку ему на плечо и поцеловала прекрасные, полные и мягкие губы, которые жаждала вкусить на протяжении нескольких дней. Гейб запустил пальцы в ее волосы и резким движением усадил Алекс к себе на колени. Она тут же почувствовала силу его рук на своих бедрах. Его поцелуй был нежным и грубым одновременно.

По ее телу побежала дрожь. Он отстранился и вопросительно на нее посмотрел:

– Может, я не настолько хорош?

– И правда. Может, ты способен на лучшее?

– Хочешь это выяснить?

Последние сомнения Алекс улетучились, когда Гейб начал целовать то самое уязвимое местечко чуть выше груди. Она затрепетала. Он был прав: это ее слабое место.

Гейб продолжал покрывать ее шею и плечи поцелуями. Его пальцы, ловкие и целеустремленные, скользнули под бретельки платья и стянули их с ее плеч – изысканно и красиво. С таким мужчиной не может быть никаких сомнений. Алекс чувствовала себя так, словно находилась под действием сильного наркотика. Она не надела бюстгальтер, и поэтому перед взором Гейба предстала ее обнаженная грудь.

– Ты прекрасна, – прошептал он благоговейно.

Гейбриел начал нежно ласкать ее, доводя до безумия одними лишь прикосновениями. Он целовал соски, а женщине очень хотелось ответить на его ласки.

– Сиди смирно, – сказал он, еле касаясь губами ее кожи. – Мы же хотим растянуть удовольствие, помнишь?

Алекс закрыла глаза и тихо простонала:

– Должна признать, что тогда я поторопилась с выводами.

– Ничего не поделаешь, придется потерпеть.

Алекс шумно втянула в себя теплый ночной воздух.

Ей приходилось испытывать чувство стыда от занятий любовью. Но не теперь, только не с Гейбом. Он смаковал ее, словно она была редкостным вином. Алекс была абсолютно трезва, так как выпила всего половину бокала за весь вечер, но голова у нее почему-то кружилась, а ноги немного дрожали.

– Гейбриел, – пролепетала она.

Он ничего не ответил. Его рука легла на ее лодыжку.

Каждый дюйм ее кожи пылал от желания. Рука Гейба стала медленно ползти от лодыжки к бедру, поднимая подол платья.

– Что ты скажешь о моих вчерашних фантазиях теперь? – спросил он.

Алекс закрыла глаза, так как его сильные пальцы уже добрались до ее нижнего белья.

– Вчера все было в общих чертах, без подробностей.

– Без подробностей? – возразил он хрипло. – Тогда, может быть, это будет достаточно подробно. – И принялся ласкать ее.

Алекс прикусила нижнюю губу. Ее бедра непроизвольно задвигались.

– Прошу тебя…

– Что? – пробормотал Гейб. – Скажи мне, чего ты желаешь.

– Хочу чувствовать твои руки на моем теле.

– Но они и так на нем.

Она что-то быстро шепнула ему на ухо.

– Ах, вот что ты имела в виду.

Ловким движением Гейб стянул с нее белье. Его пальцы легли на обнаженную плоть Алекс, и ласки продолжились.

– Еще, пожалуйста, – молила она, чуть не сходя с ума.

– Ты счастлива, ангел мой?

– Да, – простонала она. – Гейб, пожалуйста, мне нужно…

– Ты не можешь терпеть? Теперь ты поняла, о чем я думал вчера?

Алекс закрыла глаза, утопая в волнах удовольствия. Пальцы Гейба дарили ей неземное наслаждение. Он страстно поцеловал ее. Алекс казалось, что еще чуть-чуть – и она закричит, растворившись в бесконечном потоке страсти. Спустя несколько секунд женщина тяжело дышала, а тело ее содрогалось в оргазме.

– Я знал, что так будет, – пробормотал Гейб и поцеловал ее с нежностью, когда она пришла в себя.

– Как так?

– Именно так. – Он эротично очертил пальцем контур ее губ. Почувствовав вкус самой себя, Алекс вновь ощутила волну желания.

– Осталось еще очень много мест на твоем теле, которые мне хотелось бы поцеловать. Продолжим в спальне, – заявил Гейб.

Он подхватил Алекс на руки и внес в дом, ногой закрыв дверь. Они прямиком направились к его спальне.

Гейбриел опустил Алекс на кровать и включил лампу. Мягкий свет красиво освещал его восхитительную фигуру, мускулистый торс, накачанные руки, мужественные бедра. Во взгляде мужчины чувствовалась какая-то неукротимая, необузданная сила, что было в сто раз привлекательнее его мышц. Именно эта сила притягивала Алекс.

Гейбриел легонько взял ее за подбородок:

– Что такое?

Она покачала головой. «Всего одна ночь, Алекс, помни об этом. Наслаждайся моментом, и все. Ничто не вечно», – вертелись мысли в ее голове.

Она сжала пальцами верхнюю пуговицу его рубашки.

– На тебе слишком много одежды.

– Лгунья, – сказал он тихо. – О чем ты думаешь?

– Об этом, – прошептала Александра и потянулась к пуговицам.

Разделавшись с ними, Алекс медленно спустила рубашку с его мускулистых плеч, и та упала на пол. Она почувствовала возбуждение при виде его совершенного торса. Кожа Гейбриела была загорелой и гладкой. Она принялась целовать его, наслаждаясь идеальным рельефом мышц, и довольно улыбнулась, заметив, что дыхание Гейба стало прерывистым и сбивчивым.

– Живот – твоя эрогенная зона? – спросила Алекс.

– У меня их много…

Алекс расстегнула ремень и почувствовала еще большую страсть, положив ладонь на его возбужденную плоть. Снимая с Гейба брюки, она еще раз восхитилась красотой его стройных, словно высеченных из мрамора бедер и икр. Он – само совершенство, и, судя по размерам его самой интересной части, она не будет разочарована. Гейб обнял ее за талию и притянул к себе. Алекс таяла, как мороженое, от его поцелуев.

– Это твое тайное оружие, я права? – прошептала она ему на ухо.

– Что именно?

– Поцелуи.

Ее платье медленно соскользнуло на пол.

– Тебе они нравятся?

– Я люблю их.

Гейб покрыл поцелуями ее спину. Алекс никогда не думала о спине как о чувствительной части тела, но он заставил ее оценить, насколько это приятно. Гейб спустился к бедрам Алекс, затем к икрам, добрался до лодыжек и только потом снял с нее туфли. Внезапно он отстранился. Алекс настойчиво притянула его к себе, и Гейб послушно вернулся к ней.

– Ты – мечта любого мужчины, – с восхищением прошептал он.

– Фантазии, как правило, лишь плод воображения.

Он потянулся к Алекс, приподнял ее и заставил обхватить ногами его бедра.

– На этот раз тебе негде спрятаться, Алекс, – прошептал Гейб.

Она напомнила себе, что это просто секс. Но потом, когда Гейбриел стал целовать ее, то нежно, то страстно, она уже так не думала.

Женщине казалось, будто ее душа парит где-то высоко в небесах.

– Алекс, – сказал он, с трудом переводя дыхание. – Нужно ли мне принять меры контрацепции?

– Я принимаю таблетки, – смущенно пробормотала она. – Но, мне кажется, нам лучше не спешить… Я немного отвыкла…

– Позволь мне, – пробормотал Гейб, целуя ее тело, опускаясь все ниже и ниже.

– Все в порядке, – запротестовала она, когда поняла, что именно он собирается делать. – Я просто не могу… м-м-м… не могу достигнуть…

Он приподнялся на локтях с веселой улыбкой на лице:

– Оргазма?

Ее щеки стали пунцовыми.

– Что тут смешного?

– Это точно, ничего смешного нет. Ты хочешь сказать, что никогда не получала истинного удовольствия от подобных ласк?

– Я не могу. Многие женщины не могут, – добавила она.

Он прижался губами к ее животу и прошептал:

– Сейчас посмотрим.

Алекс могла бы ему отказать. Но когда Гейб ласкал ее, целовал самые укромные уголки, у нее не было сил противиться. Тело Алекс охватила сладкая истома. Не выдержав, она застонала, и только тогда он остановился и рассмеялся:

– Неужели ты думала, что с тобой что-то не так?

Ну уж нет, в этом она признаваться не станет. Алекс закрыла глаза, наслаждаясь гладкостью его кожи. Она сгорала от желания почувствовать его внутри себя. Испытать, каково это – заниматься любовью с Гейбриелом де Кампо.

– Открой глаза, ангел.

Она подчинилась. Гейб посадил ее к себе на бедра и прошептал:

– Только медленно.

Алекс двигалась плавно, словно танцевала чувственный и красивый танец. Она прислушивалась к его дыханию и то ускорялась, то снова замедляла темп.

Алекс уже готова была закричать от восторга, но Гейбриел стремительно поменял позу. Он командовал ею, и Алекс это нравилось. Она достигла пика удовольствия за считаные секунды. Такое наслаждение ей еще не доводилось испытывать. Гейбриел застонал, и его тело охватила дрожь. Они оба вспотели, и Алекс без сил упала к нему на грудь.

– Я был уверен, что не разочаруюсь, – прошептал он наконец.

– О да, – пробормотала она, отодвинувшись в сторону, чтобы им полюбоваться.

– Дай мне пять минут, и мы продолжим…


Когда Алекс проснулась, первые лучи солнца уже проникли в спальню, освещая прекрасную фигуру Гейба, который мирно спал рядом с ней. На протяжении долгого времени она отказывалась от близости с мужчиной и теперь находила это странным. Сколько, интересно, его условий они успели нарушить? Она переспала со своим боссом! Она провела ночь с Гейбом, хотя клялась, что никогда не будет с ним.

События минувшей ночи вдруг предстали у нее перед глазами. Эта ночь точно станет самой лучшей из всех, которые Алекс когда-либо проводила с мужчиной. У каждой женщины должна быть по меньшей мере одна такая ночь, и это правильно.

Алекс попыталась высвободиться из его сонных объятий, но не смогла. Гейб молниеносно отреагировал и прижал ее к себе еще крепче.

– Полежи со мной немного, – пробормотал он сонным, чуть хрипловатым голосом, и Алекс почувствовала, как у нее в животе запорхали бабочки. О да, женщина способна любить, если слышит такой голос каждое утро.

– Я хочу пить.

Гейб немного ослабил хватку.

– Вернись ко мне потом.

Алекс нравилось подчиняться ему. С Гейбриелом все было иначе, чем с Джорданом Лейном.

Она прошлепала на кухню, налила стакан воды и, завернувшись в полотенце, вернулась в спальню.

– Гейб, мне пора заняться делами.

Сонные зеленые глаза уставились на нее.

– Какими еще делами?

– Скоро приедут люди, чтобы заняться уборкой.

Он взглянул на часы:

– Сейчас восемь утра, Алекс. К тому же сегодня воскресенье. Неужели ты думаешь, что они появятся в такую рань?

– Мне нужно принять душ и привести себя в порядок.

– Иди ко мне.

По какой-то неизвестной ей самой причине Алекс не могла противостоять его чарам. Она присела на кровать. Гейб ловко схватил ее и подтащил к себе.

– Гейб, – пробормотала она, стараясь не обращать внимания на подступающую волну возбуждения. – Я не очень-то хороша по утрам…

Он подарил ей сексуальную улыбку:

– Я прощаю тебе это.

Алекс поморщилась:

– Вчера все было великолепно. Мы удовлетворили наше любопытство. Давай покончим с этим.

Он принялся целовать ее и прошептал на ухо:

– Так ты хочешь с этим покончить?

Она толкнула его в грудь:

– Мы должны прекратить.

– Почему?

– Наверное, первый раз в твоей жизни женщина сама покидает твою постель. Но мы с тобой договорились всего на одну ночь, Гейб, и мне действительно уже пора.

– Можешь уйти, если ответишь на один вопрос.

Она с подозрением взглянула на него:

– Какой?

– Скажи, почему тебе снятся кошмары?

– Я не собираюсь об этом говорить.

– Тогда ты остаешься тут.

– Черт побери, Гейб, – рассердилась Алекс. – Отпусти меня.

– Только после того, как ты мне все расскажешь.

– Это давняя история, и она уже не имеет никакого значения.

– Тогда почему ты до сих пор видишь кошмары и вдобавок ходишь во сне?

Она покачала головой:

– Я и так сделала все, что ты хотел. Я согласилась на твое предложение, и мы занимались любовью. Теперь ты согласись с моей просьбой.

– Меня не покидают мысли о том, что произошло той ночью. Я переживаю, Алекс. Пойми, я должен знать, что с тобой случилось и что тебя мучает.

– Не стоит это обсуждать, – отрезала она. – Забудь.

– Я бы с радостью, но не могу.

«Лучше все рассказать», – решила Алекс. Гейб обнял ее за плечи и прижал к себе, а она сидела, обхватив колени.

– Думаю, Лилли говорила, что в нашей семье я всегда была белой вороной.

– О чем-то таком она вроде упоминала.

– Ферма родителей никогда не приносила мало-мальски приличного дохода, и большую часть жизни мы провели в ужасной нищете. Были времена, когда не хватало денег на новую одежду, и мы были вынуждены носить чужие обноски, беря их в благотворительной организации. Брак моих родителей, судя по всему, был большой ошибкой. Они постоянно ругались не только из-за финансового положения семьи, но и из-за того, что отец постоянно изменял маме. Она бросала нас по меньшей мере три раза… В общем, не жизнь, а сплошная катастрофа. Лилли справлялась с этим по-своему и строила из себя идеальную леди несмотря ни на что. Я же перешла на темную сторону: пила, курила, связывалась с дурными компаниями, делала все, чтобы доказать, что я нисколько не страдаю.

– Лилли говорила, что ваши родители были очень далеки друг от друга. И теперь я понимаю почему.

– Да, и возможно, я принимала это слишком близко к сердцу. Для того чтобы мы с сестрой прилично выглядели на выпускном, мне пришлось стащить платья в универмаге… Я могла уходить из дому на всю ночь… А потом я познакомилась с Деймоном, главарем банды байкеров, и мы начали встречаться. Он казался мне сильным, сексуальным и очень мужественным.

– Ты встречалась с таким головорезом? – изумился Гейб. – Твой отец, должно быть, чуть не сошел с ума.

– Он запретил мне видеться с Деймоном, запирал меня дома, а я была только рада. Наконец-то я добилась внимания к своей персоне.

– На месте отца я приковал бы тебя наручниками к кровати.

– Наверное, он поступил бы так, если бы был уверен, что это сработает. Вместо этого отец выгнал меня из дому, и я переселилась к Деймону.

Гейбриел был шокирован. Он смотрел на Алекс так, словно она свалилась неизвестно откуда. Молодая женщина вздохнула:

– Конечно, это было безумие. Деймон торговал наркотиками, но умудрялся держать меня в стороне от дел, а я была наивной шестнадцатилетней дурочкой. Что я понимала в жизни?

– Тебе было всего шестнадцать лет? – ахнул Гейб.

Она кивнула и продолжила рассказ:

– Как-то раз мы с ним собрались в кино. Полицейские, должно быть, давно его подозревали. Нас задержали, как только мы вышли из дома. Потом они обыскали и дом, и машину. Под задним сиденьем копы нашли двухфунтовый пакет с героином. После этого нас доставили в участок. Им был нужен Деймон, и они попытались использовать меня, чтобы загнать его в угол. Меня пугали тюрьмой, если я не дам показаний. Заместитель шерифа, который допрашивал меня, также вел дело о краже платьев из универмага. Наверное, он был обо мне невысокого мнения. Но, несмотря на это, было видно, что я ему приглянулась.

Гейб ласково положил руку на ее колено.

– Это был он, да? Это он посмел распускать свои грязные руки?

Алекс кивнула:

– Я плакала и была очень напугана. Я умоляла его позволить мне позвонить отцу, но он продолжал задавать бесконечные вопросы.

– Вообще-то это противозаконно. Задержанные имеют право на один телефонный звонок.

– О чем ты говоришь, Гейб? Я выросла в Миссион-Хилл. Там не знают, что такое закон. – Алекс почувствовала, что вот-вот разрыдается. – Они были непреклонны. Деймон твердил им, что я ничего не знала о наркотиках и всяких его делишках, что я никакого отношения к этому не имею, но они не унимались. Была уже середина ночи, когда допрос закончился. Я снова спросила, можно ли мне позвонить отцу. И тогда заместитель шерифа сказал, что, если я буду себя хорошо с ним вести, он разрешит.

Лицо Гейбриела помрачнело.

– Я отказалась. Я боролась с ним. Я кричала. Он испугался, что кто-нибудь услышит мои вопли, и только тогда прекратил домогательства. – Слезы катились по щекам Алекс. А она никогда не плакала, вспоминая о тех событиях. – Я наконец смогла позвонить отцу. Он был очень зол. Я попросила его приехать за мной, а он поинтересовался, какого черта я не могу подождать до утра, пока он не выспится.

– Он посмел так сказать своей шестнадцатилетней дочери?

– Я заслужила такое отношение.

– Боже, Алекс, конечно же нет! – Гейб сжал ее плечи. – Максимум, что ты заслужила, – это хороший выговор. Как можно было оставить дочь на растерзание похотливым псам в полицейском участке?

Алекс опустила глаза:

– Я слишком далеко зашла тогда.

– Это не имеет значения. Ты – его ребенок. Ты нуждалась в защите! – воскликнул он. – Слава богу, что тебя не так-то просто сломить. У тебя сильный характер, Алекс.

– Ненавижу, когда меня жалеют. Я получила по заслугам.

– Ты была всего лишь неразумным ребенком! – возмутился Гейб.

– Ты не понимаешь. Я сама добилась того, что родители меня возненавидели. Я их не виню.

Его взгляд смягчился.

– Ты все же нуждалась в их любви, поддержке и заботе.

– Я не способна любить. Я всегда приносила людям страдания.

– А как же твоя сестра? – спросил Гейб. – Она – твоя опора и поддержка.

– Ей пришлось смириться и принять меня такой, какая я есть.

– Она любит тебя, вот в чем разница, Алекс. Когда люди любят, они стремятся оградить от беды своих любимых. Поверь в это, и тебе станет легче.

– Очень мило с твоей стороны пытаться уговорить меня, что еще не все потеряно, но довольно. Я сама могу разобраться, что к чему.

– Ты используешь это как оправдание самой себе. То же самое касается твоих утверждений насчет того, что ты не доверяешь мужчинам или что ты скверная девчонка. Гораздо проще придумать тысячу отговорок и надеть ворох масок, чем жить реальной жизнью. Не надо жалеть себя. Лучше снова довериться кому-нибудь и начать нормальные, здоровые отношения.

Алекс была готова взорваться.

– Не надо советовать, что мне нужно делать, а что не нужно. Ты понятия не имеешь о том, через что мне пришлось пройти.

– Ты сама знала это на протяжении многих лет, но боялась признаться. Ты увлеклась поддержанием образа холодной, неприступной женщины. Неужели ты думаешь, что так сможешь оградить себя от боли? Тебе не нужно себя ограничивать.

– Я прошла курс реабилитации и все про себя знаю. Да что это мы все обо мне? Какие скелеты прячутся в твоем шкафу? Ты превосходный жених и мечта любой женщины, но почему-то до сих пор не можешь найти себе пару. Наверное, женщины, соответствующей твоим стандартам, попросту не существует.

– Я не ищу совершенство.

– Знаешь, что самое интересное? Ты – человек, который ищет секса, и только. Ты тот, кто предлагает девушкам провести вместе всего одну ночь, не больше. Так что не надо читать мне мораль.

Алекс вскочила и бросилась вон из спальни. Главное – поскорее убраться отсюда. И от Гейба. Она не слышала, как он тихо сказал:

– Не так уж сложно раскусить тебя, Александра Андерсон. Вопрос лишь в том, сколько времени потребуется для этого.


Глава 8 | Скверная девчонка | Глава 10