home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История 7

Бесплатное объявление

Весна всё ярче заявляла о себе насыщенной голубизной неба, утренним пересвистом синиц, ночными разборками котов. А Милентину это стремительное приближение обычно долгожданного времени майских каникул, а затем и летних отпусков напрягало до крайности – впервые за всю её жизнь не воплощалось во что-либо конкретное её сконцентрированное желание, касающееся приобретения животного. Психологи считают, что если мысль не материализуется, значит, хотение было мнимым. Но к данному случаю это утверждение не имело никакого отношения. Уже не только она сама, но все друзья, коллеги, родственники и знакомые превратись в болельщиков её игры. Молодой профессор Дима Павлов рассказывал о своём соседе по даче, помешанном на кладоискательстве, но не с помощью нюха шакала, а с применением традиционных приборов. У соседа денег было не меряно. Правда, утверждать являются ли они источником средств для занятия этим хобби или, напротив, результатом поисков, Дима не мог. Однако информацией о том, что разбогатеть на кладах можно, только минуя законные пути, сосед с ним поделился. Другие коллеги занялись изучением истории окрестностей своих дач на предмет наличия в них пока не освоенных строителями мест, где в 19-ом веке располагались дома и усадьбы богатых людей. А доведённая до точки кипения Милентина любое произошедшее в её жизни событие рассматривала только с одной точки зрения: как оно может помочь в её поиске Табаки.

Таким многообещающим событием стала публикация её пятого романа, в котором, в частности, она описала историю становления Любы Раевской как писательницы. В лихие девяностые, когда профессора падали на лекциях в голодный обморок, ночевали на ступенях университета, чтобы быть первыми в очереди в кассу за зарплатой, которую могли выдать, а могли и не выдать, когда владельцы собак обходили магазин за магазином в поисках чего-нибудь съедобного и кормили своих четверолапых кашей из свёклы и проса для птиц, многие задавали себе вопрос: “Нужели я, такой умный и образованный, не смогу придумать что-нибудь, чтобы изменить к лучшему свою жизнь?” Одним не удавалось это сделать в силу излишней честности, другим из-за консервативности мышления и недостатка воли к риску. Что касается Любы, то сопоставив в годы чеченской войны два факта: большой интерес Запада к чеченской теме и большое количество чеченских беженцев среди её студентов, она решила при их помощи и участии написать сценарий для Голливуда. По прошествии полутора десятков лет Люба так и осталась доцентом кафедры физики, зато Милентина на базе приключений коллеги написала свой пятый по счёту остросюжетный роман, который она послала Президенту Чечни вместе с сопроводительным письмом:

Уважаемый господин Президент!

Разрешите предложить Вашему вниманию роман “Игры вокруг апокалипсиса”, посвящённый чеченской теме. Плохо, хорошо ли написано – не мне судить. Это романтическая история о любви в лихие девяностые, и взгляд на чеченцев созвучен чувствам Александра Сергеевича Пушкина. Вы, конечно, знакомы с незаконченной поэмой “Тазит”.

Ущелий горных поселенцы

В долине шумно собрались

Привычны игры начались:

Верхами юные чеченцы,

В пыли несясь во весь опор,

Стрелою шапку пробивают.

Иль трижды сложенный ковёр

Булатом сразу рассекают.

То скользкой тешатся борьбой,

То пляской быстрой. Жёны, дети

Меж тем поют – и гул лесной

Далече вторит их напевам…

В настоящее время для очень интересного писательского и биологического эксперимента я ищу шакала. Обращалась к своим студентам из республик Северного Кавказа, но они говорят, что нет теперь охотников, которые могут выследить зверя и найти его нору или лежбище. Да и в лес боятся ходить, опасаясь встретить там других шакалов – двуногих. В мае в норах будут маленькие шакалята, и я надеюсь, что с помощью настоящих мужчин раздобуду месячного щенка-девочку.

Профессор Милентина Колбасюк

– Жаль, что у вас такая фамилия, – сочувственно покачав головой, произнесла Седа – студентка из Грозного, к которой она обратилась с просьбой передать посылку в аппарат Президента.

– Чем тебе не нравится моя фамилия? – обиделась на её откровенность Милентина.

– Я не в том смысле. Будь у вас фамилия Путина, наш Президент подарил бы вам двадцать шакалов.

– А что? Неплохая мысль. Припишу свою девичью фамилию и стану Медведевой-Колбасюк. Неужели человеку с такой фамилией Президент не подарит хотя бы одного шакала?!

На перемене Милентина раздавала автографы своим коллегам, а потом это событие отметили в узком кругу в резиденции “самого любимого мужчины кафедры” профессора Руслана Волкова.

– А гонорар ты хоть раз получила? – поинтересовался Руслан.

– Нет, но надеюсь, что материальный приз за мою кипучую деятельность не за горами – будь то премия или клад. Получу Нобеля или найду украшения с александритами и такой пир устрою!

– Я вот подумала, почему Людмила Улицкая в такой чести? – вмешалась Люба Раевская. – Сколько премий получила! Какие тиражи! И экранизации! Так вот – о гонениях на евреев она пишет, о том, как талантлив этот многострадальный народ, а ты – то о чеченцах, то о шакалах. Кому это интересно?!

– По-моему, мнение об особом таланте – миф, – возразил Дима. – Что принципиально нового они создали?!

– Ты не прав. У моего мужа 50 патентов на изобретения. До сих пор в космонавтике пользуются старыми разработками. Евреев нет, и прорыва нет. Ещё в 1975 году с помощью разведки получили мы чертежи и фотографии американского шатла. Экспертиза показала, что корабль может нести ядерные боеприпасы и атаковать территорию СССР. И ответом наших учёных стал “Буран”. В отличие от шатла этот космический корабль многоразового пользования мог осуществлять полёт и спуск без пилота под управлением бортового компьютера. Но, увы, “Буран” совершил всего один полёт. Приземлился благополучно, но в 2002-ом превратился в лом при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса на Байконуре.

К своему стыду, Милентина в ходе этого разговора думала лишь о том, есть ли в Израиле шакалы и, незаметно покинув комнату, зашла в сеть.

Шакалы в Израиле водились, и вся фауна этой страны была представлена в замечательном зоопарке у отрогов библейской горы Кармель в городе Хайфа. Вообще, как оказалось, в Африке отношение к этому зверю было особое – скорее уважительное, чем негативное. Египетский Бог Анубис, один из судей загробного мира, изображался с головой шакала. Шакалов почитали за хитрость и сообразительность. Да и в такой стране как Индия, где этот зверь распространён повсюду, лучшим талисманом удачи считаются костяные наросты на черепе шакала, несущие пучки длинных волос. К сожалению, и на этот раз ни найти адрес зоопарка, ни дать объявление в городе Хайфа Милентине не удалось. Шансов на то, что письмо дойдёт до Президента Чечни тоже немного. Тем не менее её желание “куплю Табаки” заполняло всё новые и новые ячейки информационного поля.

Вскоре она получила один ответ с сообщением о том, что в станице (о каком именно населённом пункте шла речь Милентина не поняла – посылала объявления куда придётся) охотников много, а что касается зверя, то попадаются волки, лисы, зайцы, но вот о шакале никто даже не слышал. Да, если бы она написала, что заплатит за него миллион, из-под земли бы достали. Нищая Россия, а на 15 тысяч никто так и не клюнул! А делов-то – расспроси егеря, прогуляйся вдоль русла горной реки и найдёшь этот живой товар. Что если действительно указать в объявлении не 15, а 150 тысяч? Недолго думая, Милентина зашла на сайт “avito.ru” в столице Дагестана Махачкале и обратилась к джигитам с просьбой найти для неё щенка шакала за… сумму она всё-таки снизила до 75 тысяч, чтобы её объявление не сочли розыгрышем. И прежде чем его отправить, решила подстраховаться, добавив в текст, что если на объявление откликнутся двое, то второго щенка она тоже сможет пристроить, но за гораздо меньшую сумму (порядка 15 тысяч). Такое же объявление удалось разместить и в Абхазии.

В течение пяти дней Милентина была так занята по работе, что войти в свою почту смогла только в выходной. Оказалось, что все её объявления заблокированы. Причин могло быть две – на “avito.ru” запрещается размещать однотипную рекламу одновременно в разных городах. А, во-вторых, возможно, и вообще нельзя информировать пользователей о желании купить дикого зверя. Однако удалены объявления были не сразу, и ответных писем пришло восемь. Первые семь были совершенно неграмотные, и из них можно было сделать вывод, что джигиты совершенно сбиты с толку – так и не поняли, за кого или за что им предлагают такие деньги. “Позванитье обяснитье чем вам помоч” и т. п. Зато восьмой посетитель сайта понял всё.

“Здравствуйте, меня зовут Эмик Агрба. Вы правильно сделали, что дали объявление в нашем городе. Я смогу Вам помочь. Все знают, что Эмик Агрба никогда не нарушает своего слова, но и обмануть его не осмелится никто. Сейчас не сезон – двух щенков я достану позже, и вы купите их у меня за 90 тысяч (вы сами назвали эту сумму: 75 за первого, 15 – за второго).

– Кажется, я влипла, – озвучила охвативший её страх Милентина, не заметив, что к компьютерному столику подошёл муж.

– Так ты на самом деле покупаешь шакала? Да ещё за такие деньги?! – заорал Василий. – А всё время жалуешься, что тебе на прожитьё не хватает. Врала мне?! Я с тобой разведусь! Выбирай – я или Табаки! – с каждой секундой свирепость в его голосе становилась всё более устрашающей.

– Вася, прости, я, кажется, попала в историю. Клянусь тебе, что никогда не собиралась покупать шакала за 90 тысяч, да и денег у меня таких нет. Дала объявление только для того, чтобы… ну, чтобы получить материал для нового романа.

– Я подозревал, что ты глупа, но не настолько. Во-первых, что это за дурацкая тема – шакал?! Во-вторых, разве можно так шутить в наше криминальное время?

– Так что же мне теперь делать?

– Если стало тебе туго, посмотри на морду друга – эта пошлая поговорка для тебя на редкость актуальна.

Милентина непроизвольно направила взгляд на комод, где чинно восседал рыжий кот Фунтик. Он понимающе смотрел на неё своим янтарными глазами, которые вдруг начали приобретать жёлто-зелёный оттенок хризоберилла, камня, считающегося талисманом удачи. В древности колдуны утверждали, что обладатель хризоберилла может также научиться понимать язык животных и предсказывать будущее.

В голову вдруг пришёл ответ, который она отправит этому бандиту Агрбе. Хотя почему она решила, что он бандит? Эмик Агрба откликнулся на её объявление и принял условия сделки. А то, что он решил обезопасить себя от конкурентов, тоже вполне естественно. Однако покупать у него щенка она не станет ни за какие деньги – нутром чувствует, что с этим человеком лучше дела не иметь. И ещё она допустила непростительное легкомыслие – кажется, сообщила о себе лишнюю информацию, то есть указала, что работает профессором строительного университета. Или не указала? Но в любом случае перестраховаться не помешает. Такой страховкой стало ответное письмо Милентины Эмику Агрбе.

Здравствуйте, Эмик!

Благодарю Вас за намерение мне помочь. Моё физико-математическое образование подсказало, что в таком трудном деле, как поиск маленького Табаки, нельзя класть яйца в одну корзину, так что я предприняла одновременно несколько шагов в разных направлениях, в том числе, обратилась с просьбой к Президенту Чечни. Дело в том, что я писательница, и самый свежий из опубликованных романов представляет собой романтическую историю на чеченскую тему. Это и позволило мне отправить его Президенту вместе со своей просьбой. И вчера я получила в собственность маленького шакала – девочку. Она была подарена Президенту индийским махараджей – в Индии шакалы рожают круглый год, так что в любое время там “сезон”.

О том, когда индийские шакалицы производят на свет потомство, Милентина, конечно, не имела никакого представления, но, скорей всего, и Эмик Агрба не обладал информацией на эту тему. Однако намёк на то, что она и её Табаки находятся под защитой Президента, он понять должен.

В течение недели Агрба не отвечал, и Милентина уже начала надеяться, что ей удалось выйти сухой из воды. Больше никаких объявлений! Никаких писем! По собственному опыту она знала, что материализация желания никогда не происходит в момент наибольшего горения. Захотел достать Луну с неба, и на тебе, пожалуйста, спутник подан на блюдечке с золотой каёмочкой. Такого не бывает! Мечта, мыслеформа превращается в нечто реальное несколько позже – тогда, когда кажется, что ты уже перегорел и не думаешь каждую минуту об объекте своего хотения. Возможно, что там, в тонком мире, дают тебе возможность ещё раз взвесить все “за” и “против”, и только если и на трезвую голову ты не отказываешься от своего намеренья, желание исполняется.

О том, как она обезопасила себя в ответном письме Агрбе, Милентина рассказала мужу и добавила:

– Надеюсь, ты понимаешь, что если Президент и на самом деле подарит мне шакала, отказаться я не смогу – с чеченцами шутки плохи.

Вася в ответ на её реплику промолчал, и Милентина поняла, что, откуда бы ни появился в её доме Табаки, мужу он должен быть представлен как подарок Президента. Но радовалась она рано. В планы Эмика Агрбы не входило просто так отказаться от трёх тысяч долларов. Об этом свидетельствовало его письмо на тему “шакал для Милентины”:

Здравствуйте, Милентина Ивановна!

Эмик Агрба очень не любит, когда его водят за нос. По моим данным никакого подарка от Президента Чечни Вы не получали. Так что наше соглашение остаётся в силе. Я предполагал, что надо подождать, пока щенкам исполнится месяц, но раз Вы так торопитесь, то привез в Москву двухнедельных зверьков. Если Вы не хотите, чтобы я нашёл Вас сам, назначайте место и время встречи. Жду ответа.

Она ответила просто: “В настоящее время суммой в 90 тысяч не располагаю. Зарплата мизерная, предстоят сокращения, собственностью не обладаю, так что сделка не состоится. Отказаться от товара – право любого покупателя”.


Агрба позвонил через пятнадцать минут:

– Опять вы пытаетесь меня обмануть. Нехорошо, Милентина Ивановна. Собственность у вас есть: трёхкомнатная квартира в Москве, зимняя дача у дочери, два автомобиля. Если не достанете денег, согласен обменять щенков на ваш минивэн. И учтите – если вы будете тянуть время, придётся заплатить мне за каждый день ожидания.

Милентина ударилась в панику – на работе занять не у кого, прежде с лёгкостью дававшие взаймы Кристина и Олег в своём бизнесе столкнулись с жестокой реальностью – машин становится всё больше, а покупателей на всех не хватает. Богатая нижегородская подруга Лариса увезла больного раком предстательной железы мужа на продолжительное лечение в Хельсинки. У Любы Раевской сестра Галина владеет ломбардом, но “лишние” деньги тратит на благотворительность, строительство часовен. А на то, чтобы спасать чокнутую подругу сестры, которая сама нарвалась на неприятности, не даст ни копейки. Надо самой принять меры безопасности – убрать из-под окна минивэн и купить диктофон или какое-нибудь более современное устройство, которое позволит записывать разговоры с Агрбой.

Эти мысли рождали бессонницу. Заснуть удалось только под утро, а в шесть утра её разбудил громкий-громкий шелест. Она вскочила в испуге, зажгла свет. Борзая развалилась в истоме на своём диване, остальные возле её кровати или в ногах. И только рыжий кот Фунтик сидел на полу возле пачки каких-то белых листов и тасовал их своими когтистами лапами. Милентина уже привыкла к тому, что в её доме иногда случаются вещи необъяснимые. Вот и сейчас – белая бумага для принтера лежала на своём месте в шкафу, упаковочный пакет нигде не повреждён. Она наклонилась, подняла лист и обомлела – это был не просто лист, это была информация о программе для записи телефонных разговоров с указанием всех способов контакта с её создателем. Как она могла появиться в её квартире, Милентина не стала даже гадать – не раз и не два случалось, что её мистические кошки приносили ей то, в чём в тот момент она наиболее нуждалась. Она подняла остальные листы и не смогла сдержать возглас искреннего удивления – это были бланки инструкции по технике безопасности, которые в начале семестра раздаются студентам на лабораторном практикуме. Она могла бы поклясться, что никогда не брала их домой. С инструкцией студентов знакомили ещё в сентябре, и подписные листы сразу сдавали заведующей лаборатории. Сочетание этих неизвестно откуда появившихся двух документов можно было расценить как знак, что принятое накануне решение о мерах безопасности является верным.

В восемь утра Милентина поставила свою машину на платную стоянку, а в половине пятого в её сотовом была установлена программа, ведущая в автоматическом режиме запись всех переговоров и запоминающая номер телефона абонента. Страх отступил – теперь она сможет отделаться от этого наглеца. Домой Милентина возвращалась в приподнятом настроении и когда увидела стоявшего у почтовых ящиков незнакомого пьяного мужчину, не сразу почувствовала страх. У него были спущены джинсы, и он с трудом держался на ногах. Было всего лишь шесть часов вечера – многие возвращались с работы, выводили на прогулку собак. Из лифта вышел сосед с небольшой лохматкой. Пьяный, казалось, ни на кого не обращал внимания, и Милентина рискнула сделать бросок к кабине. В ту же минуту он рванул за ней и перегородил отход назад, рыча и изрыгая какие-то непонятные и страшные слова типа “Бороду припечатать вздумала?! Удавлю! Не пущу!” Как только он попытался вырвать её сумку, инстинкт сработал мгновенно. Собрав все силы, она оттолкнула пьяного и выскочила на улицу. Сосед, двухметрового роста мужик средних лет, выгуливал собаку напротив подъезда на единственном свободном от транспорта заснеженном пятачке.

– Можно мне побыть с вами? – спросила Милентина.

– Да, конечно, – сосед удивлённо поднял брови. – Ключ забыли?

– Нет, там пьяный пытался меня ограбить.

– Что же вы сразу не сказали? Пойдёмте, разберёмся.

Вместе с ними в подъезд зашёл ещё один сосед с внушительным торсом спортсмена-тяжеловеса. Пьяный на полусогнутых ногах дежурил у входа – очевидно, так перебрал, что помнил только о задании того, кто дал ему на водку – напугать женщину. Высокий схватил его за шкирку.

– Я тебя сейчас в полицию сдам! – сосед достал мобильный.

– Подождите, пусть сначала ответит на мой вопрос, – остановила его Милентина. – Фамилия, имя, адрес.

– Это ещё зачем?

– А затем, что за разбойное нападение тебе грозит срок. Но если скажешь правду, я, возможно, не стану подавать заявление.

– А на водку дашь?

– Смотря, как будешь себя вести.

– Ладно, зовут меня Орешкин Сергей Фёдорович, временно безработный. Живу в соседнем доме, в тридцатой квартире.

– Вы не могли бы проверить его слова? – обратилась Милентина к спортсмену и продолжила допрашивать Орешкина, – Как зовут того, кто тебя нанял?

– Он не представился. Их было двое, оба кавказцы. Сказали, что вы должны им деньги, но отдавать не хотите. Просили просто припугнуть.

– А сколько вам заплатили?

– Дали только аванс, а остальное после работы. Они ждут меня в сквере.

– Тогда надо срочно вызывать полицию, – предложил высокий.

– Боюсь, что этот раунд мы проиграли, – произнёс вернувшийся с задания спортсмен, – я заметил, что за домом наблюдали. Они видели, как Милентина Ивановна обратилась за помощью к мужчинам и сделали ноги. Но что они хотят от вас?

– Шантажируют. Как-то я дала объявление о том, что куплю щенка шакала…

– Шакала? Зачем он вам?

– Это долгая история. Короче, они настаивают, чтобы я купила зверька у них за 90 тысяч рублей.

– Да за такую сумму тигра можно приобрести. Это действительно шантаж.

– Я думаю, что Орешкин должен написать всё то, о чём он нам рассказал, и также сознаться в том, что пытался отнять у меня сумку. В моём сотовом установлена программа, ведущая запись телефонных разговоров. И я надеюсь, что с помощью полученных от грабителя признательных показаний я урезоню шантажиста.

Перед сном Милентина решила отключить мобильный, но не успела.

– Вечер добрый, Милентина Ивановна. Как я понял, чтобы спать спокойно, вы поставили свою машину в безопасное место. Но как быть с нашей договорённостью? Вы согласны на обмен?

– Это не обмен, Эмик Агрба, это шантаж. Я уже сказала вам, что не собираюсь у вас ничего покупать и вообще не хочу иметь с вами дело. Ведь это вы наняли пьянчужку для нападения на меня в подъезде?

– Он не сделал бы вам ничего плохого…

– А попытка ограбления не в счёт?

– Это была его собственная инициатива. Но, надеюсь, вы поняли, что Эмик Агрба никому не позволит себя кинуть. И вы заплатите за каждый день нанесённого мне морального ущерба.

– Под моральным ущербом вы подразумеваете моё нежелание купить ваш товар?

– Вы правильно поняли.

– А теперь слушайте меня. Весь наш разговор записан, нанятый вами пьянчужка дал письменное показание, что вы заплатили ему за совершение бандитского нападения.

– Он не знает моего имени.

– Зато он хорошо запомнил вашу внешность, и опознает вас в случае очной ставки. К тому же наш с вами разговор не требует комментариев.

– Вы уже написали заявление? – дрогнувшим голосом спросил Агрба.

– Собираюсь это сделать. Но если вы дадите мне слово, что больше я никогда не услышу и не увижу вас, я могу передумать.

– Даю слово, – зло буркнул Агрба и прервал связь.

Три дня Милентина хандрила как побитая собака – сказалось напряжение пережитого, но постепенно всё становилось на своё место: утром – борка под прослушиванье последних новостей из стана оппозиции и прогулки с четверолапыми, днём – работа, магазины, готовка, снова прогулки, а поздним вечером – очередная серия из интересных сериалов про одно и тоже: провинциальная золушка узнаёт, что у неё в столице есть богатый папа. Она больше не заглядывала в свою почту, не изучала, в каких местах на земном шаре царствует шакал. Звонили ей редко – и дочь, и подруги не любили болтать попусту. Но однажды примерно в половине одиннадцатого вечера раздался звонок, от которого тревожно забилось сердце – все знакомые знали, что перед сном её лучше не беспокоить.

– Здравствуйте, – произнёс мужской голос, извините за поздний звонок. Мы с вами не знакомы, но только вы можете мне помочь.

– Ладно, говорите, – сквозь зубы процедила Милентина.

– Дело в том, что дней десять тому назад у моих соседей останавливался родственник из Сухуми. Он привёз с собой двух маленьких щенков на продажу, но покупатель отказался их принять.

– Этого родственника зовут Эмик Агрба?

– Точно не помню, но, кажется, так. Родственники отказались приютить щенков у себя, так как это были не простые щенки, а маленькие шакалы. Эмик хотел выбросить их на улицу, но моя жена очень жалостливая женщина и не позволила так жестоко с ними обойтись. Жена их кормила из соски, сделала прививки и с радостью оставила бы насовсем, но мы тоже не местные – квартиру снимаем, и хозяин требует, чтобы мы немедленно избавились от шакалов. Эмик сказал, что вы хотели купить одного щенка за пятнадцать тысяч и оставил ваш телефон. Я бы отдал двоих за двадцать – столько мы задолжали за квартиру.

– Возьму за восемнадцать – опрометчиво согласилась Милентина.

– Согласен. Могу подвезти прямо к вам домой.

– Вы знаете, лучше будет, если шакалята поселятся у меня в то время, когда муж будет ещё на работе.

– А что он имеет против шакалов? Они ласковые как обычные щенки и кушают всё подряд. Пахнут, правда, не очень, но мы их вымыли хорошим шампунем.

– Я просто хочу сделать ему сюрприз. Завтра я заканчиваю в три. Так что подъезжайте к университету и ждите меня вблизи автобусной остановки “Улица вешних вод”.

– Хорошо, у меня чёрные “жигули” – “шестёрка”.

– Думаю, что этой информации достаточно – “шестёрку” на нашей улице увидишь не часто, тем более чёрную.

Встречу в районе университета Милентина назначила не из-за Васи – он приходил с работы в половине седьмого, так что было бы гораздо удобней получить маленьких табаки с доставкой на дом. Но, наученная горьким опытом, она решила принять все возможные меры предосторожности. Вместе с ней, а вернее следуя за ней на некотором расстоянии, к остановке подойдёт Люба Раевская. Любе было дано задание незаметно записать номер машины. Далее, если вдруг она увидит, что вместо того, чтобы принять из рук в руки коробку со щенками, Милентина садится в машину, она звонит ей, и если подруга не отвечает, немедленно сообщает в милицию о похищении профессора Милентины Ивановны Колбасюк.

Черная “шестёрка” стояла метрах в десяти от остановки. Медленным шагом Милентина направилась к машине, давая возможность Любе обойти её сзади и записать номер. Эту операцию подруга проделала мастерски. По дорожке, тянущейся вдоль ограды, невзирая на запрещающий знак, девушка выгуливала трёх шикарных трёхцветных колли. Милентина остановилась возле собак, выразила, к удовольствию хозяйки, восхищение их роскошной шерстью, завела разговор об оптимальном рационе для животных… И в то время как девушка диктовала ей номер своего телефона, чтобы установить контакт на предмет покупки шведских кормов со скидкой, записала номер машины.

За рулём сидела женщина в надвинутом на лоб берете и с медицинской повязкой на носу, скрывающей половину лица. Это сразу насторожило. Громко чихнув, она извинилась и сообщила, что простыла и надела марлевую повязку, чтобы не стать источником заразы.

– А где же шакалята?

– В коробке на заднем сиденье.

Женщина распахнула дверь, Милентина нагнулась и в тот же миг, к своему ужасу, обнаружила, что в грудь упёрся ствол.

– Ни звука! Садись рядом, – потребовал мужчина.

Запомнить его лицо также не представлялось возможным – чёрная трикотажная шапка натянута на самые брови, на носу – всё та же повязка.

– Кто вы? Что вам от меня надо? Деньги?

– Мужчина осветил фонариком мочку её уха.

– Серьги тоже снимай.

Это были очень дорогие антикварные серьги с тем самым знаменитым александритом. Их Милентине подарила Лариса на сорокалетний юбилей. Она не успела ответить – в кармане задёргался мобильный.

– Отключи трубу! – потребовал мужчина и больно стукнул её по руке.

– Всё равно вам не удастся ни ограбить меня, ни убить. Во всяком случае, безнаказанно – в данный момент в полицию поступает информация о моём похищении и номере вашей машины.

– Ты опять дурканулась. Спасибо, что предупредила, – женщина нажала на газ и, проехав квартал, свернула на боковую улицу в направлении лесопарка “Лосиный остров”.

А в это самое время Люба тщетно пыталась дозвониться со своего мобильного до полиции. После нескольких неудачных попыток бегом помчалась к зданию университета. У самого входа поскользнулась, упала и тут же почувствовала нестерпимую боль в руке. К ней бросились студенты, осторожно поставили её на ноги и вошли с ней в здание. У Любы кружилась голова, она почти теряла сознание, но потребовала, чтобы вместо врача к ней немедленно прислали начальника охраны.

– Виктор Петрович, я только что была свидетелем, как похитили профессора Милентину Ивановну Колбасюк.

– Кто похитил? С какой целью? Вы уверены, что не ошиблись?

– Уверена на 100 %. Простите, мне плохо, и я не могу сейчас рассказать Вам всё. Похитили несколько минут назад с целью ограбления. Насильно затолкали в чёрную “шестёрку”, – Люба достала здоровой рукой из кармана блокнот и передала начальнику охраны…

– Вылезай! – мужчина вытолкал Милентину на снег, в то время как сообщница откатила машину на опушку леса. – А теперь иди рядом… молча.

Милентина окинула взглядом безлюдный проезд. Даже если начать кричать, шансов на то, что кто-нибудь придёт на помощь никаких. Вон там бабушка везёт на санках внучку, ещё девочка-подросток выгуливает крохотного Йорка. А если всё-таки крикнуть?! Но что? Орать, что тебя грабят? Убивают? Решат, что она возвращается с большого бодуна – у неё самой соседка, ругаясь с дочерью, каждый день выкрикивает что-то в этом роде, и никто не обращает внимания. Мужчина сунул ей в руки женский шарфик и потребовал, чтобы она завязала глаза. Через несколько секунд её запихнули в салон машины, куда более просторный и комфортабельный, чем у “шестёрки”. Минут через десять, судя по темпу движения, выехали на кольцевую.

– Ты вкупилась, что все твои меры предосторожности псу под хвост? Сейчас завезу тебя в безлюдное место… в лесочек…

– И убьёте? Зачем? Я отдам вам деньги, и серьги забирайте!

– Нам твои гроши и побрякушки не нужны. Нам за тебя в два раза больше заплатили.

– За что заплатили?

– Увидишь.

Минут через тридцать Милентина ощутила по толчкам, что они выехали на просёлочную дорогу.

– Кто вас нанял? Эмик Агрба?

– Этот человек никогда не прощает тех, кто его динамит.

– Неужели из-за каких-то трёх тысяч долларов он всё это время вынашивал план мести?

– Дело не в деньгах, дело в принципе.

– Тогда скажите, а были ли шакалята?

– Эмик Агрба всегда держит слово – у нас они.

– Так почему вы не продали их мне?

– Я не лох какой-нибудь. Люди говорят, что для этих зверей золото найти, что два пальца…

– Золото не пахнет, никакой зверь не может его обнаружить.

– Вы это точно знаете? – спросил мужчина дрогнувшим голосом.

– Да, точно. Если отпустите меня, расскажу, что может обнаружить нюх шакала.

– Ты и так всё расскажешь, – мужчина ткнул ствол под ребро.

– Даже если будете пытать, не смогу это сделать. Я и собиралась купить шакала для того, чтобы проконсультироваться со специалистами, попробовать заняться кладоискательством самой, а потом выпустить детектив-инструкцию для кладоискателей. Пока могу только сказать, что нюх зверя способен различать минералы бериллия.

– Чаго-чаго?

– Книга будет издана примерно через год. Мой телефон у тебя есть. Отпустишь – подарю, да ещё растолкую, что не ясно. Шакалов своих береги, будь с ними поласковей.

– Ладно, вылезай, – мужчина резко тормознул, – нам было велено только припугнуть тебя так, чтобы душа ушла в пятки. Снимешь повязку, как только досчитаешь до четырёхсот.

Милентина сделала шаг вслепую и погрузилась по колено в рыхлый сугроб. Где-то вдали весело стучал дятел. Весенний ветер окропил лицо снежными брызгами…

– Триста девяносто восемь, триста девяность девять… – Милентина сдёрнула повязку и полной грудью вдохнула лесной воздух. Там за деревьями просматривался город. Знакомый город… Да это же Химки, левый берег. Милентина вышла на шоссе и властным взмахом руки остановила такси…


История 6 Цена бандерлогов и Табаки | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 8 Трудности перевода и географии