home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История 4

Запретный плод сладок

После неудачной попытки вырвать у таможенников хотя бы одного шакалёнка, Милентина начала охладевать к своей затее. С работы она возвращалась уставшей, а надо и зверьё накормить, и мужа обслужить.

Как-то Милентина прочитала в газете “МК” информацию о доходах крупного госчиновника. Годовая заработная плата около 23 миллионов, почти вдвое больше сумма, полученная от операций с ценными бумагами, более 6 миллионов – доход от банковских вкладов, 140 миллионов от продажи принадлежавших ему земель. Правда, всё это, включая нажитое имущество, чиновник отдал бывшей жене и, оставшись гол как сокол, ушёл с одним чемоданчиком к любимой женщине. Однако и новая возлюбленная была женщиной далеко не бедной – телеведущая, режиссёр, бизнес-вумен. Так что о судьбе чиновника можно было не волноваться.

Возможно, эта информация и не произвела бы на неё особого впечатления, если бы не удручающий контраст с собственным мужем. С возрастом Вася становился всё более требовательным в мелочах – попробуй, не обеспечь ему ужин согласно привычному меню – разорётся, обрушит на голову жены град упрёков. Одним словом – испортит приятный вечерний настрой. Так что Милентина старалась не упустить из вида все его просьбы. К приходу супруга на плите дымилась хорошо сваренная гречневая каша, в салатнице аппетитно желтела “мимоза”, на сковородке розовели поджаренные ломтики индюшатины.

Вася вернулся с работы в то время, когда она ещё гуляла в парке с собаками. Это и к лучшему – после ужина он всегда добреет. Но на этот раз, едва Милентина вошла в прихожую, её пригвоздил к стене свирепый взгляд супруга.

– Ну, как поужинал? Что нового в политике? – задала Милентина традиционный вопрос.

– Про ужин ничего сказать не могу – под кошачью вонь и индейка покажется дерьмом. Ты скажи мне, у тебя что – преждевременное старческое слабоумие? Как ты могла сотворить такое?

И тут Милентина вспомнила. Она собиралась опорожнить, а затем вымыть кошачий туалет, когда раздались позывные мобильного. Васина комната была ближайшим местом, где можно было поместить ящик на время разговора, не опасаясь, что его содержимым заинтересуются чрезмерно любопытные спаниелька и шпицы. Она поставила на пол туалет и схватила трубку. Выслушав информацию о хаски, абонент не отказался, как многие другие, ознакомиться и с рекламой шелти. Увлёкшись описанием достоинств этой породы – малым количеством потребляемой пищи, отсутствием проблем с красивой шерстью, способностью к прохождению любого курса дрессировки и т. д., Милентина забыла о туалете. В результате за время её прогулки Васина комната пропиталась стойкой кошачьей вонью. Более того, на пороге комнаты он споткнулся об ящик, опрокинул его, обмочил брюки. Терпеть эту вонь было невыносимо, так что полчаса было потрачено им на стирку и уборку, а гнев в адрес супруги почти достиг фазы рукоприкладства. Вася зудел по поводу и без повода, доставал её упрёками за то, что она не выяснила, почему в квитанции об оплате коммунальных услуг за домофон требуют заплатить 60 рублей, а не 30. Она отвечала, что у неё нет времени стоять в длинной очереди плательщиков, не согласных с цифрами в квитанции, а он распалялся ещё больше, выискивал расхождения в сумме, выписанной за водоснабжение, с показаниями счётчика и настаивал на том, чтобы со всем этим разбиралась жена.

Милентина не спала всю ночь – перед ней как приснившаяся ребёнку в страшном сне баба Яга замаячил пугающий облик старости. И не только своей. Большинство из её знакомых и родственников не входили в число довольных жизнью россиян, хотя такие, по данным опроса, составляли три четверти населения. Как ни пыталась Милентина отогнать мрачные мысли, до утра проворочалась в постели без сна. Её преследовали кошмары: она представляла, как, к примеру, отнесённая статистикой к среднему классу домовладелица Кристина в старости торгует зеленью на базаре, а её дочь Елена распродаёт за гроши свои шедевры живописи, как в подъездах, подобно тому, что творилось в лихие девяностые, гадят бомжи и наркоманы, как не получающие зарплату дворники и уборщицы не убирают заваленные осколками бутылок и залитые кровью лестничные клетки, как возле мусоропровода растёт гора гниющих отходов, как посреди бела дня на честных граждан нападают грабители. Надо сказать, что, за исключением будущего Кристины и Елены, всё остальное уже имело место быть.

Как-то в полночь Милентину разбудил истошный лай собак. Игнорируя поднятый четверолапыми шум, в дверь кто-то дубасил тяжёлым предметом, а в перерывах между ударами нажимал на кнопку звонка. Милентина глянула в смотровое отверстие. Стоявший перед дверью широкоплечий усатый мужик показался ей незнакомым.

– Что вам надо?

– Впустите меня, я хочу с вами поговорить.

– Извините, я вас вижу впервые, вы подняли меня с постели и ломитесь в мою квартиру. Я вас просто боюсь, поэтому не впущу.

– Тогда выйдите и поговорите в коридоре. Я вас знаю – вы писательница.

– О чём вы хотите поговорить?

– Я хочу застрелиться.

– Но почему вы решили стреляться у меня дома?

– Я под вами живу. Вы меня достали – всё время скребётесь, царапаетесь, стучите…

– У меня в течение трёх дней был ремонт в ванной. Согласитесь, что для нормального человека это не причина для суицида. Вам надо просто выспаться.

Мужик на её слова никак не отреагировал и продолжал громыхать и трезвонить. Не выдержав, Милентина позвонила в полицию и предупредила громилу, что за ним скоро приедут. Очевидно, он не был настолько пьян, чтобы не оценить реальность угрозы – когда минут через двадцать в дверь позвонил полицейский, его в корридо-ре уже не было. Полицейский задал Милентине несколько вопросов, из которых следовало, что в его обязанности входит подозревать всех. Во-первых, он предположил, что Милентина не замужем, и к ней ломился любовник. Во– вторых… впрочем. Милентина пресекла дальнейшие неприятные вопросы вручением полицейскому своего романа “Если не хочешь умереть” со своей фотографией десятилетней давности, на которой она походила на звезду экрана, и блестящими отзывами от известных людей, включая депутата Госдумы. Поняв, что у женщины есть “крыша”, полицейский стал сама вежливость, поблагодарил за книгу и выразил готовность придти на помощь в случае форс-мажорных обстоятельств.

Это был всего лишь один эпизод из жизни униженных и оскорблённых, но на форуме в Давосе известный российский политик предупредил о большой вероятности скатывания страны в пропасть анархического беспредела. А стоявший у истоков холодной войны между СССР и США крупнейший стратег Зигмунд Бжезинский предсказал, что в будущем даже такую великую страну как Соединённые Штаты ждёт хаос из-за того, что миром правят алчность и стяжательство, и разрыв между богатыми и бедными катастрофически растёт.

Много сил и энергии ушло у Милентины на поиск хозяев для оставшихся двух щенков шелти. Она нервничала – вдруг не удастся пристроить этих чудесных девочек и придется отказаться от операции “шакалоискатель”. Тогда вместе с утратой этой игры в надежду наступит унылая пора ожидания старости. И как не казалась она смешной сама себе, вспомнив, как однажды помог ей колдовской ритуал с заряженной на удачу в торговле водой, она ещё раз повторила его. И снова совпадение – в тот же вечер позвонили несколько покупателей, которых без труда удалось убедить в достоинствах породы шелти вообще и её щенков в частности.

Из двух щенков она отдавала предпочтение самой маленькой крохе, и когда за девочкой пришли покупатели – мать с дочерью, вынесла вторую, более крупную. Однако женщины догадались, что лучшего щенка заводчица прячет и, сделав вид, что предлагаемый малыш их не устраивает, собрались уходить. И, действительно, прежде бойкий и весёлый щенок дрожал всем телом, не вилял хвостиком и вообще не высказывал к гостям никакого расположения. Милентине ничего не оставалось, как предложить им карлицу. Эта девочка проявила большую резвость и общительность и с первого взгляда пришлась им по душе.

Теперь, когда у Милентины остался не пристроенным один щенок, самый рыжий и пушистый, можно было снова вернуться к своему плану. Она не знала иного способа разбогатеть и обеспечить достойную старость своим близким, чем найти клад.

Правда, увы, территория, где может появиться на свет её шака-лица Алиса, сузилась теперь до Ставропольского края и входящего в состав России Северного Кавказа. И тут она вспомнила, что тридцать лет назад по заказу биолога Сулимова в Москву были доставлены четырёхдневные шакалята из… Советского Азербайджана. Они и стали прародителями шакало-псового гибрида, отличающегося уникальным нюхом и используемого для обеспечения безопасности авиаперелётов. Правда, теперь Азербайджан самостоятельное государство, и законы, касающиеся животного мира, в нём иные. Но эта республика граничит с Ираном, а, по информации из Википедии, в Иране этот зверь весьма распространён. Но надо сначала навести справки.

Действительно, на юге Азербайджана вдоль берегов Каспия простирается замечательный кызылагачский заповедник. Славен он, главным образом, благодаря изобилию занесённых в Красную книгу пернатых. Тут и розовый фламинго, и кудрявый пеликан, и чёрный аист с красным клювом и красными лапкам, и белохвостый орлан и много мнго других замечательных птиц. А из млекопитающих больше всего зайцев, лисиц и… шакалов. Они, по-видимому, селятся в прибрежных кустарниках впадающей в кызылагачский залив “ольховой реки”.

Следующим шагом было получение адресов тех, кто по своему статусу мог оказать содействие в приобретении щенка шакала, то есть охотничьих обществ. Таких адресов оказалось несколько: расположенные в Баку военно-охотничье общество, союз азербайджанских обществ охотников, занимающаяся охотой и рыбалкой международная организация Browning hunting и межрайонное охотничье общество во втором по значению после столицы городе Гянджа.

Казалось бы, вот они, новые возможности! Но, увы, если во времена Советов охота на волков и шакалов не только приветствовалась, но даже премировалась, то в настоящее время отстрел хищников в Азербайджане запрещён абсолютно. Волков и шакалов занесли в Европейскую конвенцию о защите домашних животных, согласно которой содержание представителей дикой фауны не должно поощряться. Чтобы убить шакала азербайджанский охотник вынужден каждый раз выпрашивать в Минэкологии лицензию. Правда, стоимость её не велика – если перевести в рубли, то чуть больше сотни при средней зарплате в республике порядка 12 тысяч. Но, вероятно, просто так эту лицензию никто не даст. Скорей всего, охотники ею и не интересуются. Разве что и в Азербайджане смекнули, что выросший в домашних условиях шакал при соответствующем обучении может стать классным кладоискателем. В XX веке именно Азербайджан являлся одним из главных производителей ювелирных изделий, в том числе украшений с изумрудами.

Чем больше трудностей возникало на пути поиска шакала, тем ярче разгорался вызванный ими азарт. Милентина теперь всерьёз поверила, что это маленькое, довольно невзрачное, но такое недосягаемое животное у неё не только появится, но поможет ей найти клад в прямом или переносном смысле. Эта была своего рода овладевшая всеми её помыслами навязчивая идея. Возможно, Милентине не мешало бы посоветоваться с психоаналитиком или даже психиатром. Но она знала, что в её жизни материализовались только такие желания, терпкий вкус которых она ощущала на своём языке и во время утреннего кофе, и перед отходом ко сну.

Однако, с учётом всех обстоятельств, действовать надо было продуманно. В общество охотников она пошлёт письма не от своего имени, а от имени, к примеру, дочери Кристины Оксаны, приложив к ним её фотографию. Получив согласие матери, Милентина сфотографировала девушку с двумя своими щенками – Шерифом и карлицей. На снимке Оксана с её карими миндалевидными глазами вполне соответствовала представлениям о том, как должна выглядеть восточная красавица. Так что Милентина будет вести переписку с азербайджанскими охотниками от её имени, и если они не клюнут на женскую красоту, значит, мир действительно перевернулся:

Уважаемый господин!

Меня зовут Оксана. Я учусь в университете на дизайнера среды. Ещё у меня есть хобби – охота. Только это не охота за дикими животными или птицами, хотя у моих родителей есть коттедж в охотничьем хозяйстве в ста сорока километрах от Москвы. У папы есть лицензия, он держат лайку. Его друзья приезжают к нам поохотиться с борзыми и гончими. Но, что касается моей охоты, речь идёт о кладоискательстве с помощью уникального обоняния такого зверя, как шакал. В аэропорту “Шереметьево” гибридов шакала и лайки используют при поиске взрывчатки и наркотиков. А прародители этих шакалаек много лет тому назад были вывезены из Азербайджана и переданы кинологу Сулимову.

Не так давно мы с подругой прочитали об успешных опытах крупного учёного биолога из Академии наук по использованию нюха собак для обнаружения драгоценных камней. Но в его распоряжении была целая кинологическая служба, так что он мог выбрать наиболее способных животных. Нюх шакала превосходит собачий раз в пятьдесят. Методику обучения мы с подругой нашли. Осталось только купить маленького щеночка шакала. Этот невзрачный и нелюбимый людьми зверь так заинтересовал нас, что теперь мы знаем, как выглядят шакалята, начиная с 14-дневного возраста, как отличить их от лисят или волчат. Мы выяснили, что в заповедниках Азербайджана шакал водится. Особенно часто встречается на юге – в районе реки Кызыл-Агач. Также узнали, что на отстрел шакала требуется лицензия. Однако всё дело в том, что родители щенков не нападают на вооружённого охотника, который извлекает помёт из норы.

Мы предлагаем Вам заключить с нами следующее соглашение. Вы помогаете нам с шакалятами, желательно двумя девочками (мы могли бы купить их тысяч за десять). Я и подруга воспитываем их, проводим работу по выработке условного рефлекса – они реагируют только на определённые минералы. И если опыт окажется успешным, пришлём Вам инструкцию по обучению зверя находить драгоценные камни. Золото, как известно, не пахнет. Но где шакал учует камни, там и зарыт клад.

Щенков можно отправить поездом, оформив как собак-метисов и договорившись с проводницей, что в дороге она будет кормить их детским питанием. Я встречу её вместе с опытным специалистом по волкам и шакалам – писательницей Милентиной Ивановной Колбасюк, которая сейчас готовит к изданию двухтомник об этих животных, и расплачусь с учётом затрат на перевозку. Надеюсь, что с Вашей помощью мы оба разбогатеем. Высылаю свою фотографию.

С пожеланием удачи, Оксана.

Прежде чем отправить письмо, Милентина решила показать фотографии Оксаны своим коллегам мужского пола – пусть они решат, стоит ли она того, чтобы ради знакомства с ней азербайджанские охотники встали на уши и залезли в шакалью нору. Но уже в коридоре встретила целую толпу студентов – выходцев из всех республик Северного Кавказа. Ответив на их приветствие, она ошарашила парней заявлением, что хочет узнать мнение кавказских мужчин о женской красоте.

– Взгляните на фотографию этой девушки. Мы обе обратились с просьбой к охотникам Кавказа добыть щенка шакала. У кого из нас больше шансов?

– Шансов на что? – парни недоумённо переглянулись.

– На шакала, конечно.

– У девушки больше, у неё много шансов – она красивая, и она вас моложе.

– По-моему, вы меня опять не правильно поняли. Речь не о том, кто из нас больше понравится кавказским мужчинам. Обращаясь к охотникам с просьбой добыть шакала, я представилась как профессор университета и писательница, а она просто молоденькая студентка. Учитывая это, на чью просьбу относительно зверя, подчеркиваю – зверя скорее откликнутся азербайджанские охотники?

– На просьбу девушки. А зачем вам шакал?

– Разве я не рассказывала? Я обучу его искать зарытые в земле сокровища.

Глаза парней, большинству из которых грозило отчисление из универа по неуспеваемости, загорелись.

– Вы только про нас не забывайте, когда найдёте клад. Ведь его надо будет превратить в деньги.

– До решения этой проблемы ещё надо дожить.

– По-любому, мы готовы стать вашими телохранителями.

– Благодарю за намеренье.

Иногда Милентина осознавала, что всё это просто придуманная ей увлекательная игра, которая отвлекает мысли от мрачной реальности. А тучи над головами сотрудников универа сгущались. В феврале грянули запоздалые морозы. В плохо утеплённой аудитории холод пробирался под телогрейку и свитер, ударял костлявой рукой по пояснице, выводил из строя главный инструмент препода – голосовые связки. Милентина уже неделю температурила, с трудом ворочала языком, кашляла, но на работу ходила – до объявленного сокращения штатов оставались считанные месяцы.

Под этим предлогом учебную нагрузку увеличили до предела, реальные часы объявили факультативными, то есть как бы не берущимися в расчёт. И попробуй, пикни. Ответ один: не нравится – скатертью дорога.

На кафедре математики преподавателя арестовали по обвинению во взяточничестве. То есть всё складывалось к тому, чтобы внушить сотрудникам мысль – вы вкалываете за гроши, промерзаете до костей, за приработки в виде платных уроков со студентами вам грозит арест. Так зачем же держаться за такую работу?

А тут ещё молодой сотрудник Костя Феоктистов, которого она сделала прототипом романа “Конец света откладывается”, с несвойственной ему напористостью принялся раскалывать её на банкет по случаю принятия книги к публикации.

– Мы совместим его с празднованием моего тридцатилетия, пятидесятипятилетия профессора Доренко, шестидесятипятилетия профессора Борщевского и ещё нескольких дней рождений. Так что с вас всего три тысячи. Деньги лучше дайте мне сейчас.

– С удовольствием дам, тем более что их у меня нет. А когда вы собираетесь праздновать?

– Как? Разве вы не знаете, что на следующей неделе Наина Петровна собирает кафедру? Заведующая напомнит преподавателям о скором сокращении.

– Значит, это будут поминки? Так бы сразу и сказали. А то банкет, дни рождения… На поминки могу сдать две тысячи. Это всё, что у меня есть.

Для Милентины потерять работу означало в буквальном смысле голодную смерть. Она не отдаст оставшихся у неё животных – они любят её так сильно, что готовы наступить на горло собственным инстинктам. Особенно это касалось борзой Риты. Больше недели у Милентины не было сил выводить её на прогулку – после работы она, с трудом сбившая с помощью антибиотиков высокую температуру, буквально в беспамятстве падала на постель. Рита выбегала на балкон, делала свои дела на газетку, а в комнате вела себя как ласковая болонка – понимала, что хозяйке надо сначала выжить, а потом уж заняться своими питомцами. Зато, когда неделю спустя Милентина вывела борзую в парк, та со скоростью ветра описала с десяток спиралей. Казалось, что Рита словно быстрокрылая птица парит в воздухе. Секундное касание заснеженной земли, и она снова летит, вытянувшись струной. После прогулки у борзой проснулся угасший было за время заточения зверский аппетит – она даже позволила себе стащить с кухонного стола батончик докторской колбаски, оставив хозяев без обеда.

Голодная смерть! Даже в страшном сне Милентина не могла представить себе подобный финал своей жизни. Она, напротив, верила, что материализуется то, что было предназначено ей от рождения – предки её были помещиками, и она видела себя в барском доме в окружении любящей прислуги, а отнюдь не нищенкой, пытающейся разделить краюху хлеба между двуногими и четверолапыми членами семьи.

На Васю не было никакой надежды. С возрастом этот прежде добродушный и нежадный человек становился просто невыносимым психом, впадающим в бешенство по любой причине – будь то отсутствие в доме сахара или просьба жены дать ей денег на оплату слесаря. Ему точно нужен был психиатр, но он не желал об этом даже слушать. Купленные продукты он делил пополам в свою пользу и складывал в свой холодильник, и если, не дай бог, Милентина отрезала от его пачки масла небольшой кусочек, он набрасывался на неё с ножом. Словом, ничем не отличался от своего любимого пуделя Мити, который всегда устраивал драку, если кто-нибудь залезал в его миску. Правда, через минуту Митя уже вилял хвостом, да и Вася ничего не помнил о своей выходке. А она иногда ненавидела и презирала его так, что была готова убить. Но, поостыв, смирялась с его присутствием. Она терпела его потому, что под одной крышей прожита большая и лучшая часть жизни, потому, что у неё не осталось близких друзей – на общение просто не хватало времени, потому, что он, несмотря ни на что, согласится и на шакала, и потому, что в минуты просветления он становился прежним, говорил ей о любви и даже делал подарки. Возможно, чувства возвращались лишь по той причине, что все домашние проблемы с сантехникой, электричеством и т. п. решала жена, избавляя его от унижения в признании, “что он не мужик в доме”. К тому же он гордился тем, что она писательница, важничал на презентациях её книг, одаривал ими знакомых с видом, что удостаивает их необычайно ценным подарком. Но если она останется без работы, а он окончательно свихнётся, кормить её стаю, покупать лекарства не станет, и, значит, наступит конец. Нет, шакал это не игра, это надежда на продолжение жизни.

Однако страсть к шакалу чуть было не привела Милентину на нары. Однажды во время семинара в аудиторию заглянул её бывший студент из Дагестана.

– Есть новости! – у него было лицо человека, искренне радующегося возможности сообщить нечто весьма приятное.

Милентина вышла в коридор.

– Я провёл разведку среди своих в Дагестане – шакал на мази. Это у них в Азербайджане щенка можно достать только в мае, а у нас найдём хоть завтра.

– Постой! Я читала в сводке погоды, что в вашей республике установилась сибирская зима.

– Да, минус двадцать, но для настоящего мужчины это не помеха.

– Для мужчины, возможно, но самец шакала при таком холоде любовью заниматься не станет. Так что раньше мая щенка вы не найдёте.

– Как скажете. В мае, так в мае. Да, вы не могли бы помочь одному парню с физикой? – Ему грозит отчисление. А шакала я вам гарантирую.

Последние слова заставили Милентину дать немедленное согласие – она примет задолжника, разберёт с ним домашнее задание, выполнит пропущенные лабы и отметит их в сводном журнале. В тот момент она совершенно забыла о том, что преподавателя математики арестовали именно за аналогичные действия. К счастью, в тот день заведующая собрала кафедралов и предупредила, что среди задолжников есть завербованные полицией агенты по борьбе с коррупцией, и даже случайный заработок за частный урок может обернуться неприятностью – у преподавателей нет лицензии. А уж отметка о зачёте в журнале вообще грозит арестом.

– А я чуть было не попалась, – призналась Милентина, – как только меня попросили помочь со сдачей задолженностей в обмен на шакала, я совершенно потеряла голову. Для человека, который достанет для меня щенка шакала, я, кажется, готова на всё.


История 3 Есть ли запах у золота? | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 5 Смерть в каньоне Ахсинта