home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История 3

Есть ли запах у золота?

– А ведь золото запаха не имеет, – этими словами знакомая продавщица зоомагазина прервала восторженный рассказ Милентины о её намереньях использовать шакала в деле кладоискательства. – Может, вам мини-пига завести – во Франции свиньи славятся тем, что находят под землёй трюфели. Случалось, что пиги откапывали и бочонки с серебряными монетами… Или ещё лучше – никого не заводить, а просто купить металлоискатель.

– Я собиралась для начала обследовать Долину реки Сходня. Представляете, как будут на меня смотреть люди, если я буду прочёсывать с инструментом это популярное место отдыха москвичей! А вот на маленькую рыжую собачку, то бишь шакала, мало кто обратит внимание.

– Но она не сможет найти золото по запаху – оно не окисляется.

– Я знаю, – вздохнула Милентина, – всё-таки как-никак физик по образованию и в курсе, что молекулы металла не могут непосредственно быть источником ощущения запаха, так как они не улетучиваются с металлических предметов. Деньги действительно не пахнут.

– Французские парфюмеры так не думают, – вмешалась в беседу молоденькая модница. – Компания Comme des Garcons, что переводится “Как мальчики”, создала уникальный аромат, воспринимаемый как запах золота.

– Ну, здесь речь идёт о психологическом факторе. Деньги не пахнут, – повторила Милентина известный афоризм. – И всё-таки найти клад с помощью шакала вполне реально. Дело в том, что ещё во времена Союза были среди кинологов энтузиасты, которые дрессировали собак для использования их в геологоразведочных работах. Так вот, оказывается, по запаху металлического бериллия обученная собака способна найти содержащие этот элемент драгоценные камни – изумруд, аквамарин и другие. А чутьё шакала превосходит собачье в 50 раз – к примеру, лучший шакало-псовый гибрид Сулимова чуял взрывчатку за версту. К тому же я не только клад собираюсь искать, но и займусь выведением новой породы. В новом году моя шелти Шанель станет мамой, и рыжего мальчика я отдам только тому, кто согласится участвовать в производстве гибрида.

– Ну, в таком случае, желаю удачи. Но мне кажется, что для создания новой породы надо иметь хотя бы несколько шакалов.

– Пока я имею одни обещания, но если вдруг окажется, что поиском логова по моей заявке займутся разные охотники, и если результат превзойдёт мои ожидания, я буду предлагать шакалёнка и вам, и другим знакомым.

В том, что шакал у неё непременно будет, Милентина не сомневалась. Вот, к примеру, её студенты из Дагестана на зимние каникулы едут не к себе домой, а в Астрахань для установления контакта с проживающими там дальними родственниками из числа охотников – за отстрел шакала в Астраханской области они ещё и деньги получат. Правда, в их намерение входило привести зверя прямо к началу экзаменационной сессии и обменять его на положительную оценку… На это Милентина, конечно, не пойдёт, тем более, что в Астраханской области шакалята родятся не раньше апреля.


На площадях городов и в эфире разгорались страсти уже начавшейся компании выборов президента. Поднявших головы и расправивших плечи революционеров со всех сторон окружал полный спектр обвинений: национализм, фашизм, направляющая рука Кремля, ФСБ, ЦРУ, Госдепа США и т. д. и т. п.

В субботу, возвращаясь с работы, Милентина прогулялась пешком до Площади трёх вокзалов. Только что закончился проходивший на проспекте Сахарова стотысячный митинг “За честные выборы”, и по площади длинной вереницей двигались тяжёлые грузовики с солдатами. Милентина разволновалась – неужели окончательно рухнет вера в то, что страна встанет на путь, когда сердца будут наполнены оптимистическими надеждами на свет в конце туннеля? И опять простые люди станут заложниками борьбы за власть тех, кто сумел прорваться наверх или только намеревается это сделать? У станции метро собралась кучка людей с плакатами. По их весёлым лицам и жарким обсуждениям, в каком ресторане лучше отметить появление в России гражданского общества, Милентина поняла, что митинг прошёл без эксцессов. Значит, в электричке можно будет не думать о судьбах мира, а погрузиться в свои собственные так далёкие от политики мечты.

Такие мечты, как и выдающиеся произведения, чаще рождаются в период застоя. Милентина открыла ноутбук и через минуту перенеслась во времена царицы Клеопатры. Именно тогда в Нубийской пустыне были обнаружены чудесные кристаллы изумруда… Нагруженные драгоценными камнями караваны верблюдов прокладывали путь к Красному морю, а потом после завершения морского путешествия зелёные кристаллы пополняли сокровищницы властителей стран Европы, византийских императоров, персидских шахов… Через три с половиной тысячи лет испанские завоеватели обнаружили огромное количество крупных тёмно-зелёных изумрудов в могилах и храмах Мексики, Перу, Колумбии… В девятнадцатом столетии изумрудные копи Урала открыли миру драгоценный камень весом более 2-х килограммов. Да, многие скрытые в земле и тайниках старинных зданий клады хранят украшения с изумрудами и другими минералами бериллия. Среди них и удивительный камень александрит – густо зелёный днём и малиновый при вечернем освещении “зелёное утро и кровавый вечер”.


Накануне Нового года подмосковный город Химки превратился в нечто, похожее на Лас-Вегас в смысле многоцветья красочной иллюминации и новогодних гирлянд. Милентина не без удовольствия прогулялась с Любой по заснеженному парку, где за каждым деревом взлетали вверх брызги фейерверков, где на лицах неторопливых прохожих запечатлелось ожидание праздника. В восемь часов вечера женщины проводили Старый год, и Милентина поехала домой на такси – Вася прислал сообщение о том, что у одной из её сук – шелти Шанель начались предродовые схватки.

Шанель шумно дышала, казалось, теряя последние силы. Хотя Милентина и знала, что этот волнительный период может затянуться на 36 и более часов, всё же решила ещё раз почитать в интернете советы ветеринара. Срок обновления антивирусной программы у неё истёк, но кому в период предвыборной президентской компании придёт в голову запустить вирус на сайт о том, как проходят роды у сук? Однако она ошибалась – интригующие сообщения на политические темы наводнили интернет. Не удержавшись от искушения, она решила выяснить, какую же страшную тайну скрывает главный кандидат в президенты. Непростительное любопытство! Компьютер словно сошёл с ума – одна за другой сами открывались непонятные программы, на мониторе периодически возникало нечто похожее на квадрат Малевича. Только не чёрный, а белый. Стало ясно, что до третьего января, когда откроются компьютерные центры технической помощи, она не сможет войти в сеть. Хорошо, что весь касающийся родов материал Милентина изучила заранее – у неё имелся изданный ещё в восьмидесятые толстый справочник обо всех возможных патологиях и, соответственно, экстренных мерах оказания помощи. Теперь такие книги не выпускают – они отнимают хлеб у частных ветеринаров.

Ровно в полночь с последним боем Кремлёвских курантов, когда Милентина едва пригубила шампанское, на свет появился первый щенок. И, как ни странно, этот мальчик был именно таким, какой был нужен Милентине для производства шакало-гибридов, похожих на красного волка, то есть, как и волчата, он имел коричневый окрас, в дальнейшем перевоплощающийся в насыщенно красный цвет. Через сорок минут после вливания роженице нескольких ложек натурального кофе с двадцатипроцентными сливками и мёдом родился ещё один коричневый мальчик. Состав данного элексира Милентина вычитала в справочнике. Главное, что кофе должен быть непременно свежемолотый, а не растворимый – последний не даст никакого эффекта, хоть литр собаке влей. Ещё несколько глотков и, как пробка от шампанского из материнского чрева вылетел третий щенок – мраморная девочка и плюхнулся к ногам борзой. За ней – такая же четвёртая. И только последний пятый щенок – чёрный мальчик родился с задержкой после того, как Милентина сделала шелти укол окситоцина.

Животные реагировали на пополнение зоопарка по-разному. Кошка Шэрон принимала самое активное участие как во встрече Нового года, так и в приёме родов – то подбегала к экрану и пыталась пощупать Николая Баскова, то заглядывала под хвост роженице в надежде увидеть первой, как покажется околоплодный пузырь. Старожил пудель Митя, напротив, сразу высказал недвусмысленное отношение к происходящему – задрал лапу и оросил вольер, за которым пищали новорожденные. Недовольство появлением лишних ртов проявила и совершенно оборзевшая борзая Риорита – умудрилась незаметно от Милентины выдвинуть ящик, в котором лежал ветеринарный справочник и зверски расправиться с этим источником информации – мол, больше он тебе, надеюсь, не потребуется. Весёлая и ласковая волкобака Чика проявляла бурный восторг, подмешанный на любопытстве, а кинг-чарльз-спаниель Муля, которой так и не удалось стать мамой, упорно прорывалась за заграждение с целью присвоить себе чужое потомство. Что касается шпицов, то они к мелочи вообще относились с полным равнодушием – предпочитали ездить верхом на широкой и мягкой спине чау-чау.

Через три дня щенки окрепли – лихо подползали к молочным соскам и, насытившись, засыпали часа на два, а то и дольше. Теперь можно было заняться компьютером. Милентина купила лицензионную антивирусную программу Касперского, и этого, к счастью, оказалось достаточным – угроза компьютеру была ликвидирована. В почтовом ящике её ждало несколько писем от собачников и охотников. “Шакалами и прочими мерзкими тварями не занимаемся” – первая информация сразу же испортила настроение. Другие предлагали ей гибридов волка и восточно-европейской овчарки, а также чистокровных волчат или признавались, что, к сожалению, помочь не могут.

Тем временем воображение Милентины переносило её на крыльях сновидений через пространство и время к завершающей стадии поисков клада, то есть к тому моменту, когда сундучок с сокровищами занял почётное место на одной из полок, где хранилась коллекция дисков с фильмами о пиратах Карибского моря и других ловцах удачи и богатства. И, как это часто случается с победителем, победа стала для неё источником тягостных мыслей, источником осознания того, что извечный вопрос на тему, что лучше “иметь или не иметь” способен подлить большу-ую ложку дёгтя в бочку с мёдом. В самом деле, как она могла проявить такое легкомыслие и не ознакомиться во всех подробностях с законодательством относительно найденного клада? А вопросы на этой почве возникали один за другим как пробивающиеся сквозь питательную среду ростки пшеницы.

Вопрос первый – если сообщить о находке в полицию, то можно ли быть уверенной в том, что товарищи в погонах не придумают способ, как изъять сокровище из рук такого лоха в денежных делах, каким не без основания считала себя Милентина. С экспертами им легко договориться, и ей предъявят свидетельство о том, что в сундучке хранили не антикварные украшения с ценными камнями, а бижутерию со стекляшками. Значит, прежде всего, надо обратиться к независимым экспертам. Такие люди в её окружении есть. Это сестра Любы Галина, известный в Нижнем Новгороде ломбардист, содержащий целый штат оценщиков драгоценных камней, и брат Любы Глеб, владелец городского ломбарда в городе Волгограде. Самое простое было бы предложить одному из них утрясти все формальности и сдать клад государству. Конечно, придётся поделиться, но она не жадная. Она бы и половину отдала тому, кто гарантирует ей, что всё будет по закону, по справедливости. Но для этого придётся вести клад в другую область. А это, скорей всего, уже попадает под какую-нибудь статью. Можно, конечно, попытаться вызвать Галю или Глеба в Москву, но они вряд ли бросят свои дела и помчатся в столицу – подумают, что история с кладом очередная выдумка неугомонной писаки.

Как будет обидно остаться ни с чем! Если бы она просто случайно нашла драгоценности, то их изъятие не ранило бы так больно чувство справедливости. Но ради этого клада она проделала гигантскую работу – сколько сил уже ушло на приобретение щенка шакала, и сколько ещё уйдёт на его выращиванье, социальную адаптацию! А чего стоит дрессировка, вернее выработка условного рефлекса! Придётся выкраивать время и ездить на консультации к Климу Сулимову – всё дело в том, что щенок шакала, вероятно, быстро научится отличать по запаху изумруды от других предметов, но хватит ли у неё сил поддержать этот рефлекс, не дать ему угаснуть?

Милентина обдумывала все эти нюансы, представляя и ощущая их так явственно, как будто её план уже полностью удался. Она осознавала, какой утомительной и нудной покажется ей через какое-то время дрессировка, как будет прав Вася со своими нравоучениями относительно того, что самое главное в жизни это чистая совесть и спокойствие души. Однако наркотик кладоискательства уже обильно пропитал её подсознание, и она знала, что не сможет убедить себя отказаться от этой авантюры.


После проживания в одной комнате с борзой и гибридом хаски и волка Милентине казалось, что, по сравнению с ними, шакал будет ей казаться не мерзкой тварью, а ангелочком. В высоту взрослая девочка всего сантиметров сорок, и полметра в длину, не считая хвоста. А вот дылда Риорита вступила в самый сложный для владельца период, то есть начала борзеть. Это выражалось в том, что неожиданно посреди шоссе она вдруг отказывалась идти по переходу и тыкала своим длинным носом в карман с лакомством. На языке жестов это означало: “Хочу, чтобы ты дрессировала меня на хождение рядом прямо сейчас и непременно с поощрением из твоего кармана”. Борзая упиралась, артачилась, и Милентина с трудом перетаскивала её на другую сторону улицы.

Что касается Чики, то она сотворила вообще нечто непоправимое. Обычно, отправляясь гулять с шелти Шанель, Милентина переносила её щенков в высокую коробку. Но на этот раз они так уютно расположились в свитом из тёплой подстилки гнёздышке, что она оставила их в вольере. Металлические секции, казалось, были прочно скреплены карабинами, и малышам ничто не угрожало. Но это только казалось…

Вернувшись через час, Милентина, к своему ужасу, обнаружила, что дверь на балкон распахнута, вольер пуст, а подстилка без щенков валяется скомканной посреди комнаты. Кто-то, а вернее не кто-то, а Чика расшатала стенки так, что смогла просунуть в образовавшуюся щель лапу и подтянуть одеяло с щенками к отверстию. Но где же они?! Съесть детёнышей своей стаи она не могла. Обойдя комнату, Млентина обнаружила продрогших четырёхдневных малышей на холодном полу возле огромной кости здоровенного быка, которую уже неделю грызли острые зубы борзой и хаски. Значит, они решили просто познакомить щенков с этой забавой – пусть знают, что в мире есть гораздо более интересные вещи, чем мамкины соски. Милентина положила щенков на грелку, но спасти одного из них – родившегося вторым красного мальчика так и не удалось.

Это стало последней каплей в решении судьбы пятимесячной хаски. На это раз Чике припомнили всё: уничтоженные пылесос, торшер, фен, настольные лампы, пульты, клавиатуру, вентиляторы, диван, от которого осталась одна доска, халаты, бюстгальтеры, носки, колготки, спортивные костюмы, дорогую библиотеку, ободранные обои, съеденного попугая. Да, Милентина терпела долго, хотя спать ей теперь приходилось не на её шикарном диване, а на оставшемся от него деревянном топчане, новый день начинать с покупки очков – если она после прочтения какого-нибудь журнала или проверки тетрадей сразу не убирала очки в недосягаемое место, от них оставались лишь дужки. Конечно, жалко лишать себя удовольствия ежедневно любоваться неотразимым обаянием хаски, однако, содержать их и ездовых собак вообще в небольшой квартире более чем проблематично – они созданы не для того, чтобы ютиться в четырёх стенах или сидеть на заднем дворе – хаски созданы для спорта. Чего не скажешь о других питомцах Милентины – и русская борзая Рита, и чау-чау Урсула, и шелти Шанель вели себя дома вполне адекватно. Рита вообще оправдывала название породы “русская борзая” с ударением на первом слове. Она с большим удовольствием нежилась возле батареи или на диване, на улицу просилась только по нужде. Но если оказывалась в парке, начинала борзеть, то есть входить в раж – постепенно бег её по кругу ускорялся, как быстрокрылая птица она перелетала через любые препятствия, а потом залегала в сугробе с целью увидеть добычу и поиграть в гончую. Догнав какую-нибудь псину, Рита со злобным рычанием впивалась в загривок. Прижимала к земле или, перевернув на спину, хватала за горло. Но всё это была только игра – ни одной царапины не оставляла она на теле “добычи”. А когда однажды в студёную пору, сильно промёрзнув сначала на работе, а затем в ожидании транспорта Милентина слегла с температурой и дикой болью в пояснице Рита отнеслась к её состоянию с полным пониманием.

– Риточка, я не могу вывести тебя – мне плохо, – с трудом шевеля губами, прошептала Милентина, – сделай свои дела на газетку.

Собака ответила ей понимающим взглядом и весь день, как умела, проявляла сочувствие. Милентина взяла в постель щенков шелти – пусть привыкают к запаху человеческого тела, к ласкающим их рукам. Из таких щенков, как правило, вырастают собаки добрые, нежные, не пугливые. Малыши были толстенькие, мягкие, и от них приятно пахло детством. Потискав их минут тридцать, Милентина вдруг ощутила, как в ней прибавляются силы, затухает лихорадка, уходит боль. Ещё через пятнадцать минут она смогла встать с постели, одеться и выйти в ближайший магазин за продуктами. И в течение того короткого времени, что она отсутствовала, Чика успела отомстить за то, что её не вывели на прогулку – во-первых, ободрала остатки обоев. Во-вторых, забралась на комод и разобралась с портретом любимой кошки Милентины, оставив от него лишь обгрызки. А в качестве кульминации справила нужду на неубранном постельном белье. А в приготовленную для шакала большую клетку её не посадишь – слишком большая травма для психики ездовой собаки.

В сердцах Милентина дала на сайт “avito.ru” сразу два объявления, отличавшихся только первым словом: “Отдаю (продаю) по семейным обстоятельствам подрощенного щенка хаски”. В обоих объявлениях была указана одинаковая цена 500 рублей.

Получив уведомление о том, что информация появится в итернете через 20 минут, она зашла в сеть с запросом о шакалах. Опять вирус! На основном сайте какие-то иероглифы! Однако получить кое-какие новые сведения удалось. В Ахангаранском районе Ташкентской области стаи шакалов продолжали терроризировать крестьян. Устрашающе воя или плача, как дети, они рыскали по дворам, и временами от них приходилось отбиваться как от серьёзных хищников – зимой шакалы звереют от голода. Зато спариваются они уже в декабре-январе, а не в марте как их кавказские сородичи – весна в Узбекистане наступает раньше.

Найдя на сайте почтовый адрес Ахангаранской администрации – хокимията, Милентина написала письмо её главе, в котором выразила сочувствие по поводу нашествия шакальской орды и попросила помочь ей в приобретении месячного шакалёнка для проведения научных исследований. Передав копию письма знакомой продавщице из Самарканда, она внезапно ощутила, что события развиваются по ещё более интересному сценарию, чем она предполагала. Узбеки скорей всего ей помогут – если до сих пор никто из российских охотников не написал ей, что хотя бы один раз видел нору шакала, то, по информации в сети, их можно найти повсюду в зарослях кустарника, протянувшихся по берегам реки Ахангаран.

Кстати, именно с этой рекой связана древняя легенда о кладе. Давным-давно высоко в горах стояла башня. И жил в этой башне злой волшебник – хозяин гор. Всё у него было: драгоценные камни, серебро, золото… и любимая дочь Адель – самая красивая девушка долины. Увидел однажды девушку молодой чабан Ангрен, и полюбил он Адель с первого взгляда. Вечерами Ангрен играл на дутаре и пел грустные песни о своей любви. И вот однажды открыла ему Адель тайну волшебного клада, и для того чтобы юноша быстрее его нашел, дочь волшебника превратила его в быструю реку – реку Ахангаран…

И ещё Милентина подумала о Самарканде. Вот куда стоит поехать с обученным искателем кладов! Через этот “эдем востока”, “жемчужину исламского мира” когда-то проходил Великий шёлковый путь, и на юге Узбекистана при археологических раскопках находили клады весом более 30 килограммов.

Но вопрос требовал более тщательного изучения, и оно, увы, разочаровало будущего кладоискателя. В Узбекистане самым популярным драгоценным камнем была бирюза, которой в старину украшали рукоятки и ножны кинжалов. Далее следовали жемчуг, рубин, сердолик… но минералы бериллия упоминались крайне редко. Так что, даже с помощью обученного шакала кладов на этой территории не найти. Может быть, Египет? Известно, что царица Клеопатра обожала изумруды и, в знак особой милости, дарила своим приближённым крупные камни, на которых было выгравировано её изображение. Но в этой стране к власти пришла исламская группировка, и вряд ли туристке будет дозволено вести с собой шакала – в Африке и своих хватает, и тем более рыть ямы в исторических местах. Самые крупные и насыщенные по цвету изумруды сейчас находят в Колумбии – стоимость одного камня десятки тысяч долларов, но там дело поставлено на промышленную основу и, попробуй, сунься на копи со своим шакалом – окажешься в очень некомфортабельной латиноамериканской тюрьме вместе с наркодельцами.

Поиск был прерван шквалом звонков от любителей сибирской хаски. Одновременно посыпались и письма по электронной почте. Несмотря на одинаковый смысл двух объявлений и указанную в тексте одинаковую символическую стоимость щенка, откликов на то из них, которое начиналось со слова “Отдам” было в десятки раз больше, чем на объявление “Продам”. Людей буквально завораживала возможность получить на халяву дорогого щенка. Ей звонили ранним утром и поздним вечером, когда голова освобождалась от всех проблем, и мозг требовал отдыха. Звонки раздавались в транспорте и в то время, когда она читала лекцию. Звонили во время её прогулок с собаками и приёма экзаменов у студентов. Если бы у неё было столько щенков, сколько желающих их приобрести, то, даже продавая их по 500 рублей, она получила бы 300 тысяч.

Она остановила свой выбор на сёстрах-близнецах, имевших коттедж в Малаховке и не работающую маму, которая будет держать хаски под постоянным наблюдением. Девушки так загорелись, что выразили готовность купить хаски не за 500 рублей, а за целую тысячу и попросили разрешения выехать за щенком без промедления. Через час Милентина вывела Чику на прогулку. Моросил мелкий и колючий дождь и, пробежав с собакой по обледенелому газону, она вернулась под навес и стала ждать. Минут через десять к подъезду подкатил новенький, как будто только что сошедший с конвейера автомобиль – марку в темноте Милентина не определила. Из него выскочили две премиленькие девушки и с восторженным видом бросились обнимать Чику. Хаски приветствовала их с таким энтузиазмом, как будто всю жизнь ждала эту встречу. Судьба Чики была определена. Перед тем, как уехать, девушки вдруг обратились к Милентине с просьбой уступить щенка за 300 рублей – им может не хватить на бензин.

– В таком случае я не могу отдать вам Чикувы её голодом будете морить.

– Нет, что вы! У нас автомобиль за полтора лимона и коттедж за 33. И вообще хорошая обеспеченная семья. Ладно, возьмите тысячу, как договаривались, только… не могли бы вы дать нам хотя бы рублей двести…

Увидев, как у Милентины брови поползли на лоб, близнецы подхватили щенка, и через несколько секунд машина скрылась за углом.


Вечером Милентина ответила на несколько десятков писем, а перед выходом из сети сделала последнюю попытку найти подходящий регион или страну, в недрах которых хранятся минералы бериллия. Она поставила перед поисковиком задачу указать самые модные драгоценные камни в царской России. И пришла удача! В XIX веке каждая светская дама в России и Европе почитала своим долгом носить украшения с александритом, наиболее дорогим из минералов бериллия. Месторождения этого самоцвета были невелики, так что цены на даже небольшие камни астрономические. И как красив этот камень, названный в честь императора Александра

Второго! Если рассматривать александрит под разными углами зрения, его грани переливаются всеми цветами радуги.

Эта информация означала, что ехать в поисках клада никуда не придётся – достаточно покопаться в архивных материалах и выяснить, где находились поместья российских светских дам в период, начиная с 1834-ого года, когда на Урале впервые был найден александрит, и до революции 1917-го, когда белая гвардия устремилась в Европу.

Правда, что касается приобретения искусственного александрита для дрессировки шакала-кладоискателя, то с этим возникла проблема – большинство синтетических камней имели другой химический состав. Эффект смены цвета от синеватого, фиолетового, зеленоватого, коричневатого при солнечном освещении до розовомалинового в электрическом свете достигался благодаря небольшим добавкам ванадия. Зато список дворянских усадеб Тарусского уезда, на котором Милентина остановила свой выбор из-за близости к дому Кристины, превзошёл все ожидания: помимо Трубецкого, владение Екатерины Романовны Дашковой – Троицкое, имение князей Нарышкиных Лопатино, усадьба князей Барятинских Горчаково… всего более двадцати поместий, в большинстве своём, с руинированными домами. Но церковные здания почти во всех усадьбах сохранились…

Так что поле деятельности для шакала Алисы – Милентина уже окрестила будущего питомца – оказалось немереным. И теперь действительно не было ответа только на один вопрос: кто найдёт логово шакала и возьмёт на себя труд отправить в Москву щенка. Оставалось ждать весны…

Но как часто это случается, событие, которое планируешь и ждёшь, происходит совсем по другому сценарию, и помощь приходит со стороны тех, на кого ты не рассчитывал. Всё началось с того, что Милентина осталась без электричества – закоротило лампочку, и на кухне вышли из строя розетки. К счастью, у неё был выходной, так что она сразу позвонила в диспетчерскую и вызвала электрика.

В два час дня раздался звонок. В прихожую вошли двое – один коротенький, почти карлик, а второй – обвешенный цепями двухметровый верзила в чёрном с массивным перстнем на мизинце. У этого парня было злое лицо, холодный взгляд прозрачных и почти бесцветных глаз. Судя по всему, ему очень не хотелось возиться с электропроводкой.

– Розетки купили?

– Да, конечно. Вот они.

– Не подходят.

– Я купила их у Армена в нашем доме. Сходите к нему и поменяйте. Скажите, что вы от Милентины, то есть дамы с собачками, и он вам не откажет. За эту услугу я заплачу дополнительно.

– Алебастра есть?

– Нет, но у меня есть хороший немецкий цемент.

– Не пойдёт. Будет алебастра, тогда и вызывайте. У нас ещё несколько заявок – люди вообще без света сидят.

– Смесь быстро затвердевающая. Мне её рекомендовали, как самую лучшую. Так что приступайте. Заплачу, сколько скажете, – произнося эту фразу, Милентина представила, какую “пулемётную очередь” не слишком приятных сравнений выпустил бы по ней Вася. Вероятно, “дура и лохушка” были бы наиболее мягкими из них.

Обычно Милентина не любила присутствовать при ремонтных работах, но на этот раз решила проследить за тем, что происходит в системе энергоснабжения. Под её бдительным оком починка затянулась на целых два часа. Причём работал только низенький мужчина. Парень в чёрном расположился за кухонным столом и, попивая кофе, болтал по мобильному. Неожиданно взгляд его потеплел и задержался на рыжем коте-экзоте.

– Ну, и мордаська! Как будто кирпичом её приплюснули. И вон та серая кошка тоже классная. Люблю я кошек, да и собак тоже… Только завести пока не могу.

– Жилья нет?

– Пока не заработал.

– Как вас зовут?

– Тимур. Я приехал из Узбекистана. Городок Ангрен под Ташкентом. У нас только в столице жить ещё можно, а отъедешь сотню километров и увидишь ужасающую картину нищеты. Зарплата в переводе на рубли не больше тысячи, но и такую работу не найдёшь. Люди за водой ходят к дальнему колодцу.

– Ангрен расположен на реке Ахангаран. Эта местность кишит шакалами. За сколько можно купить щенка?

– Не слышал, чтобы кто-нибудь ими торговал – отстрел шакалов в Узбекистане требует специального разрешения. Однако думаю, что за две тысячи рублей можно договориться. Но ещё надо заплатить ветеринару за справку. Так что, если приедете сами, готовьте три тысячи.

– А сколько стоит авиабилет?

– Не меньше двенадцати.

– Значит, всего 27 тысяч. Я бы, возможно, согласилась заплатить половину этой суммы тому, кто привезёт щенка в Москву.

– У вас мода на шакалов?

– Пока нет, но в недалёком будущем за шакало-псового гибрида или попросту шабаку будут платить миллионы, – загадочно улыбаясь, медленно, с чувством, толком и с расстановкой произнесла Милентина. – Их совершенный нюх будут успешно использовать кладоискатели.

Тимур задумался.

– Мне кажется, я смогу вам помочь. На следующей неделе еду в Узбекистан продавать дачу – 18 соток, дом-коробка, но место неплохое. Рядом родниковая речка и Ахангаран в двух шагах. Думаю, тысяч пять долларов мне за неё дадут. Всё детство там прошло. Помню, как по ночам соседний кишлак окружали шакалы и будили нас своими рыданиями. Тогда крестьяне не боялись их отстреливать – мехозаготовители принимали более 3-х тысяч шкурок в год. Но сейчас мех этот спросом не пользуется, и не понятно, почему шакала по-прежнему относят к пушным зверям. В детстве ранней весной мы часто находили норы с погибшими от голода слепыми и беспомощными щенками. Изредка в особо тёплую зиму шакалята рождались и в феврале. Кстати, мой покупатель перебирается поближе к столице из посёлка, который расположен в районе тугайных лесов в долине Амударьи. Тугайными лесами у нас называют узбекские джунгли. И вот там всегда водились шакалы. Средняя максимальная температура в декабре была плюс восемь – почти как в марте, так что есть шанс, что уже в первых числах февраля какая-нибудь парочка произведёт на свет потомство. Так сколько вы заплатите, если удастся вывести детёныша?

– Максимум, 10 тысяч.

– А другие могут заинтересоваться этим зверем? – угрюмое лицо Тимура в одно мгновение преобразила добродушно-снисходительная улыбка.

– Возможно. Это будет зависеть от того, как вам удастся его разрекламировать.

Тимур записал номер мобильного, по которому он свяжется с Милентиной в случае удачи.


Покупателя дачи Тимура на реке Ахангаран звали Бобожан, что в переводе с узбекского означает “дедушка”. Давая ребёнку это имя, родители, вероятно, подсознательно рассчитывали увеличить шансы младенца дожить до глубокой старости. И в свои 80 лет на здоровье

Бобожан не жаловался. К бедности он привык, обходился малым, о том, что где-то существует иная жизнь с благами цивилизации, знал только понаслышке. Но весной 2008-ого привычный ход событий нарушило появление в их кишлаке охотника из Ташкента по имени Тимур. Отец Тимура русский, а его мать приходилась Бобо-жану дальней родственницей. Так что парня он встретил как дорогого гостя, угостил всем, что бог послал. Предоставил лучшую комнату. Но что касается охоты на птиц – а в тех краях заметно преобладали фазаны, тут дед помогать родственнику отказался – весной охота на фазана повсеместно запрещена. Однако, к его удивлению, Тимура интересовала совсем другая живность – шакалы. И не просто шакалы, а не достигшие месячного возраста щенки. Бобожан знал в узкой прибрежной полосе тугайных лесов каждое дерево, каждый куст. В тугаях, этом биологическом оазисе, свой особый растительный и животный мир – тополя высотой 6–8 метров, ивы, кустарники, опутанные колючими лозами ежевики, камышовые заросли резко контрастировали со скудной растительностью соседней пустыни. Ежевикой питались фазаны, а фазанами – хищники. Их здесь немало – лисицы, волки, шакалы, гиены. Бобожан знал, где находятся их норы, но на отстрел животного согласия не дал – штраф придётся платить.

– Я заплачу тебе в три раза больше, ты только покажи мне нору, – настаивал Тимур.

– А зачем тебе эти щенки? – удивлялся Бобожан. – Ни меха, ни мяса, никакой пользы от них нет.

– Есть в России чудаки, готовые платить за них большие деньги. Достанешь из нор три-четыре помёта и сможешь дом отремонтировать, а то и новый купить.

В следующем году Тимур уехал в российскую столицу, но каждую весну навещал деда и увозил с собой маленьких слепых шакаль-чиков. А потом предложил Бобожану купить его дачу. До названной им суммы старику не хватало 500 долларов, но Тимур пообещал, что если дед раздобудет для него в феврале хотя бы один помёт, вопрос об оплате будет закрыт.

Шакалы, как и волки, меняют логово только в случае опасности. Но если самку никто не потревожил в период щенения и выращивания потомства, она из года в год будет обустраивать родильный дом на прежнем месте. И чем старше волчица-шакалица, тем более многочисленное потомство она принесёт. В течении 5-7едель она будет кормить детёнышей молоком, а её будет кормить муж, так что логово мать покидает только по нужде, находясь всё время поблизости.

По утренней росе зоркий глаз Бобожана обнаружил прямой размашистый след зверя, ведущий к норе. Увидев человека, опешивший шакал вскочил с лёжки у логова, отрывисто взлаял, предупреждая о беде подругу. Тенью выскочила из норы неприметная шакалица и быстро растворилась в зарослях кустарника. Теперь можно спокойно изъять из логова щенков. Они там точно есть – об этом свидетельствуют экскременты матери вблизи норы. Шакалы не будут пытаться защищать детёнышей – они знают, что Бобожан вооружён. Правда, запомнят на долгие годы разорителя своего гнезда и при случае отомстят. Но он будет к тому времени уже далеко.

Маленьким шакалам было не больше недели, так что деду пришлось приложить немало усилий, чтобы сохранить им жизнь. Бобожан выкармливал их овечьим молоком, массировал животики, “облизывал”, в общем, как мог, заменял им мать. А через неделю обнаружил ещё один помёт, так что к моменту приезда Тимура его ждали 10 уже привыкших к запаху человеческого тела зверьков.

Как и прежде, перед полётом шакалятам помазали язычок валокордином и уложили в коробку, но не на подстилку – со всех сторон их окружали набитые шишками хмеля подушки. Это народное средство от бессонницы широко использовала бабушка Тимура по отцовской линии. На всякий случай Тимур запасся и документами, согласно которым он перевозил в российскую столицу щенков от метисов среднеазиатской овчарки. В Домодедово его встретит невеста. Она и приютит малышей на время адаптации, а потом их можно будет предложить кладоискателям. Всех, конечно, распродать будет нелегко. Но на троих уже есть заказ. За одного, самого крепкого шакалёнка, ему обещан миллион, так что двоих он может, не скупясь, отдать этой писательнице за 10 тысяч. Пока мода на шакалов-искателей изумрудов только набирает обороты, а книга, которую напишет эта Милентина, может быть, сыграет свою положительную роль. Наивная женщина! Думает, что только ей пришла в голову мысль использовать нюх шакалов для поиска сокровищ. Бывший помощник Сулимова занимается этими зверятами уже 30 лет. Интересно, на какие деньги младший научный сотрудник построил себе виллу в элитном посёлке?!


Ночью Бобожана разбудил детский плач. Неужели шакалы? Хотят отомстить? Три года тому назад Бобожану пришлось узнать, что месть волка за похищенный выводок в природе существует. Тогда Бобожан верхом на лошади охранял табун, мирно пощипывавший травку возле зарослей ивняка. Внезапно беспокойно залаял алабай, врассыпную кинулись кони. Прямо на Бобожана бежал неожиданно выскочивший из кустов зверь. Рыжая кобыла встала на дыбы и, сбросив Бобожана на землю, умчалась. Поверженный всадник рядом с собой увидел зубастую пасть волка. Если бы не его алабай, ещё неизвестно, кто из них двоих победил бы в смертельной схватке. Конечно, шакалы звери малые, но когда их много, лучше не связываться.

Утром Бобожан наскоро собрал свои пожитки и верхом на осле двинулся к ближайшей железнодорожной станции.


От Тимура известий не было, но всё равно надо приложить усилия и распродать всех щенков. С пеной у рта Милентина доказывала всем звонившим ей любителям хаски, что в городских условиях шелти гораздо более подходящая порода. Порой ей казалось, что это не люди заводят похожую на волка собаку, а волк гипнотизирует их как удав кролика. Ведь если бы не было у хаски неотразимой волчьей морды с подпалинами, шансов обрести дом у неё было бы не больше, чем у любой дворняги.

У одного из щенков шелти уже было имя – Шериф, и этот непохожий на других щенок, появившийся на свет будто по заказу заводчицы, странным образом волновал Милентину. Он был совсем не так эффектен как девочки с их богатыми белыми воротниками и ярко раскрашенными шубками. Но от него струились какие-то магические волны, вызывающие ощущение того, что родился он не случайно и что есть в его собачьей жизни особое предназначение. Судя по всему, из этого щенка мог получиться не представитель собачьего рода, а существо, которое “ну, только не говорит”. Такие мистические псы время от времени вступали с Милентиной в контакт. Однажды она проходила мимо колбасной палатки, когда к ней вдруг подбежал среднего размера бездомный щенок месяцев семи от роду, уцепился зубами за рукав шубы и потащил к прилавку. Растроганная его смышленостью, она, разумеется, купила ему двести граммов колбаски. Едва пёс расположился в укромном уголке и приступил к трапезе, к нему поспешила бабуся с толстой сарделькой в руке.

– Вы меня опередили, – обратилась она к Милентине, – эта собачка, как увидит меня, хватает за рукав и тащит в магазин к колбасному отделу.

Потом Милентина не раз наблюдала за этим умным псом. Когда ему не перепадало колбасы, он переходил улицу на зелёный свет, устремлялся в сквер и внимательно изучал всех стоящих под деревьями алкашей. Если у пьянчужки помимо спиртного имелся пакет с закуской, щенок начинал ходить перед ним ходуном, всячески высказывая своё расположение, и получал вознаграждение за ласку. У него был приятель – метис овчарки и алабая с купированными ушами. Этот пёс страдал не столько по колбасе, сколько по человеческому вниманию. Он заглядывал Милентине в глаза с немой тоской, как бы вопрошая: “Ну, что тебе стоит меня погладить?”

Она хотела продать особенного щенка Шерифа человеку также особенному – тому, кто не будет против участия в эксперименте по выведению новой породы шакало-псового гибрида. И потенциальный муж пока не существующей в природе шакалки Алисы, самый крупный, самый умный и самый общительный из всех щенков реально попал в хорошие руки – его хозяйкой стала знакомая владелица элитного кобеля породы “Московская сторожевая” Женя, симпатичная девушка лет двадцати. И хотя к идее кладоискательства Евгения относилась как к детской игре, её образ жизни этой игре на редкость соответствовал – Женя периодически вывозила свою собаку на длительные прогулки в исторические места – пойму реки Сходня и необжитые места Подмосковья, земли которых хранили вековые тайны и тайники. Так что к команде кладоискателей в лице её основателя Милентины виртуально присоединились Женя и её бой-френд Миша. Женя даже вызвалась сопровождать Милентину в аэропорт, когда прибудут шакалята – вероятно и сама подумывала о приобретении малыша.

До Москвы 4 часа лёту. Тимур удобно расположился в кресле возле иллюминатора, вытянул, насколько позволяло пространство, свои длинные ноги и попытался задремать. Но ему мешало какое-то неосознанное чувство беспокойства. С каждым часом оно усиливалось как зубная боль. Но ещё каких-нибудь сорок минут, и самолёт начнёт снижаться. Чтобы немного взбодриться, Тимур позвонил Милентине.

– Алло, ваш заказ выполнен. 10 чертенят в чемодане, так что сможете выбрать по своему вкусу. Главному заказчику нужен… – Тимур замолчал, опасаясь прослушки.

– А как мне связаться с вами? Я могу прямо сейчас выехать в аэропорт.

– Хорошая мысль.

– Я боюсь, мы не успеем – вы слишком поздно позвонили.

– Вообще я планировал, что сначала слепышами займётся моя невеста, но у вас большой опыт. Так что садитесь за руль и езжайте. Пока прохожу таможенный досмотр, получаю багаж, вы как раз и подоспеете. В крайнем случае, позвоните.

Над Москвой кружила февральская вьюга. Попав в объятия стихии доживающий свой век старенький “Боинг” пробивался сквозь сплошную пелену. Пассажиры нервничали, ощущая, как сильно вибрировали кресла, как дрожал под ногами пол. Самолёт неожиданно сильно тряхнуло. Тимур попытался пристегнуться ремнями к креслу, но руки словно налились свинцом и не справлялись с замком. При следующем толчке он больно ударился головой и потерял сознание…


Женя ждала Милентину на повороте в Домодедово. Девушка сидела за рулём подержанного форда 2007 года выпуска и слушала новостную информацию. Женя Милентине очень нравилась – совсем не похожа на своих сверстниц с их напряжёнными лицами юных хищниц – охотниц на богатеньких буратино. Встреча с маленьким шакалом, казалось, была для неё событием гораздо более волнительным, чем свидание с парнем. Так интерпретировала выражение её лица Милентина, но оказалось, что причина волнения Жени была в другом.

– Только что услышала экстренное сообщение. Аварийная посадка самолёта… самолёта, на котором летел Тимур. Никто не погиб, но передали, что есть раненые и что в ручном багаже обнаружены 10 слепых щенков шакала. Их взяла под контроль ветеринарная служба компании “Аэрофлот”.

– Это хорошо, что малыши попали под крыло специалистов, имеющих опыт общения с такими редкими у нас животными как шакалы.

– Но как мы теперь получим щенка?

– Не знаю, но думаю, узбекский канал для нас накрылся.

Однако Милентина ошибалась.


Тимур зажмурился от резкого света. Над ним нависло нечто, похожее на человеческое лицо, но контуры его расплывались, перед глазами бегали чёрные мушки.

– Ты можешь говорить?

– Да, только зачем такой яркий свет?

Незнакомый мужчина протянул руку к выключателю.

– Слушай и запоминай. Российский закон “О животном мире” запрещает частным лицам изъятие диких животных из природной среды, а также содержание их в неволе без разрешения природоохранных органов. От меня зависит, будешь ли ты отвечать по статье или выйдешь сухим из воды. Мне нужны имена и адреса покупателей…

Прошло три дня. Милентину продолжали донимать звонки помешанных на хаски любителей собак. Если голос был молодой и женский, она объясняла, в чём сложность содержания этой породы и переходила к рекламированию своих щенков шелти. Но всё чаще звонили мужчины, и по тональности их вопросов Милентина идентифицировала их как перекупщиков. С этими разговор был на современном диалекте. Но однажды она не оборвала настырного халявщика краткой и хлёсткой отповедью – звонивший заговорил с ней вкрадчивым тоном, ни разу не упомянул о хаски и, наконец, по настоянию Милентины, сообщил ей о цели своего звонка. Ей предложили купить десятидневного шакалёнка за “небольшую”, учитывая возраст малыша, сумму – 150 тысяч рублей.

– Вы с ума сошли! Да за него и рубля никто не даст.

– Шакал стоит миллион, но я в курсе того, как долго вы ищете щенка, и поэтому готов ради вас снизить названную цену вдвое.

– Я вас не знаю, не могу быть уверена в том, что вы предлагаете мне именно то животное, о котором говорите…

– А Тимуру вы доверяете?

– Это его щенки?!

– Да, прибыли прямым рейсом из Узбекистана.

– 10 тысяч и ни копейки больше.

– Я их лучше на съедение своим собакам отдам.

– Живодёр! Ублюдок!

Если бы у Милентины были 75 тысяч, она, ни на секунду не колеблясь. отдала бы их этому мерзавцу. Но, увы, обладательницей клада она была пока лишь в своём писательском воображении. И ей по-прежнему надо было искать помощи у охотников на шакалов.


История 2 Кто найдёт логово шакала? | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 4 Запретный плод сладок