home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История 8

Операция “Red Wolf”

– «Уважаю этих зверей и не могу понять, почему в сказках волк является олицетворением зла. По моему мнению, волк – это высший символ свободы. Вы когда-нибудь видели танцующего на арене цирка дрессированного волка? Вряд ли. Зато танцующего медведя и прыгающего в огненное кольцо царя зверей видели наверняка. Попробуй не прыгни – тут же получишь удар хлыста. А вот волк – это символ бесстрашия. В схватке с более серьёзным противником он предпочитает умереть, но не сдаться. Волк – это символ верности. Он никогда не изменяет своей жене и помогает воспитывать детей. Волк – аристократ. Даже голодный зверь не унизится до поедания падали. А вот нападение волков на людей – это миф. Если, конечно, это не бешеный зверь и не защищающая детёнышей волчица. А уж если такое случилось, бежать от волка бесполезно. Прежде всего, надо прикрыть спину – например, прислониться к дереву и зажечь факел. В крайнем случае, если нет огня, размахивать дубинкой и громко орать. Тогда стая может уйти. А одинокий волк на человека не нападёт никогда. Многие, глядя в глаза волка, видят в них зло, а я вижу только презрение к тем, кто собственными деяниями рушит созданный Богом мир», – Милентина повторяла и повторяла этот монолог хозяина двух кавказских волков каждый раз, когда знакомые уговаривали её отказаться от намерения взять в дом (и даже не в дом, а в обычную и к тому же заселённую кошарами и собакевичами квартиру) волчицу.

Иногда ей самой казалось, что это желание приобретает очертания навязчивой, маниакальной идеи. И в то же время… сколько материала даст ей как писательнице такой эксперимент! Поддержку она нашла только у казавшегося ей уже безнадёжно устаревшим Александра Сергеевича Пушкина: “Гоните мрачную печаль, пленяйте ум… обманом”.

Милентина расшифровывала строки Пушкина по-своему: если у тебя нет особого желания бросить все силы только на заработок, если тебе по фигу гламурная жизнь, обмани свой мозг каким-нибудь желанием и пусть он творит свою собственную и неповторимую сказку жизни.

Итак, она на долгие часы зависала в сети в поисках новой информации. Первое, на что она обратила внимание, было почти полное исчезновение объявлений о продаже волчат в Соединённых Штатах, где людей, одержимых страстью к этому зверю, гораздо больше, чем в Европе. Большинство заводчиков перешло на разведение волкособак, несмотря на то, что, по мнению специалистов, волкособаки – существа намного более опасные, чем волки – они не испытывают врождённого страха перед человеком. Поэтому, если у тебя нет уверенности в том, что ты покупаешь чистокровного волка, твой питомец с примесью собачьей крови может преподнести тебе немало неприятных сюрпризов. Так, в Сибири один волчонок или волкособачонок убил двух западно-сибирских лаек, с которыми до этой неожиданной расправы находился во вполне дружеских отношениях.

Вспомнив свой английский, Милентина, наконец-то, сформулировала свой вопрос так, чтобы получить по вопросу содержания волка исчерпывающую информацию с указанием всех подводных камней этого интересного мероприятия. Вопрос звучал так: “What сап you tell about keeping wolves as pets?” (Что вы можете рассказать о содержании волка в качестве домашнего животного?)

Специалисты по этому вопросу, как и следовало ожидать, не советовали держать дома ни волков, ни медведей, ни лисиц, ни обезьян, Правда, особых обвинений в адрес серого хищника Милентина не обнаружила, за исключением того, что волки часто испытывают нездоровый интерес к соседским курам. Никто из её соседей не держал ни кур, ни петухов, так что с этим проблем не будет. Другое дело вой. Волк может завыть и ночью, да так громко, что его будет слышно за 10 миль. А отпустить в лес надоевшего зверя нельзя – выросший в домашних условиях серый наверняка погибнет. Сильно расстроенная этой информацией, Милентина написала письмо, в котором задала ряд вопросов. Помимо воя, волновала и проблема питания. Её дрессированные собаки давно прекратили устраивать свару во время обеда – им можно было выставить одну кастрюлю каши на всех, и они по очереди опорожняли её, доводя до блеска с помощью своих шершавых язычков. Но как поведёт себя щенок с волчьим аппетитом? И не прикусит ли он своими длинными саблеобразными зубищами какую-нибудь малявку?

Милентина вдруг осознала, что решилась на предприятие рискованное, и от волчонка лучше отказаться. Тем более что специалисты, дающие советы по этому поводу в интернете, хотя и не исключали возможности успеха, заявляли, что подчинившийся человеку волк будет не волком, а всего лишь тенью зверя. Да, нельзя следовать своим чувствам, вопреки здравому смыслу, – решила Милентина. Но едва она произнесла про себя эти слова, у неё возникло ощущение, что за одну минуту она постарела на десять лет. Заныла спина, в душе поселились скука и апатия. Не хотелось ничего делать по дому. Оставив на полу грязные миски и немытую посуду в раковине, Милентина отправилась с Чикой в парк. Надо сказать, что в Чике, внешне очень похожей на хаски, никаких отрицательных проявлений волчьей крови, за исключением стремления грызть, грызть и грызть, Милентина не замечала. Даже выть её отучила.

У перехода стоял мужчина с большой чёрной собакой. Как только зажёгся зелёный свет, пёс без поводка перешёл дорогу, не отходя от ноги хозяина. Милентина последовала за ними. Внезапно Чика рванула к чёрной собаке и присев на задние лапы, обняла её за шею.

– Чует родную кровь, – улыбнулся мужчина.

– Так это волк?

– Да, чёрный канадский волк.

– Вчера я до поздней ночи знакомилась в сети с мнением специалистов о содержании волков в качестве домашних питомцев и приняла решение отказаться от этой авантюры.

– Да не слушайте вы никого! Слушайте меня! Волчица, которую вы будете выращивать с такого юного возраста, станет вашим верным другом. А с мелочами разберётесь по ходу дела. Будьте только с ней потвёрже с самого начала. Кстати, существует поверье: если завыла домашняя волчица, это не к покойнику. Напротив, она недуги из вас изгоняет.

– Я назову её Айка, – мечтательно произнесла Милентина и в ту же минуту почувствовала, как к ней возвращаются силы.

– Мы с женой приехали из Иркутска. Там посреди тайги построили просторный дом, вольеры и начали разводить среднеазиатских волкодавов. А потом я принёс из леса двух слепых ещё волчат. Выкармливали их из соски молоком с ячным желтком, добавляли молотый геркулес. Волчицы жили на общей территории с волкодавами, и никаких конфликтов между ними не возникало. К людям, то есть к нам, они привязались очень сильно. Если волчонка взять в дом в возрасте 10–14 дней, из него вполне можно слепить управляемое, социально адаптированное животное. Правда, как и собаки, волки бывают разные. Одна из двух сестёр очень агрессивно охраняла свою миску с кашей, а вторая аккуратно брала корм с руки, позволяла себя гладить во время еды. Но хочу вас предупредить, что выть волчица обязательно будет. Ближе к пяти месяцам начнёт подтявкивать, подвывать, просто голосить, а уж к возрасту переярков будет выть основательно и часто. Будет выть, когда лают собаки, как бы подстраиваясь под них. Особенно, когда вы пойдёте гулять с кем-нибудь из ваших питомцев.

Все, однако, в один голос советовали Милентине хорошенько подумать, прежде чем решиться на такой шаг.

– Вас могут снова обмануть, и подсунут в лучшем случае метиса чёрной овчарки, – с видом человека, который хорошо знает, о чём говорит, заявил знакомый охотник.

– Почему вы считаете, что все кругом жулики?

– А вы встречали хотя бы раз в жизни абсолютно честного человека, который никого не обманывал.

– Имею дело с таким маргиналом каждый день. Это я сама.

– Вот и попались! Сколько раз вы обманывали Васю, когда пополняли свой домашний зоопарк очередным питомцем! Я понимаю, если бы вы жили в собственном доме, но ваш мужик в своей двушке каждое утро спотыкается то о кота, то о собаку. Если принесёте в квартиру волка, его терпение наконец-то лопнет, и он вас выгонит.

– Вы правы, – вздохнула Милентина, – просто так взять и заявиться с волчонком я не могу. Но я что-нибудь обязательно придумаю.

– А зачем?

– Вы спрашиваете меня как психолог?

– Пусть будет так.

– Человек не может жить в состоянии постоянного стресса, а на работе нам ещё с прошлого года грозят увольнением. Сменили руководство, чтобы старое не бросалось на защиту заслуженных кадров. Все превратились в комок нервов, думая о выживании на пенсию. Да и ту могут не дать. А мне хочется провести вторую половину жизни так, чтобы интересно было каждый день. Воспитывать волчонка в городских условиях, выгуливать его, лавируя между потоками транспорта, приучить его лояльно относиться к людям, кошкам, птицам и собакам, добиться его полной социализации и сделать так, чтобы он опроверг поговорку: “Сколько волка не корми, а он всё в лес смотрит”. Это, согласитесь, интересный эксперимент.

– Извините, а волчонку это надо? Эксперимент интересный для вас, а не для него.

– Ошибаетесь. На воле 80 % волков не доживают до годовалого возраста, остальные могут протянуть до пяти. А в клетке волки живут лет пятнадцать. Мой волк будет особенным – он будет жить в моей маленькой квартире на равных с хозяевами, будет любить моих кошек, собак, кролика и птиц… И, конечно, больше всех меня.

Я опишу этот эксперимент и пошлю материал для включения его в книгу рекордов Гиннеса.

– Ну, что же, дерзайте. Но придётся подождать – настоящие волки приносят потомство только весной, чтобы к осени волчата окрепли и сами начали добывать себе пищу.

В этом приключении осталось одно “но”: где достать двухнедельного волчонка? На российских сайтах такую информацию обнаружить крайне сложно. Но, как по волшебству, Милентина с помощью интернета за несколько секунд нашла телефон владелицы серой волчицы и чёрного канадского волка и сразу же дозвонилась. Заводчица волков по имени Анна прислала ей несколько фотографий на фоне усадьбы. Она держала на руках очень симпатичного двухмесячного чёрного волчонка, и лицо её светилось неземной радостью. Это была картинка рая, где отсутствуют жестокие законы волчьей стаи, где миром правит любовь. Анна написала, что, если всё пройдёт нормально, волчата появятся на свет в конце марта, и стоимость их будет 10 тысяч как в десятидневном, так и в четырнадцатидневном возрасте.

Однако вскоре Милентине пришлось от своих намерений отказаться. Наступил последний месяц старого года, но настроение у Милентины и других сотрудников кафедры почему-то далеко не предпраздничное. Может быть, отчасти, из-за погоды – на улице то в лужу провалишься, то балансируешь как фигурист на внезапно образовавшемся катке. Но главное не это – главной причиной уныния стало известие о том, что в их Центральном научно-исследовательском университете наполовину сокращают Институт фундаментального образования и, соответственно, кафедре предстоит опустеть наполовину. В лучшем случае предложат четверть или полставки с символической зарплатой приплюсованной к надежде на то, что такой нокдаун по образованию дело временное. И его надо просто пережить.

А вот молодёжь в универе живёт в предвкушениии новогоднего чуда. Дашь студентке задание по физике и обнаружишь на одной стороне листа неправильно решённую задачку, зато на другой! На другой – жизнь в радужном свете:

За окном кружит метель

В вальсе радужных снежинок

Под весёлую свирель

И под звук хрустящих льдинок

Запах чуда и желаний

Чует каждый в этот день

В ночь несбыточных мечтаний

Прочь тоску, печаль и лень!

– Да, – вздохнула Милентина, во время скромного чаепития в преподавательской, – когда-то и у людей зрелого возраста жизнь была беззаботной – жила бы страна родная, и нету других проблем. А теперь они на каждом шагу. Как, например, после шести часов стояния у доски выйти из зала лёгкой походкой, чтобы начальство не заподозрило тебя в том, что ты превращаешься в старую клячу, и не отправило на пенсию. Но студенты думают о любви…

Белоснежно и игриво

Мчится, мчится праздник к нам

С новогодней яркой силой

Дарит шанс любви, мечтам…

– Это они нам-то желают любви? – улыбнулась Люба.

– Любовь – понятие, не имеющее границ, – возразила Милентина. – Вот я, к примеру, целый месяц жила ощущением любви к большому канадскому волку, этому сильному и гордому зверю. Признаюсь, что даже продумала целую операцию, как купить волчицу так, чтобы Вася не устроил скандал. Хотела провести биологический эксперимент – всё-таки все мы хотя бы в душе остались исследователями. Но после известий о предстоящих сокращениях, рисковать не могу – от голодного волка можно всего ожидать. Мне даже сон приснился. Есть у меня крохотный шпиц Лизонька. Удивительное создание – порхает как бабочка, воркует как голубица и никого не боится – аппетит у неё отменный, так что обязательно из чужой миски полакомится. А волк такого не допустит. Злонамеренно он её не загрызёт, но прихватит слегка своими зубищами так, что от неё одна шкурка останется. Как увидела я этот сон, так и поняла, что Лизонькой рисковать не могу. Но, признаюсь, овладела мной такая хандра, что всякий интерес к жизни начал пропадать.

– Сейчас я подниму твой тонус, – улыбнулась Люба. – Вот возьми, почитай на досуге… – она протянула подруге свежий номер газеты “Метро”.

Сияющая ослепительной улыбкой молодая женщина держала на руках среднего размера рыжую собачку, а под фотографией разместили интригующий заголовок “Гибриды шакала и собаки стоят на страже безопасности” и небольшую заметку “В департаменте управления авиационной безопасности Аэрофлота на протяжении 10 лет существует кинологическая служба, в которой работают животные с особым обонянием – шакалособаки. Они способны быстро находить следы при очень низкой температуре, а также хорошо переносят сильную жару. Эффективность их работы близка к 100 %”.

Весь вечер Милентина провела в интернете, изучая историю этих удивительных гибридов шакала и оленегонной лайки. Своим появлением на свет божий они обязаны учёному-биологу Климу Сулимову. 30 лет своей жизни он отдал созданию уникального улавливателя запаха взрывчатки и наркотиков в виде носа шакалайки или просто шабаки. Был отправлен на пенсию, познал бедность, так что собак своих пришлось пристраивать по знакомым, а потом вдруг пришла заслуженная слава, и гибридов назвали в честь учёного “собакой Сулимова”. И не только слава – по информации в интернете обученная шабака стоит столько, сколько новый “Мерседес”.

Если бы не это обстоятельство, Милентина немедленно бы подала заявку на покупку уже не волчонка, а шабачонка. Правда, были ещё два “но”: во-первых, учёного интересовали только служебные качества гибридов, и поэтому по экстерьерной линии работа не велась, и многое выдающиеся особи внешне походили на обычных дворняжек. Во-вторых, некоторые кинологи утверждали, что, несмотря на уникальный нюх, шакалайки проявляют рабочие качества только в тех помещениях, на территории которых проводилась дрессировка, или аналогичных по размеру и назначению, например, в зале ожидания аэропорта. Возможно, по этой причине собаке Сулимова не присвоили статус новой породы.

Тем не менее, окрылённая экспериментом доктора Сулимова, Милентина решила, что вместо канадской волчицы заведёт шакалицу. Правда, красавцем этого хищника не назовёшь, но на волка очень похож, и мордочка вполне симпатичная, к человеку, говорят, приручается, а главное, размер меньше средней собаки – вес всего-то 7-10 кг, и количество потребляемой пищи соответствующее – в случае кризиса можно будет отвести зверя в поле и наестся он там до сыта мышками. К тому же даже в дикой природе шакал часто довольствуется растительной пищей. Правда, предпочтение отдаёт сладкому – винограду, дыням и арбузам. Надкусит ягоду, и если она ещё не дошла до кондиции, выплюнет и продегустирует ещё немало плодов, пока выберет самый спелый, сочный и сладкий. Так что в сезон бахчевых культур проблем с кормёжкой не будет вообще.

Все эти аргументы в пользу шакала Милентина выпалила на очередной тусе собачников, оставив ещё парочку на закуску.

– Шакал, в отличие от волка, может питаться падалью, значит желудок у него лужёный. И ещё… волков держат многие, их изучали и в неволе, и в условиях дикой природы, а шакалами, кроме Сулимова, похоже, никто до сих пор не интересовался. Так что моё художественное произведение об этом звере будет первым. Я выведу новую породу шакало-собаки. Это будет маленький, но очень красивый и пушистый волчишка, который подойдёт и для службы в полиции, и для охотника, и как домашний любимец, его нюх поможет кладоискателям находить зарытые в землю сокровища, – с этими словами Милентина гордо задрала свой и без того вздёрнутый носик и удалилась с высоко поднятой головой.

Однако уже в течение ближайшей недели она пришла к выводу, что купить шакала гораздо проблематичней по сравнению с волками, обезьянами, львами, тиграми, пантерами, гиенами, крокодилами и даже слонами. Она подала заявки во все крупные зоопарки России, но нигде шакалов для реализации частным лицам не разводили. Отправила почтой письма председателям обществ Охотников и Рыболовов Дагестана и Краснодара – в этих краях охота на шакалов была разрешена в любое время года, и знакомые рассказывали, что по ночам шакалы часто не давали заснуть своим похожим на детский плач воем.

В эксперименте по созданию новой породы неожиданно согласились принять Кристина и Олег. Осенью того года в их жизни произошли существенные изменения. Продав свою подмосковную недвижимость, они купили добротный трёхэтажный дом с прилегающим участком в 30 соток в Калужской области и однокомнатную квартирку в Подмосковном микрорайоне эконом-класса с громким названием “Сокраменто”. С работы, естественно, оба уволились – от их виллы до Москвы 140 километров, но в течение двух месяцев упивались счастьем ощущения свободы, близости девственной природы и удовольствием создания уюта в большом доме. Однако к декабрю пришлось спуститься с небес на землю и подумать о заработке. Так что в то самое время, когда Милентина занималась шакалами, её подруга отправилась с мужем в очередное турне по просторам России с целью выгодного приобретения автомобилей для последующей продажи в Москве. Мобильный Милентины откликался на её позывные то из Питера, то из Тамбова, и каждый раз Кристина спрашивала:

– От шакала есть какие-нибудь новости?

Как-то вечером Милентине вдруг позвонил сам Сулимов, и из часового разговора с учёным она поняла, что на его поддержку рассчитывать может, но вот, что касается шакала, то приобрести его легальным путём было сложно и во времена Советов. Зато, если самой поехать в Абхазию и установить личный контакт с егерем, то легко получить щенка так сказать из-рук в руки. Размером шакалёнок крохотный – четыре штуки без труда умещаются в коробке из-под обуви.

Сулимову легко делать такие предложения – он прежде работал в системе МВД, а с помощью милиции можно установить связь с любым нужным человечком. А для неё всё бросить, одной полететь в Абхазию неизвестно к кому, а потом пересекать границу, на которой её один раз уже задержали без всяких объяснений… нет, она ещё не окончательно сошла с ума, чтобы вновь подвергать себя такому риску – если она пропадёт без вести в горах, её животных ждёт печальная участь.

В тот день в группе будущих архитекторов Милентина делала перекличку медленно, прикидывая, на какие фамилии студентов стоит обратить внимание.

– Кодзоев здесь?

– Присутствует, – высокий плечистый парень привстал с места.

– Скажи, пожалуйста, откуда ты приехал в Москву?

– Из Северной Осетии.

– Какая удача! Мне очень нужен кавказский шакал.

Кодзоев вдруг смертельно побледнел.

– Почему вы решили, что у меня имеется с ним связь?

– A-а, ты, вероятно, подумал, что я имею в виду террориста с таким прозвищем? – догадалась Милентина. – Но мне нужен зверь… не человек-зверь, а шакал в прямом смысле этого слова. Я готова заплатить 10 тысяч за двух щенков…

– Я помогу вам бесплатно, – гордо отпарировал кавказец.

– Если операция по доставке шакалиц пройдет успешно, я, со своей стороны, обещаю безвозмездную дополнительную помощь по физике.

– Так уже поздно будет, – заметил кто-то, – шакалы рождаются весной, а экзамен у нас в январе.

– А зачёт, без которого вас не допустят к весенней сессии, в мае! Кроме того, я, конечно, издам книгу о том, как был выведен ред-вольф, и на титульном листе выражу благодарность тому, с чьей помощью начнётся этот процесс.

После этого замечания поднялся лес рук – не только кавказцы, но и русские, у которых были проблемы с физикой, но имелись знакомые в районах обитания шакала, выражали готовность принять участие.

В дискуссии не принимал участие только один студент с ярко выраженной внешностью горца.

– А ты откуда приехал? – поинтересовалась Милентина.

– Из Пятигорска.

– Так у вас там шакалов пруд пруди, а ты не хочешь помочь, хотя по физике у тебя полный завал – упрекнула его соседка.

– Десять тысяч за двух шакалов мало.

– Мало?! Возмутилась Милентина. – Да ты попробуй продать шакала в Москве за один рубль – и то не получится. А тут есть покупатель, который платит в десять тысяч раз больше. Кстати, двухнедельный канадский волчонок стоит всего 300 долларов, а простого серого на Птичьем рынке можно купить за двести. А тут какой-то драный, никому не нужный шакал. Никому, кроме меня. И надо спешить, пока идея о красном волке не пришла в голову американским заводчикам. Ведь помимо привлекательной внешности, ред-вольф сможет лучше любого прибора находить наркотики, взрывчатку и даже клады. Да-да, я не оговорилась. Мои ред-вольфы станут лучшими помощниками кладоискателей.


Конец первой части


История 7 Дульсинея и маньяк | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | Предисловие