home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История 7

Дульсинея и маньяк

В солнечный воскресный день настроение у Милентины и её коллеги Любы было превосходное – обе женщины собирались со своими питомцами на региональную выставку собак. Милентина хотела узнать вердикт судей относительно своей шелти (мини-колли), носительницы громкого имени Имидж Коко Шанель, а в быту просто Кокошки. Люба готовилась впервые выставить цверг-пинчера Дульсинею, для близких и родных просто Дуню. Это мероприятие для судьбы шелти было решающим – несмотря на броскую красоту и голубые глаза, Коко Шанель по росту превышала верхний предел для сук и по этой причине могла быть выведена из плана разведения. Что касается Дульсинеи, то она была складненькая как статуэтка, укладывалась во все оптимальные параметры и могла претендовать на чемпионский титул.

Милентина взглянула на время и окликнула супруга.

– Вася! Я опаздываю. Не успела покормить грызунов. Дай им морковку.

Молчание. Вася сидел в кресле и измерял давление.

– Что? Опять подскочило?

– Не хотел тебя расстраивать – с утра зашкаливало. Даже не понимаю, что со мной. Чувствовал себя так отвратительно, что хоть в гроб ложись, и вдруг отпустило как по взмаху руки волшебника – бодрость во всём теле, давление как у космонавта.

Вася достал из холодильника морковку, нарезал её на ломтики и направился к каскаду клеток, в верхней из которых жил вдвоём с крольчихой Петелиной крохотный “ бегемотик” болдуин Алик.

Что-то было не так. Не было слышно радостного свиста, которым он всегда встречал приближение к его жилищу хозяев. Еще полчаса тому назад с жадностью уплетавший зелёную травку болдуин неподвижно лежал на боку.

– Милентина! Пойди сюда! Что-то случилось с Аликом.

Милентина дотронулась до прежде горячего тельца бегемотика.

Оно уже начало холодеть – вне всяких сомнений Алик был мёртв. “Неужели действительно иногда животные умирают вместо нас?!” – подумала она и смахнула набежавшую слезу.

– Ты, Мила, всё же езжай на выставку – отвлечёшься, – настаивал Вася. – Не хочу видеть твои слёзы, я сам похороню Алика.

Пройдя ветконтроль и получив номерной знак, Милентина подошла к рингу. Люба с Дульсинеей были уже среди наблюдателей.

– Ты что такая кислая? Хотя понятно – как ни уговаривай себя, что главное участие, а не результат, всё равно, если не дадут “Отлично”, лёгкого стресса не избежать.

А когда настала её очередь выходить на ринг, Милентина и вовсе распсиховалась – перед ней с блеском подали бельгийскую овчарку. Хэндлер, высокая и стройная молодая женщина, носилась по кругу как балерина по сцене, и невзрачная, с точки зрения Милентины, собака, получила самую высокую оценку. Получила, возможно, потому, что судья из Сербии не мог остаться равнодушным к яркой красоте проводницы.

– А я так не сумею, – пробормотала Милентина, и со стороны хэндлера тут же последовала ответная реакция.

– Здравствуйте, меня зовут Татьяна. Я и вашу Шанель сделаю чемпионкой. Вот увидите!

– А сколько это будет стоить?

– Всего тысячу.

– Да, действительно минимальная плата за чемпионский титул.

Подбежав к судье, Татьяна договорилась о том, что Шанель выйдет на ринг под её управлением несколько позже после тренировки. Заменив ошейник с поводком на удавку, хэндлер скрылась за зданием. Прошло минут тридцать. Милентина почувствовала, как на неё нахлынула тревога – на этом ринге показ подходит к концу, а хэндлера всё нет. И как она могла довериться человеку, о котором ей почти ничего не известно?! Милентина обогнула здание и к своему ужасу увидела, как между рингами металась растерянная Татьяна с удавкой в руке.

– Вы не видели мраморную шелти? – взволнованно опрашивала она каждого встречного.

Внезапно Милентина почувствовала, что кто-то лизнул её в руку. Шанель сидела рядом, а она даже не заметила, как собака приблизилась к ней. Пристегнув к ошейнику обычный поводок, Милентина помчалась к рингу. Она была одета в ярко голубой костюм и выглядела, по мнению сопровождавшей её Любы Раевской, лет на десять моложе своего возраста. Да, и похудела она весьма кстати. Конечно, до класса профессионального хэндлера ей было далеко, но всё же судья отметил хороший показ собаки. Он долго смотрел на Шанель, и на его лице отражалась вся гамма чувств – собака безусловно красивая, но рост… Наконец, он принял решение, и переводчица сообщила счастливой в тот момент хозяйке, что ей дали оценку “Отлично”, правда, без титулов. Но на большее и рассчитывать было нельзя.

Татьяна оправдывалась перед клиенткой, используя весь свой запас красноречия, и в завершение предложила бесплатно показать Дуню. После недолгого колебания Люба согласилась – всё же она женщина немолодая и походка у неё тяжёлая. Риск оказался оправданным – Дульсинея получила все титулы, включая “Best in show”, и призы.

Событие с большим аппетитом отметили в шашлычной в компании с хэндл ером Татьяной. При более близком знакомстве обеим женщинам она показалась, как говорится, “своим парнем” – также помешана на любви к братьям меньшим, дома держит двух больших собак венгерской породы выжла и… кобеля цверг-пинчера, разумеется, обладателя громких титулов.

– Да, кстати, у вашей Дуни началась течка, – заметила Татьяна.

– Правда? А я не обратила внимания, – призналась Люба.

– Вязать будете?

– Подумаю. Щенки дело хлопотное. К тому же для такого пожилого и сентиментального человека, как я, они будут как дети, а расставаться придётся…


По соседству с Любой жила бабушка с двумя очаровательными тоями – Люба никогда не видела таких даже на выставках – кобельки походили на высеченных из камня статуэток добермана. С Дульсинеей оба братца дружили, и бабушка очень надеялась на то, что соседка согласится свести свою собачку с одним из них – ласковым и неагрессивным. До встречи с Татьяной Люба уже почти склонилась к производству красивых метисов, но теперь, когда появилась возможность произвести на свет потомство от титулованных родителей, она решила договориться с хозяйкой чемпиона – всё-таки будет легче пристроить щенков.

Татьяна дала согласие на вязку за алиментного щенка, что Любу вполне устраивало, и утром в пятницу она привезла к инструктору Дульсинею. Татьяна откровенно призналась, что хотя она и является хэндлером международного класса, ещё пока не овладела искусством быстро организовывать случку, и по этой причине предпочла бы, чтобы Люба при акте вязки не присутствовала – если собаки не сойдутся с первой попытки, придётся разводить их надолго по разным комнатам, и процедура может затянуться до вечера. К тому же для гарантии нужна контрольная вязка, так что забрать Дуню Люба сможет в субботу вечером. Татьяна заверила её, что вдвоём с мужем они со всем справятся, что собачку будут хорошо кормить и выводить на прогулки и позвонят, как только состоится вязка. А если что не так, то вечером к ним приедет владелица питомника пинчеров Марина, под руководством которой ещё ни одна сука не осталась неоплодотворённой.

Доверчивая Люба заплатила Татьяне за вязку полторы тысячи – сумму обговорили заранее, и со спокойным сердцем вернулась домой. Да, ей тогда и в голову не могло придти, что человек, сделавший любовь к животным своей профессией, может сотворить зло. Весь остаток дня она выгуливала своих питомцев, не преминув при этом похвастаться знакомым собачникам, что её Дульсинею будет вязать чемпион породы при посредничестве опытного инструктора.

Если бы хотя бы на мгновение Любой овладели сомнения даже не в порядочности, а в доброте по отношению к братьям меньшим человека, которому она доверилась, она немедленно забрала бы свою собаку. В одиннадцать вечера в сумочке заголосил мобильный. Ничего не подозревая, она расплылась в улыбке и поднесла трубку к уху – звонят поздно, но, вероятно, всё свершилось и хотят поделиться радостной новостью.

– Люба, у нас ничего не получилось, – дрожащим голосом произнесла Татьяна – собака кусалась, а потом… потом она умерла. Мы можем отвезти тело в больницу на вскрытие, затем они организуют похороны – вы сможете заплатить? Да, эти полторы тысячи, надеюсь, вы не потребуете – ведь мы потратили так много времени – собака искусала нас обоих.

Люба онемела и, не произнеся ни слова в ответ, в полуобморочном состоянии опустилась на диван. Потом она отчётливо, как наяву, представила, как случилось собачья трагедия.

Дуне жених не понравился с первого взгляда, может быть, тем, что был он немного толстоват и подпал не слишком яркий или, скорее, тем, что от него исходил запах неприятных ей духов. Но, так или иначе, она встретила его приставания в штыки, а, когда Татьяна попыталась крепко обхватить руками её тоненькое тельце, она вонзила в эти ненавистные ей конечности свои острые клыки. На крик жены прибежал муж. Увидев кровь, в неистовстве заорал:

– Или ты немедленно отдашь её хозяйке, или я убью её.

– Я не могу этого сделать – ты же знаешь, что это принесёт ущерб моей репутации первоклассного инструктора. Отнеси Дуню в клетку, а я позвоню Марине – она поможет.

– И тогда ты отдашь деньги ей? Нет, будем работать сами – пусть посидит в клетке, а я пока подберу намордник, – с этими словами он подхватил обмякшее рыжее тельце.

Но едва мужчина сделал шаг по направлению к клетке, силы вернулись к Дульсинее, и она впилась в эту руку садиста, который почему-то разлучил её с горячо любимой хозяйкой, а теперь пытается запихнуть за решётку. Она вонзала зубы всё глубже и глубже, а он, рассвирепев, швырнул собаку на пол и, схватив гантель, с размаху нанёс смертельный удар. Когда приехала Марина, сердце собаки ещё билось, но это был последний пульс угасающей жизни.


– Завтра утром я заберу собаку, с трудом произнесла Люба.

– Ну, зачем вам беспокоиться? Мы сами привезём тело. Муж завернул его и положил в пакетик.

– Как вы могли ради каких-то полутора тысяч измываться над животным?! Почему сразу не позвонили мне?! Но нет, вы предпочли замучить собаку, только бы не признаться в отсутствии должной квалификации.

– Клянусь, что это первый и последний случай в моей практике.

– Мне от этого не легче. Я приеду за Дуней завтра утром.

Приняв две таблетки транквилизатора, Люба не то что бы успокоилась – просто из сердца ушли все эмоции, и не осталось ничего, кроме желания забыться. Но в час ночи её снова разбудил звонок.

– Знаете, я не могу оставить тело в квартире – у меня двое детей, им не нужен такой стресс. Муж заводит машину – мы едем к вам.

– Нет, вы виноваты и сделаете так, как говорю я. Мой муж только что вернулся из больницы, я на грани обморока. Не звоните мне больше.

Однако через час Татьяна позвонила снова.

– Вы уж извините нас, но мы сами похоронили собаку.

– Где вы её закопали?

– В лесу.

– Место сможете показать?

– Вы собираетесь раскапывать могилу? – испуганно пробормотала Татьяна. – Но я не смогу её найти – было темно, кругом лес… К тому же в пять утра мы уезжаем на дачу.

Многие на месте Любы разразились бы потоком брани и обвинений в адрес так называемого инструктора, но у неё не осталось ни сил на жёсткую разборку. До полудня она промучилась с головной болью, перед глазами мелькали мушки, но к обеду немного полегчало, и она отправилась в парк со своими собаками в надежде встретить добрых знакомых и поделиться своим горем. К её удивлению и даже радости, ни один из собачников не поверил в смерть молодой собаки. Версий и советов было высказано немало. Большинство склонялось к тому, что Дуню просто украли – по-видимому, передали в руки заводчика цвергпинчеров. Люба, действительно, вспомнила, что Татьяна мимоходом выдала информацию о том, что мать жениха недавно родила семерых, что заводчица известна в странах СНГ и Европы и меньше, чем за тридцатник продавать щенков не будет. Так что, возможно, вязка состоялась и похитители заработают на ней тысяч сто двадцать. Подтверждением этой версии послужило то, что, как припомнила Люба, Татьяна была очень огорчена тем, что она не привезла копию родословной. Зачем ей понадобился этот документ? Ведь если бы вязка состоялась, не Татьяне, а Любе надо было бы сдать в клуб копии родословных обеих собак. Но таким людям ничего не стоит сделать поддельные документы, в которых Дульсинея будет представлена как отпрыск чемпиона мира или т. п.

Некоторые полагали, что Дуня могла убежать во время прогулки, но, если это было так, Татьяна, будь она порядочной женщиной, должна была бы немедленно сообщить хозяйке, помочь дать объявление о пропаже. Но она этого не сделала.

Несмотря на то, что у Любы осталось восемь собак, и она, и даже её муж Антон очень переживали – цвергпинчер отличался от других членов стаи необычайной хитростью. Когда приходили гости, всех собак закрывали в другой комнате или на балконе, а Дуня умудрялась спрятаться так, что найти её до самого появления визитёров было практически невозможно. Но едва гости или ученики садились за стол, она выползала из своего схоромного места и с хитрой улыбкой как-то бочком приближалась к компании, виновато прижимая ушки.

В понедельник надо было ехать в университет принимать у студентов коллоквиум. В дороге Люба внезапно ощутила, как в душе нарастает гнев в адрес этой Татьяны. Как ловко она обвела её вокруг пальца! Нет, она непременно должна как-то наказать её. В конце концов, потребовать возместить стоимость собаки, то есть в купе с оплатой за услуги 25 тысяч рублей. Но если она начнёт звонить ей и выдвигать свои претензии, на неё уже не отреагируют – поняли, с каким доверчивым лохом имеют дело. А что если попросить своего студента из Дагестана поговорить с женщиной так, как это умеют делать только кавказцы?

Так что Люба рассчитывала на то, что её студент из Дагестана Рустам хотя бы позвонит Татьяне – пусть женщина знает, что у неё найдутся заступники, которых не обведёшь вокруг пальца. Одно дело, когда она сама пропищит в трубку своим осипшим голоском, но совсем другое, если Татьяна услышит угрожающие интонации мужского голоса, да ещё с кавказским акцентом.

Однако Рустам явно не захотел встревать в это дело – он сделал Любе совсем другое предложение.

– Я знаю, что вы увлекались волками. В наших аулах некоторые держали волков. Но сколько волка не корми, он всё равно рано или поздно уйдёт в лес. Зато наши волкодавы – у вас их называют кавказцами, справятся с любым зверем. В Дагестане овчарки очень мощные, всегда выходят победителями в боях. У моего родственника недавно две суки родили шестнадцать щенков, и среди них один белый как снег. Пока их выкармливают суки, но потом… Такое количество щенков дяде не вырастить. Я бы мог привезти вам щенка. Они хороших кровей – тех же, что и собаки Президента Чечни. А волкодавы Кадырова побеждают всегда. И их не надо учить охране и защите – у них это в крови. При этом зря волкодавы никогда не нападают, умеют отличить реальную опасность от мнимой.

– Я против собачьих боёв. В наше время так много жестокости, что хочется, чтобы хотя бы с братьями меньшими нас связывала только любовь.

– Тогда возьмите суку.

Аборигенная сука волкодава… Такого опыта у Любы ещё не было. И хотя сначала она ответила отказом, в глубине души сознавала, что передумает. А Рустам ещё больше подлил масла в огонь.

– Кобелей дядя отдаст, но как быть с суками? Особенно жалко ту, белую.

– Они могут погибнуть?

Рустам промолчал.

– Хорошо, вези! Её возьмёт моя дочь – она живёт в частном доме загородом, но охранника пока не завела.

В тот же день Люба подготовила лоджию для приёма нового питомца, а разборку с Татьяной отложила до возвращения Кристины и Олега из Анапы, где они проводили отпуск – пока кроме них рассчитывать было не на кого. Знакомый детектив по розыску пропавших животных Вячеслав Морозов отдыхал в Турции. Дома Любе не сиделось – угнетала депрессия. Дульсинея стояла перед её глазами – маленькая, тоненькая, с длинной шеей и влюблённым взглядом тёмно-карих глаз. Конечно, появление в доме гигантского кавказона полностью заблокирует все прочие грустные мысли, но как поведёт себя муж? Временами он признавался ей в любви на протяжении всех долгих лет совместной жизни, но если чувствовал себя дурно, тревогу срывал тоже на ней, обзывая её придурком, сделавшим невыносимой его жизнь.

Все эти мысли рождали бессонные ночи, не давали ей покоя. В дни, свободные от занятий, она с 9 утра начинала попарно выгуливать своих собак, и где-то к третьему заходу ей становилось легче – столько знакомых в парке, что всегда можно выговориться, отвести душу. В один из таких дней она встретила первого бой-френда Оксаны. Дима выглядел как всегда хиппово – короткие штаны, замысловатая растительность на лице, серьга в ухе. Он был с соседом по квартире, который вёл на поводке щенка бернского зенненхунда. Этого молодого человека, работавшего помощником известного депутата Госдумы, Люба встречала не раз, и он неоднократно удостаивал её и супруга продолжительной беседой о политической ситуации в стране. Вот и теперь говорливый парень за несколько минут общения успел проинформировать собеседницу о том, что он работает чиновником в Госкомимуществе и что страна наша катится в пропасть – всё распродаётся и разворовывается, так что если есть возможность уехать жить за границу, воспользоваться ею надо непременно.

– Есть, конечно, люди, такие же идиоты, как я, которые корнями вросли в эту страну. Не могут расстаться с ней, как не может сын бросить мать-алкоголичку или посадить в тюрьму отца-вора.

– У меня украли собаку, – перебила оратора Люба. – Скажи, пожалуйста, что мне делать?

– Подавайте в суд…

Люба окинула его понимающим взглядом – такой ответ мог дать только человек, не испытывающий желания реально помочь.

– Я так и сделаю, – она презрительно усмехнулась и, не прощаясь. продолжила свой путь.

В мыслях о Дульсинее градус накала жажды возмездия постепенно сменялся оттенком лёгкой грусти. Тем более что Кристина с Олегом пока не собирались возвращаться в Москву. Вдвоём, если не считать самоеда Бонифация, они объезжали побережье Чёрного моря в надежде найти пансионат эконом-класса. Но, увы, отдых в регионе будущих Олимпийских игр давно перестал быть по карману среднему россиянину. Ругая себя за то, что не поехали в ставшую уже родной Турцию, они, наконец, нашли более или менее подходящее по цене место в районе Темрюка на Азовском море. Там строительство отелей для клиентов с увесистым кошельком находилось пока в начальной стадии. И можно было снять домик всего за 500 рублей в сутки.

Несмотря на отсутствие у Любы помощников в деле розыска пропавших животных, история с цверг-пинчером неожиданно обрела новый оборот. Как-то утром в парке она стала свидетелем небычной картины. По тропинке медленным шагом прогуливалась высокая рыжеволосая зеленоглазая женщина в окружении роя разноцветных гриффонов и Йорков, самый маленький из которых не превосходил по размеру месячного котёнка.

– Какой миленький щеночек! – восхитилась Люба.

– Ему уже год. Во всём мире есть только один такой маленький йорк, и он вошёл в Книгу рекордов Гиннеса.

Они разговорились. Маша, так звали женщину, оказавшуюся ветеринаром престижной клиники, с большим вниманием выслушала историю Дульсинеи и с уверенностью предположила, что вероятность внезапной смерти молодой собачки очень мала. По её мнению, Дуню украли для получения и последующей продажи потомства.

– Очень хотелось бы узнать, что произошло в действительности, но как это сделать?

– Я могу помочь. У меня масса знакомых, в том числе и в органах, и мы сможем установить местонахождение собаки, если она жива.

– Я готова заплатить.

– Но это обойдётся вам недёшево – в розыске будет задействован не один профи.

– Сколько?

– 500 долларов.

– К сожалению, такую сумму в данный момент заплатить не могу. Я преподаватель университета, и нас опустили ниже плинтуса. И на вязку решилась не ради наживы, а ради того, чтобы заработать на прокорм своих питомцев.

Тем не менее, общение с Машей вдохновило Любу на то, чтобы не быть мямлей и снова наехать на Татьяну так, как это делается в современном мире. По-видимому, долгое молчание хозяйки несчастной жертвы усыпило бдительность воровки, и на этот раз она сразу взяла трубку.

– Алло, я хочу поговорить с вами относительно Дуни. Я довела эту историю до ряда компетентных лиц, и все, включая ветеринара, в один голос утверждают, что собака была просто украдена. Я требую, чтобы вы вернули её.

– Неужели вы думаете, что кому-то нужна эта худышка с неуравновешенной психикой? Она умерла. Внезапно обмякла и умерла. А вы! Я удивляюсь, что вы не захотели, чтобы мы привезли труп. Я за свой счёт сдала его в государственную клинику.

– Постойте. Прежде вы говорили, что похоронили её. Вы обманываете меня! Вы взяли собаку под свою полную ответственность, Вы не дали мне присутствовать, заверив, что ваш профессионализм исключает какие-либо проблемы. Прошу вас компенсировать стоимость собаки и моральные издержки. Либо верните собаку.

– Мы передумали хоронить Дуню и решили, что надо сделать вскрытие и кремировать труп. Я могу предъявить справку.

– Думаю, что такую справку легко купить за небольшую сумму. В дальнейшем, если вы не сделаете то, о чём я прошу, вам придётся разговаривать не со мной, а с гораздо более крутыми людьми. Им я заплачу столько, сколько потребуется для того, чтобы наступило возмездие за жестокое обращение с животным в вашем лице и обман клиента в моём лице.

Произнеся это, Люба отключила мобильный и без сил опустилась на диван. Вечером, к счастью, объявились вечные странники Кристина и Олег. Узнав о похищении Дуни, Олег тут же предложил план действий: он позвонит Татьяне, представится следователем и предложит решить дело миром, то есть либо вернуть собаку, либо отдать за неё деньги. Однако номер не прошёл. Татьяна разговаривала с ним в высшей степени вразумительно и интеллигентно. Сообщила, что готова встретиться со следователем в любое время и дать показания. По её словам, у неё есть свидетель и справка о том, что Дуня умерла от сердечного приступа, так что вопрос о компенсации может быть решён только в судебном порядке.

Любой овладела жгучая ярость. Подобные приступы с ней случались крайне редко, но уж если такое происходило, гнев её захлёстывал все доводы разума. Как Олег мог ей поверить?! Поверить этой подлой воровке! Она чувствовала, как к горлу подступает комок тошноты и понимала, что именно сейчас выкинет что-нибудь такое, чтобы добиться возмездия. Позвонив Татьяне, Люба, не стесняясь в выражениях, высказала всё, что думала о ней.

– Если собака действительно умерла, то именно ты, садистка и хитрожопая сука, довела её до сердечного приступа. Представь, что мать отдала на время своего ребёнка, и ему было в том доме так плохо, что он всё время плакал, капризничал и просился к маме. Но няня сообщила о его состоянии только через двенадцать часов измывательства над малышом, в результате которого ребёнок умер. Да такой няне мать перерезала бы глотку! Даже не надейся, тварь, что тебе это сойдёт с рук.

В ответ её послали на три буквы и ещё дальше, после чего Татьяна отключила мобильный.

Чтобы немного успокоиться, Люба решила выйти на улицу и сделать какие-нибудь покупки. Возвращаясь, увидела на доске объявлений возле подъезда страстный призыв оказать помощь восьми сотням собак из расформированного приюта. Будь у Любы такая возможность, она пригрела бы всех. Но что горевать по поводу того, что для неё не реально. Однако непонятно, почему богатые люди, тратящие миллионы долларов на развлечения, не могут подарить право на жизнь бездомных собакам. Какой-то добрый и чуткий поэт прикрепил рядом с объявлением опекунов приюта раздирающие душу стихи о собаке:

“Лапа моя, лапа,

Носа моя, носа

Я научусь плакать

Тихо, безголосо.

Я научусь думать

Тихо, без истерик

Гордость запру в трюмы

И научусь ВЕРИТЬ!

Чуда моя, чуда,

Рада моя, рада

Хочешь, с тобой буду

Весь выходной рядом?

Хочешь, прижмись с лаской

Мокрым своим носом.

Хочешь, уйдём в сказку?

Только ЖИВИ, ПЁСА!”

Люба вытерла платочком покрасневшие от слёз глаза и зашла в кабину лифта. Услышав, как хлопнула дверь в конце коридора, решила подождать. Каково же было ей удивление, когда перед ней возникла знакомая фигура человека, в чьёй помощи сейчас она нуждалась больше всего. Это был единственный на всю Россию следователь по розыску пропавших животных бывший оперуполномоченный УГРО Вячеслав Морозов, тот самый, который помог Милентине найти Урсулу. Люба даже не поинтересовалась, какими судьбами

Вячеслав оказался на её пути. Задыхаясь и сбиваясь от волнения, рассказала ему о том, что произошло с Дульсинеей.

Следователь попросил её ещё раз позвонить Татьяне по городскому телефону и поговорить с ней без истерики, как можно вежливей и постараться донести до неё свою печаль, разжалобить. Сделать это пришлось спустя некоторое время после того, как Вячеслав подготовился к тому, чтобы сделать качественную запись разговора. Следуя полученной инструкции, Люба умоляющим тоном попросила женщину не бросать трубку, сказала, что смирилась с потерей, никаких действий против инструктора по вязке предпринимать не будет – просто хочет узнать во всех подробностях, как это случилось.

Татьяна, кажется, поверила в смирение своей несостоявшейся клиентки, и её словно прорвало. Долго она рассказывала о том, как Дуня кусала её, кусала кобелька и вообще вела себя как собака с совершенно неустойчивой психикой. Люба хотела было возразить, но Вячеслав сделал ей знак “молчать”. Сдержаться, однако, было крайне трудно – Татьяна попыталась “утешить” её предположением о том, что такая худышка, как Дуня, смогла бы выносить не больше двух – трёх щенков, так что потеря невелика.

– Сука, змея – прошипела про себя Люба, – так вот как ты в действительности любишь собак! Они для тебя всего лишь станок для получения прибыли!

Но вслух она не произнесла ни слова, а Татьяна неожиданно выпалила:

– Эта бесноватая собачонка так сопротивлялась, когда мы запихивали ее в печку!

– Что-о?! Повторите, что вы сказали!

Однако, опомнившись, Татьяна бросила трубку и больше не поднимала её.

– Не плачьте, – успокаивал Вячеслав Любу, – ваша собака жива.

– Почему вы так думаете? Эта женщина сама призналась, что они заживо сожгли Дуню.

– Она просто притворилась сумасшедшей, чтобы вы поняли, что иметь с ней дело бесполезно.

– Татьяна зарабатывает как хэндл ер на рингах, в том числе, международных. Если она нормальная, то почему её не волнует, что я могу предать огласке её заявление?

– Она же не знает, что разговор записывали – вы прекрасно сыграли свою роль. Остальное поручите мне. Думаю, что не позже, чем через неделю, я узнаю, в чьих руках находится Дуня.

На следующий день на кафедре в универе должны были состояться сразу шесть праздничных мероприятий. Дабы уложиться в имеющиеся в наличии средства, заведующей Наиной Перовной было принято мудрое решение: в один и тот же час начать отмечать, во-первых, девяностолетие университета, во-вторых, восьмидесятилетие и семидесятилетие соответственно трёх и одного ветерана и, в третьих, день рождения Любы Раевской, которая уже давно приняла все меры к тому, чтобы сотрудники помнили дату, но не год её рождения.

По дороге в университет Милентина вспомнила, что её просили написать поздравление хотя бы своей подруге Любе. Она искренне любит её, но за двадцать лет совместных празднований столько слов было сказано, что, учитывая их давнее соперничество как писательниц, надо было подготовиться заранее. Да, будет трудно не ударить лицом в грязь – ведь поздравление должно быть оригинальным или хотя бы стихотворным. И тут Милентина подумала, что на назначенный перед банкетом зачёт придут лишь задолжники – отличники уже давно получили допуск к экзаменам. А среди двоешников иногда встречаются те, кто, имея в наличии явно выраженные гуманитарные способности, поступил в технический вуз или по настоянию родителей, чтобы соблюсти традицию, или чтобы удачно выйти замуж.

Так оно и оказалось. Когда на обращённый к симпатичной студентке вопрос о законах Ньютона, девушка, покраснев, призналась, что затрудняется ответить, а на вопрос о моменте инерции, несколько раз произнесла нараспев: “момент инерции, инерции момент…”, Милентина рискнула поинтересоваться, не пишет ли она стихи. Оказалось, что не только пишет, но может мгновенно сочинить поэму на любую заданную тему. Так что к началу поздравления юбиляров и именинницы у Милентины имелись в загашнике вполне приличные стихи, представленные ею как посвящение студентов любимому преподавателю:

Лес сочный с утра шелестит за окном

А мы собрались за дружным столом

Хотим нашей Любе вручить поздравленье

И сделать хорошим её настроенье

Пусть жизненный путь за спиной непростой,

Характер, как прежде, у Вас золотой

Где Вы, там удобно, комфортно, спокойно

Вы счастья, любви, уваженья достойны

Желаем Вам радости полную чашу

Чтоб Вы с каждым днём становились лишь краше

Чтоб внучке Оксане расти – не болеть

Чтоб муж продолжал и любить, и жалеть

Чтоб ладилось всё и всегда получалось

И солнышко с неба Вам вслед улыбалось

Вот тост уже сказан и выпить пора

Поднимем бокалы за Любу – Ура!

Вечером Люба решила на всякий случай ещё раз просмотреть объявления о пропавших собаках. А вдруг всё гораздо проще, и эта Татьяна просто потеряла Дуню во время прогулки. За такую нерадивость ей действительно пришлось бы выплатить компенсацию, вот она и придумывает всякие кошмары. К удивлению Любы, в интернете были три объявления о пропаже сук довольно редкой в Москве породы цвергпинчер, и на фотографиях все они как две капли походили на Дульсинею. Люба позвонила хозяевам пропавших собак, чтобы выяснить, при каких обстоятельствах это произошло, смутно надеясь, что между ними и Дуней обнаружится какая-то связь. Однако первый разговор принёс лишь разочарование – хозяйка цверг-пинчера отдала молодую собаку на время дочери, и во время прогулки щенок просто удрал. Зато в двух других случаях собаки пропали во время выставок и что особенно подозрительно, у одной из них хэндл ером была женщина по имени Татьяна. Её наняли за час перед выходом на ринг, когда неопытная владелица суки поняла, что ни она сама, ни её питомица к показу не подготовлены. К сожалению, хозяйка собаки не имела о Татьяне никакой информации, кроме той, что при сложившихся форс-мажорных обстоятельствах кто-то порекомендовал обратиться к этой женщине.

Ночью Любе приснился сон. Утопающий в зелени городок где-то вблизи целебных источников на Северном Кавказе мог бы стать райским местом для отдыхающих, если бы не бродячие собаки – одичавшие кавказские овчарки. Многие пострадали от их укусов, но лишь когда озверевшая псина сняла скальп семилетнему ребёнку, власти приступили к принятию срочных мер. Собак, скорее всего, просто бы отстреляли, но вмешалось общество защитников кавказских овчарок. При его содействии были найдены средства для строительства питомника и возвращению кавказцев к мирной жизни. Питомник был отстроен в считанные недели, но когда группа отлова отправилась к месту скопления собак, оказалось, что там остались только старые и больные животные. Куда же исчезли молодые собаки? Подозрение, что они погибли от чумки или лептоспироза не подтвердилось – в окрестности не было найдено ни одного трупа животного. Тем не менее, в мэрии были довольны – проблема исчезла сама по себе как по мановению волшебной палочки. В просторном питомнике поселились доживать свой век только несколько пенсионеров. А в городок устремились многочисленные туристы, в том числе и Люба в сопровождении Вячеслава Морозова. Следователя наняло общество защиты кавказских овчарок для выяснения обстоятельств исчезновения собак.

Поселились они в доме участкового, с которым Вячеслав был знаком ещё по училищу. Несмотря на должность хозяина, всё окружение, включая дворик с беседкой и раскидистым ореховым деревом, подействовали на Любу расслабляющее. Домашнее вино было исключительно вкусным, а какие пирожки пекла жена участкового! Пышные, с сочной начинкой. Так что отсутствие скорых результатов в проведении следствия вполне компенсировалось приятным отдыхом.

Но на третий день произошли два неожиданных события. Во-первых, ночью пропала любимая сука хозяина, которую, в отличие от кобеля, он часто спускал с цепи. Участковый ушёл в горы, и вернулся к обеду, таща на верёвки весьма странное существо: голова, лапы, хвост как у крупного кавказца, а туловище покрыто прочным как у черепахи панцирем. При виде кобеля Черепака, так назвал монстра участковый, издал хриплый рык и, одним рывком, сбив с ног нового хозяина, ринулся в бой. Не будь пёс привязан, он, возможно, смог бы оказать достойное сопротивление, но, увы, участь его была решена в считанные секунды. Черепаку пристрелили, а тело решили отвести в ближайший научно-исследовательский центр. Однако таковых в округе не оказалось, поэтому ограничились тем, что, дав возможность местному ветеринару составить описание невиданного существа, похоронили монстра на окраине посёлка.

Тем временем участковый при содействии Вячеслава с новым рвением занялся расследованием, а по городку поползли слухи, что дежурные ДПС не раз останавливали фуры с кавказскими овчарками и что везли их, кажется, в саму столицу для проведения каких-то опытов.

Вячеслав с участковым решили устроить на дороге засаду. Любу взяли с собой с неохотой, но она так настаивала, что отказать было невозможно. И вот однажды из приближающегося небольшого крытого грузовика послышался собачий лай. Взмахом жезла помогавший друзьям сотрудник ДПС заставил водителя остановиться. Следуя позади одетых в форму мужчин, Люба приблизилась к кабине и сразу узнала водителя. Это был муж Татьяны, а она сама сидела рядом и держала на коленях трупик Дульсинеи.

– Вот ты и попалась, убийца собак! – крикнула Люба и проснулась.


А между тем не персонаж из сна, а реальный следователь по розыску пропавших животных Вячеслав Морозов не терял времени даром. То, что удалось узнать Любе о кражах собак на выставках, ему, разумеется, также было известно. И Вячеслав незамедлительно приступил к установлению идентичности хэндлера, назвавшейся Татьяной, и похитительницы Дуни. Лично к Татьяне хозяйка пропавшего цвергпинчера никаких претензий иметь не могла – хэндлер с грацией балерины ходила по кругу, мастерски направляя гарцующую как лошадка собаку, и, благодаря её стараниям, цвергпинчер был признан лучшим представителем породы. Исчез он в процессе долгого ожидания конкурса на лучшую собаку “Best in show”.

Наблюдение за домом похитительницы Дуни не дало ничего интересного. Женщина регулярно выводила на прогулку своих собак венгерской породы “выжла”, делала покупки в близлежащих торговых центрах и больше ничего, кроме нескольких удачных снимков, которые можно будет показать для опознания хозяйке пропавшего цвергпинчера. Шанс на удачу был невелик, но всё же попытаться имело смысл. Предъявление фотографии дало первый результат – да, это была та самая Татьяна. За первой удачей неожиданно последовала и вторая. В процессе наблюдения за прогулками Татьяны с её выжлами Вячеслав установил место жительства трёх собачников, с которыми общалась женщина. Разговор с первыми двумя не дал никакой интересной информации, но с третьим – больше, чем Вячеслав мог даже предположить. Хозяин огромного, похожего на белого медведя, кобеля породы “Большая пиренейская горная собака” оказался стоматологом, с которым Татьяна и её муж поддерживали самые тесные отношения. Всё дальнейшее было делом техники, и через три дня следователь позвонил с Любе.

– Не мучайте меня! Скажите, Дуня жива? – кричала в трубку женщина.

– Всё оказалось не так, как мы предполагали, – уклончиво ответил Вячеслав, и по его тону Люба поняла, что её собаки больше нет.

Хорошо, что она узнала об этом не в его кабинете, и жертвами её разочарования и бессильной ярости стали пара тарелок из её собственного сервиза. Однако при встрече со следователем Люба уже держала себя в руках и с видимым спокойствием выслушала до конца всю историю.

В детстве муж Татьяны Сергей часто болел. Постоянное недомогание, причину которого врачи не смогли до конца установить, не позволяло мальчику принимать участие в активных играх сверстников, не говоря уже о спортивных состязаниях. У Сергея постепенно формировался комплекс неполноценности. Однажды, когда он надолго слёг в постель, мать решила отбросить все сомнения и обратиться к целительнице. Конечно, не к одной из тех, которые сами отыскивают доверчивых клиентов и умело опустошают их кошелёк. Нет, она обратилась к бабушке, которая никогда не просила денег – люди сами благодарили её по мере своих возможностей. Некоторым она сразу отказывала, некоторым не гарантировала успех в лечении, но люди шли к ней и шли, и она реально помогала многим из них. Не отказала в помощи и Сергею. После того, что произошло, не верящая до того ни в Бога, ни в магию мать впервые осознала, что непознанное, выходящее за рамки наших обычных представлений, существует. Магия, которой занималась бабушка, была чёрная, но именно с помощью её сын, наконец, выздоровел. Когда она слушал непонятные, глупые, и страшные с её точки зрения слова целительницы типа “Из-под камня чёрного вызываю силу тёмную… Тоску, сердца ломоту, смерть и хворобу с раба Сергея снимите, на собаку пошлите… Чёрт-сатана, слуге своей помоги, вместо Сергея собаку сгуби…” А потом, когда умер их пинчер, а мальчик выздоровел, они оба поверили в то, что известное с древних времён умение чёрных колдунов свести болезнь человека на собаку, чёрную курицу и т. п., не просто сказка-страшилка. Возможно, это была случайность, и причиной ухода болезни стало просто воздействие гипноза, но этот детский опыт привёл к тому, что уже в зрелом возрасте Сергей решил стать целителем. Свои биоэнергетические опыты он начал на собаках породы цвергпинчер, и по мере положительных результатов им всё сильней овладевала мании величия, частый спутник шизофрении. Муж хозяйки украденной на выставке собаки был человек крутой и со связями, так что Сергею пришлось выбирать между отбыванием срока за кражу имущества и психбольницей. Он выбрал второе…


История 6 Пет-терапия для Елены | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 8 Операция “Red Wolf”