home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Раз в месяц в актовом зале университета регулярно проводились бесплатные музыкальные вечера. На концертах звучал не шансон, а классика и близкие к ней по музыкальному строю русские романсы. В качестве исполнителей приглашались как профессионалы высокого уровня, так и талантливая молодёжь. Это было важным начинанием – хотя бы раз в месяц у студентов появлялась возможность послушать “базовую” музыку, опирающуюся на вековые традиции народа. Тот факт, что вся Европа приняла нашу классику, устроители концерта считали ответом на вечный вопрос: “Кто мы? Азиаты или европейцы?”

Но в этот вторник во вторую часть концертной программы по просьбе студентов включили выступление университетской рок-группы “Паскаль”. Переговоры проходили не без трения, но окончательным доводом в пользу рок-музыкантов стало успешное выступление группы на Ямайке во время каникул. Соло на гитаре исполнял коренной житель этой страны студент пятого курса Шон Купер. Неизменным ударником был Женя, ведущей вокалисткой – девушка Шона Таня. Русская по паспорту, но очень смуглая, белозубая, с широким носом, наливными губами, тёмными миндалевидными глазами и великим множеством косичек она очень походила на мулатку.

На Ямайке группа пользовалась успехом. Хотя оттуда рукой подать до Майами, это не Штаты. Жизнь там протекает размеренно и лениво в расслабляющих жарких лучах южного солнца среди цветущих манговых деревьев под круглогодичный аккомпанемент райских птиц. Жители Ямайки не так стремятся к славе и богатству, как американцы. Любят просто созерцать мир, вкусно поесть, хорошо отдохнуть и даже с тоской вспоминают те старые добрые времена, когда ими правила английская королева. Люди там радуются жизни, все поют. Удивить этот музыкальный народ нелегко, однако группу “Паскаль” приняли тепло. Правда, контракта с ними так никто и не заключил, но зато в московском университете о них уже слагали легенды. Не хватало только одного – того самого хита, который, как трансформатор Тесла, молнией пронзит сердца слушателей, околдует, на долгое время сохраниться в памяти.


Музыка Чайковского, прекрасные голоса подействовали на Милентину умиротворяюще. Разгладились пучности вздыбленных нервов, в сознание проникло ощущение бесконечности бытия. Перед выступлением рок-группы объявили перерыв, во время которого в фойе организовали скромный фуршет. Подкрепив остаточные эмоции шампанским и лёгкой закуской, маститые профессора разошлись по домам, а в зал устремилась молодежь.

Соло на ударных инструментах исполнял Женя. По-видимому, вполне профессионально и даже с блеском, но от грохота барабана зазвенело в ушах. А вот песня, с которой вышла Таня, Милентине почти понравилась. Мелодия так же хороша, как и сама девушка. Правда, в душу не проникает и быстро улетучивается из памяти как сотни других, похожих. Да, при современной технике сочинять песенки не сложно – зайдёшь на сайт “Guitar pro”, введёшь название композиции, и появятся ноты, которые можно изменять по своему усмотрению. Но молодые встречали и провожали певицу с бурными восторженными эмоциями.


Таня была поздним незаконнорожденным ребёнком немолодой уже женщины. Анфиса Михайловна работала доцентом на кафедре физики и относилась к Милентине с большой симпатией. Мать девушки не раз показывала коллегам фотографию её отца, голубоглазого шатена. Все недоумевали, как у таких родителей могла получиться похожая на африканку дочь. Однако ни Анфиса Михайловна, ни отец ребёнка не располагали информацией о происхождении своих предков.

В отличие от многих других преподавателей, Анфиса Михайловна не стала протаскивать дочь в технический университет. Таня заканчивала медицинское училище. Училась на отлично – это входило в составленную матерью программу её жизни. Следующим шагом должен был стать законный брак с Шоном Купером и отъезд на Ямайку, где придётся ещё доучиваться и набираться опыта. Шон уже давно сделал Тане официальное предложение и стал для Анфисы Михайловны родным. Она была очень волевым человеком, и у Тани и мысли не возникало перечить матери. Что из того, что ей нравится другой парень, и вовсе не хочется уезжать из России – всё равно мать настоит на своём.

Иногда Таня заходила на кафедру, но в среду у Анфисы Михайловны был выходной, и поэтому внезапное появление девушки удивило Милентину.

– Я к вам, – Таня выглядела взволнованной.

– С удовольствием прослушала твоё выступление, ты отличная певица, могла бы стать звездой.

– Звёзды загораются и гаснут, и никто не знает, с кем и где это произойдёт.

– Да, ты права. В славе главную роль играет человеческий фактор и стечение обстоятельств. Знаешь, как моя дочь стала известной художницей? Елена работала дизайнером книг, её часто обкрадывали, и тогда я посоветовала ей заняться живописью. Когда пейзажи и натюрморты заполнили всю нашу маленькую квартиру, я решила, что с этим надо что-то делать. Картины не покупали, и возник вопрос “Стоит ли вообще продолжать?” Я связалась с искусствоведом из Центрального Дома Художника, и она дала согласие взглянуть на работы Елены. Всё изменилось в один день. Эта женщина стала поклонницей творчества моей дочери. Ты только не завидуй. Она сочла Елену великой художницей и сразу купила несколько полотен, которые, по её мнению, в будущем будут стоить миллионы. А потом была первая выставка в ЦДХ, Риме, Париже, Брюсселе… Если бы я не встретилась с этой женщиной, Елену ждала бы участь большинства талантливых художников – безвестность, депрессия, алкоголизм…

– Я хотела бы посоветоваться с вами по поводу одного письма. Маме рассказать не могу – она контролирует каждый мой шаг. Я нашла его на даче. Оно было в пакете, привязанном к ветке в верхней части ствола липы на нашем дачном участке.

«Здравствуй, любимая!

Я не сомневался, что ты найдёшь моё письмо – ты любишь смотреть в небо, а не под ноги. Знаю, что ты собираешься замуж, а я живу в другом времени и пространстве. Мне нельзя рассказать о том, при каких обстоятельствах я увидел тебя в тот день, когда тебе исполнилось шестнадцать, и полюбил. Но скоро моя душа воплотится в телесную оболочку возле твоей липы. Это произойдёт в воскресенье в ночь полнолуния, в 12. Мы сможем поговорить».

– Как вы думаете, это писал сумасшедший?

– Скорее человек с богатым воображением. И ему очень хочется, чтобы ты пришла на свидание. Я даже подозреваю, кто он…

– Вы подумали о Жене?

– Да.

– Я тоже. Он очень странный.

На следующий день Милентина совершила по отношению к девушке предательство – отправилась в аудиторию, где в это время Анфиса Михайловна проводила контрольную, и шёпотом – так чтобы не подслушали студенты – рассказала ей о свидании. Она не могла поступить иначе – Анфиса Михайловна безумно любила дочь, Таня была, пожалуй, единственным смыслом её жизни. Анфиса Михайловна нисколько не сомневалась, что последует за ней на Ямайку и вообще всюду, куда позовёт её судьба. Конечно, переселение на тропический остров сулило много неожиданностей, но Анфиса Михайловна была готова к любым поворотам и уже второй год добросовестно занималась английским под руководством волонтёра из Штатов. Что касается Жени, то союз с музыкантом с его расшатанной нервной системой, по мнению Анфисы Михайловны, не мог сулить никаких положительных перспектив для её дочери.

Женя прислонился к стволу липы, когда в свете фонаря мелькнула гигантская тень. В следующую секунду он оказался лицом к лицу с Шоном. Неужели Таня рассказала ему о письме?! Нет, она не могла так с ним поступить! От этих мыслей на глазах Жени навернулись слёзы. Он не слышал гневные слова, которые на ломаном русском произносил Шон. Он думал только о ней, девушке своей мечты… Сильный удар в подбородок повалил его на землю. Шон, казалось, уже не контролировал себя. Размахнувшись ногой, сильно пнул Женю в бок. Избиение, возможно, продолжилось бы, но, к счастью, вовремя вмешалась Анфиса Михайловна. С трудом утихомирив темпераментного афроамериканца, она вызвала такси и успокоилась только тогда, когда водитель твёрдо пообещал ей проводить Женю до самой квартиры, разумеется, за дополнительную плату. Таня в это время видела сладкие предсвадебные сны в своей пахнущей альпийской свежестью постели. Она была послушная дочь и верила в то, что правильным может быть только то решение, которое одобрила её любимая мама.


Свадьба состоялась через месяц. Молодых пригласили в посольство, мужской контингент которого пришёл в восторг от выбора своего соотечественника – молодая женщина была ослепительно хороша и многие считали её чуть ли не двойником американской звезды Уитни Хьюстон. Посол даже посоветовал Тане подумать в будущем об участии в конкурсе красоты на звание “Миссис Ямайка”.

Женя страдал так, как может страдать только творческая личность. Перестал ходить в университет, не появлялся и на репетициях. Милентина увидела его только однажды в тот самый день и час, когда Анфиса Михайловна с дочерью и зятем усаживалась в такси для отъезда в аэропорт. Он был пьян и едва держался на ногах. В следующем году его фамилия пополнила список исключённых из университета за неуспеваемость. Что касается Тани, она завоевала титул “Миссис ноги” и, покорив сердце ещё одного чернокожего гражданина Ямайки – уже не простого инженера, а крупного бизнесмена, даже не вспоминала о бедном музыканте.


Несмотря на то, что Милентине было искренне жаль Женю, она решила сообщить Кристине всё, что ей было известно о судьбе этого парня. Подруга, конечно, расстроилась и со свойственной ей несдержанностью яростно обрушилась на дочь с ультиматумом: либо я, либо он. Хитрая Оксана, конечно же, догадалась о том, кто явился источником информации и, позвонив Милентине, в ярких красках попыталась убедить её в том, что Женя совсем не такой, каким она обрисовала его её матери. Оксана говорила и говорила, и из её слов формировался образ ищущего свой путь музыканта, который отказался от удобоваримых песенок и пытается найти альтернативные ключи. Но окончательно она растрогала Милентину сообщением о том, что Женя подобрал сбитую машиной небольшую рыжую собачку, оплатил операцию, выходил, и теперь Найда стала членом их семьи.

– А вы давали объявление в интернет о собаке? Может быть, её разыскивает хозяин.

– Да нет, никто её не ищет – Найда так изголодалась, что на любой корм набрасывается с жадностью. Яну к своей миске ни за что не подпустит. Если на улице спустишь её с поводка, пулей несётся к помойке и роется в отбросах. Никак не можем отучить.

– А как она выглядит?

– Сантиметров сорок в холке, хвост пушистый, мордочка лисья, уши стоят. Симпатичная дворняжечка.

Вечером Милентина зашла в интернет и среди старых объявлений о пропавших животных нашла фотографию пёсы, похожей на Найду. В объявлении говорилось, что эта служебная собака, состоящая на службе компании “Аэрофлот” – шакало-псовый гибрид, известный как собака Сулимова. Обладает уникальным нюхом и является непревзойдённым помощником при поиске взрывчатки и наркотиков. Нашедшему предлагалось вознаграждение. Если бы Милентина незамедлительно сообщила Оксане эту информацию, возможно, это спасло бы человеческую жизнь, но, как говорится, от судьбы не уйдёшь.

В тот вечер Оксана была в университете, и Женя ужинал дома один. Он сидел за столом в своей комнате, машинально жевал котлету, время от времени запивая её пивом, и слушал концерт Уитни Хьюстон. Да, Оксана, кажется, всерьёз запала на него и не догадывается о том, что он никогда не забудет свою “Уитни”. Интересно, что она делает сейчас там, на Ямайке? Говорят, что променяла Шона на какого-то миллионера. Она никогда не любила его, да и этот новый бой-френд скорей всего привлёк её своими деньгами. А думает она о нём, неизвестном пока музыканте. Он это знает, он чувствует. Ну, ничего, она даже не подозревает, что и ему улыбнулась удача, скоро он будет богат, как Крез, и любая Уитни почтёт за честь…

– Что же ты наделал, внучок?! – раздался из кухни голос бабушки. – Ну, и сволота! Я бы тебя пришибла, да бить дурака – жаль кулака.

– Ты чего разоралась, ба? – Женя нехотя поднялся и, шаркая тапочками, направился на кухню. На пороге он замер в оцепенении – бабушка, поставив перед собой мусорное ведро, сыпала в него белый порошок.

– Стой! – Женя грубо схватил её за руку и попытался вырвать пакет, но бабушка вцепилась в него мёртвой хваткой.

– Я тебя сама в полицию сдам, если не скажешь, откуда у тебя наркотик?

– Почему ты решила, что это наркотик?

– Да потому, что его собака твоя нашла. И голос подала – видно, учёная.

Бабушка отправила в ведро очередную порцию. Не помня себя, Женя схватил кухонный нож и вонзил его в это ненавистное старушечье тело. Из вен и артерий фонтаном била кровь, а он наносил удар за ударом, пока и сам не покрылся с ног до головы кровавыми брызгами.

– Женя?! – На него смотрели ставшие безумными от ужаса глаза Оксаны. – Он бросился с ножом на девушку, но споткнулся о вертевшуюся под ногами и истерически визжавшую Яну. Секундное замешательство, и пришедший вместе с Оксаной их общий друг Илья больно вывернул его руку и выбил нож. Вдвоём они повалили наркомана на пол, туго стянули ремнём кисти…

Так трагически закончилась история несостоявшейся звезды. Найду по звонку Милентины забрала хозяйка. Что касается мопсятки Яны Гавриловны, то уже в тот же день она переехала на постоянное место жительство к Илье, а вскоре к ней присоединилась и Оксана.


* * * | Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге | История 5 Поющая волчица