home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 8

Токарева вернулась к Живчикову и обнаружила, что тот стоит с двумя вафельными рожками мороженого, каждый из которых увенчивал залитый шоколадной глазурью и присыпанный тертыми орехами шар. Молодой человек распаковал мороженое и свою порцию он уже несколько раз надкусил, так и не дождавшись свою спутницу, чтобы начать лакомиться вместе. Тимур широко улыбался Анжеле, при этом пережевывал кусочек мороженого во рту и умудрялся втягивать теплый воздух улицы, чтобы лакомство на языке быстрее подтаяло. Другой рожок юноша хлебосольно протягивал телеведущей. Анжела с улыбкой благодарности хотела, было, забрать рожок, но тут изо рта парня выпал кусок лакомства прямо на его темную майку, прочертив белый отчетливый след. Далее этот не дожеванный кусочек скатился по штанам к земле и шлепнулся на мысок темно — коричневых туфель. Тимур опустил глаза вниз и в растерянности смотрел на свой испачканный ботинок.

Анжела покачала головой, глядя на неуклюжесть кавалера, выдохнула «-Обожди, сейчас вытру!», и извлекла из сумочки пакетик с одноразовыми салфетками. Достала одну, мягкими движениями сняла молочное пятно с футболки. Следующей салфеткой протерла штанину брюк Живчикова, а затем склонилась над обувью. Сам юноша все так же продолжал держать рожок с мороженым Анжелы в руке прямо над головой Токаревой. Как только Живчиков понял, что дама собирается чистить ему ботинок от молочного лакомства, в нем взыграло джентльменство, и он взбунтовался:

— Не надо, Анжела, я сам! Я сам!

При этом он стал наклоняться, чтобы помочь даме выпрямиться. Как раз в этот момент рожок в руке тоже наклонился и верхний ледяной шар в глазури с тертыми орехами поверху соскользнул с вафель и полетел вниз на шею Токаревой. Анжела в этот теплый день одела на прогулку с кавалером легкую прозрачную блузку, которую заправила в элегантную разноцветную юбку. Поэтому ледяной шар, упав на шею со стороны спины, закатился под блузку и там застрял. Он застрял, прислонившись к спине, не пускаемый дальше массивным поясом от юбки с широкой пряжкой.

Телеведущая сначала ничего не успела понять. Живчиков только и успел выдохнуть «-Ой!», а Анжеле вдруг показалось, что злодейка Снежная Королева воткнула ей в спину толстую ледяную сосульку. Молодая женщина стала решительно выпрямляться, отчего головой стукнула Живчикова под руку, в которой он держал перевернутый вафельный рожок уже без шара мороженого. В результате удара вафли рассыпались прямо по волосам телеведущей, а ледяной шар в блузке со стороны спины перекатился по разгоряченной коже. Анжела полностью выпрямилась, и в ужасе глядя на лицо Живчикова, съеживаясь от холода на спине, дико завопила на весь парк отдыха:

— Ма — а–ама!!!

Резко наполнила легкие воздухом и вновь повторила свой крик:

— Ма — а–ама! Ма — а–ама!

Токарева ухватила себя за блузку с боков, пытаясь оттянуть ткань от спины и прекратить действие холода. Живчиков же с виноватым лицом хлопал ресницами и промямлил:

— Апельсинчик ты мой! Тебе холодно?

— Да, ядрить тебя налево!!! Да! — пролаяла страдальчески молодая женщина.

— Извини меня! — ласково пропел Тимур. — Так вышло! Я же хотел тебя мороженым побаловать!

Токарева выдернула, наконец, блузку из юбки и подтаявший уже основательно на спине девушки шар мороженого плюхнулся на асфальт и мигом превратился в мокрое пятно. Живчиков взглянул на него и попытался успокоить спутницу:

— Это был тебе от меня презент, лапочка!

— Почему? — вместо ответа телеведущая процедила вопрос сквозь зубы. — Почему?!

— Что «почему», лапочка?

— Не называй меня «лапочкой»! Я спрашиваю, почему у тебя все именно так и получается? А?

— Не знаю, — понурил голову молодой человек.

Анжела посмотрела в симпатичное лицо парня, в его светло — голубые глаза, и не нашлась, что сказать дальше. «-Как же я люблю этого разболбая»! — неожиданно заключила мысленно Токарева.

Живчиков, видя, что вспышка раздражения у любимой вроде бы миновала, бесхитростно предложил, желая загладить свою вину хотя бы частично:

— Лапочка! Может быть, мне еще тебе мороженого купить, коли этого не удалось попробовать?

При слове «мороженое» спутница метнула на Тимура резкий, даже злой взгляд.

— Умолкаю, умолкаю! — мигом затараторил парень. — Ну, его к лешему, это мороженое.

Желая перевести тему беседы в другое русло, он поспешно спросил Анжелу:

— Так что сказала эта сушеная вобла?

— Не хами! — коротко огрызнулась пострадавшая от мороженого. — Екатерина Андреевна очень уважаемая женщина. Хранительница архива. Можно сказать, хранительница уже прожитых отрезков жизни.

— А эта хранительница этих самых отрезков молчать — то будет про нас?

— Будет, — с уверенностью ответила молодая женщина. — А мне теперь что делать — то? А? Скажи? Как мне в такой блузке в глазури и мороженом по улице ходить?

— Ну, извини, лапочка! Так получилось. Эти производители такое прыгучее мороженое стали выпускать!

Токарева хотела, было, ехидно выдать замечание по поводу того, откуда у юноши растут руки, но, испытывая искреннюю симпатию к блондину, воздержалась. На сей раз, она просто захотела узнать, что собирается делать ее новый возлюбленный в сложившейся ситуации.

— Посмотри на меня, — спокойно сказала девушка. — Я вся в этом липком мороженом. Блузке, наверное, конец. Твоя одежда, Тимур, так же вся в пятнах от этих рожков. Как нам продолжать прогулку?

— Да, как продолжать.… Так же, как и до этого. На своих двоих.

— Я не могу ходить в грязной одежде! Мне это неприятно!

— А чего здесь такого, — пожал плечами Живчиков, но, видя недовольный взгляд спутницы, поспешно добавил. — А ты, лапочка, грязную часть блузки в юбку — то поглубже заправь и — все! Все пятно будет скрыто. И мы сможем спокойно продолжить наш поход…

— Тимур! Я не терплю грязной одежды не только на людях, но и вообще! А ты, я вижу, можешь вот так, с этими ужасными пятнами на майке, штанах, и дальше спокойно гулять?!

Живчиков усмехнулся.

— А чего здесь такого?! Я однажды три дня в дырявой рубахе шлялся и в штанах, где сзади, на пятой точке, шов разошёлся. Ох и бегали же за мной девчонки…

Взглянув на серьезное лицо Анжелы, парень осекся и тоже суровым голосом заявил:

— Да — да! В грязном ходить не будем! Это некультурно. Это негигиенично! Это все такое прилипающее!

При слове «прилипающее» телеведущая вновь поежилась и прямо спросила:

— Что будем делать?

Парень слегка задумался, а потом предложил:

— А давай мне свои салфеточки. Я на них поплюю, и мы пятна все и сотрем! Я так в детстве часто делал.

— Поплюем?! Затрем?! И все?! — округлила глаза Токарева.

— А чего? Поплюем. Слюна ведь знаешь, какими очищающими свойствами обладает! — прищелкнул языком Живчиков. — Причем, заметь, что не только очищающие свойства имеет слюна, но и лечебные. Ты разве не слышала, как прошла информация, что один лысый мужик подставлял свою лысину под язык коровы. Та лизала, лизала череп, и мужик заметил, что волосы у него поперли! Представляешь, из лысины — да новые волосы! Так что, если поплевать на салфетку и протереть твои пятнышки, то они мигом сойдут. А вот еще одна история про слюни…

— Тимур! Я не желаю слушать о плевках и лысинах! Что ты можешь сделать как мужчина и мой возлюбленный? Что? Мне просто интересно и как женщине, и как журналистке, наконец. Твоя девушка в беде, в грязи, в пятнах. Что ты будешь делать?

Телеведущая с хитринкой во взгляде следила за белокурым кавалером, на лице которого, следует сказать, отразилась некоторая работа мысли и хлюпнув носом, парень не нашел ничего лучшего, как снова предложить:

— Лапочка! Я поплюю на салфетку, и мои слюни мигом растворят всю грязь, которая на тебе налипла!

От такой наглости собеседница даже немного приоткрыла рот, а сам Живчиков сообразил, что «сморозил» нечто неудобоваримое и даже оскорбительное. Он решил максимально быстро исправить свою ошибку и на сей раз, сразу же предложил:

— Идем на выход из парка и едем к тебе менять одежду. На такси.

— Уже лучше! — немного оттаяла молодая женщина, — Только поедем не ко мне, а в ближайший торговый центр.

Тимур кивнул, и они вдвоем устремились к выходу из парка культуры и отдыха.

Следует заметить, что молодые люди, целиком поглощенные беседой о слюнях, лысинах и пятнах от мороженого не заметили, что вслед им и сейчас глядят внимательные очи архивистки Базаровой Екатерины Андреевны. Дело в том, что Анжела Токарева издала такой душераздирающий крик «-Ма — а–ама», что его услышала добрая половина, наверное, посетителей и работников парка. И, конечно же, Базарова Екатерина Андреевна сразу же обернулась и увидела, что шум исходил из глотки ее коллеги по работе в телекомпании «Мир вокруг нас» Токаревой Анжелы, с которой только что она имела довольно продолжительную беседу. Базарова быстро поняла, что, скорее всего, молодой человек со светлыми волосами сделал Токаревой больно, видимо, сильно ударил по спине, ведь Анжела чесала именно спину, и страдала. Так же Базарова заметила, что кавалер Токаревой, очевидно, нанес удар девушке рожком по голове, отчего на волосах телеведущей оказались рассыпаны куски вафель. При этом «жертва избиения», как посчитала Базарова, повторила свой отчаянный крик. «- А ведь какой приятный с виду, солнечный молодой человек этот юноша кажется с первого взгляда! И какой оказался монстр в душе!» — с горечью скоропалительно подумала Базарова, «-И как такую девочку, как Анжела, угораздило связаться с таким садистом! А ведь какой жених у нее! Девочки говорили, что сам Алмазов Герман Тимофеевич — второй человек на телеканале! — за ней ухаживает! А тут — такой конфуз!».

— Милая! Пока ты тут думу думаешь, можно мы с Феденькой еще раз отлучимся? — услышала Екатерина голосок мужа, который нетерпеливо топтался рядом вместе с сыночком и прервал размышления женщины.

Сложившаяся ситуация с Токаревой, Алмазовым и светловолосым незнакомцем разжигало любопытство в мозгу архивистки. Она поняла, к чему муженек задал свой вопрос. Она могла бы заключить пари с любым желающим на то, что Сергей вновь желает отлучиться в сторону пивного кафе. Обычно, она взорвалась бы негодованием и отказала бы мужу в вольностях. Но на сей раз, женщина молча извлекла из сумочки кошелек, оттуда денежную купюру, передала ее в руки мужчины. Тот взял банкноту двумя пальчиками, осторожно, как кот, что тянет лапу к желтенькому цыпленку в клетке. Базарова кивнула головой. Сергей и Федька тут же стали удаляться прочь. А Екатерина Андреевна продолжила размышления. «-А вдруг этот Тимур — отпетый негодяй? Он же, получается, разбил вафельное мороженое о голову бедняжки. Бил ее, очевидно, по спине. Синяки болят и чешутся. Вот отчего Анжела все время пыталась почесать спину!» — осенила догадка женщину, — «-Вероятно, этот бес поймал на свой зловещий крючок нашу красотку — телеведущую и шантажирует ее! Бьет! Принуждает делать отвратительные вещи! Бедная, бедная Анжела! Да! Мне этот Тимур сразу не понравился! Сразу. Симпатичное лицо, улыбчивый взгляд. Эти светло — голубые небесные глаза. Но меня — то не проведешь! Я-то вижу за его наружностью очаровашки скрытую звериную сущность. Да! Надо выручать коллегу. Надо вырвать ее из лап этого многоликого монстра».

Базарова через десять минут сделала первый звонок своей подруге, работнице отдела рекламы телекомпании «Мир вокруг нас» Капитолине Игнатьевне Чернышевой, женщине средних лет, любительнице зеленого чая и обсуждения особенностей личной жизни других людей.

— Капитолина! — бодро начала разговор Базарова, — Здравствуй, голубушка моя! О, спасибо, все хорошо! Я? Мы с мужем и Феденькой приобщаемся к культуре и развлечениям в парке культуры и отдыха! О, да, великолепно! Да, да, здесь чудесно! Но вот что я хотела бы тебе сказать…. Здесь произошла у меня одновременно и чудесная и пугающая, зловещая встреча! Да, да, зловещая! С кем? С неким светловолосым монстром! Да, монстром! Нет, я здорова. И знаешь, кого этот монстр сейчас терзает? Не спеши…. Ты не поверишь: нашу любимую Токареву Анжелу! Нет, ты не ослышалась, моя дорогая! Токареву Анжелу! И этого монстра я видела воочию! Глаза в глаза! Да. А? А что Алмазов? Он, скорее всего, не в курсе. Я поняла. Конечно, буду у тебя через пару часов, только своих мужчин домой отведу. Договорились. Пока!

А мужчины Екатерины Базаровой чувствовали себя превосходно. Муж Сергей вовсю улыбался, залив в живот четыре кружки прохладного пива, а сын Федор слопал три порции мороженого и теперь понемногу икал. Екатерина Андреевна решительно направилась к Сергею и Федору навстречу и приказала:

— Прогулка окончена, следуем домой!

После чего развернулась и зацокала прочь. Мужская часть семейства послушно засеменила следом.

Через пять минут после окончания телефонного разговора с Екатериной Базаровой и поспешно выкуренной сигареты, Капитолина Игнатьевна Чернышева стремительно подошла к телефонному аппарату на кухне своей квартиры. По выражению ее лица, суетливости движений, напряженному взгляду было видно, что сотрудница рекламного отдела сильно чем — то озабочена. Она торопливо подняла трубку, так же стремительно стала нажимать пальцем на кнопки телефонного аппарата. Вызываемый абонент, очевидно, с кем — то беседовал, так как линия оказалась занята. Женщина повторила попытку. Результат — тот же. Капитолина Игнатьевна нетерпеливо постучала ногтем по столу. Во всем ее поведении ощущалась некая нервозность. Ее взгляд упал на небольшую полочку, где ее дочка оставила набор фломастеров и небольшой блокнот для рисования. Чернышева схватила фломастеры, развернула блокнот на чистом листе и начала рисовать. Сначала появился силуэт мужской фигуры серым фломастером. Затем желтым на голове прорисовались волосы. Затем два маленьких клыка во рту персонажа были добавлены черным цветом. В результате с листа на женщину смотрел нелепый светловолосый монстр. Чернышева извлекла красный фломастер и начертала рядом надпись: «Опасно!!!», после чего уже синим цветом под «Опасно!!!» появился вопрос «Кто он?». Спустя десяток секунд раздумий художница добавила еще два вопросительных знака. По окончании художественных упражнений Капитолина Игнатьевна нажала кнопку повтора последнего набранного номера и, на сей раз, услышала в динамике продолжительные гудки вызова. «-Наконец — то!» — пронеслось в голове женщины. На другом конце провода трубку подняла сотрудница телеканала «Мир вокруг нас» Ольга Брусникина.

Отличительной чертой Ольги стала постоянная озабоченность моральным климатом в коллективе. Ее сердобольность не знала границ. Больше всего Брусникина любила влезть человеку в душу и попытаться помочь каким — либо советом, причем, даже если тот о совете никого не просил.

— Оленька, здравствуй! — поздоровалась Капитолина Игнатьевна.

Брусникина так же радостно поприветствовала подругу.

— Оленька! — продолжала Чернышева. — Я не буду тянуть, как говорится, резину и сообщу тебе сногсшибательную, но и печальную новость. Она касается одной известной тебе и мне особы.

— Я заинтригована! — выдохнула Ольга.

— Ты знаешь, кто ведет на нашем телеканале программу «Азбука безопасности»?

— Что? Это криминальная хроника? — сморщила лоб Брусникина.

— Именно.

— Ага! Тогда, конечно, припомнила. Токарева Анжела. Эта выскочка, которая крутит роман с нашим коммерческим директором Алмазовым. Так что с ней или с ее программой приключилось?

— Моей подруге позвонила наша общая знакомая Базарова Екатерина и сообщила, что она видела, как некий молодой человек чуть ли не избил Токареву. Более того, он разбил на ее голове мороженое в рожке, да так, что вафли забились в ее волосы! Ты представляешь, какие дела творятся?

— Вот это жуть! — заинтересовалась Брусникина. — А где же это произошло, что Базарова узнала об этом?

— Они случайно встретились в парке отдыха.

— И что? — разволновалась Ольга. — Он ее прямо в парке избил?

— Да! Именно так! Прямо на людях! Ты представляешь!

— Даже боюсь спросить, уж не Алмазов ли этот злодей?

Капитолина Игнатьевна, вглядевшись в собственный рисунок, ответила:

— Нет, не Алмазов. Некий светловолосый садист. Монстр. Базарова его не опознала. Зовут, якобы, Тимур. По словам Екатерины, с виду весьма привлекательный парень, но внутри — сущее зло.

— Зло часто имеет личину добродетельности! — философски заметила Брусникина. — Токарева хоть и выскочка, но мы вместе работаем. Она — член нашего коллектива. Мы не можем оставаться в стороне от того, что наша коллега подвергается таким унижениям.

Чернышева вновь взглянула на свой рисунок и твердо заявила:

— Я полностью с тобой согласна, подруга! Я и хотела, чтобы ты узнала об этом одной из первых.

— Спасибо, Капитолина, за сигнал! Обсудим эту ситуацию при встрече.

— Обязательно! — согласилась Чернышева.

Абоненты пожелали друг другу всяческих благ, послали друг другу по воздушному поцелую и тепло попрощались.


ГЛАВА 7 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 9