home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

Екатерина Андреевна Базарова плавно шествовала по утопающей в цветах алле по асфальтовой дорожке большого Парка Культуры и Отдыха. Ее глаза внимательно, немного снисходительно, следили за спинами двух своих спутников мужского пола, что двигались впереди нее, держась за руки. Она зорким взглядом углядела, как один из них в очередной раз вожделенно скосился в сторону небольшого павильончика, где продавали разливное пиво и жареные на вращающихся толстых спиралях сосиски. Базарова не оставила без внимания профиль мужчины и втягивающие движения его ноздрей. Тот как будто пытался получше разнюхать запах тех самых печеных сосисок с кетчупом и терпкий аромат бочкового пенного напитка. Сергей Базаров — супруг Екатерины Андреевны, а это был именно он, страстно желал прохладного пива.

Его не до конца разлепленные после вчерашних возлияний с товарищами глазки внимательно наблюдали за выражением блаженства на лицах посетителей кафе, которые с явным причмокиванием потребляли хмельной напиток. Сергей остановился, заворожено наблюдая за гуляющим кадыком одного из счастливчиков. Прекратил движение вперед и второй представитель мужского пола, а именно, сын Базаровых — Федор, пацан одиннадцати лет от роду. Что Сергей, что Федя отличались щуплостью и некоторой забитостью. Базаров — старший почувствовал легкий толчок в спину.

— Ты куда зенки — то свои воротишь? А? — услышал мужик строгий бас жены.

— Катюшенька! — ласково пробормотал в ответ несчастный. — Мы с Феденькой проголодались! Да и тебе не мешало бы перекусить! Может, по сосисочке?

— Ага! И по пивку! — передразнила женщина мужа. — Нет! Хватит! Вчера насосисился! Сегодня — сухой день! Сухой! А теперь идем дальше и дышим свежим воздухом!

Мужская часть семейства Базаровых стала шаркать дальше, понуро устремив взгляд на свои ботинки. Еще через двадцать секунд у Базаровой протренькал сотовый телефон и Сергей с Федором вновь услышали знакомое начало разговора. Екатерина поздоровалась с одной из своих подруг, и началось:

— Да! Да ты что?! Ты в этом уверена?! Не может быть! Она же все еще не разведена, а такое себе позволяет! Ай да двадцать первый век! Ай да нравы! А он что? Точно? Да как он смел?!

Екатерина Андреевна Базарова сразу же потеряла интерес к своим мужчинам, ибо ей позвонила одна из подруг, что питала сильную слабость к личной жизни других людей. В основном, общих знакомых. Базарова с удовольствием лезла в чужие дела и с радостью обсуждала даже самые нелепые сплетни. Ей это не просто нравилось. Она стала здесь мастером.

Базаровы протопали еще немного дальше, и подошли к аттракциону, где двухместные люльки на толстых цепях прикреплялись к огромной шапке вращающегося силой мощных электромоторов гриба. Желающих прокатиться уже усадили по местам, смотритель перекрыл вход на аттракцион. Сейчас включат рубильник и разноцветная, гигантская шляпа начнет свое движение, увлекая в воздух любителей карусели. Екатерина Базарова все еще беседовала со своей подругой, когда взгляд ее случайно упал на одну из люлек. Женщина обратила мимолетное внимание на тех, кто сидел в этой люльке. Они ждали начала краткосрочного полета. Базарова перевела взгляд на спины мужа и сына, но тут нечто вроде тумблера щелкнуло в ее мозгу. Она резко замедлила шаг и пристально вгляделась в лица пассажиров люльки: кого — то в ней узнала.

— Я тебе перезвоню, милая! — поспешно буркнула Екатерина Андреевна в трубку мобильной связи. — Минут через пятнадцать. Что? Перезвоню, говорю, через четверть часа! Да нет, пока ничего. Перезвоню! Ага! Пока!

Дальше женщина приказным тоном громыхнула Сергею и Феде Базаровым:

— А ну, стоять!

Мужская спина и спина паренька тут же застыли на месте. Аттракцион начал раскручиваться, и глаза женщины продолжали следить за двумя пассажирами люльки. Она достала из сумки пухлый, основательный кошелек, извлекла денежную купюру, всучила ее Сергею. Глаза мужичка блеснули радостью, Федя заулыбался.

— Идите, мальчики, перекусите сосисочками! А я вас здесь подожду. Возвращайтесь не ранее, чем через двадцать минут. Все ясно?

Мужской части семейства Базаровых дважды приказ повторять не пришлось. Никто ничего не переспрашивал. Через пару десятков секунд Сергей и Федя уже браво топали в направлении пивного кафе, где помятый мужик с таким аппетитом трескал печеные сосиски, запивая их освежающим пенным напитком. Екатерина Андреевна теперь пристально следила за поведением парочки в люльке, что рассекала теплый полуденный воздух. Молодые люди крутились на карусели в форме гриба, крепко держались друг за друга, причем ладонь парня плотно обхватила ладонь молодой женщины, которая весело, задорно, заразительно хохотала на всю округу. При этом блондинистая голова ее кавалера то и дело наклонялась к ушку барышни. Парень что — то шептал, отчего та начинала смеяться еще сильнее. После очередного приступа хохота Базарова окончательно признала человека, которому принадлежал этот звонкий, заливистый смех. Екатерина Андреевна слышала его несколько раз, правда, не такой звучный, как сейчас, и не такой интенсивный. Больше сомнений не оставалось: в одной из люлек аттракциона неслась, летела, наслаждалась жизнью не кто иная, как ведущая и автор программы «Азбука безопасности» Токарева Анжела Алексеевна, весьма миловидная и успешная в карьере женщина лет тридцати.

На телеканале «Мир вокруг нас» сплетники уже давно судачили о назревающем романе коммерческого директора канала Алмазова Германа Тимофеевича с вышеупомянутой особой, несмотря на все попытки конспирации, предпринимаемые Анжелой и Германом. Базарова работала в этой телекомпании архивариусом и непосредственно участвовала в означенных пересудах. И вот теперь она могла голову отдать на отсечение, что светлая, взъерошенная голова ее нынешнего спутника принадлежала явно не Алмазову. «- Алмазов не из такого теста. Нет, не из такого. И Алмазов — не блондин!»

Сеанс катания на аттракционе закончился, люди отстегивали ремни безопасности и довольные, веселые, с некоторым облегчением ступали на землю. Екатерина Андреевна стремительно заняла такую дислокацию, что бы ни один пассажир из люлек не смог бы с ней разминуться. Она стала боком по направлению к идущим людям и боковым зрением, наконец, зафиксировала Анжелу Токареву и ее спутника — блондинистого юношу, весьма привлекательного и, как ей показалось, доброго и веселого. Пара приблизилась к Базаровой, лицо которой расплылось в дружелюбной улыбке. Екатерина Андреевна «случайно» наткнулась на телеведущую.

— Ой! Извините! — пробасила архивистка. — Извините меня, неуклюжую!

Анжела Токарева в свою очередь, все еще смеясь, из чувства взаимной вежливости и природной воспитанности поспешно пролепетала:

— Это вы меня простите! —

Базарова и телеведущая со своим спутником, наконец, предстали лицом к лицу.

Екатерина Андреевна притворно хлопнула в ладоши в изумлении, лицо ее расплылось в лучезарной улыбке:

— Анжела Алексеевна! — поприветствовала она Токареву. — Здравствуйте, здравствуйте! Какая неожиданная встреча!

— Здравствуйте! — несколько опешила Анжела.

Она сразу узнала заведующую архивом телекомпании «Мир вокруг нас» Базарову Екатерину Андреевну, к которой часто обращалась в поисках старых кино и аудио материалов, или, если требовалось получить краткое архивное резюме на конкретного человека или событие. «-Приятная женщина, эта архивистка. Но встреча с ней сегодня не очень — то и желанна» — быстро заработал мозг телеведущей.

— А вы здесь отдыхаете от трудовых будней? — как бы, между прочим, спросила Базарова молодую женщину.

Токарева кашлянула в кулак.

— Да, развеяться вот выбрались немного. Погоды стоят замечательные.

— Это верно! — согласилась Екатерина Андреевна.

— Мы пойдем, еще покатаемся, — мягко попыталась ускользнуть Токарева от не нужной беседы, — До свидания!

Анжела несколько поспешно ухватила своего ухажера за ладонь и потащила подальше от места встречи с коллегой по работе, но хитрая Базарова прорезала теплый воздух просьбой:

— А вы, Анжела, не представите мне вашего молодого человека? По — моему, он чрезвычайно мил!

Токарева вынуждена была остановиться.

— Конечно, конечно! Извините, Екатерина Андреевна за рассеянность. Это, — указала она на своего кавалера, — Тимур. — Тимур! Это — Екатерина Андреевна, моя коллега по работе в телекомпании.

— Очень приятно! — буркнула Базарова. Она взлянула Живчикову прямо в глубину его светло — голубых глаз. «-Да этот парень ох как опасен!» — решила Базарова про себя.

Тимур в свою очередь внимательно взглянул в хитрое лицо архивистки. Ему на миг показалось, что в ее глазах играет насмешка над ним. В итоге можно сказать, что они оба не понравились друг другу с первого момента.

— А мне — то как приятно! — растянул уголки рта в ослепительной улыбке Живчиков, но взяв за локоток свою спутницу, отвел на несколько шагов и, наклонившись к уху Токаревой, едва слышно прошептал:

— По — моему, эта старая сушеная вобла мисс Марпл нас просекла!

Токарева невольно хихикнула, а Екатерина Базарова скинула с себя притворную маску доброжелательности и с осуждением уставилась на телеведущую и ее молодого человека. Анжела поспешила разрядить ситуацию и вернулась к Базаровой:

— Ох! Извините Тимура! Он шепнул мне, что мы пойдем еще в комнату смеха, и я рассмеялась, ибо вспомнила, какие смешные рожицы получаются в тех зеркалах! Просто умора!

Молодая женщина вновь рассмеялась.

— А! Ну, да! Ну, да! — прищурила левый глаз Базарова. — Там, безусловно, забавно! А вы здесь гуляете?

— Да, и вы знаете…

Женщины немного поболтали о погоде и о интересных местах в этом парке.

Живчиков переминался с ноги на ногу, а потом отозвал на минутку Анжелу в сторонку:

— Эта сушеная вобла с тобой работает?

— Да, к сожалению.

— Она тогда сдаст нас с потрохами. Сдаст, как пить дать! Я нутром это чувствую. Все расскажет Алмазову.

Анжела всегда была честна со своими мужчинами. Поэтому и рассказала Тимуру, что на работе ее шеф делает ей знаки внимания и даже сделал предложение руки и сердца. Тимур тогда поблагодарил свою возлюбленную за правду. Анжела же не хотела, чтобы на работе узнали о ее бурном романе с молодым студентом много младше ее. Это могло повредить карьере основательно, особенно, если бы о романе узнал Алмазов, ее руководитель.

Поэтому после последней реплики парня Токарева нахмурилась.

— Ладно. Пойдем. Пора закругляться.

Они подошли к Базаровой и Анжела напомнила, что они хотят посетить комнату смеха.

— Отличная идея! — кивнула Базарова.

— Тогда мы туда и поспешим! — промямлила Токарева с отсутствием уверенности в голосе.

— Поспешите, молодые люди! Поспешите! — ободрила еще раз молодых Екатерина Андреевна, при этом многозначительно оглядев пару сверху вниз. Тимур на прощание резко приставил правую ногу к левой и энергично кивнул головой, как рыцарь в знак почтения, но лицо архивистки осталось непроницаемым, несмотря на этот необычный и благородный жест.

Анжела потянула кавалера за рукав, и они отошли шагов на пятнадцать от места неожиданной встречи с архивисткой. Токарева остановилась, переминаясь с ноги на ногу. Веселье сменилось неким дискомфортом. Юноша поглядел на нее и серьезно заметил:

— Лапочка! Поздно уже тревожиться! Эта — стуканет! Как пить дать! Стуканет!

— Не называй меня лапочкой! — прошипела сквозь зубы недовольная Анжела. — Мне это не нравится.

— Не буду, не буду.

— Так. Подожди — ка здесь. Я, пожалуй, скажу ей еще несколько слов.

— Скажи, лап…. Скажи, милая, скажи! — зевнул Тимур. — Я тебя здесь подожду.

— Тебе следует думать о людях лучше! — укоризненно заметила молодая женщина, — Я полагаю, что если Екатерину Андреевну попросить как человека, то на нее можно положиться.

— Положиться — то можно, — скривился Живчиков, но после осекся. — Впрочем, попытка — не пытка. Хорошо, если правой окажешься ты, а не я.

Анжела кивнула и зацокала в сторону Базаровой, к которой подошел тщедушный мужчина, видимо муж, с маленьким мальчиком. «-А пацан явно сынок», — догадалась мысленно Токарева. Анжела с неохотой и оттого с некоей медлительностью приближалась к семейству Базаровых. Екатерина Андреевна стояла к ней полубоком и о чем — то беседовала с мужем и сыном. Телеведущая подошла еще ближе и вдруг приостановила движение, так как только сейчас смогла увидеть профиль коллеги по телекомпании в особом ракурсе. Что — то орлиное, хищное отчетливо угадывалось в профиле заведующей архива. Удлиненный, конусообразный, с несколько загнутым кончиком нос, пытался уловить запах, что исходил от мужичонки напротив.

При внимательном рассмотрении стало очевидно, что говорит одна только женщина, а мужская часть семейства молчит. Сынок косил виноватым взглядом на правый мысок своих летних сандалий. Мужичонка если уж и отвечал, то отводил поток слов в сторону, вместе с запахом, отчего Екатерина Андреевна почувствовала себя глуховатой и не раз повышала голос на мужа:

— Что?! — морщила она лоб, — Говори громче! Громче!

Токарева уловила некоторые слова и фразы, на которых Базарова делала особенно сильное ударение и которые были окрашены гневной, неприязненной интонацией. «Сегодня прекрасное утро…. Плохой пример…. Сынок…. Неокрепшая психика…. «Нализался» пива…. Смердит, как от велкопоповицкого козла…. Мальчик прилежный, а отец пьянь….». Впрочем, Токареву мало интересовали эти внутрисемейные перепалки. У нее была своя цель и она, дабы быть замеченной, громко кашлянула. Напористое чтение нотаций и невнятное мычание в ответ в семейной беседе прекратилось и все Базаровы сразу же уставились на Токареву.

— Вы нас подслушивали? — строго поинтересовалась архивистка с присущей ее характеру прямотой.

— Что вы! — в свою очередь оскорбилась молодая женщина. — Как вы могли так подумать! Вы, знаете ли, Екатерина Андреевна, оскорбительно себя ведете по отношению ко мне. Я вам не девочка, чтобы так со мной разговаривать!

Базарова молниеносно просчитала ситуацию. «-Эта девонька, как все говорят, крутит роман с коммерческим директором Алмазовым. Она ему нравится. «Стуканет» на меня за мою несдержанность, и попрут меня с работы. Как тогда жить? Как с этими обормотами, — мельком взглянула она на мужа и сынишку, — лямку тянуть? Нет! Так дело не пойдет! Поправить положение немедленно!» — быстро выдал указание мозг женщины.

Через пару секунд она предстала перед телеведущей в образе радушной дурочки.

— Что вы, что вы, Анжела Алексеевна, это я не вам! Как я могла бы! Мы же с вами трудимся на одном фронте — информационном. Мы с вами по одну сторону баррикад!

— А кому же вы, прошу прощения, высказали обвинения в подслушивании ваших разговоров? — ехидно прищурила левый глаз Токарева.

— Ну, уж конечно не вам, голубушка! Уж конечно не вам!!! — архивистка даже немного картинно поперхнулась.

— А кому ж? — подняла брови девушка.

— А вы не заметили, что прямо над вашей головой, на столбе, висит телекамера и глазок ее направлен на площадь, где мы и находимся?

Токарева обернулась и подняла голову. Действительно, объектив телекамеры зорко взирал на ситуацию в данном секторе парка. «-Ух, и хитрая же эта архивная крыса!» — подумала Токарева, а сама широко улыбнулась.

Базарова тоже искрилась доброжелательностью и добавила:

— Вы разве не помните сюжет об обеспечении безопасности в местах отдыха туристов и горожан с помощью камер наблюдения? Инициатива МВД города. И сюжет этот крутит наша с вами телекомпания, в программе «Азбука безопасности». Вам эта программа, должно быть, в некотором роде известна?

«— Грымза ехидная! — внутренне оскалилась телеведущая. — Отлично ведь знает, что это — моя передача!».

Но вслух девушка произнесла:

— Какое чудное, по — хорошему старомодное чувство юмора у вас, Екатерина Андреевна! Я вами восхищаюсь!

— Спасибо! Раз вы вернулись то, как я полагаю, у вас есть ко мне какое — то дело?

Токарева решила придать своему голосу оттенок непринужденности и незаинтересованности.

— У меня к вам, Екатерина Андреевна, небольшая просьба, так сказать, личного свойства. Сущий пустяк.

— Все что в моих скромных силах начальницы архива телекомпании! В чем суть вашей просьбы?

— Собственно, так получилось, можно сказать, так расположились звезды на небе, что мы тут с вами случайно повстречались. И я оказалась здесь не одна, и вы.

— Но я пришла сюда с семьей. С законным мужем и законнорожденным сыном! — горделиво вздернула нос Базарова.

— О! Вы очень по — семейному верно все сделали, Катерина Андреевна. Как хорошо, — Анжела говорила мягко, не обостряя ситуацию, — что у вас такая дружная семья. Я же, как видите, пришла с молодым человеком и мне, право, не хотелось бы, чтобы начались некие пересуды относительно моей личной жизни. Тимур — мой, так сказать, дальний родственник. А я — человек публичный. Знаете, как бывает, люди увидят одно, а кривотолки пойдут совсем другие. Мы с вами трудимся в одной компании, делаем одно дело. Вы с эти согласны?

«— Ага! Дальний родственник! Так я тебе и поверила!» — Екатерина Андреевна кашлянула в кулак, но вслух сказала:

— Конечно, конечно! Мы, как это сейчас принято говорить, одна команда!

— Вот — вот! Хорошо, что мы понимаем друг друга. Чтобы не ходить вокруг да около, я прямо бы хотела попросить вас никому не рассказывать о нашей случайной встрече в этом прекрасном парке сегодня. Не рассказывать никому и, прежде всего, в телекомпании. Я могу рассчитывать на ваше молчание, коллега?

Архивистка приняла горделивый вид и даже слегка вздернула нос:

— О! Я умею хранить тайны! Я не любопытна, когда дело касается личной жизни других людей! Даже, звезд телеэкрана! — она мельком взглянула в глаза Токаревой. — У меня, знает ли, есть свои семейные радости и печали!

При этих словах архивистка кивнула в сторону Сергея Базарова и их сына Федора, что покорно в сторонке ожидали окончания беседы двух женщин. — Так что, уважаемая Анжела Алексеевна, как мы говорим в архивном деле, доступ к информации о вашей сегодняшней прогулке закрыт. Можете не сомневаться.

— Благодарю вас, Екатерина Андреевна, за понимание и корпоративную солидарность! До встречи на службе!

— До свидания! — улыбнулась на прощание Базарова.


ГЛАВА 6 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 8