home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

Под румяными шашлычками игриво шкворчили ярко — красные угли. Они то и дело вспыхивали пламенем, как бы желая вместо человека сожрать ароматные кусочки свинины, перемежающиеся с дольками молоденьких кабачков, кольцами лука и синими кусочками баклажанов. Дым пробивал мясо насквозь и аромат классно приготовленного восточного кушанья дурманил мозг разгоряченных спиртным людей. Они уже успели основательно проголодаться, что совершенно естественно при активных движениях на свежем воздухе. Лучи весеннего теплого солнца тончайшими нитями рассекали ткань воздуха. Даже сквозь звук работающего магнитофона можно было легко расслышать веселую трель радостных лесных птиц. Легкий ветерок качал кроны деревьев. Время едва перевалило за два часа дня. Государство подарило труженикам и завтра и послезавтра праздничные выходные дни. Начало мая. День солидарности трудящихся. И эти самые трудящиеся, большой коллектив телеканала «Мир вокруг нас», в рамках которого и вещала программа Анжелы Токаревой «Азбука безопасности», дружно отрывались на корпоративном пикнике.

На загородном сейшене присутствовал представитель администрации, а именно коммерческий директор канала «Мир вокруг нас», Алмазов Герман Тимофеевич. Мужчина в самом расцвете лет, он многого добился. Во всем его облике чувствовалась начальственная стать. Едва выпирающий животик придавал ему солидности. Темные волосы едва начинали редеть. На фоне правильных черт лица несколько несуразно смотрелся широкий, явно когда — то сломанный нос — отпечаток активных занятий боксом в юношеские годы. Герман Тимофеевич давно забросил профессиональные тренировки, но все еще колотил грушу дома при наличии свободной минутки. Больше для души и крепости тела. Но и этих минуток хватало, чтобы поддерживать широкий разворот плеч, ровную дыхалку, крепкие кости.

Алмазов с неудовольствием посмотрел на стажера отдела рекламы Федора Яхонтова, который, по неопытности, слишком усиленно налегал на корпоративный «Мартини». Федька на глазах начальника вновь махнул почти целый стаканчик сладкого напитка, крякнул и, вытянув губы вперед, полез целоваться к сотруднице бухгалтерии Ксении Ветровой, женщине далеко за тридцать, семейной и весьма миловидной. При этом юноша сладострастно мычал сквозь мокрые от «Мартини» уста. Ксения перехватила недовольный взгляд начальства и дала отпор «наклюкавшемуся» юнцу.

— Федька! — проворчала она громко. — Что это ты так набрался на самом первом твоем корпоративе! Эх, молодо — зелено! Иди, возьми надувной матрас, поспи под березкой. Погодка — то просто отличная!

— Я…. Я…. Я вас люблю, Ксения! Я вас люблю! — продолжал тянуть губы Яхонтов. — Если и пойду на матрас, то только с вами! Только вы, я и матрасик! Пойдемте со мной на матрасик! Я пузырь…. Хм…. Бутылочку «Мартини» Захвачу!

Ветрова улыбнулась было, но тут случайно наткнулась на колючий взгляд коммерческого директора. Лицо Ксении сразу приобрело суровое выражение, и она решительно заявила юноше:

— Оставь меня в покое, Яхонтов! Мне и твоим коллегам по работе неприятно, что ты так напился на нашем празднике! Наша телекомпания — большая семья! А ты ее позоришь!

Федька Яхонтов умолк на время, переваривая информацию. Сначала Ветрова вроде бы с ним кокетничала, а теперь гонит прочь и совершенно к нему холодна.

— Ты хотишь сказать, Ксения, что в семье не без урода? — икнул стажер достаточно вульгарно, — И…. И…. Это я, что ли, этот урод?

Ветрова вновь прострелила взглядом пространство и увидела, что начальник на них теперь не смотрит, а занялся своим Ipad. Бухгалтерша повернулась к нетрезвому воздыхателю и уже по — доброму предупредила:

— Да нет, Федька, никакой ты не урод! Но ты явно перебрал «Мартини». Иди, поспи, Федька, на матрасике. Видел, как недовольно уже на тебя Алмазов смотрит? Не буди лихо! Проспись! Ты же на испытательном сроке!

— Алмазов! Алмазов! — пьяно прорычал юноша, — Зануда он, этот Алмазов! Зануда…

— Тише ты! — шикнула на него Ксения. — Услышит и уволит! Иди лучше поспи, Федька! Прошу тебя.

— Просишь? — икнул Яхонтов.

— Прошу.

— Эх…. Ладно. Иду спать. А то мутит что — то.

— Вот и умничка! Отдохни на матраце, и мы с тобой переговорим.

Яхонтов встал, шатаясь, двинулся к палаткам, у которых лежали прижатые грузом уже надутые воздухом матрасы, взял один из них и поволок его в лесную чащу. При этом парня основательно качало из стороны в сторону, а матрац постоянно выскальзывал из рук.

— Иди ко мне, мой надувной дружок! — пьяно бормотал стажер. — Девушки живой у нас нема. Ксюха меня не ласкает. Даже резиновой, надувной женщины нет. Пойдем с тобой, мой воздушный дружок!

Анжела Токарева и Герман Алмазов наблюдали за спиной стажера, исчезающей между веток и стволов деревьев.

— Не рассчитал со спиртным юноша! Не рассчитал! — прокомментировала молодая женщина поведение стажера. — Молодой еще, нормы своей не знает!

— А должен бы знать! — сдвинул брови Алмазов, — По правилам — должен знать!

— А ты разве в его возрасте так не напивался, не зная своей дозы? — выдохнула Анжела.

— Было дело. Но только один раз. Мне потом так плохо было, что запомнил этот урок надолго.

— Может и у Феди так же получится, — Анжела подняла веточку с земли и стала рассматривать ее на ладони.

— Посмотрим! — уклончиво пробасил Герман Тимофеевич. Он внимательно обвел взглядом молодую женщину и аккуратно положил свою ладонь ей на запястье. — Ты подумала над моим предложением, Анжела?

Токарева застыла на мгновение, но руку мужчины со своей не убрала. Вздохнула.

— Мне нужно еще время, Герман.

— И сколько тебе его нужно?! — с каменным лицом коммерческий директор телеканала «Мир вокруг нас» и убрал руку.

— Хм…Не торопи события. Не знаю.

— Ты что, меня мало знаешь? Ты во мне сомневаешься? Что тебя беспокоит?

Токарева замялась. Она чувствовала некий дискомфорт всякий раз, когда кто — то торопил ее с принятием решения. Алмазов по привычке давил на людей, а сейчас и на нее. Пусть и мягко в ее случае, но — давил. «-Он, вроде бы, мужчина видный. Мне нравится. Успешный, физически крепкий, стабильный и предсказуемый», — думала на досуге Токарева, — «-Но вот это стремление подчинить себе все и всех, занудство, жизнь только по правилам — это утомляет».

— У тебя появился кто — то другой? — услышала она очередной вопрос и вздрогнула.

Этот жест не остался незамеченным собеседником. Молодая женщина молчала, так как сей вопрос застал ее врасплох. Она мельком просканировала лицо мужчины и не увидела на нем никаких эмоций. Алмазов задал вопрос и хотел получить на него исчерпывающий ответ. Токаревой вдруг так захотелось разбить это непроницаемое, каменное лицо правдой. Она вобрала в легкие побольше воздуха в легкие и…ничего не произнесла, так как нагрянули нежданные гости.

— Так-с! Что это тут у нас? В нашем лесу тусовка! И без нас! — чей — то громкий хмельной голос прервал разговор Токаревой с Алмазовым.

Все участники корпоратива разом обернулись на этот бас, прорезавший теплый лесной воздух с веселой трелью птичек. Семеро парней в возрасте примерно от шестнадцати до двадцати пяти лет, явно деревенские, с хищным выражением лиц стояли шеренгой на окраине поляны, где расположились отдыхающие сотрудники телекомпании «Мир вокруг нас». Бас принадлежал самому старшему из них, долговязому, с неприятным лицом. Он держал в левой руке огромную бутыль литров на пять — семь с несколько мутноватой жидкостью. Судя по тому, что бутыль уже ополовинили, незваные гости изрядно приняли «на грудь» этого подозрительного напитка.

Алмазов молниеносно прикинул расклад сил в случае возможного, а вернее, весьма вероятного конфликта. Всего на загородный пикник выехало двадцать два сотрудника. Коллектив и так преимущественно состоит из женщин. Мужчины более пассивны в деле поддержания и организации корпоративов и совместных походов. Так получилось и на этот раз: восемь мужчин, четырнадцать женщин. Из восьми ребят двое — Федя Яхонтов и курьер офиса Коля, перебрали «Мартини», на солнышке их разморило, и они отчалили «баиньки» на матрасах. Два компьютерщика — Олег Симонов и Василий Прогин — тщедушные на вид ребята, оба очкарики. В расчет их брать сложно. Остается четверо, включая его самого. Против семерых молодых и, надо признать, плечистых парней, правда, уже расслабленных от, очевидно, самодельного спиртного. «-Расклад сил вполне терпимый» — выдал мозг результат анализа сложившейся обстановки.

— Ого! Сколько тут девчонок, парни! — пьяно прогремел главарь непрошенных гостей. — И все такие аппетитные! Череп! Ты какую хочешь?

Парень лет семнадцати с бритым затылком, мутными глазами обвел женское общество на поляне, икнул и пальцем с нечищеным ногтем указал на Ксению Ветрову:

— Вот эта телка мне нравится! Гляди, Ракета, какие у нее буфера!

Ксения, услышав такую характеристику своим формам, инстинктивно прикрыла лацканом пиджачка весьма откровенный вырез на груди. Глаза бухгалтерши приняли испуганное выражение. Она перевела взгляд на Алмазова, затем на остальных мужчин из числа участников корпоратива. Лидер деревенских по кличке Ракета гаденько заржал, наблюдая за жестом Ветровой, вытянул пробку из бутыли, и из широкого горла сделал изрядный глоток самогона. Крякнув, передал емкость рядом стоящему парню, который в руках держал несколько яблок.

— Закусить! — коротко приказал Ракета, и его помощник проворно протянул вожаку самый распространенный в России фрукт. Ракета похрустел яблоком, сплюнул косточки на землю.

Герман Алмазов уже убедился, что остальные пятеро сотрудников — мужчин телекомпании, включая хлюпиков — компьютерщиков, приготовились к бою.

— Ну, что? Надо бы пожрать! — развязно гаркнул Ракета и направился к расставленным в середине поляны складным столам, на которых женщины уже разместили миски с салатами, ребристые вазы, заполненные фруктами. На специальных железных противнях еще дымились очередные порции шашлыка. На двух отдельных широких столах батареей, горлышками в небо, глядели десятки разнообразных бутылок со спиртными и прохладительными напитками. «Мартини», вина белые и красные, пузатые и фигурные емкости с водкой, коричневые — с коньяком, давно любимые народом «Дюшес» и «Буратино» в стекле, разнообразные пакетики с соком. В траве штабелями ждали своего часа упаковки импортного пива. Запах свежеприготовленного мяса на углях щекотал ноздри людей на поляне.

Уже стоя у стола, Ракета поставил на траву бутыль с самогоном и схватил шампур со свежепрожаренными кусочками мяса, быстро поднес его ко рту и впился зубами в любимое кушанье любителей пикников. Сотрудники телекомпании «Мир вокруг нас» немного опешили от такой нарочитой наглости и откровенного хамства. А главарь деревенских сжевал первый кусок, слегка отрыгнул и выплюнул на землю небольшую плевку, после чего повернулся к подельникам и великодушно разрешил:

— Налетай, братва! Гламурные городские мальчики и девочки угощают!

После этой фразы руки непрошенных гостей потянулись к лакомству — жареной на углях свинине. Сам Ракета, у которого между зубов застряло нечто не жующееся, полез себе в рот двумя пальцами, пытаясь, как пинцетом, извлечь ими это неудобство.

Алмазов мягко положил ладонь на плечо Анжелы Токаревой и двинулся в сторону наглых самозванцев. Метрах в десяти стояли ровным рядком сверкающие, новые мангалы. Около них во время пикника и тусовались вперемежку с девушками и женщинами сотрудники — мужчины. Сейчас они напрочь забыли о шашлыках. Завхоз Степаныч, коренастый мужик лет за сорок, компьютерщики Олег Симонов и Василий Пронин. Причем оба перед началом движения бережно сняли очки и положили на стульчик. Рядом с ними топали два Дмитрия: Коваленко и Щенников. Дмитрий Коваленко — звукорежиссер программы Анжелы Токаревой «Азбука Безопасности», мужчина за тридцать, заядлый рыбак, среднего роста и телосложения. Коваленко увлекался не простой рыбалкой с удочкой, когда мужичок берет снасть, незлобиво нацепляет на крючок невинного червячка, покрывает голову панамой и расслабленно ждет «клюнет — не клюнет». Дмитрий активно занимался именно зимней рыбной ловлей. За многие годы своего увлечения он пробурил в толщах льда разных озер и рек бессчетное количество широких и не очень лунок основательным, увесистым коловоротом еще советского производства. Руки Коваленко отличались жилистостью, крепостью, мертвой хваткой.

Вот и сейчас он шел на возмутителей безмятежного отдыха своих коллег с решительным видом, невольно крутя в ладони, как будто орудуя коловоротом, толстую кочергу для перемешивания углей в мангалах. Он шел на бой с таким видом, как будто хотел открутить голову, как рыбам, сначала одному, а после и остальным из нападающих. Судя по тому, как злобно гневно он глядел на Черепа, Коваленко выбрал именно его как первую жертву для своих тренированных рук. Плечом к плечу с Коваленко бесстрашно шагал его тезка — Дмитрий Щенников, оператор программы «Азбука безопасности». Отличал Щенникова от других сотрудников очень высокий рост. В молодости Дмитрий много играл в волейбол и вот сейчас уже миновал сорокалетний рубеж. При высоком росте телосложение его напоминало телосложение аскета. Тонкие руки, длинные, худые ноги, развивающаяся лысина уже основательно просвечивала сквозь жидкие волосы на голове. Интеллигентное лицо оператора в этот момент, когда он шел на схватку с хулиганами, выражало решительность бойца.

— Эй! Вы! Молокососы! — прервал образовавшуюся тишину бас завхоза Степаныча, обращенный к деревенским типам. — Здесь ничего вашего нет! Идите своей дорогой, куда шли! А не то…. А не то полицию сейчас вызовем!

Череп и остальные парни из числа гостей перестали жевать и повернулись к Степанычу. Один из деревенских от услышанных угроз Степаныча даже застыл с пучком зеленого лука во рту, которым закусывал чужую, жареную на углях свинину. Ракета отхлебнул из открытой им без спроса бутылки вкусного пива «Миллер» и вздернул вверх подбородок.

— Чего? Чего ты там, сушеный покемон, вякнул? — протянул вожак наглецов, — Ты лучше пасть — то свою закрой, а то все зубы повыбиваем!

Череп криво ухмыльнулся. Степаныч сжал скулы. Его бесил этот самодовольный, пьяный деревенский наглец.

— А ментуре сюда с час, в лучшем случае, ехать! — продолжил Ракета, — Да и не станут они с насиженного места срываться. Здесь вам — не город. Так что, городские мальчики и девочки, примите нас как корешей, и, глядишь, мы вам «звездюлей» и не наваляем!

Подельники главаря хихикнули такой длинной речи. Череп двинулся к Ксении Ветровой.

— А ну, красотка, пойдем со мной! — нетрезво икнул он.

Но на его пути встали два компьютерщика уже без очков: Олег Симонов и Василий Прогин. Череп даже немного высунул язык от удивления:

— Это что еще за армия задротов?! — пьяно икнул хулиган, — А ну — кыш! Бабу хочу!


ГЛАВА 4 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 6