home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 22

Отдыхая на море в пансионате, Анжела чрезвычайно захотела киви. Именно киви, да так явно, так настойчиво, что в душе затеплилась надежда: может быть, я — беременна? Ведь если так дико хочется чего — нибудь экзотичного, то вполне сие походит на острый голод, присущий женщинам «в положении».

Девушка решила подстрелить сразу несколько «зайцев»: пройтись в город, проветриться, прикупить в супермаркете киви. А заодно в аптечном отделе разжиться тестом на беременность.

Киви Анжела любила откушать. Но лишь иногда. А тут она схватила с полки магазина целую корзинку, пробила товар в кассе, и завернула в аптечный киоск. Вскоре она вприпрыжку, будто в детстве девчонки скачут в классики, направилась обратно в санаторий. Пусть лежал через набережную, на которой располагалась обширная смотровая площадка с дивными видами.

Солнце висело очень высоко, как будто невероятный художник прилепил яркий блин на синий холст. В обеденное время люди вообще делаются более расслабленными. Анжела тоже не спешила. Ее взгляд остановился на белоснежном платье невесты, что обтягивал стан молодой девушки. «-Эх, свадьба, свадьба!».

Все — таки есть что — то сказочное во всем этом действе. Анжела прикрыла веки, зажмурилась и снова устремила взгляд на белоснежное платье невесты. Вспомнила отчетливо, что на их с Германом свадьбе ее плечи покрывало платье примерно такого же фасона. Телеведущая перевела взгляд на лицо девушки в белом. Чудно! «-Даже внешне она похожа на меня в день моего бракосочетания» — потекли медленно мысли в голове Анжелы. Те же легкие веснушки, тот же живой блеск в зрачках. Ожидание чего — то нового, высокого, надежного. Как же! Теперь уже не девица, а — жена».

Это состояние чем — то походило на то, как если бы еще недавно бесформенный птенец превращается в грациозную утку. Точеное крыло, свежее, чистое оперение и готовность к продолжению рода. Взгляд дамы, ищущей достойного самца.

Невеста на смотровой площадке в приморском городе своего самца уже нашла и с гордостью идет с ним под венец. У девушки может быть три статуса: она замужем, или разведена, или одинока. Но, есть еще четвертое состояние: воздушное, летящее. Мимолетное — быть невестой.

«— Как это было у меня?» — задала себе вопрос телеведущая «Азбуки безопасности». «-Нет, смертельно хочется кисленького!».

Пальцы правой руки, сложенные в форме вилки, пронзили полиэтиленовое покрытие корзинки с экзотическим фруктом. Анжела погладила шершавую, мохнатую поверхность плода и неожиданно быстро впилась зубами в коричневый бок фрукта. «-Как же так? Не помыв даже!» — возмутился внутренний голос. Но, если девушке что — то сильно хочется, то вопросы гигиены можно опустить. Порыв — он и есть порыв. Бросок на кисленькое — это зов природы, если хотите. Разжевав кусок киви во рту, она ощутила искомую кислоту и закрыла глаза от удовольствия. Да, ее свадьба тоже вышла яркой. Анжела вспомнила, что было после церемонии бракосочетания.

Гости разъехались по домам поздно. Герман и Анжела остались, наконец, одни. «-Теперь это и твой дом» — просто сказал тогда Герман. Мужчина, несмотря на кажущуюся сухость в эмоциях, не был лишен романтического духа. Всю спальню в их первую брачную ночь он усыпал лепестками роз. На тонюсеньких палочках курились благовония. Из динамиков стереосистемы мягко струились звуки морского прибоя. Лишь два ночника в разных углах спальни освещали широкую двуспальную кровать из красного дерева. А по всей длинной поверхности комода мужчина расставил подсвечники со свечками. Маленькими, что при горении походят на десяток светлячков в кромешной тьме южной ночи.

— Милая моя жена! Сегодня я позволяю и тебе, и себе немного расслабиться. Сегодня — наш день. Сегодня излишества допустимы. Сегодня ты осчастливила меня, став моей законной женой. И я хочу сегодня делать незаконные вещи со своей законной женой!

Анжела была заинтригована. Обычно Герман ни при каких обстоятельствах не шел на нарушение закона. А тут его раздухарило на нечто из ряда вон выходящее. Новоиспеченная жена медленно оголила ноги, закинула их друг на друга. Герман «облизал» их взглядом, возбудился, рванулся было к ним, к ногам, но порядок и контроль над собой снова взяли верх. Нет, у него имелся план, и он должен ему следовать от пункта А до Я.

— Мне кое — что привезли из — за бугра. Высочайшего качества «травка». Легкая, воздушная. Повышает настроение. Потом кидает тебя в нирвану. Покурим с ней кальян. Ты не против?

Нет, Анжела не была против. В тот вечер она и так чувствовала себя счастливой. «-Я теперь — жена. У меня свой постоянный мужчина. Не любовник, а — муж. Я теперь в ином совсем статусе. Я — жена!» — невольно блуждали мысли в голове девушки.

А теперь тот, с кем ей идти по жизни, держась за руку, и кого она все — таки, наверное, любит, предлагает ей опасное, но увлекательное путешествие в мир грез. Муж протягивает к ней руку и зовет в нирвану. Разве жена откажется?!

— Я с тобой, — мягко махнула рукой девушка.

Герман достал из шкафа с подсветкой небольшую коробочку, взял заранее подготовленный кальян. Из ящика достал брикет дорогого табака и начал «колдовать», то есть, смешивать все в определенных пропорциях.

Поклонники саги о Гарри Поттере, глядя на Германа в этот момент, могли бы сделать заключение, что он занимается зельеварением. Но если Гарри был худощавого телосложения и очкарик, то муж Анжелы, как она снова про себя отметила, весьма мускулист, подтянут. Силен, наконец. С едва заметным животом. Ну и что?

Через несколько минут Олег сделал первую пробную затяжку, затем еще, и позвал:

— Все готово, моя любимая жена. Садись напротив меня. Предлагаю тебе путешествие в нирвану. Ты садишься в мой вагон?

— С удовольствием, дорогой мой муж. С удовольствием.

Процесс, как говорил один политический деятель времен перестройки, пошел. «-Это чем — то похоже на полет маленького самолетика. Того, что управляется с земли пультом управления!» — спустя двадцать минут подумала Анжела. Сделав очередную тягу, спросила мужа:

— Я лично в улете. Я улетела. Я — самолетик. Я — тополиный пух. А ты?

— А я нирване, — собрал губы трубочкой Герман. Потом спросил:

— Куда летишь, жена?

Анжела чувствовала себя легко — легко. Как будто воздухом ее накачали или гелием, и перерезали шнур, что привязывал ее к земле. Это такое чувство, как будто некое онемение вороным конем бежит от самых пяток до макушки.

Кто — то курит травку, чтобы забыться. Кто — то курит травку, чтобы не пить спиртное. Кто — то курит травку, чтобы найти иллюзорную, но нирвану. Герман и Анжела нырнули в нирвану, и обоим там было очень хорошо.

— Я лечу к облакам.

— Что ты видишь внизу?

Молодая жена не стала торопиться с ответом. Она как бы всматривалась вниз. Что там, под ней? Вроде бы некая дымка стелется над землей.

— Подо мною дым и….и… там, в дыму, кто — то дышит!

— Дышит? — переспросил Олег.

— Дышит. Сильно. Дым валит из ноздрей. Мне тяжело говорить. Мне неохота говорить.

«Тяпнули» еще по одной затяжке. Анжела вновь с высоты своего иллюзорного полета глянула вниз. Кто же там так мощно дышит, что клубы дыма валят из ноздрей?

В это время Олег действительно выпускал дым через ноздри. Новоиспеченная жена его тряхнула шевелюрой, и на миг лицо Германа предстало перед ее взором. Затем оно стало исчезать, как будто кусок белого сахара растворяется в горячей кружке, и, в конце концов, перед ней очутился дракон. С красными горящими глазами. Чешуйчатый, он выдавливал из себя пламя и дым.

— Ты — дракон! — сказала Анжела.

«Дракон» выдохнул дым, пропитанный дурью, и согласился:

— Да, я — дракон!

— Тебе сколько лет?

— Многие тысячи.

— А кто тогда я?

— Ты — жена дракона.

— Дракониха?

— Угу.

Анжела задумалась на некоторое время. Потом заявила:

— Если я жена дракона, то я хочу поцеловать мужа. Мужа — дракона. Я хочу вдохнуть в него свой дым. Чтобы мы соединились.

Герман сделал глубокую затяжку и передал управление кальяном жене. Сказал:

— Ты имеешь на это полное право.

Анжела тоже полностью расправила легкие наркотическим дымом. Выдохнув, она застыла и снова волна воздушности пробежала с пяток до темечка. «Кайф» вклинивался в каждую клеточку тела.

Затем она снова сделала глубокую затяжку, но на сей раз задержала дыхание. Взяла мужа за руки и приблизила свое лицо к лицу мужа — дракона. Прильнула к мужским губам и медленно стала вдувать дым из своих легких в легкие супруга. Тихо играла медитативная музыка, мягко перетекал дым из одного организма в другой.

Они с мужем тогда позволили себе незаконную нирвану, наркотическую. То было особенное чувство.

Как — то Анжеле удалось отдохнуть в Таиланде. В одном из крупных торговых центров красочный рекламный плакат приглашал зайти в специальный салон, что на русском языке обещал посетителю «нирвану». Сотни крошечных рыбок под экзотическим названием «гара — руфа» кишат в небольшом бассейне. «-Человек садится на край ванночки и помещает в воду с рыбками ноги. Подобно стае голодных акул, тысячи гара — руфа накидывается на нижние конечности, и рвут на части человеческую плоть» — так рассказывал ей когда — то Живчиков. Он тоже был в Таиланде, и тоже проходил эту процедуру.

Но ее некогда любимый раздолбай, конечно, живописал оторванные от его ног куски плоти лишь для красного словца.

На самом деле рыбки объедают только верхний, отмерший невероятно тонкий слой кожи, и в результате процедуры кожа делается бархатистой, мягкой, как упругая кожица спелого винограда. Гара — рифа слегка кусает кожу, и ощущение щекотки заставляет улыбнуться практически любого. Кровообращение в конечностях усиливается и по обещанию хозяев салона «человек погружается в нирвану».

Конечно, нирвана с рыбками более полезна для здоровья, мягко говоря. Нирвана наркотическая может убить. Анжела все это прекрасно понимала и число случаев, когда она курила травку можно пересчитать на пальцах обеих рук.

Нирвана с мужем в день ее свадьбы запомнила ей особенно ярко.

Когда удивительная легкость в их с Германом телах достигла максимума, они застыли на продолжительное время. Герман потом как — то встрепенулся, притянул требовательно жену к себе. Анжела не сопротивлялась, а с готовностью подалась навстречу мускулистому мужскому телу. Она вообще тогда стала похожа на кусок оконной замазки, что в умелых руках мастера делается мягкой, податливой. Муж сначала оголил ей плечи, стал целовать нежную кожу на ее шее. Ей на миг показалось, что она принимает теплую ванну с пеной. Теплые и влажные губы, язык мужа ласкали ее шею и плечи. Брутальные мужики ласкают своих женщин грубовато, подчас с болевыми ощущениями. Хилые, слабые любовники — мужчины часто неуверенны в ласках, стремятся и угодить, и не обидеть. Умелые же мужчины знают, чувствуют своих партнерш. Они способны дозировать и силу, и умелость, и разнообразие ласк. Герман принадлежал к последнему типу. Анжела все больше возбуждалась и уже ее руки стали стаскивать с мужа рубашку, а затем и майку. Перед взором девушки в полумраке комнаты предстало мускулистое мужское тело. Повалив ее на кровать, Олег шарил руками по девичьим бедрам. Основательный мужской «инструмент» вздыбил штаны в районе ширинки. Анжела стала массировать член мужа сквозь ткань.

— У моего дракона великолепный клык для любви! — неожиданно сипло сказала журналистка и повторила: — Великолепный клык для любви! Великолепный!

Пальцы мужа уже стянули с ее покатых бедер ажурные трусики.

— Мой клык любви готов пронзить тебя, моя огненная жена! Я наколю тебя на свой клык любви словно шашлык на шампур!

Герман тряхнул головой, ибо сам несколько озадачился ходом своей мысли.

— Я — шашлык?! — переспросила несколько растерянным голосом новоиспеченная жена.

Муж повалил ее на спину. Она расстегивала ремень его брюк и обнаженными ногами стягивала с него брюки. «Любовный клык» полностью обнажился, и прильнул к лону жены. Герман покрыл тело женщины поцелуями и покусываниями. Он не торопился. Но когда время пришло, он вошел в лоно жены резко и требовательно.

Девушка издала томный стон. Постепенно два тела задвигались в унисон. Анжела несколько раз моргнула, и ей привиделась высокая гора. На вершине под самыми облаками, рядом с Солнцем, два огнедышащих дракона неистово занимались любовью.

В воздухе витал запах раскаленных тел и от них исходил даже дым из — за взаимного трения. Волна жгучего наслаждения катилась по коже Анжелы. Она задыхалась:

— Мой дракон! Мой дракон! Мой дракон! — непрерывно шептала она.

— Мой шашлык! Мой шашлык! Мой шашлык! — мелодично буровил свою мысль Герман. Оба попали в нирвану. Первая совместная ночь, как мужа и жены в их случае оказалась восхитительной.

Жаль, что далеко не вся супружеская жизнь, мягко говоря, состоит из подобных моментов. За яркими солнечными бликами всегда следует вереница черных туч. Рано, или поздно.


ГЛАВА 21 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 23