home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 19

Дед Силантий возвращался домой из леса. На окраине родной деревни он встал как вкопанный: на заснеженной полянке молодежь явно сошла с ума. То, что перед ним не старые люди, дед определил сразу. У него хоть и болели все суставы, простреливало в груди, ревматизм коробил поясницу, но вот зрение Господь сохранил ему зоркое, охотничье. Дед видел, что две городские «крали» залезли на загривок двум парням и тычут друг другу в физиономии… Швабрами! Как пить дать, швабрами!

Вокруг горе — воинов все хохочут, да и сами наездницы жмурятся от смеха и солнца. Шум стоит на весь лес.

Любопытство одолело мозг старика. Чего это они друг на дружку позалазили? Неужто уборку снега будут делать? — мысленно предположил Силантий. Он очень заинтересовался увиденной картиной.

Густой пар от интенсивного дыхания шел изо рта Живчикова. Фильман тоже не отставал. Оба парня приняли на плечи нелегкую ношу. Каждый — свою. Аня и Анжела выставили вперед швабры. «-Сейчас физиономии друг дружке «начистят!» — весело и даже злорадно предположил тихонько дед. «-Иначе пошто в лица друг дружке швабрами тыкать»?

Сергей Меринов сложил ладони рупором, поднес руки к губам и громогласно проревел:

— Поединок начинается. Дамы и господа! Сходитесь!

Глашатай махнул рукой, как бы разрезая воображаемую ленту, что разделяет противников.

Живчиков в глубине души почувствовал некое напряжение, которое приходило почти всегда, когда азарт одолевал его. Он желал победы и — баста! В красивой, молодой женщине, что верхом сидела на его плечах, так же взыграло тщеславие. Если до взмаха рукой, которое сделал Сережа Меринов и сигнализирующего о начале поединка, Анжела довольно индифферентно относилась к исходу схватки на швабрах, то теперь отдавать победу просто так журналистка не собиралась. Молодая женщина крепко зажала в подмышечной впадине копье — швабру и сняла с лица улыбку. Все внимание сосредоточила на противнике.

Аня Климушкина припомнила сцену, что произошла буквально пять минут назад. А именно страстный поцелуй тележурналистки с Живчиковым. Волна негодования пробежала по плотному телу девушки. Во рту развилось ощущение, как будто только что она съела нечто горькое. Очень похожее на цедру грейпфрута или апельсина. Это вкус ревности не дает ей покоя. Аня по возрасту существенно младше звезды экрана. «-Чего ты к нему прилипла?!» — зло думала студентка, глядя на Анжелу. «-Зачем он тебе сдался. Поиграть с ним, как с котенком, и — всё!».

Аня раскрыла рот и закричала громко, так чтобы, все слышали: «-Падала звезда! Падала! Верила звезда! Верила! Что придет любовь верная!»

Слова из популярной песни неслись над деревенской заснеженной поляной неслучайно. Ребята и девчонки, кроме Живчикова и Анжелы, рассмеялись.

А вот дед Силантий не мог понять, к чему эта песня и что в ней смешного. Он не мог знать, что верхом на Живчикове сейчас со шваброй наперевес восседает телезвезда московского телевидения, которая в результате поединка, запросто может рухнуть в снег побежденной. И тогда как раз и получится: «-Падала звезда, падала!».

Тимуру и Анжеле не по душе пришлось подначивание соперницы. Фильман, желая угодить своей наезднице, громко крякнул под ее весом и затянул медленно одну строку: «-Падала звезда! Падала!».

Обе пары двинулись навстречу друг другу. Аня концом своей швабры метила в левое плечо Анжеле, а последняя решила атаковать правое плечо соперницы, где та зажала свое «копье», что используют для протирки полов.

Обе девушки оказались прирожденными всадниками, бравыми «рыцарями». И одна, и вторая при первом сближении попали противнику в намеченное место. Более плотная, коренастая Климушкина получив «укол» в правое плечо метнулась назад, но левой рукой намертво вцепилась в воротник зимней куртки Фильмана. Китайская ткань затрещала, не предназначенная выдерживать столь интенсивное силовое воздействие. Воротник повис на Фильмане подобно оглушенной змее, наполовину оторванный. Увидев это, парень жалобно взвыл.

— Мой воротник! Мой воротник! Что я теперь маме скажу???

— Ох — ох! Эка жалость! — гребанный воротник у него отвалился! — злобно рявкнула Аня.

— Да куртка новая! Мать лишь осенью купила!

— За даму сердца порвал! Разве жалко?!

— Ну… Что я маме скажу?

— Скажешь, что хулиганы хотели у тебя смартфон отобрать, а ты не дался. Раскидал их всех в драке по кустам, а у самого только воротник оторвался.

Все присутствующие на поляне заржали, сразу представив, как хлипкий Фильман мог бы «разобраться» с группой головорезов.

Анжела тоже получила чувствительный толчок шваброй в левое плечо. Но касание получилось скользящим и не причинило никакого существенного вреда ни Живчикову, ни его наезднице.

Аня заерзала на плечах Фильмана, а Анжелу слегка подбросило вверх: это Живчиков поудобнее усадил на себя возлюбленную. Телезвезда снова готовилась к бою. Студентка Климушкина — также настраивалась на продолжение.

— Первый раунд не выявил победителя в нашей кровавой схватке! — загремел Серега Меринов. — Объявляется раунд номер два. Несколько минут перерыва.

Девушки слезли с парней и все четверо стали разминаться. Вскоре Меринов пробасил:

— Стороны готовы?

Девушки вновь «оседлали» кавалеров.

— Мы — готовы!

— Мы — тоже!

— Сходитесь! — рука Меринова снова рассекла морозный воздух русского леса.

Дед Силантий с нескрываемым воодушевлением наблюдал за прелюбопытнейшим зрелищем. Он все еще не мог сообразить, зачем это молодежь друг в дружку швабрами тычут, да все в грудь норовят, в грудь.

На сей раз Аня резко «пришпорила» Фильмана, крепко зажав хрупкую шею у себя между ног, и решительно двинулась на противника. Она не жалела ни «коня», ни его куртку. «Пришпоренный» Фильман на удивление всем продемонстрировал чудеса прыти и ловкости. Он прямо — таки рванул вперед и хорошо, что сей маневр не остался не замеченным Живчиковым. Последний вовремя уклонился чуть левее, и убийственная швабра Климушкиной лишь чиркнула по телу Анжелы. А у журналистки выпад против соперника и вовсе не получился. Она даже не задела Аню.

— Плохи ваши дела, Живчиков! — подзадорил сокурсника Сергей Меринов. И засмеялся.

— Что ты ржешь? Мой «конь» ретивый! — огрызнулся Тимур и сосредоточился на следующем раунде.

Девушки снова покинули плечи парней. Очередной раунд впереди. Их, по правилам, должно быть столько, сколько потребуется. До тех пор, пока кто — то из соперников не рухнет в снег.

Дед Силантий, наконец, сообразил, что наблюдает за молодежным турниром по фехтованию на швабрах (вместо шпаги). Усыхающий мозг старика быстро сделал мысленную ставку на победителя. В качестве фаворита был выбран тандем Климушкина и Фильман. «-Если они выиграют, то можно позволить себе сегодня чарочку самогонки. Если выиграют те два долговязых — он окинул взглядом высокую боевую единицу, состоящую из Живчикова внизу и Анжелу на плечах парня, — то пить не стану. Трезвым останусь». Дед сделал свои ставки.

— Третий раунд поединка объявляю открытым! — снова прогремел Сергей Меринов на всю округу. На этот раз Живчиков решил атаковать быстро, чтобы использовать для победы силу инерции как своего тела, так и силу инерции неприятеля. Он уже понимал, чувствовал, что в третий раз Аня Климушкина «пришпорит» Фильмана по максимуму. Она хочет использовать силу броска, чтобы ударить в плечо Анжеле. Так как их пара — Живчиков и журналистка — на порядок выше, то, скорее всего, Анжела первая слетит с плеч светловолосого, а то и вовсе завалится в снег вместе с ним.

Возьмем, к примеру, фонарный столб. Если машина вылетает с трассы и на полной скорости бьет в основание столба, то сама машина — всмятку. Обнимает столб. Люди в салоне, как правило, гибнут. Почти всегда. А столб — стоит! Может накрениться, но — стоит!

А если дорога идет по насыпи и линии электропередач расположены ниже (так бывает в горных дорогах, например), то не вписавшись в поворот машина вылетает с мокрого асфальта (чаще всего) и летит вниз горного склона. Но предварительно она врезается в середину, а, то и верхнюю треть столба, и тогда столб ломается у основания или в середине.

«— Так что, если мне удастся точно попасть широким концом швабры в плечо Анжелы, то либо оба они упадут в снег вместе с Живчиковым, либо слом произойдет в срединной части, то есть одна Анжела следит с плеч Тимура. В любом случае, это будет означать поражение зарвавшейся телезвезды» — думала про себя Аня Климушкина. Это же понимал и Живчиков, поэтому и нашептал кратко план своей наезднице.

— Слушай меня, моя лапочка! — дышал Анжеле в ухо Тимур во время паузы. — Только слушай внимательно! Есть у меня план, как их одолеть в этом раунде.

— Говори! — заинтересовалась журналистка, даже забыв напомнить Тимуру, что не очень любит, когда он ее называет «лапочкой».

— От тебя, лапочка, потребуется ловкость в нужный момент.

— Что я должна сделать?

— Маневр уклонения. И тут же удар. Вот что.

— Разъясни подробнее! — выдохнула пар Анжела.

— Ты видишь, что они с Фильманом на взводе? Вернее, Анька на взводе.

— Вижу. Вон как бедного Фильмана «пришпоривает». Как будто он и есть самый настоящий мустанг.

— Это ее взвинченное состояние и нужно использовать, — заговорщески подмигнул Тимур.

— Как?

— Анька еще сильнее «пришпорит» Фильмана, и они рванут на нас так мощно, что «мама не горюй»! Мы гораздо выше их, значит, наша пара, наша боевая колесница очень неповоротлива.

— Почему это? — слегка обиделась Анжела.

— Потому, что ты сверху, лапочка! Когда мы с тобой в постели и ты сверху, нам очень кайфово, но и там мы неповоротливы.

— Пошляк! — незлобливо прошептала Анжела.

Сергей Меринов прервал их перешептывание:

— Через минуты объявляю третий раунд. На консультации осталось шестьдесят секунд!

Тимур мельком глянул на Меринова, и вновь повернул лицо к возлюбленной.

— Если Анька со всей их силой атаки напрямик долбанет тебя в плечо, то нам — крышка! Мы рухнем в снег как фонарный столб. Худенький фонарный столб, сбитый приземистым танком. Мы сломаемся, как деревце, которое пацаны тянут за крону к земле.

— Тогда нам надо не допустить попадания Анькиной швабры мне в плечо!

— Абсолютно верно! — похвалил журналистку Тимур.

— В самый последний момент ты должна, прямо перед ее ударом, ты должна будешь резко наклониться вниз, прямо таки завалиться на мою башку. Резко завалиться!

— Так мы вперед завалимся! — разумно возразила молодая женщина. — Ты идешь вперед, я резко подамся вперед — инерция нас заставит упасть как раз вперед.

— А вот и нет. Я буду готов и резко остановлюсь. Даже чуток назад подамся. Я буду готов к тому, что ты на меня завалишься. Швабра Аньки тогда пройдет над тобой, лишь слегка спину чирканет. А то и вовсе в «молоко» попадет. Так мы уйдем от удара в нашу верхнюю точку. Ясно?

— Это ясно, но…

Голос Меринова загремел на всю поляну:

— Время консультаций вышло. К барьеру!

— Еще тридцать секунд — гавкнул Тимур. — Всего тридцать!

— Ладно, тридцать. Но не более. Засекаю!

Сергей уставился в секундомер на своем сотовом телефоне.

— Как уйти от их выпада мы уяснили, но как нам их завалить? — Анжела махнула рукой, сжатой в кулачок.

— Молодец, лапочка! Соображаешь отлично! — Живчиков мотнул головой. — Тебе, лапочка, надо будет атаковать своей шваброй «коня»! «Коня»! Правила не запрещают «рыцарю» атаковать «коня». А вот «конь» атаковать «рыцаря» не может.

— Это я помню. Значит атаковать Фильмана?! — округлила глаза телеведущая.

— Да! Ты, как только вниз уйдешь от Анькиного удара, так швабра твоя тоже вниз пойдет. Верно?

— Точно!

— Вот тогда и направь ее на бедро Фильмана. Не важно, левое ли, правое. Они рванут на нас, и масса их пары будет значительной. Сила инерции движения их будет немаленькая. А тут еще ты им навстречу подаешься. Получится как лобовое столкновение автомобилей. Только тут столкнется наша швабра и фильмановское бедро. Это будет капец! Им капец! Фильман потеряет равновесие, и они вдвоем прямиком в российские снега отправятся! План ясен?

— Ясен, — кивнула девушка.

— Повторяю: как только я встал, как вкопанный, это — сигнал. Заваливайся вперед, на мою голову. Я буду готов. Швабру крепко держи и в бедро Фильману — бац! Сила инерции их собьет. Они сразу вместе с Анькой в снег — бух! А мы с тобой сразу — ура!

Анжела с усмешкой вспомнила Живчиковское «-Ура!!!». Затем она влезла на плечи Тимура, и Меринов объявил о начале третьего раунда.

Как ни странно, все получилось так, как задумал Живчиков. Аня Климушкина действительно агрессивно и мощно погнала Фильмана в атаку. Живчиков тоже начал движение навстречу неприятелю, держа ноги журналистки крепко — накрепко. Казалось, столкновение чуть ли не лоб в лоб обоих «всадников» неизбежно. Но, Тимур вдруг резко остановился, как вкопанный. Это стало полной неожиданностью как для Климушкиной, так и для ее «коня». Фильман продолжал идти вперед, а Анжела сразу же завалилась на шею Живчикову. Плоский конец швабры противника прошел над спиной Анжелы, слегка царапнув ключицу. А вот швабра Анжелы, как и учил Тимур, крепко, резко, мощно врезалась в бедро Фильмана. Этот выпад застал музыканта врасплох, так же, как и его наездницу. Плюс сила инерции встречного движения сыграла свою роль: нога Фильмана подкосилась. и они вместе с Аней рухнули, словно подбитые в воздухе журавли, прямо в снег.

Оружие Ани — швабра — отлетело из ее рук метра на два в сторону. Девушка только успела выдохнуть удивленное «-Ох!». После чего лицо ее оказалось в снегу. Падая, Климушкина ухватилась за болтающийся и наполовину оторванный воротник куртки Фильмана. В итоге воротник с треском полностью отделился от основной материи и остался меховой змеей висеть в ладони студентки.

Сам Фильман тоже нырнул лицом в снежный наст и тут же матерно выругался. Весь лес услышал, что музыкант якобы имел интимные отношения с каким — то ртом.

Зрители шоу опешили, но затем грянули аплодисментами. Итог: победитель выявился в третьем раунде. Пара Живчиков и Анжела праздновали победу.

Были, конечно, и недовольные. Аня Климушкина вытирала лицо от снега и мстительно глядела исподтишка на Анжелу.

Сергей Меринов бурчал что — то о том, мол, шоу слишком быстро закончилось. Он, дескать, рассчитывал раундов на пять, не меньше.

Фильман горевал над разорванной курткой. Нервно мял в ладонях оторванный воротник. Нос его издавал обиженные всхлипывания. Вообще, он напоминал малыша, у которого старшие ребята отобрали единственную денежку на мороженое.

Но больше всех, как ни странно горевал дед Силантий. Он продул пари сам себе и теперь вынужден был отказаться от хорошего первача. Вот такой удивительный старик — этот дед Силантий. Слово дал, пусть и себе мысленно и — кремень! Держит его.

Те двое, на которых Силантий поставил ставку, проиграли в лесном поединке. «-А лихо это долговязая от швабры ушла в сторону» — кивнул дед и смерил взглядом Анжелу. — «-красивая, высокая и ловкая. Эх, оставила меня без чарочки сегодня!».

Старик увидел, как Анжела стала страстно целовать своего «боевого коня», то есть, студента Живчикова. Дед крякнул нечто нечленораздельное и потихоньку покинул место, откуда вел наблюдение за схваткой. Анжела в тот вечер искрилась радостью. Ночью у них с Живчиковым был великолепный, страстный секс. Анжела в положении сверху «скакала» на обнаженном Живчикове и вертела над головой воображаемой шашкой. «Рыцарь» и его «конь».

Да, в тот день они оба вышли победителями, и Анжела ночью обостренно чувствовала, как волны счастья, оргазма, радости накатывали одна за другой. Анжела вспоминала ту нирвану, ту истинную радость и жалела, что судьба так редко посылает человеку столь памятные дни.


ГЛАВА 18 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 20