home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18

Плотная, дородная тетя Роза — так она просила себя называть — крутила водопроводные краны, чтобы отрегулировать силу напора воды в кабинете. Она заведовала проведением лечебной водной процедуры под названием душ Шарко.

Мощные тонкие струи воды, пущенные под углом, сходятся в центре, где и стоит пациент. Массаж получается великолепный!

— Ты станешь как свежий огурчик! — объясняла тетя Роза ласково Анжеле. — Представь себе грядку с крепкими, упругими огурчиками, у меня на даче такие есть. Если только что снятый с растения огурчик вымыть ледяной холодной водой из ключа, да положить сушиться под солнышко, то каждым своим пупырышком он будет светиться. Так же и ты, Анжелочка, будешь свежей и упругой после моего душа Шарко!

— У меня после него вырастут пупырышки? — попыталась иронизировать телеведущая.

— Ощущение пупырышек будет, — серьезно заключила хозяйка кабинета.

— Потому, что десятки струй будут тебя колоть одновременно. Зато тело твое возрадуется им, а душа будет витать от радости. Таков он — мой душ Шарко! Попробуй, вспомни момент в своей жизни, когда ты смеялась и тебе было радостно. И лезь под душ. Тогда, по моей методике, тебе станет и внутри хорошо, и снаружи. И твоей душе будет сладко, и телу. Есть что вспомнить чего — то хорошего, радостного?

Анжела приподняла уголки губ. Ей было что вспомнить.

— Конечно, есть, тетя Роза.

— Тогда дуй под душ Шарко, который делает душе хорошо! — скаламбурила тетя Роза и включила подачу воды. Анжела в купальнике шагнула в центр цилиндра, куда сходятся десятки мощных и тонких струй воды. Кожа девушки почувствовала, как будто огромное количество елочных иголок стали колоть ее одновременно. Тетя Роза начала с минимального напора.

— Вспомни моменты, когда тебе было радостно! Когда было хорошо!

Сквозь шум воды уши Анжелы уловили напутствие полной женщины в белом халате. Девушка крепче обхватила поручни конструкции и стала вспоминать.

Тогда она оседлала мужские плечи. Не в переносном, а в прямом смысле этого слова. Тогда она почувствовала себя немного даже царицей, тогда она поняла, что значит быть под каблуком у кого — то. Но если в стародавние времена царственная особа ставила ногу в дорогом сапоге на спину холопа, то в 21-м веке уже детская забава позволяет взять верх над мужчиной. Холопы в 21-м веке как таковые исчезли (хотя многие считают иначе), и мужчина с женщиной уравнены в правах, но все еще не часто женщине дано придавить к земле, так сказать, мужчину. Но кое — где подобное случается.

То был пушкинский великолепный день. «-Мороз и солнце! День — чудесный. Еще ты дремлешь друг прелестный! Пора, красавица, проснись»!

Красавица Анжела действительно покинула постель рано утром в тот зимний день. Ух, выходные…

Она присоединилась к компании Живчикова в качестве его любимой девушки. Тимур с однокурсниками решили побывать на зимней природе и для этого восемь человек (вместе с Анжелой) выехали с утра из города в направлении деревни. Три пары. Три девушки и три парня. Плюс Живчиков с Анжелой. На двух машинах вся честная, шумная компания рулила к дому бабушки, которая уехала на воды, одного из студентов в соседнюю область.

В просторной избе из почерневших бревен они и заночевали. Весь вечер и почти всю ночь бурлила вечеринка в доме старушки. Лишь к утру молодежь угомонилась.

Проспали до двух часов дня. Помылись, перекусили и все восемь молодых людей вывалили на край деревни, ушли немного в лес. Там под лучами яркого солнца блестела небольшая полянка. От каждого вздоха кристально чистым морозным воздухом леса легкие ребят расправлялись на полную катушку и невероятная свежесть проникала в тело и мозг каждого участника. Каждый шаг сопровождался веселым хрустом взламываемого наста, и из — под шестнадцати ног вылетала целая мелодия. Девчонки весело визжали, хохотали и несильно бранились, когда парни принялись их ощупывать, щекотать, толкать в снег. Поиграли в снежки, но получилось плохо. Снег оказался сухой, как хорошо просушенная в хранилище крупа. Он шелестел в ладонях, пересыпался, но снежинки никак не хотели слепливаться в некое подобие теннисного мяча. Парни пытались кидаться этим снегом, но в результате больше осыпали себя снежной стеной при броске, нежели хоть что — то долетало до девчонок.

Снежки не клеились, и не клеилась исконная русская забава — игра в снежки. Тогда Живчиков заявил, что пришло время рыцарей и его естественно, первым стукнул себя в грудь.

— Я здесь первейший рыцарь! — гаркнул на весь лес Тимур. — Надеюсь все с этим согласны?!

— Ты — рыцарь?! — скривила лицо ехидная студентка Аня Климушкина. — Ты — раздолбай! А раздолбай и рыцарь — понятия несовместимые.

— Ты, Живчиков, раздолбай! — охотно поддакнул Климушкиной ее друг, студент Фильман.

— Раздолбай ты, Тимур! — засмеялись остальные участники тусовки на поляне.

— А разве не бывает в природе раздолбаистых рыцарей?! — вслух спросил Живчиков, адресуя риторический вопрос больше себе, чем окружающим.

И тут за него вступилась влюбленная молодая женщина, звезда телевидения Анжела.

— Бывают! — громко заявила она на всю поляну, после чего чмокнула в покрытую румянцем щеку Тимура. Поцеловала юношу нарочито громко, зычно.

— Вот — вот! Слушайте старших! — нетактично выпалил Живчиков и даже не заметил, как тень неудовольствия пробежала по лицу «звезды». Но воодушевленный ее поддержкой юноша, заносчиво прогремел:

— Вызываю вас на дуэль! Эй, вы — сладкая парочка хрустящих студентов! Фильман и Климушкина! Я вас имею в виду! Вызываю вас на дуэль, сатрапы!

— «Скорую» себе вызови сперва психиатрическую! — парировал Фильман.

Аня Климушкина напротив — воодушевилась:

— Мы с Фильманом поднимаем брошенную нам перчатку! На чем будет дуэль? Каковы правила, горе — рыцарь? — девушка нарочно пыталась уколоть насмешкой Живчикова, так как в глубине души он ей давно нравился, но все время был кем — то занят. Тимур же не обращал на Климушкину никакого внимания, чем злил ее, но виду эта коренастая девушка не подавала. У нее вот появился Фильман, тоже едкий товарищ. Так две «кислоты» образовали единое целое.

— Мы организуем рыцарский турнир! — громко предложил Живчиков. — Нас восемь всего человек. Четыре пары. Четыре наездницы, то есть рыцаря, и четыре верных коня.

Одного из однокашников Тимура, что стоял сейчас на полянке среди покрывала белоснежного снега, звали Сергеем. Фамилию он носил Меринов. Живчиков не преминул подчеркнуть данное обстоятельство:

— Ты, Меринов, как и полагается тоже — конь! Вернее, конь в квадрате! Не мерин какой — нибудь, а рыцарский конь!

Кое — кто захихикал, а Сергей сжал губы и со злостью поглядел на Тимура. Поднабравшись энергетики этой злобы, Живчиков продолжил.

— Каждый конь берет себе на плечи наездницу. Девушки — «рыцари» должны помнить: побеждает тот рыцарь, кто свалит рыцаря — соперника с «коня» в снег. У нас получается четыре пары. Сначала будет полуфинал, где участвует четыре пары. Победитель каждой пары выходит в финал, где будет последнее сражение за главный приз. Вопросы есть?

— Тимур! А если рыцарь свалил в снег не «рыцаря», а «коня», то тогда все равно вся конструкция «конь — наездник» выходят из строя. Кого атаковать в первую очередь? «Рыцаря» или «коня»? — Анжела сразу же решила прояснить нестыковку в объявленных правилах.

— Ну…Ну… Конь — доброе, полезное животное! — начал Живчиков неуверенно. — Но и конь падает в бою. Рыцарь, то есть девушка, имеет право выводить из строя либо «коня» соперницы, либо «рыцаря». Важен результат: какая пара упала в снег сраженная. А вот еще правило: «конь» не может атаковать соперника — «рыцаря». Короче: «кони» свои копыта, то есть руки, не распускают. Разве что только для того, чтобы облапать чужую девушку чужого «рыцаря».

— Я не дам себя никому лапать, кроме Фильмана — Аня Климушкина показала средний вытянутый палец руки Живчикову.

— Меня тоже не трогать чужакам! — жестко заявила доселе молчавшая пухленькая девушка под легкой фамилией Снежкина.

— Еще не хватало, чтобы в результате нашего рыцарского турнира пошли иски в суд с обвинениями в сексуальных домогательствах! — заявил громко и официально Живчиков. — Наши правила таковы: мальчики могут только корпусом, то есть телом, бороться с мальчиками. Руками хвататься запрещено! Вернее, «копытами» махать — тоже! Бой имеют право вести только наездницы. У меня наездницей будет Анжела, ясное дело.

— А чего это так несправедливо: чуть что знаменитое — так сразу Живчикову? Я, может, тоже хочу, чтобы мною телевизионная звезда управляла в бою! — со смехом заявил длинноволосый музыкант студенческой группы «Смит Вессон» Аскольд Широков. Парень отличался чрезвычайной худобой. В руках ничего тяжелее гитары он, похоже, не держал никогда. Утонченные черты лица придавали Широкову вид отчужденности от мира сего.

Его подруга — солистка все той же студенческой рок — группы Елена Башенкова притворно обиделась и прикрыла лицо руками. Всхлипнула:

— А как же я, Аскольдик?! Ты хочешь меня променять на блеск звезды?

— А что, это идея! Как думаешь, Анжела, могу я быть твоим «конем»? — Широков обратился к Анжеле.

— А почему нет, — подыграла телеведущая музыканту.

Живчиков сдвинул брови и гаркнул, багровея, решительно:

— Шиш тебе, Широков, по всей твоей рокерской физиономии! У Анжелы может быть только один конь! И имя ему — я! — Парень чинно раскланялся в разные стороны. — Разрешите представиться: конь Тимур Живчиков! Персональный конь Анжелы! Других наездниц не признаю.

С этими словами Живчиков стал ржать по — лошадиному и бить пятками, как будто копытом в утоптанный снег. Немного поизображав коня, он громко объявил:

— Все ли готовы и поддерживают участием предложенный мною турнир?

Окружающие закивали головами, загалдели одобрительно, с готовностью. Молодость очень игрива, как ни крути. Поглядите на какого — нибудь жирного кота, что колечком — бубликом валяется у батареи и еле чапает до огромной миски с кошачьей едой на кухне. Он уже в годах, и каждое движение дается нелегко. А ведь когда — то и он стремительной ланью несся за шариком, что бросил в коридор человеческий детеныш.

Читательница может взглянуть на нынешнего своего мужа, что почесывая шарообразный живот, хрустит чипсами и фисташками, булькает пивом в банке и вяло болеет за сборную России по футболу перед экраном телевизора. Вспомни, женщина, когда — то и этот вот диванный гибон великолепным, стремительным акробатом лазил по балконам общежития, скажем, в ваше (или не в ваше) окно. Вспомните, как он сам гонял мяч на спортивной площадке, а не глядел сонным взором на то, как это делают другие по «ящику». Ведь было что — то подобное! Молодость требует игры и движения, драйва, и посему изобретательный юный мозг всегда найдет того, и другого.

— А что за оружие будем использовать? — спросила Снежкина.

— Ну… — замычал было Живчиков, и не нашелся, как продолжить мысль. — Ну… Руками, наверное.

Вопрос с оружием Тимур, если честно, еще не продумал. Но тут сработал феномен коллективного разума. Тимур выдвинул идею турнира, а теперь Фильман ее развил:

— Я видел в доме, в углу, целый ворох швабр стоит. Швабра будет у нас, как копье у средневекового рыцаря.

— Отлично! — оживился Живчиков и добавил. — Мы со швабрами будем прямо как немецкие рыцари.

— Почему немецкие? — озадачилась Анжела.

Тимур несколько высокомерно оглядел свою девушку и назидательно пробурчал:

— Потому, что «шваб» — это немец. Соответственно, когда мы говорим «швабры», то переводится это, как «немецкие рыцари». «Шваб» — немец, а «ры» — сокращенное от слова «рыцарь». Раз мы деремся на швабрах, то мы и есть немецкие рыцари!

— Вот так да! — удовлетворенная объяснением Анжела, влюбленными глазами буравила Тимура.

— Фильман! Принеси две швабры из дома, пожалуйста! — Живчиков отдал распоряжение и принялся ногами откидывать снег, расчищая площадку для турнира.

Буквально через пятнадцать минут состоялся первый поединок рыцарского турнира «швабов». Точнее, на швабрах. Затем состоялся и второй. Свалив соперников в снег, в финал вышли два «немецких рыцаря»: наездник Аня Климушкина с конем Фильманом и основатель турнира — студент Тимур Живчиков с наездницей из числа звезд столичного телевидения Анжелой.

Под общий хохот стороны разошлись в разные стороны, чтобы перевести дыхание, передохнуть, а затем выступить в решающем поединке.

Живчиков хотел поступить по — джентльменски, а именно отдать длинную и широкую в основании швабру более слабому дуэту Климушкина- Фильман. Но тогда возрастала вероятность поражения их звездной пары — самого Живчикова и Анжелы Токаревой. Подобного расклада парень допустить не хотел. Он придумал данный турнир. Он установил правила участия. Он несет на своих плечах ведущую программы «Азбука безопасности». А звезде негоже падать красивым личиком в чистый снег! Пусть даже снег белый, как молоко из тетра — пакета. Пусть он бодрит. Пусть он пушистый. Но, звезда не должна падать лицом не только в грязь, но и куда бы то ни было! Посему Тимур первым схватил более длинную и массивную швабру. В поединке лишние десять сантиметров принесут существенное преимущество. Лишь бы Климушкина и Фильман не заметили разницы в пропорциях швабр и не стали бы канючить что — либо о справедливости и равных исходных условиях. А то еще примутся, как канадцы, клюшки мерить, если проигрывают…

Так как Климушкина назвала Тимура «раздолбаем», пусть и в шутку, он немного обиделся на нее. На душе его на миг сложилось ощущение, будто кто — то взял мощный гвоздь — согнул и острием медленно, но сильно нажимая, провел по металлической поверхности.

Живчиков не прочь был увидеть как Аня вместе с Фильманом рухнет в снег, сраженная шваброй Анжелы. Но, Климушкина — плотная девушка, поэтому телеведущей и ему самому — Живчикову придется постараться. Слабое звено тандема Климушкина — Фильман как раз — последний, и следует планировать атаку именно на него.

Тимур громко гаркнул в небо, отчего с деревьев, что окаймляли полянку, посыпался легким облаком снег. Руки парня отчаянно завертелись в воздухе. Так он разминался. Анжела в варежках потирала руки.

Живчиков, конечно же, взял более длинную швабру и подошел к своей «наезднице».

— Рыцарша ты моя конопатая! — как можно более ласково обратился к Анжеле. Улыбка исчезла с лица девушки. Она прищурила глаза с явным недовольством. Она ждала подвоха. Парень решил исправиться: — Ласточка ты моя синекрылая! Ты подобна грациозной птице, что рассекает морозный воздух. — Тимур оценил благожелательную реакцию и смелее добавил. — Ты будешь рассекать воздух этой шваброй, чтобы навалять «звездюлей» тем двум наглецам!

Он кивнул в сторону Климушкиной и Фильмана. От Анжелы не ускользнул тот факт, что Аня Климушкина периодически стреляла глазами в направлении Живчикова, но последний никак не реагировал на девушку. «-Односторонняя влюбленность» — подметила тогда про себя журналистка. Анжела совсем не питала неприязни к Ане. Но Живчиков был явно обижен на сокурсницу:

— Ты посильней ее шваброй долбани! Посильнее! Меть в плечо ей. Она крутанется, под ее весом хилый Фильман зашатается, и рухнет нафиг в снег. И тогда — наша победа!

Живчиков всучил швабру Анжеле.

— Но я не хочу ее бить сильно, — не согласилась журналистка. — Это же шуточный турнир. Ведь так?

Тимур скривил губы и пробурчал:

— Когда мы с тобой продуем, это будет уже не шутка! Телезвезда, то есть ты, свалилась в грязь! Об этом будут болтать.

— В снег, поправила Анжела.

— Снег, дождь, грязь… Разница невелика. Поражение — вот о чем будут судачить! Все будут говорить, что телезвезда проиграла. А кто — то спросит: кто у нее в качестве «коня» был? Живчиков! «-А-А!!!», — скажет этот кто — то. «-Тогда понятно, почему Анжела проиграла турнир. Живчиков облажался!» А я не желаю, чтобы так обо мне в универе отзывались.

— Да кто о чем будет судить?! — поразилась Анжела. — Мы отдыхаем, играем, тусуемся, вот и все!

— Э-э! Не понимаешь ты всей сложности политической ситуации, — уклончиво возразил Тимур. — Будут и слухи, будут и пересуды. Все будет.

— Так зачем тогда ты этот турнир затеял?!

— Чтобы мы выиграли. Ты и я! Наш дуэт! Когда веселье с привкусом победы — это меня возбуждает. Одолеем этих выскочек, а?

Анжела пожала плечами.

— Ладно, играем. Но, сильно бить Аню я не собираюсь.

— Хорошо, мой апельсинчик! — смягчился Тимур, чтобы не распалять дальше свою девушку. — Хоть целуй Аньку взасос, но с «коня» изволь ее скинуть!

— Я не целую девушек взасос! — парировала журналистка.

Живчиков вытянул вперед губешки и прошипел:

— А меня?

Анжела усмехнулась, притянула парня за шкирку к себе вплотную и их губы слились в страстном поцелуе.

Окружающие увидели со стороны сей интимный момент. Они не могли слышать, о чем перед поцелуем разговаривали влюбленные, но сам поцелуй взасос восприняли одобрительно.

Глядя мельком на Анжелу и Тимура, Аня Климушкина с досадой отвернулась. Это негодование не осталось без внимания со стороны Фильмана.

Вскоре коренастая Аня Климушкина вскарабкалась на своего «коня», а Анжела — на своего. Последняя пара оказалась, безусловно, выше первой, и к тому же она завладела наиболее длинным «оружием» — шваброй с красной ручкой, которая использовалась в поединке до этого в качестве копья.

Фильман крякнул под весом своей наездницы.

— Что ты ржешь?! Мой конь ретивый?! — передразнила его Аня. — Смотри. Не подкачай!

В ответ Фильман, пошатываясь ухватился за другую швабру, та что покороче, и поднял ее над собой. Туда, где теперь царствовала Аня. Девушка перехватила «копье» и водрузила его чуть вверх, зажав узкий конец подмышкой. Широкое окончание, куда вешают тряпку, глядело теперь прямо на пару Живчиков — Анжела.

Журналистка в свою очередь тоже оседлала своего «коня». Рост у Живчикова всегда был хороший, а тут еще высокая Анжела на его плечи взгромоздилась. Плюс эта парочка отхватила самое длинное «копье». Все три компонента составили высоченную боевую единицу.


ГЛАВА 17 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 19