home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 15

Прошло два года.

Мама Анжелы выглядела озабоченной. Они вместе возлежали на пляже санатория в Джубге. Солнечный день, мягкий шелест волн, крики чаек — все это не очень радовало мать и дочь. Анжела поправила ярко — синий большой зонт от солнца и, глядя на неспокойную водную гладь, сказала:

— Я не знаю, почему не могу забеременеть. Мы женаты с Германом уже два года, спим не предохраняясь, а беременности все нет и нет. Ни капельки я не беременею.

— Да, беременность дело такое: либо она есть, либо ее нет. Быть немножко беременной возможно только в кино, — изрекла мама Анжелы. — А посему, дочка, пора тебе и мужу пойти по врачам. Тем, что специалисты по бесплодию.

— У меня все в норме, мама — вспылила девушка.

— Я в этом уверена, дочка. В нашей породе девочек — пустоцветов не было! Вот почему так важно идти к врачам и на анализы вам с Германом на пару. Может быть, у него как раз «патроны холостые».

— Ты, мама, о нем как прямо о военном человеке, говоришь.

— А чего? — рассудила Лидия Игоревна. — Он у тебя походит на военного. Статный, подтянутый, чувствуется выправка, как у солдата на службе. У него все в порядке. Свое дело знает. Но вот его, так сказать, «револьвер» между ног может быть со сбитым байком.

— Ах, мама! Люблю я твой замысловатый русский язык, — рассмеялась тележурналистка. — Но, как мне сказать Герману о том, что и ему следует пройти нужные медицинские исследования?

— Как сказать? Да так и скажи. Это будет справедливо. Он ведь хочет детей?

— Хочет.

— Ты хочешь детей?

— Хочу, — опустила взгляд Анжела.

— И я хочу внуков повидать! — повысила голос Токарева- старшая. — Мы все хотим одного и того же. Как Герман относится к тому, что ты не беременеешь?

— Злится. Явного вида не показывает, но я-то вижу, как он на соседку, у которой маленький ребенок, засматривается. Я вижу, что он хотел бы воспитывать ребенка. Ведь годы идут, он стареет, я тоже не молодею.

— Сейчас и еще довольно долго ты будешь в самом репродуктивном возрасте. Но беда времени в том, что оно быстротечно. Один великий человек сказал как — то, что Бог дал человеку все. Кроме времени. Надо что — то делать уже сейчас. Надо решать проблему. Если ты не можешь переговорить на эту тему с мужем, тогда я могу это сделать за тебя. Я твоя мать и думаю, он все поймет.

— Не нужно. Я сама с ним переговорю, — обрезала девушка.

— Только не затягивай, — потребовала мама.

«Затягивать» с этой конкретной проблемой девушка и сама не хотела. Бизнес бизнесом, карьера карьерой, но природа — мать зовет. Ребенок сам по себе еще не означает запереть себя с ним в четырех стенах и забыть о служебной лестнице и восхождении по ней. Особенно сейчас, когда в деловых кругах, где вращаются и Герман, и она сама, вполне реально найти приемлемую няню.

«— Родила, поправила с месяцок здоровье в больнице и снова на работу. Снова в «Азбуку безопасности». Снова на телеэкран. Если долго не будешь появляться в «телеке», то зритель так же быстро тебя забудет» — рассудила в тот день Анжела. «-Ребеночек мне нужен для себя. Но что делать, если я не могу иметь детей вообще? По каким — нибудь медицинским заморочкам? Тогда останется только смириться. А вот если это Герман бесплоден, то тогда…тогда… Не он один имеет семя. Найду, от кого родить. От того, кого любила. От ненадежного и раздолбаистого».

Анжела понимала, что ее теперешние мысли греховны и циничны. Она подняла с прибрежной полосы небольшой плоский камушек и довольно сильно кинула его в море.

— Ого! — сжала губы мама девушки. — Я вижу, ты приняла какое — то решение, милая моя девочка. Надеюсь, оно правильное.

Анжела ничего не ответила. Теперь она любовалась высоким белым парусником, что вдалеке подпирал, казалось, своим шпилем горизонт. Ах, какие были планы у нее сразу после свадьбы! Она тогда радовалась тому, что несмотря на отсутствие пламенной любви к Герману, чувство симпатии к этому взрослому, сильному физически, надежному мужчине где — то теплилось в ее душе. Анжела тайком стрельнула взглядом на мать, которая также тихо смотрела на белые барашки пены поверх волн. Да, именно мама настояла, или как она тогда выражалась «настоятельно рекомендовала», принять предложение руки и сердца, высказанное Германом столь торжественно и даже старомодно, с целованием ручек и Анжеле, и ее маме. С восхитительным по размерам и цветовой гамме букетом самых разноплановых цветов. И в результате потом была свадьба…. «-Свадьба у меня прошла просто лучезарно» — прикрыла глаза Анжела и унеслась на пару лет назад.

За ней шел мальчик в строгом костюме с бабочкой вместо галстука. Пацан на вид тянул лет на двенадцать, не больше. Но, даже в столь юные годы он уже выглядел как денди, хотя его работа заключалась в том, чтобы поддерживать длинный подол свадебного платья невесты. Звали мальчугана Игорем, и заказал его услуги Герман все в той же фирме, что специализируется на организации и проведении свадебных мероприятий. Анжела шла в белом платье невесты по ковровой дорожке, постеленной на входе в дорогой ресторан. А Игорек, словно в далекие времена царский паж, мягко ступал позади, поддерживая длинный подол платья. Приглашенные гости, коих было немало, глядели на эту картинку с умилением.

Да, все выглядело очень старомодно, но при всем при том по — настоящему красиво. Герман и мама Анжелы сознательно избрали из предложенных вариантов стилистики церемонии тот самый классический, не увядающий стиль ретро. Жаль, как потом жаловался Герман, нельзя заказать тройку лошадей с каретой, чтобы отвезти невесту и жениха из ЗАГСа в ресторан. Это и понятно: лошадь с ума сойдет, стоя в огромных дорожных пробках мегаполиса. Люди и те не выдерживают, что уж говорить о животных.

На свадьбе организаторы выпустили более тысячи разноразмерных и разноцветных воздушных шаров. На какое — то время зрителям внизу показалось, что шары на мгновение затмили все небо над участниками свадебного торжества. Фейерверки ближе к вечеру осветили всех гостей праздничным светом. Для придания русскости действу Герман умудрился заказать где — то дрессировщика с медведем. Настоящим живым медвежонком. Дрессировщик приехал в ресторан на спецмашине, оборудованной для перевозки животных. Он вывел во двор ресторана медведя и называл его имя — Потап! Несчастное животное стало выделывать всякие выкрутасы на потеху публике, и делал он все это мастерски. Некоторые подвыпившие гости все порывались побороться с косолапым, но дрессировщик не подпускал никого слишком близко к своему подопечному.

Герман сделал неожиданный поворот в чинном течении праздничной церемонии. Он подошел к дрессировщику.

— Вас как зовут?

— Михаил Иванович.

— А меня Герман. Так вот, Михаил Иванович, чего я скажу: это я заказал ваше выступление на моей свадьбе. И не жалею! Вы с Потапом отменно отрабатываете свой хлеб. Просто здорово!

— Спасибо, Герман, — отозвался дрессировщик, которому было под полсотни, густой седой волос и могучее телосложение делали его богатырем, который только что сошел с былинных картин.

— Прошу всех! Внимание!

Гости перестали галдеть и на минутку притихли. Герман продолжил:

— Я, как жених, нет …Как уже муж этой очаровательной особы, — он кивком головы приветствовал Анжелу, — хочу при свидетелях заключить пари с этим джентльменом (кивок в сторону дрессировщика) и его королем леса Потапом!

— Кто больше меда съест, что ли? — задорно брякнул кто — то из толпы.

Герман ехидно улыбнулся, немного подумал и неожиданно стал снимать с себя пиджак. Гости совсем притихли, ведь перед ними разыгрывалось непонятное, диковинное зрелище. Еще бы! Только что жених казался образцом элегантности в поведении и одежде, а тут он уже исполняет нечто вроде стриптиза. Мужского! Вот он снял с себя и крахмальную рубашку. Перед публикой предстал настоящий атлет! Пусть у него и был едва заметный возрастной животик мужчины среднего возраста, но картины он не портил. Женщины одобрительно и заинтересованно загудели, мужики с большими пивными животами невольно постарались их втянуть. Герман теперь стоял лишь в одной белоснежной майке на узких тесемках и поигрывал тренированными мышцами. Анжела, как и все остальные, пребывала в озадаченном состоянии. Она не знала, что у ее новоиспеченного мужа на уме. Лидия Игоревна — мама девушки, от удивления слегка вытянула вперед нижнюю губу. Да, Герман всех заинтриговал.

— Я предлагаю Михаилу Ивановичу и его медведю Потапу пари. Ставка — две тысячи евро. Повторяю: две тысячи евро. Но! Только с меня! С нашего гостя ничего не возьму. Разве что…Если я поборю Потапа здесь, прямо перед вами, то Михаил Иванович и его медведь еще три дня подряд будут бесплатно выступать перед моими гостями и родными. Не только здесь, но и на даче. Забесплатно! Я планирую кутить три дня. Надеюсь, я женюсь первый и последний раз в жизни. Посему, впервые буду гулять столь долго и широко. А если медведь поборет меня, то я обязуюсь выплатить Михаилу Ивановичу две тысячи евро. Две тысячи евро! Итак, я готов на спор померяться силами вот с этим парнем.

Герман вытянул палец в направлении Потапа. В ответ медведь тупо уставился на руку Германа и, кажется, зарычал. Собравшиеся на церемонии люди разноголосо загалдели. Кто — то восхищенно, кто — то с осуждением. Метродотель ресторана уже прикидывал, какие разрушения может принести мебели и отделке помещения новая невиданная забава состоятельных посетителей. Анжела проявила первые признаки недовольства мужем уже через несколько часов после бракосочетания тем, что одернула его за запястье. Михаил Иванович взял паузу, и некоторое время не отвечал на вызов. Видя колебание в душе дрессировщика, Герман «подлил масла в огонь»:

— Я увеличиваю сумму пари со своей стороны до 2500 евро. Михаил Иванович! Потап! 2500!

На последних словах было сделано особое ударение. Создалось впечатление, что жених торгуется с медведем, а дрессировщика в особый расчет не берет.

У Михаила Ивановича появилась реальная возможность разом неплохо заработать. Его Потап был явно сильнее человека. Сам Михаил Иванович редко — редко, но боролся со своим косолапым подопечным в штуку. Медведь, чувствовалось, возился с хозяином, как с малышом, а и то раз чуть не раздавил насмерть дрессировщика. Михаил Иванович понимал, что если примет пари, то этот глупый обнаженный атлет достанет из кармана пачку купюр и поставит их на кон. Медведь однозначно победит, хоть он и стар. Хорошо еще, что зубы у него сточены. И он, Михаил Иванович, станет богаче на 2500 евро. На эти деньги медведя можно долго содержать. Но здравый ум взял верх над стяжательством.

— Гости дорогие! — миролюбиво пробасил дрессировщик, обращаясь ко всем. — Герман Тимофеевич! Красавица невеста! Мы с Потапом признаем, что только смелый человек готов идти на такое пари, что предложил жених! Герман Тимофеевич — смелый мужчина. За то ему честь и хвала. Но, знаете, у моего Потапа эскулап — ветеринар обнаружил давеча сильный остеохондроз. Спина у зверя болит. Нельзя ему бороться. Бо — бо очень. Врачи запретили. Посему предложенный борцовский поединок отклонятся по медицинским показаниям.

Дрессировщик нес полную чушь, но кто проверит?

Алмазов же животных любил и принял объяснение с сожалением. К разочарованию многих подвыпивших гостей. Он, как и многие другие, не совсем поверил в слова дрессировщика, но никого из гостей, естественно не знал, бывает ли у медведей остеохондроз или нет. Михаил Иванович, ясное дело, придумал данную отговорку еще давно. Не впервой подвыпившие гости праздника мужского пола стремятся потягаться силой с косолапым. Дрессировщик понимал, что если бы он допустил хоть один подобный поединок, то Потап мог запросто заломать любого двуногого противника, если не насмерть, то покалечить навсегда — уж точно. А полиции не втолкуешь, что пьяный гость вечеринки сам полез к зверю. Кто виновен? Зверь. Но он — дурак, и ему по барабану, сидеть в тюрьме или клетке. Знать, повинен хозяин. Человек. А вот человеку «припаять» срок за решеткой, очень даже возможно. Михаил Иванович не желал идти по этапу, ему и так живется неплохо. И Потап не жалуется. Свою порцию меда и хорошей «хавки» получает косолапый, и — ладно.

Поединок человека и медведя не состоялся. Гости пошли дальше пить — есть — танцевать, и вскоре позабыли о седовласом дрессировщике и могучем Потапе. Анжела же хоть и высказала мужу легкое негодование, но в душе почувствовала некоторую гордость за Алмазова. Смелый, крепкий мужчина. И теперь он — ее мужчина. Муж. Выйти на медведя ни один офисный хлюпик в здравом уме не попытается. Но Герман — не хлюпик, и не офисный червяк. «-С мужем мне повезло» — рассудила тогда невеста. Свадьба гуляла четыре дня к ряду. В три не уложились.


предыдущая глава | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 16