home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Спустя некоторое время уже Ольга Брусникина созвонилась с симпатичной сотрудницей бухгалтерии Ксенией Ветровой, что так приглянулась на корпоративном пикнике стажеру Федору Яхонтову. Ольга пересказала Ксении то, что услышала от Чернышевой относительно опасности, в которой оказалась телеведущая их канала Анжела Токарева. Но к пересказу Ольга добавила еще некоторые дополнения, что мысленно додумала сама. В частности, она не просто сообщила, что некий «блондинистый изувер» разбил на голове Токаревой порцию мороженого и нанес, очевидно, удар ей по спине, но и приплела к рассказу острый, сверкающий на солнце сталью предмет, похожий на клинок. Холод сковывал душу Ветровой, когда она слушала о зловещем парне, что, якобы, приставлял незаметно к горлу Анжелы отточенное, холодное лезвие ножа. Что, якобы, злодей пытался скрыть это лезвие от посторонних глаз в носовом платке, но зоркий глаз архивистки Базаровой Екатерины зафиксировал тот смертоносный блеск под горлом Токаревой. Ксения даже зажмурилась, когда представила эту картину: вот лицо телеведущей искажено от дикого ужаса перед клинком неизвестного ей маньяка, что внешне выглядит ангелочком, а внутри его кипит звериная сущность.

Ветрова торопливо поблагодарила Брусникину за звонок и, выслушав всю информацию, прекратила разговор, сославшись на неотложные дела. Напрямую Ксения очень редко общалась с Токаревой. А вот с секретарем телеведущей — Антониной Хабаровой, контакты поддерживала частые. Анжела Токарева не очень серьезно воспринимала свою помощницу Антонину. Хабарова решала чисто технические вопросы, выполняла указания Токаревой, созванивалась с указанными начальницей людьми. То есть, выполняла и секретарские обязанности, что крайне ей самой не нравилось. Но говорить вслух о своем недовольстве Антонина и не думала. Наоборот, при появлении в поле зрения начальницы, Хабарова моментально расплывалась в лучезарной улыбке, по возможности успевала сделать комплимент тонкому вкусу в одежде телеведущей. Токарева принимала эти знаки подобострастия несколько рассеяно, часто просто пропускала из мимо ушей, и немедленно переходила к делу. А помощница обижалась, в глубине души обвиняла начальницу в «звездной» болезни, и в глубине души считала Токареву не иначе как выскочкой и зазнайкой. А уж после того, как ей нашептали, что первый жених телекомпании, коммерческий директор — Герман Алмазов, «подбивает клинья» к ее начальнице, Хабарова и вовсе невзлюбила Токареву, потому как считала, что Герман должен оказывать знаки внимания, прежде всего ей — Антонине. «-Это мой объект!» — серьезно думала Хабарова, глядя на шествующего по коридорам офиса коммерческого директора. Но «объект», к сожалению девушки, то ли был постоянно занят, то ли подслеповат и заместительницу Токаревой в упор не замечал.

Дело в том, что во всей наружности Хабаровой жила какая — то неопределенность, что ли. Среднего роста, двадцати пяти лет от роду, темные волосы, кои она постоянно красила в цвет спелой вишни и затем укладывала в прическу «каре». Можно даже сказать, что она внешне смахивала на этакого худощавого паренька. Да и когда она улыбалась и являла миру два ряда белоснежных ровных зубов, что — то фальшивое чувствовалось в этой улыбке. Антонина сама не курила и, зная, что Алмазов также негативно относится к табаку, считала, что хотя бы это должно было привлечь какое — то внимание к ней со стороны коммерческого директора телекомпании. Но Герман Тимофеевич оставался холоден к помощнице руководителя программы «Азбуки безопасности». Сие обстоятельство буквально бесило Хабарову. Она уже и так и эдак улыбалась своим белозубым ртом Герману Алмазову, незаметно бросала на него томные взгляды, старалась «пересечься» с ним гораздо чаще, чем того требовали обстоятельства, надевала то одну, то другую кофточку, но этот «высокооплачиваемый чурбан» все равно «клеился» только к ее начальнице. И когда Антонина видела Токареву с микрофоном на экране телевизора, то ей хотелось выхватить этот микрофон у телеведущей и заткнуть им ей рот. Особенно Антонину бесили моменты, когда зрители в студии награждали аплодисментами некоторые умозаключения Анжелы Алексеевны Токаревой по обсуждаемым в передаче темам и ее «дурацкие» комментарии. А при личной встрече с Токаревой темноволосой помощнице приходилось, якобы, радостно улыбаться, выказывая фальшивое радушие и вешая на лицо приторный оскал. От этих внутренних конфликтов характер у Антонины портился еще больше. Зависть покрывала своей тяжкой коррозией душу еще совсем молодой женщины.

Голос Ксении Ветровой в трубке звучал взволнованно:

— Ты же понимаешь, Антонина, что мы все переживаем за Анжелу. А ты — ее самый, что ни на есть, непосредственный заместитель. Мы все хотим ей помочь. Разве ты не хочешь?

— О! Помочь ей? Я очень этого хочу! И ты, Ксения, очень правильно сделала, что все мне сообщила. Мы должны, как — то все вместе, спасти нашу любимицу!

Хабарова выдавила слово «любимица» и лицо ее невольно передернулось. Но, раз в компании ценятся «люди команды», то следует этим ожиданиям соответствовать. Хабарова уверила сотрудницу бухгалтерии:

— Я что — нибудь придумаю, Ксения, обещаю! И еще раз благодарю тебя за звонок. Только скажи мне еще одну вещь.

— Какую? — выразила готовность к сотрудничеству Ветрова.

— Этот светловолосый монстр, как ты говоришь, что угрожал ножом Токаревой, какого примерно возраста?

— Он, как мне говорили, моложе ее.

— Вот как! Интересно, интересно. Насколько?

— Намного. Наверное.

— Он — подросток?

— Нет. Парень лет двадцати — двадцати трех. Может, двадцать пять максимум.

— Это точно? — выразила сомнение помощница Токаревой.

— Точно.

— Значит, этот новый бес явно моложе нашей Анжелы. Так-с. А как Токарева вела себя с ним? Спорила ли? Сопротивлялась? Пыталась вырваться? Или наоборот, слушалась беспрекословно?

Ветрова уверенно заявила:

— Она вела себя как человек с парализованной волей! И она пошла с ним на выход из парка безропотно! Он как будто загипнотизировал ее исполнять свои приказания! Вполне возможно, что наша телезвезда попала в лапы настоящего демона! — совсем уж перегнула палку в запале фантазии Ветрова. Поняв это, бухгалтерша попыталась смягчить ситуацию:

— Насчет «демона» — это я, наверное, погорячилась.

— Хм! — более рассудительная и весьма материалистически настроенная по жизни Хабарова недоверчиво хмыкнула. — Ты же, Ксюша, сама там не была и всей этой сцены с Токаревой и неизвестным в главных ролях не видела?

— Вообще — то, не видела. Но, знаешь, Антонина, у меня нет оснований не доверять своим подругам! Например, если бы ты мне рассказала подобную историю и поделилась своими впечатлениями, я бы тебе поверила!

— Что ты! Я тебе тоже верю, Ксюшенька! Просто…. Просто ты все это как — то слишком эмоционально изложила, что ли.

— Может быть, может быть. Но все это оттого, что мы сильно переживаем за судьбу нашей коллеги.

— Конечно, конечно!

— Так ты, Антонина, подумаешь, как можно помочь Анжеле, попавшей в столь опасный переплет?

— Обязательно, Ксюша! Обязательно! Я уж придумаю, как ей помочь! И столь сложный переплет мы расплетем и поможем нашей коллеге выйти из него без потерь!

— Спасибо, Антонина! Ты когда что — нибудь придумаешь, расскажи мне, что, да как.

— Обязательно!

— И, как видишь, медлить тоже нет возможности. Мало ли что на уме у этого светловолосого монстра!

— Я понимаю. Мы справимся с этим демоном. Справимся. У тебя все, Ксюшенька?

— Теперь все! — выдохнула облегченно Ветрова.

Обе подруги, выразив друг другу всяческие симпатии, попрощались.

Хабарова повесила трубку на рычаг телефона, сморщила слегка лоб и погрузилась в раздумья. Через пару минут лицо ее озарилось самодовольной улыбкой, и она даже громко хлопнула в ладоши, как будто прихлопывая надоевшего комара.

— Попалась! — прошипела вслух Антонина. — Теперь — то я тебя прихлопну, дорогая начальница!

Хабарова уже с хорошим настроением направилась к холодильнику, чтобы скушать любимое кокосовое пирожное. Съев его, она села писать анонимное послание Герману Алмазову, где указала, как «неравнодушный человек», что на сотрудницу телеканала Токареву Анжелу было совершено покушение неким светловолосым молодым человеком. И, что скорее всего, Токарева под властью этого «неизвестного демона» и охотно тому подчиняется. Этим письмом Хабарова хотела скомпрометировать Токареву и она послала это письмо анонимно с компьютера подруги на «мыло» Алмазова. Когда Герман, как обычно, с утра проверял свой электронный почтовый ящик, его внимание сразу же привлекло письмо с темой «о беде Токаревой Анжелы». Герман вчитался несколько раз в письмо, отправленное совершенно с незнакомого ящика. «- Спасибо за информацию!» — поблагодарил он неизвестного информатора. Но сам реши выяснить, кто это взял власть над его потенциальной невестой?

Его сердце постукивало сильнее обычного. Так случалось не очень часто. После особенно интенсивных спортивных тренировок, после занятий сексом с разными девицами, после обжигающей сауны, где казалось, будто каждая косточка готова задымиться. Но на этот раз сердцебиение явилось следствием безжалостного удара по самолюбию коммерческого директора телекомпании «Мир вокруг нас». В кармане его пиджака, в специальном кожаном чехольчике призывно заиграл мелодией IPAD, напоминая хозяину о необходимости сделать важный звонок деловому партнеру. Однако на сей раз призыв электронных мозгов остался без ответа. Вернее, Герман Тимофеевич просто отключил трель устройства, а после и вовсе выключил. Бывший боксер всегда умел держать удар как в прямом, так и переносном смысле. Но в сложившихся обстоятельствах дело касалось сферы деликатной, интимной. Короче: его предполагаемая будущая супруга, его подчиненная Токарева Анжела, ведущая популярной телепередачи «Азбука безопасности» да и просто женщина, к которой он — Алмазов — явно не равнодушен и испытывал самые теплые чувства, похоже, предпочла кого — то другого ему! Или еще вариант: некто демонического типа, светловолосый, наглый, возможно, беспощадный, приобрел неожиданную власть над Токаревой. Возможно, кто — то через Анжелу пытается плотнее подобраться к бизнесу и персоне самого Алмазова. «-Это был бы удар в самое незащищенное место!» — рассуждал бизнесмен. «-Это очень опасный прецедент. Всё это требует тщательной проверки».

Дело в том, что некто приватно электронным письмом без указания авторства сообщил Герману, что телеведущая программы «Азбука безопасности» Токарева Анжела была замечена «неравнодушными глазами» добропорядочных сотрудников в обществе некоего молодого человека, лет 25-ти отталкивающей, демонической внешности. Высок, спортивен в меру. По всей видимости, отличается особой властью над Токаревой. Позволяет совершать грубые, жесткие выходки по отношению к женщине. Аноним в своих рассказах призывает не бросать в «беде» их коллегу по телевизионному цеху — Анжелу Токареву — вмешаться в ее личную жизнь, и при необходимости, «всей мощью организации», а также «близким к программе силовым структурам» дать отпор зарвавшемуся светловолосому демону.

Информатор также сообщил, что среди женской части штата компании имеет место быть иная точка зрения. Возможно, за образом светловолосого «жестокого варвара» скрывается не кто иной, как новый любовник Токаревой. А что? Анжела — женщина молодая, весьма привлекательная, деятельная, а этот бес — блондин высок, силен, статен, и, очевидно, властен. Женщины подчас любят, чтобы над ними властвовали, так уж повелось в мироздании. К тому же, непознанное, демоническое манит к себе именно женскую душу.

Третьей версией коллектива оказалась более прозаичной: видимо к Анжеле издалека прибыл некий родственник, о котором она не обязана, да и не желает, распространяться. Да, но тогда возникает вполне логичный вопрос: почему этот странный родственничек позволяет себе так по — хамски, жестко, нет, даже жестоко относиться к молодой женщине, тем более, которая старше, чем он сам?

Выплыла еще одна экзотическая версия. Симпатичная бухгалтерша Ветрова, в которую без памяти втюрился Федька Яхонтов, стажер из отдела рекламы, и вовсе легкомысленно заявила, что спецслужбы приставили к популярной телеведущей своего агента, чтобы женщина функционировала в «нужном государству русле». Слушатели, конечно, прибалдели от этого «русла», но с самой версией не согласились, хотя и нашли некоторое рациональное в том зерно.

Таким образом, Герман Алмазов оказался перед определенной загадкой. Версия с любовником теребила неприятно его самолюбие, а версия со спецслужбами не казалась правдоподобной. Он бы, наверное, знал бы об интересе соответствующих служб к его телеканалу, если бы означенный интерес имел место. Наиболее привлекательным казался вариант с дальним родственником, что прибыл на постой к телеведущей. При этом раскладе сил решением загадки стал бы прямой вопрос к Токаревой: «-Кто этот светловолосый молодой человек, что рядом с тобой?»

Но не все так просто.

Тогда бы Анжела поняла, что за ней следят, и делают это с его ведома, а то и по прямому указанию самого Алмазова. К тому же, Анжела увидела бы в этом поступке слабость Алмазова. Ревность, слежка, недоверие — все это удел неудачников, но никак не успешных мужчин. «-Мое реноме никак не должно пострадать!» — рассуждал Герман Тимофеевич, задумчиво глядя в окно. День играл вовсю солнечными бликами, а на душе коммерческого директора телекомпании «Мир вокруг нас» было весьма пасмурно. Да, он не получил еще согласия на предложение руки и сердца от Токаревой. Да, формально пока он не имеет права на ее личную жизнь. Пока так. Но кто сказал, что знать о своей возможной будущей супруге больше — плохо? Информирован — значит, вооружен.

Вообще, Герман Тимофеевич Алмазов не часто озадачивался вопросом, морально он поступает, или нет. Годы работы в бизнесе научили его быть всегда готовым к тому, что тебя могут обмануть, подставить, разорить практически в любое время. Поэтому и он сам не раз подставлял, обманывал, умалчивал, юлил и прочее. Удовольствия от подобных действия Алмазов не получал, наоборот, он желал бы делать свое дело в нормальных, прозрачных условиях, где не требовалось бы постоянно вертеться как уж на сковородке, но, пока, до таких условий работу — прозрачных, ясных — в России было еще далеко. Поэтому он принял свое четкое решение: раз Токарева ему далеко небезразлична, раз он лично сделал ей очень судьбоносное предложение, раз таким образом она вошла в, так сказать, «орбиту его интересов», раз уж именно она трудится в рамках его бизнеса и ведет рейтинговую для телекомпании программу «Азбука безопасности», то следует установить с максимальной точностью, кто преследует / ухаживает / гостит / следит за ней. Так как дело касается лично Алмазова, доверить выяснение данного вопроса можно только очень надежному человеку. Не со стороны, ибо всегда есть вероятность, что информация «уйдет». Доверить сие деликатное дело можно тому, кому он, Герман Тимофеевич, действительно доверяет. А доверяет он, прежде всего, самому себе! Как и всякий неглупый человек. Поэтому слежку за Анжелой Токаревой коммерческий директор телекомпании «Мир вокруг нас» решил осуществлять самостоятельно, не прибегая к услугам разного рода детективных агентств и прочих сторонних людей. Есть вещи, которые подчас приходится делать только самому», — логично рассудил Алмазов. Тем временем его ipad вновь подал настойчивый сигнал, призывающий вернуться к текущим делам. Так как решение было уже принято, мужчина легко снова переключился на бизнес и стал делать нужные звонки.


ГЛАВА 8 | Полюбить раздолбая | ГЛАВА 10