home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

Феридэ с самого утра решила отправиться по магазинам. Предсвадебные хлопоты целиком поглотили все ее свободное время.

Ихсан мечтал о шумном празднике.

— Давай пригласим моих сестер, дядю с тетей. Они ждут не дождутся, когда я наконец попаду в надежные руки, — настаивал жених.

Но Феридэ мягко возражала:

— Ихсан, мне кажется, я уже не молоденькая невеста. Да в конце концов мы делаем свадьбу только для себя.

Однако майор и слушать не хотел об этом.

— Выбери себе платье сама, а то я не знаю твоих вкусов.

— Однако в Месемврии ты купил мне чудесный туалет. Я блистала в нем на приеме у Джемиле… Но сейчас мне хочется надеть простое, скромное платье, — взмолилась молодая женщина.

Жених нерешительно пожал плечами:

— Конечно, это твое право.

Феридэ бросилась ему на шею и крепко поцеловала. От этой неожиданной ласки Ихсан растерялся.

— Я все-таки не понимаю, чего ты стыдишься. Почему не хочешь отпраздновать это событие как полагается? Есть же на это какая-то причина…

Причина была. Но Феридэ сама себе боялась признаться в этом.

Несколько дней назад Чалыкушу хлопотливо бежала по главной улице Стамбула, заглядывая во многие лавки. Ей непременно хотелось купить чего-нибудь вкусненького Ихсану. Но на чем остановиться, она еще не решила, поэтому заходила подряд во все магазины Бейоглу.

Неожиданно кто-то крепко схватил Феридэ за локоть. Обернувшись, молодая женщина увидела Кямрана. Она, сама того не желая, вскрикнула от удивления. Бывший муж воспринял возглас Чалыкушу по-другому.

— Не бойтесь, Феридэ, — негромко произнес мужчина, — я совсем не хотел вас напугать…

Феридэ посчитала невежливым тут же вырываться и уходить.

Тем более что Кямран явно был настроен на серьезный разговор.

— Феридэ, давайте отойдем в сторону и поговорим.

Чалыкушу никогда ни на кого не держала зла. Поэтому, слегка поправив чаршаф, она согласно кивнула головой.

Молодые люди пошли в небольшой сквер, который напоминал зеленый оазис среди городской суеты.

— Как поживаете, Кямран-бей? — Феридэ начала разговор с традиционного вопроса.

Печальные глаза мужчины наполнились слезами. Испугавшись, что случилось что-то серьезное, молодая женщина сжала край скамейки, на которой они сидели. Кямран же, ни слова не говоря, достал из кармана листок бумаги и протянул его Феридэ.

Чалыкушу осторожно расправила листок и, увидев аккуратно выведенные строки, начала внимательно читать.

— Прекрасные стихи, — со вздохом произнесла она, отдавая написанное бывшему мужу.

— Они посвящены вам.

— Мне? — удивленно округлив глаза, воскликнула Феридэ.

Она почувствовала, что сейчас произойдет что-то важное. Кямран, все еще не пряча листок со стихами, тихо попросил:

— Возьмите их себе на память о нашей любви…

Чалыкушу решительно поднялась со скамейки, показывая этим, что разговор окончен.

— Постойте еще минуту… Говорят, вы выходите замуж? — В голосе мужчины были заметны едва сдерживаемые слезы.

— Простите, я не хочу обсуждать с вами свои личные проблемы. Мы — чужие люди, боюсь, моему будущему мужу это может не понравиться.

Кямран вдруг уронил голову на руки, и его плечи стали вздрагивать.

Феридэ растерянно стояла рядом и лихорадочно думала, что можно предпринять. Она не хотела казаться жестокой, поэтому погладила рыдающего мужчину по плечам. Кямран замер. Казалось, прикосновение руки любимой приносит больше боли, чем радости.

— Успокойтесь. — В это мгновение Феридэ почувствовала себя умудренной опытом женщиной, которая утешает своего глупого несмышленого сына.

Кямран, вытерев слезы, взял Чалыкушу за руку и силой усадил ее снова на скамейку.

— Давайте поговорим, — повторил он.

Феридэ сделала предостерегающий жест, давая понять, что не следует заходить далеко.

— Недждет очень скучает, — попробовал начать с другого Кямран.

Но Чалыкушу сидела молча, стиснув руки, и смотрела в одну точку перед собой.

— Я многого не прошу, — взмолился мужчина, — только выслушайте меня, а потом решите — кто из нас прав.

Женщина подняла глаза на бывшего мужа.

— Знаете, Кямран, я выслушаю вашу историю, но не для того, чтобы поверить вам. Просто такой уж я человек… Да и вряд ли это что-то уже изменит…

Мужчина горько вздохнул.

— Я слышал, вы выходите замуж…

— Да, за того военного, с которым я якобы убежала в Болгарию, — с долей иронии произнесла Феридэ и добавила: — А мы-то отправились вас искать.

Кямран закусил губу. Умоляющее выражение появилось в его глазах.

— Не мучайте меня, Феридэ. Я сам осознаю, что повел себя не лучшим образом…

— Не надо истерик, Кямран. Рассказывайте побыстрее, у меня мало времени.

Феридэ устроилась поудобнее на скамейке, понимая, что история будет длинной.


Рассказ Кямрана


Когда пароход был у мыса Еминэ, в тумане на нас налетело какое-то грузовое судно.

Я помню сильный удар, отдельные эпизоды этого происшествия, но дальше память моя ничего не сохранила.

Потом я как бы просыпаюсь, и причиной тому — ледяная вода. Я совершенно один в бесконечном водном пространстве. Нет ни парохода, ни пассажиров, только волны, туман и я.

Нетрудно представить, какой ужас овладел тогда мною. Но что было делать? Кричать? Да кто меня услышит? Была, правда, надежда, что возвратится судно, протаранившее нас, но вскоре и она исчезла.

Наступила ночь. Море слегка улеглось. Туман стал редеть. А меня никто так и не искал. Вокруг же было только черное небо и черное в буквальном смысле слова море. Еще был ужасный холод. Была ведь только середина весны. А в прошлом году весна была поздней и холодной.

За ночь я настолько продрог, что временами у меня появлялось желание развязать спасательный пояс и пойти ко дну, только бы не терпеть эти мучения.

Наконец наступило утро. К моему большому удивлению, меня не съели акулы и я не умер от холода. Утреннее море было гладким. Дул легкий ветерок. Я огляделся и увидел, что вокруг было море, на горизонте сливающееся с небом. И никаких признаков земли. Мне не оставалось ничего другого, как уповать на волю Аллаха. И его милость была мне ниспослана.

Совсем отчаявшись, я вдруг заметил вдали черную точку. Она приближалась ко мне. Захотелось крикнуть: «Я здесь! Помогите!» Но в глотке была соленая вода. Я попытался грести, однако руки окоченели и не подчинялись мне. Тем временем черная точка росла на моих глазах и вскоре превратилась в судно военного типа. Оно держало курс как раз на меня. Дальше память вновь отказалась мне служить…

— Как вы себя чувствуете? — Первая фраза, которую я услышал, была сказана по-французски.

Открыв глаза, я обнаружил, что лежу на кровати в небольшой каюте. Надо мной склонился мужчина в форме морского офицера французского флота.

— Где я? — приложив все оставшиеся у меня силы, пошевелил я губами.

Видимо, офицер не знал турецкого и поэтому спросил:

— Вы говорите по-французски?

— Да, — ответил я.

Моряк улыбнулся:

— Очень хорошо.

— Где я? — Мне пришлось повторить уже по-французски.

— На военном корабле, — был ответ.

К морскому офицеру подошел еще один моряк, с усиками. Они о чем-то посовещались между собой, и усатый, повернувшись ко мне, спросил:

— Как вас зовут?

— Кям… — слетело с моих уст, но договорить не хватило сил.

Перед моими глазами все расплылось.

Когда в следующий раз я пришел в себя, рядом были те же двое. Один из них был доктор, а второй, моложавый и статный, — младший офицер. Стоя поодаль от кровати, они горячо обсуждали вопрос о моей дальнейшей судьбе.

— С каждым днем состояние больного улучшается, — утверждал доктор.

— В таком случае мы можем высадить его на берег, — обрадовался молодой офицер.

— Но мы ведь не знаем даже, кто он?

— Там разберутся.

— Но захотят ли там принять иностранца?

— Вы уверены, что он не русский?

— Еще с большим успехом можно утверждать, что он — француз. Нашим языком он владеет более-менее сносно.

— Если судить по двум словам…

— Но представьте ситуацию, французы высаживают француза в чужой стране и говорят: забирайте. Как вам это нравится?

Младший офицер почесал подбородок.

— Мне это совсем не нравится. Но здесь спасенный тоже не может находиться. По крайней мере мне на это намекал капитан.

— Назад же в воду его не бросите.

— Тоже верно.

На мгновение младший офицер задумался.

— Скоро ли мы сможем допросить его?

— Думаю, со дня на день. То, что он пошел на поправку, бесспорно.

— Нужно его немедленно расспросить обо всем, — настаивал молодой офицер.

— Пока не стоит. Мой вам совет — подождите два дня.

— Но, я думаю, несколько вопросов его не утомят.

— Несколько — нет.

Молодой офицер решительно направился к кровати. Подойдя, он взял меня за руку и слегка потряс.

— Ответьте мне на один вопрос. — Убедившись, что я в сознании, он продолжил: — Как вас зовут?

— Кямран, — простонал я.

— Интересное имя, — удивился доктор. — Откуда же вы?

— Из Турции.

— В таком случае смею вам сообщить, что у берегов вашей страны мы окажемся не раньше чем через полгода.

— Что же мне делать?

— Доктор говорит, что вам необходим постельный режим в течение месяца. Ведь правда, доктор?

— Да, — ответил тот, поправив очки.

— У меня дома жена, и я должен вернуться как можно быстрее, — взмолился я.

— Хорошо, — согласился доктор, — но через месяц. Кстати, если не секрет, у вас сеть деньги для возвращения?

— Нет.

— А для лечения?

— Тоже нет.

Доктор улыбнулся и проговорил:

— Так что сидите здесь и не думайте о переезде. Всему свое время.

— Но я смогу отправить телеграмму по прибытии… Кстати, куда вы направляетесь?

— В Одессу.

— Куда-куда?

— В Одессу, — повторил молодой офицер и добавил: — Однако не забывайте, что вы находитесь на военном корабле. А это значит, что на целый ряд вопросов вы не получите ответов.

— И не волнуйтесь по пустякам, — поддержал молодого офицера доктор.

Мне хотелось поделиться с военными своими мыслями и спросить у них о многом, но неожиданно я снова впал в беспамятство. Это состояние тянулось долго: я то терял сознание, то снова приходил в себя. В какое-то мгновение мне показалось, что ситуация критическая, и я даже слышал, как доктор сказал молодому офицеру:

— Если он выживет, можете меня поздравить.

Но однажды, открыв глаза, я понял, что чувствую себя абсолютно нормально. Рядом никого не оказалось, а мне страшно хотелось пить. На свой страх и риск я с трудом поднялся с постели и вышел в коридор. Военный корабль мало чем отличался от пассажирского, поэтому ориентироваться там было нетрудно.

Я пошел прямо по коридору, но вдруг услышал какие-то голоса в каюте. Мне показалось, что в разговоре упоминалось мое имя. Подойдя к двери, я прислушался.

— Что будем делать с этим нежелательным гостем? — Голос принадлежал молодому офицеру.

— Его надо немедленно убирать с корабля, — ответил ему неизвестный мне человек, но судя по твердым интонациям — капитан.

— Но как это сделать? — поинтересовался его подчиненный.

— Высадим турка в России, и пусть добирается домой сам.

— Но у него же нет денег, — робко возразил доктор.

— Это уже не наши проблемы, мы и так оказали ему немалую услугу, когда спасли от смерти.

Мне не оставалось ничего другого, как тихо вернуться к себе. Положение осложнялось.

Судя по настроению команды, я был на корабле нежелательным гостем. Но судьба распорядилась иначе.

В Одессу мы так и не зашли. Не знаю, каковы были причины этого, но военный корабль простоял у берегов России несколько дней, даже не заходя в порт.

Однако узнал я об этом гораздо позже, когда мы уже возвратились во Францию.

Однажды мне нанес визит капитан. Это был высокий седоволосый мужчина с обветренным лицом морского волка. Он вызывал своим видом желание вытянуться в струнку, что я и попытался сделать, когда капитан зашел ко мне в каюту.

— Вы и есть так называемый турецкий подданный? — задал он вопрос, сверля меня взглядом.

— Да, — негромко ответил я.

— Вы знаете, что у нас с Турцией не лучшие отношения?

Строгий голос капитана заставил меня почувствовать себя виноватым.

— Поэтому мы, хотя и будем проходить мимо этой страны, не сможем высадить вас на берег.

Мне стало не по себе. Но здесь я не был хозяином. Скорее, мне отводилась роль пленника. На это и намекнул капитан в своей следующей фразе:

— Мы возьмем вас во Францию, и там, до выяснения личности, вы не будете иметь права никуда отлучаться.

— Я что, буду находиться на корабле?

— Конечно, нет. Вас поместят в специальное место и изолируют от остальных людей.

— Но мне надо сообщить семье, что я жив и здоров. Они волнуются, считая меня пропавшим без вести…

— Если с вашей биографией окажется все нормально, через месяц вы уже попадете домой.

Через месяц! Слова капитана повергли меня в ужас.

Но все оказалось не так сложно, как я предполагал. Во Франции, куда мы попали лишь через месяц, я связался со знакомыми дяди дипломата. Они подтвердили мою личность, дали мне денег на покупку билета и даже посадили на корабль в Стамбул.

Я летел как на крыльях, мечтая увидеть тебя, Феридэ. Но, когда я переступил порог дома, на меня обрушилась страшная новость о твоем отъезде в Болгарию. Мне никто не сказал, что ты отправилась меня искать.

Феридэ задумчиво теребила край платья.

— Кямран, но ведь историю твоей смерти я услышала из уст Хуршида.

— Это отдельный рассказ… Если у тебя есть еще десять минут свободного времени, то я поведаю тебе и об этом мерзавце…

Молодая женщина посмотрела на часы. Уже полчаса, как она должна была вернуться в гостиницу к Ихсану.

Но что-то в глазах бывшего мужа заставило Чалыкушу ответить:

— Хорошо, я выслушаю и о Хуршиде. Тем более мне самой интересно узнать некоторые подробности. Находясь в пансионе Штольца, я прочитала один журнал, где подробно описывалось крушение корабля. Мне показалась знакомой эта история. И тут я вдруг вспомнила, что именно Хуршид поведал ее нам. Причем слово в слово, как было написано в журнале…

— Этого я не знал, — задумчиво протянул Кямран. — Но, видимо, он не был уверен в своих способностях рассказчика и поэтому выучил наизусть этот отрывок, дополнив его, конечно, новыми подробностями.

Было видно, что новость потрясла мужчину. Он сидел на скамейке, пытаясь сосредоточиться.

— Вы что-то хотели мне рассказать, — напомнила Чалыкушу.

— Да, сейчас соберусь с мыслями, — с волнением в голосе проговорил Кямран. — Приехав домой, я немало испугал своим появлением мать и сестру. Это было как воскрешение с того света. Но уставший и разбитый с дороги, я решил немного отдохнуть. В это время и появился Хуршид. Узнав у Неджмие о возвращений «погибшего», он, ни слова не говоря, мгновенно исчез, чем немало удивил мою сестрицу.

— Я думаю, — воскликнула Феридэ, — ведь Неджмие влюбилась в этого негодяя и искренне рассчитывала на продолжение отношений!

— Мне сразу показался подозрительным этот тип. Еще на корабле по пути в Варну я серьезно повздорил с ним…

— Да, я знала об этом. Когда мы с Ихсаном искали свидетелей твоей гибели, некоторые из пассажиров утверждали, что вы терпеть друг друга не могли. Хотя Хуршид утверждал обратное.

— Мы не разговаривали с ним после того, как этот мерзавец позволил себе непростительные высказывания насчет вас, Феридэ.

— О Аллах! Я же познакомилась с ним перед отправлением в Болгарию. Что же ему могло не понравиться…

— Он, оказывается, знал вас уже давно. Во всяком случае, Хуршид так преподнес мне эту историю. Он рассказывал мне такие гадости о вашей нравственности, что я не удержался и залепил Хуршиду пощечину. После этого мы и не разговаривали…

Отчаянию Чалыкушу не было предела. Она растерянно посмотрела на бывшего мужа и воскликнула:

— Не понимаю, почему?

— Потерпите немного, Феридэ. Потом вам все станет ясно. Но… начну все по порядку. Многое из того, что рассказывал Хуршид, было правдой, Я имею в виду катастрофу. Только он не надевал мне спасательного пояса, а наоборот, все старался вырвать его у меня и столкнуть в воду, чтобы отправить на верную смерть…

— Поэтому он и был уверен, что вы погибли, — медленно протянула Чалыкушу, — и безбоязненно появлялся в нашем доме.

— Бедная Неджмие. Она, когда все это узнала, рвала на себе волосы от отчаяния. Но этим все не закончилось. Представьте себе мою ситуацию — жена убегает с другим, сестра влюбляется в злейшего врага. Нервы мои были на пределе. Но я с головой ушел в работу, стараясь хотя бы на время забыть все неприятности…

— А в это время в Болгарии мы с Ихсаном, как проклятые, искали вас по всем прибрежным деревням.

Кямран наклонился к подолу платья Чалыкушу и поцеловал его. Женщина от этой неожиданной ласки растерялась.

— Мать и сестра уговаривали меня подать на развод. Я долго не соглашался, но в конце концов мне пришлось это сделать. Все мои знакомые в один голос утверждали, что вы меня бросили. Да и факты были налицо… Но прошло время, горечь утраты понемногу затихала, и я решил начать новую жизнь. Но тут снова появились вы — такая прекрасная, одухотворенная и совершенно не чувствовавшая за собой вину…

— Я же и вправду ни в чем перед вами не виновата, Кямран. Мне не могло и в голову прийти, что вы поверите грязным сплетням.

— Каких усилий мне стоило не обнять вас при нашей встрече! Но за спиной стояли мать и сестра, в один голос утверждавшие, что вы — интриганка и вернулись лишь потому, что Ихсан бросил вас.

— Кямран, вы же не десятилетний ребенок и сами могли бы принять решение. Тем более если сердце подсказывало вам правду, — грустно произнесла Чалыкушу.

— Когда мы встретились в моем кабинете, я выслушал все о ваших скитаниях. С того мгновения мне захотелось разобраться во всем. «Кямран, — подумал я, — а если все, что рассказывала Чалыкушу, правда? В конце концов, ты можешь докопаться до всей истории своими силами, и если Феридэ обманывала тебя, то лучше узнать все самому, чем верить другим на слово». И я в первую очередь отправился в Кушадасы.

— Почему в Кушадасы?

— Ведь именно туда поехала Чалыкушу, когда мать выгнала вас из дома. Я разузнал, что в Кушадасы вы жили одна, без майора. И когда поместье Хайруллах-бея сгорело, отправились в сиротский дом. Но самое удивительное было то, что, оказывается, Хуршид бросился вдогонку за вами…

— Как? Хуршид?

— Да… Мне удалось узнать о нем много неприятных подробностей. Хуршид-бей очень далекий родственник вашего покойного мужа. Он был обижен тем, что дядя не оставил ему наследства. Каковы причины этого, мне не удалось выяснить. На этот счет мнения расходятся. Одни утверждают, что Хуршид подделывал какие-то чеки. Другие — что он любил захаживать в казино… Ясно одно — этот негодяй выбрал вас жертвой своей подлой мести. При свидетелях он поклялся уничтожить морально бедную Чалыкушу и лишить ее всех финансовых сбережений.

От этой неожиданной новости у Феридэ разболелась голова. Она вдруг почувствовала резкую тошноту и частое сердцебиение.

— Подождите, Кямран. От услышанного я не могу прийти в себя.

— Мне тоже сделалось страшно, но от того, когда я понял, что вы были совершенно правы во всем. Мне, к сожалению, не удалось отыскать Хуршида. Он, видимо, скрылся неизвестно куда, продав даже тот участок земли в Кушадасы, купленный у вас.

— Как? Так Хуршид и был тем неизвестным покупателем?

— К моему великому сожалению… Его планы изменились, когда негодяй узнал о воскрешении меня из мертвых.

В воздухе повисло молчание. Но Феридэ была благодарна Кямрану за это.

— Я пойду, пожалуй, — медленно проговорила женщина и встала со скамейки.

— Подождите… — напряженно произнес бывший муж, — вы больше ничего не хотите мне сказать?

Чалыкушу покачала головой.

— Но я же заслуживаю прощения… Все произошло из-за проклятого Хуршида, который распускал сплетни про вас с майором.

— При чем здесь это? Вы показали себя не с лучшей стороны, поверив другим людям, но совершенно не прислушались к моим словам.

Кямран с удивлением посмотрел на Феридэ. Такого горького приговора он не ожидал услышать из ее уст.

— Значит, все? У меня нет никакой надежды?

Молодая женщина усмехнулась:

— Я давно простила вас, Кямран.

— Но мне же этого мало. Я хочу быть вместе с вами.

— Ничего не получится. Через месяц у меня свадьба…


Взволнованная до глубины души, Феридэ бежала в гостиницу, не разбирая дороги. «Если бы я знала об этом раньше», — подумала она и остановилась. Ей вдруг стало страшно от своих мыслей. «А что бы это изменило? Я ведь люблю Ихсана… Да, люблю за его преданность, доброту, в конце концов за верность чувствам ко мне. А не это ли самая главная причина того, что я согласилась стать его женой?» Чалыкушу нервно сжала пальцы. Не зная, как поступить и что сказать Ихсану, она медленно побрела в гостиницу.

Майор встретил Феридэ с недовольным лицом.

— Где вы пропадали так долго? — слегка дрогнувшим голосом поинтересовался он. — Я уже начал волноваться…

Чалыкушу совершенно без эмоций вошла в номер и неожиданно резко выпалила:

— Ихсан, нам надо поговорить!

Мужчина испугался. От дурного предчувствия у него заныло под ложечкой. Он тут же пожалел о своем недовольном тоне, которым начал разговаривать с невестой.

— Я слушаю тебя, — уже более мягко произнес офицер.

— Ты знаешь, почему я задержалась? Я встретила по дороге Кямрана…

— О Аллах, всего лишь… — облегченно вздохнул майор. — А я-то думал… Так что же нового поведал тебе этот несчастный? Небось плакался, как тяжело ему без Чалыкушу.

— Не кощунствуйте, Ихсан. Он страшно переживает свою ошибку.

Майор рассмеялся.

— Наконец-то он хотя бы признал, что был не прав. А то ходил с гордым видом и даже пальцем не пошевелил, чтобы спасти вас, в то время как родственники со всех сторон клевали одинокую Чалыкушу.

— Майор, не опускайтесь до оскорблений.

— А вы перестаньте жалеть этого мерзавца. Узнал небось, что скоро состоится наша свадьба, и поэтому зашевелился. Где же он был раньше со своей правотой?

В глубине души Феридэ понимала, что Ихсан во многом прав. Но врожденная доброта не позволяла женщине согласиться с майором.

— Не будьте таким злым. Вам хорошо говорить, когда через месяц мы женимся.

— Что ж Кямран не смог удержать своего счастья? Мне-то вы достались кровью и потом. Я потратил много сил, пока вы наконец согласились стать моей женой. Даже, между прочим, пожертвовал карьерой… А что сделал Кямран? Да пальцем не пошевелил. Ему кто-то сказал, что его жена убежала с другим, а он и поверил.

Феридэ отрицательно покачала головой.

— В том-то и дело, что Кямран выяснил, откуда исходили эти сплетни…

— Спустя полгода? Долго же он раскачивался. Да я, будь вы моей женой, никогда бы не усомнился в вашей верности.

Ихсан нервно заходил из угла в угол. Феридэ, наблюдая за ним, тихо произнесла:

— Я не оправдываю Кямрана, но мне чисто по-человечески жалко этого беднягу.

— Меня лучше пожалейте. За месяц до свадьбы выслушивать такое!

Офицер неожиданно схватил пальто и, направляясь к двери, выпалил:

— Я пойду прогуляюсь. Немного остыну и взвешу все, что узнал от вас…

Феридэ осталась одна. «Зря я завела этот разговор… Старалась, как лучше, а вышло…» — подумала молодая женщина и стала машинально складывать вещи, чтобы чем-то занять себя.

Ихсан же, выбежав на улицу, неожиданно остановился. Он заметил, что, хотя на улице стояла неплохая погода, люди, торопливо снующие по улице, почему-то хмуро поднимали воротники пальто. И сколько майор ни вглядывался в их лица, он не заметил ни одной улыбки. «Я и сам очень похож на них — холодных манекенов, забывающих, что жизнь — это прежде всего когда душа поет», — решил майор и улыбнулся одиноко стоящему неподалеку мужчине. Тот удивленно округлил глаза и пожал плечами.

Только тут Ихсан заметил, что незнакомец, не отрываясь, смотрит на входную дверь гостиницы. Офицеру вдруг захотелось заговорить с человеком, в лице которого он заметил неуловимые следы горя.

— У вас не найдется закурить? — вежливо поинтересовался майор.

— Извините, не курю, — улыбнулся незнакомец.

По всей видимости, мужчина служил чиновником. Его бледное лицо напряженно замирало всякий раз, когда кто-то выходил на улицу.

— Кого-то ждете? — разминая сигарету, случайно нашедшуюся в кармане, поинтересовался Ихсан.

— Да как вам сказать… Одну женщину. Такие истории лучше всего рассказывать посторонним людям. Моя жена здесь живет.

Догадка мелькнула в голове майора, но он постарался отбросить ее.

— Вы поссорились?

Незнакомец пожал плечами.

— Мы даже развелись. Но это из-за моей глупости.

— А вы ее по-прежнему любите?

— Очень. И надеюсь вернуть… Все было бы значительно проще, если бы не один человек. Я чувствую, что именно он плохо влияет на мою жену.

«Мало ли похожих историй», — все еще сомневаясь, подумал Ихсан, а вслух спросил:

— И что вы собираетесь предпринять?

Молодой мужчина пожал плечами. Его тоскливые зеленые глаза не отрывались от двери.

— Хочу увидеть мою жену и еще раз поговорить с ней. Возможно, она передумает, и не все еще потеряно.

«Как несчастные любят драматизировать события! А описывают их все одинаково — обманутый муж, неверная жена, нахальный любовник… Слава Богу, у меня хоть нет с этим проблем…» — такие мысли пробегали в голове у офицера, молчаливо стоявшего рядом с незнакомцем. Мужчина же продолжал:

— Этот человек подбивает мою жену выходить за него замуж. А Феридэ — слабая женщина. Она во всем слушается этого негодяя…

Ихсан от неожиданности поперхнулся.

— Кто? Феридэ?

— Вам плохо? — встревожился собеседник.

— Нет, спасибо, все нормально. Просто негодяй, которого вы так ненавидите, — я.

У молодого мужчины отвисла челюсть.

— Так вы — Ихсан!

Майор, смерив собеседника взглядом с ног до головы, ответил вопросом:

— А вы — Кямран? Очень приятно познакомиться.

Мужчины не протянули друг другу руки. Кямран, который минуту назад был сама откровенность, теперь замкнулся и глубже засунул руки в карманы пальто. Майору вдруг захотелось уйти подальше от этого человека! «Дошел до того, что выслеживает Феридэ возле гостиницы. Значит, у него не осталось никаких шансов», — подумал офицер и, отдавая честь, сделал шаг в сторону входа в здание.

— Постойте. — Мольба в голосе соперника заставила майора остановиться.

— Вы что-то хотели еще сказать? — негромко поинтересовался он.

— Спросить, если можно. — Вежливый голос Кямрана назойливо звучал в ушах.

— Спрашивайте. — Ихсан вернулся на прежнее место.

— Не знаю, с чего начать… Я люблю Феридэ…

— Я тоже ее люблю.

— Но я же знаю Чалыкушу с детства… Мы вместе выросли, понимаете? Это нечто большее, чем просто влечение мужчины и женщины, — все более убедительно говорил Кямран.

Майор внимательно его слушал, плотно сжав губы.

— Не понимаю, при чем здесь я?

— Ну как! Вы украли ее у меня! Вы — вор! Даже не спросив бедную девочку, силой заставили ее дать согласие на свадьбу.

— Постойте. — Взмахом руки Ихсан остановил разошедшегося мужчину. — С чего вы это взяли?

— Она мне сама рассказывала. Вы воспользовались тем, что Феридэ была в тяжелой ситуации, и…

Майор побледнел от гнева. Если бы Кямран сказал еще одно слово, он бы его просто-напросто ударил. Но мужчина, как бы почувствовав это, замолчал.

— Что же вы так поздно подумали об этом? Где же вы были раньше, когда Феридэ со слезами на глазах приходила к вам в министерство и вымаливала вашу любовь и прощение, хотя была абсолютно невиновна?..

— Вы это знаете? — с горечью спросил Кямран.

— Да, теперь вы убедились, что у нас нормальные, откровенные отношения. И что я — не страшный монстр, похитивший вашу жену. По-моему, она уже больше не ваша жена, а вы сами сейчас занимаетесь тем, в чем только что обвиняли меня.

Кямран потупил глаза. Майор с отвращением оглядел человека, который заставил Феридэ столько страдать и сам растоптал их прекрасную любовь.

— Никогда больше не выслеживайте Феридэ, — презрительно сказал Ихсан и направился в гостиницу, оставив растерянного мужчину на улице.

Первое, что услышал майор, войдя в номер, это:

— О чем вы разговаривали?

Феридэ со стиснутыми кулаками напряженно смотрела на него.

— С кем? — с непонимающим видом спросил Ихсан.

— Не прикидывайтесь, майор. Я все видела в окно…

— А, ваш бывший муж… Приятный молодой человек.

Офицер заметил, что глаза Феридэ загорелись радостным блеском.

— Правда? — воскликнула Чалыкушу. — Я была уверена, что вы друг другу понравитесь… Наблюдая за вами сверху, в первую минуту я решила, что что-то не так. Я даже подумала спуститься, но вы уже закончили разговор. О чем он был?

Ихсан, снимая пальто, проговорил:

— Конечно, о вас, Феридэ. Какая вы прекрасная, добрая, ласковая… О чем же еще? Мы прекрасно побеседовали и разошлись друзьями…

Чалыкушу с облегчением вздохнула:

— Слава Аллаху. А я так боялась.

— Почему же? Вы что, сомневались во мне?

— Нет, милый, но иногда вы бываете таким несдержанным.

— Но не на этот раз. Тем более Кямран мне понравился. Такой вежливый молодой мужчина. Конечно, он сожалеет о разводе, но в то же время понимает, что ничего уже нельзя изменить…

Майор не успел закончить фразу, как в комнату осторожно постучали.

— Войдите, — громко сказала молодая женщина.

Дверь распахнулась, и в номер вошел Кямран. Только тут молодые люди заметили, что мужчина сжимает в руке пистолет.

— Ах! — только и смогла воскликнуть Феридэ и прижалась к Ихсану.

— Отойдите друг от друга, а то пристрелю обоих! — закричал Кямран каким-то высоким голосом.

Феридэ, белая как полотно, отпрянула от майора. Крупные слезы потекли у нее по щекам.

— Брось пистолет, дурак, — спокойно проговорил офицер. — Это не игрушка.

С этими словами Ихсан сделал шаг в сторону соперника.

— Не двигаться!

— Ихсан, отойдите! — крикнула в то же время молодая женщина.

— Хорошо, — ответил майор, отступив, а сам лихорадочно искал выход из ситуации.

— Я убью вас обоих! — отрешенно вымолвил Кямран. — Мне нечего терять!

— И сядешь в тюрьму, а то попадешь и в камеру смертников, — как можно убедительнее произнес Ихсан.

— Мне все равно, я не хочу жить.

— Но у тебя же ребенок! — убеждал майор. — Ты хочешь, чтобы он рос сиротой?

В глазах Кямрана мелькнуло что-то осмысленное. Во всяком случае, он снял палец с курка.

— Феридэ, вернитесь, — умоляюще попросил он.

— Если ты уберешь пистолет, тогда да, — пообещала молодая женщина и добавила: — Какой же ты глупый…

Неожиданно Кямран заплакал как ребенок. Он присел на корточки и обхватил голову руками. Ихсан, поняв, что опасность миновала, подошел к нападавшему и осторожно забрал у него пистолет. Феридэ отвернулась к окну, чтобы не видеть унижений того, кто столько времени был для нее почти богом.

Наконец Кямран успокоился и, поднявшись на ноги, виновато произнес:

— Извините меня…

— Шуточки, конечно, у вас не очень остроумные, — произнес в ответ Ихсан. — Я-то ладно, но вы насмерть перепугали бедную женщину.

Кямран, растерянно опустив руки, стоял на месте. На его лице отразилась вся боль утраты. Наконец-то он понял, что допустил непростительную ошибку.

— Уходите, — глухим, сдавленным голосом попросила Феридэ.

— Чалыкушу… — робко начал Кямран.

— Уходите, — уже более уверенно произнесла женщина.

Ихсан стоял в стороне, предпочитая не вмешиваться..

— Ты меня больше не любишь? — настаивал на своем бывший муж.

Его настойчивость уже начала действовать на нервы майору.

— Послушайте, вы, — негромко обратился он к гостю, — неужели не понятно, что Феридэ не хочет видеть вас. Будьте же мужчиной, умейте уйти с достоинством.

— Да, вы правы, — согласился Кямран и направился к выходу.

Уже у самой двери мужчина бросил умоляющий взгляд на бывшую жену. Но Феридэ даже не оглянулась.

Когда Кямран вышел, она повернула заплаканное лицо к майору.

— Ихсан, вам не жалко его?

Офицер пожал плечами.

— Этого и следовало ожидать. Я так и думал, что Кямран поймет, какая вы чудесная женщина, и попытается вернуть вас обратно.

— Поздно, — полным решимости голосом произнесла Чалыкушу и повторила: — Поздно.

Мужчина и женщина молча стояли друг против друга, и каждый из них понимал, что это — начало их новой жизни.

— Давайте побыстрее сыграем свадьбу, — попросила Феридэ тихим грустным голосом.

Внимательным взглядом майор посмотрел ей в лицо. Оно было светлым и чистым, как утренняя роса.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


ЧАСТЬ ШЕСТАЯ | Счастье Феридэ | Примечания