home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

Как и было условлено, через несколько дней в номер Ихсана постучался какой-то оборванец и сообщил, что рыжий муравей на вокзале и инвалид ожидает офицера.

— Хорошо, — ответил майор, — я сейчас приду.

Дождавшись, пока оборванец исчезнет за дверью, Ихсан переоделся и подошел к зеркалу. Содрогнувшись от увиденного и оставшись довольным собой, он спустился в холл, и под недовольные возгласы портье вышел на улицу.

Погода для конца октября была просто замечательная. Светило солнце, дул легкий ветер, под ногами шелестела листва. Не пройдя и ста метров, Ихсан вдруг почувствовал, что уже успел натереть мозоли на ногах — найденные им на свалке ботинки оказались на несколько размеров меньше. Страшно зудело тело, ведь несколько дней майор вынужден был не пользоваться душем. К волосам он и вовсе боялся прикоснуться после того, как посыпал их песком и вылил сверху стакан компота. Новая роль явно смущала офицера, но что было делать! Ради того, чтобы отыскать Феридэ, сейчас он был готов даже свои тонкие интеллигентские пальцы сделать квадратными. Но, к большому огорчению Ихсана, это оказалось невозможным, а потому он выбрал себе роль спившегося инженера. Сунув руку в нагрудный карман ветхого пальто и нащупав там револьвер, майор недовольно покачал головой. «Главное, не делать таких ошибок», — подумал он и, забравшись в карман, расположенный с другой стороны, достал двухсотграммовую плоскую бутылочку с какой-то вонючей брагой. Остановившись и прикрыв одной рукой нос, он выпил половину ее содержимого и, заткнув горлышко скрученной из бумаги пробкой, возвратил емкость на прежнее место.

Вначале Ихсан почувствовал себя отвратительно, но потом стало немного лучше, а еще через некоторое время и вовсе хорошо. По крайней мере теперь майора не беспокоили взлохмаченные и скрутившиеся в сосульки волосы. Им овладело полное безразличие к своему внешнему виду. «Начинаю вживаться в образ», — с радостью отметил он, заметив, что вначале пялившие на него глаза прохожие теперь стали отводить взгляд.

Согласно договоренности, инвалид ожидал офицера на прежнем месте, у входа в зал ожидания. Когда Ихсан подошел к своему «компаньону по делу», на лице у того появилось искреннее удивление.

— Ты чем это себя так разукрасил? — не скрывая любопытства, спросил инвалид.

— Что? — не понял Ихсан, о чем идет речь.

— Я про лицо, — пояснил бывший солдат. — Где столько синяков заработал?

— Упал, — небрежно ответил Ихсан, вспоминая вчерашнее приключение в ночном городе, когда, подумав о пущей убедительности, он решил нарваться на разгулявшуюся компанию подвыпивших в борделе матросов.

— Понятно, — кивнул инвалид и с ног до головы окинул Ихсана взглядом. — А в общем-то неплохо…

Офицер, сгорая от нетерпения, спросил:

— Где студент?

— В начале аллеи, на лавке. Только не оборачивайся, он на нас смотрит.

Ихсан согласно кивнул головой и тихо проговорил:

— Я, пожалуй, попробую…

— С Богом, — перекрестил его калека.

Немного прогулявшись по морскому вокзалу, майор наконец оказался в аллее и, подойдя к лавке, опустился рядом с рыжеволосым парнем. Тот, не обратив никакого внимания на подсевшего мужчину, продолжал читать книгу. «Неужели я не заинтересовал его?» — с тревогой подумал Ихсан и, достав из нагрудного кармана бутылку с брагой, сделал несколько глотков. Затем он старательно закупорил бутылку и собирался уже было положить назад, как вдруг, передумав, протянул ее студенту:

— Хочешь?

Молодой человек лишь повел носом.

— Я не пью.

— И правильно! — протянул Ихсан, озадаченный таким неудачным началом.

Майор ожидал, что, как только подсядет к студенту, тот сразу же начнет уговаривать его поехать в пансион. Но студент с безразличным видом уставился в свою книгу, и казалось, ничто не могло оторвать его от этого занятия.

— Между прочим, — причмокнул Ихсан, продолжая держать в руках бутылку, — я тоже образованный…

Студент не издал ни звука, лишь, поправив очки, перелистнул страницу.

— Ой-ой-ой, какой гордый!.. Я тоже был таким когда-то, а что теперь? — Майор решил форсировать события. — Что теперь, я у тебя спрашиваю?

— Отстань, — махнул рукой рыжий, словно прогоняя назойливую муху.

— Конечно, теперь мне все так говорят: отстань, — не сдавался Ихсан. — А когда-то ходили передо мной на задних лапках и заискивающе смотрели в глаза.

Вытащив из бутылки пробку и зло отшвырнув ее в сторону, майор в несколько глотков опорожнил емкость. Он окончательно сбился с толку и теперь уже совершенно не знал, как поступить дальше. Студент же, по-видимому, не испытывал никакого желания заниматься тем, что проделывал в этом месте не один раз. Неожиданно мысли майора прервал корабельный гудок. К пристани причаливал пароход. Сосед по лавке тоже обратил внимание на подплывающее судно. Он оторвал взгляд от книги и поверх очков посмотрел на пароход.

— Ждешь кого? — поинтересовался Ихсан.

Студент опустил глаза в книгу, показывая, что не имеет никакого желания вступать в разговор. Майор засунул руку в боковой карман пальто и нащупал там коробку. В нее, еще в гостинице, он положил загодя приготовленные окурки сигарет. Подбирать на улицах не решился и поэтому, купив в лавке пачку, он несколько часов потратил на то, чтобы привести сигареты в надлежащий вид. Достав из коробки окурок, офицер воткнул его в рот и, толкнув студента в плечо, громко спросил:

— Огонек есть?

Состроив недовольную гримасу, рыжий полез в карман пиджака и достал оттуда коробок спичек.

— Возьми, — небрежно сказал он.

Взяв коробок, Ихсан зажег сигарету и протянул спички обратно:

— Благодарствую.

— Возьми их себе, — брезгливо ответил парень и, видимо, желая избавиться от следующей подобной просьбы, добавил: — Хоть будет от чего прикурить.

— А ты не жадина, дружище! — отреагировал Ихсан, стараясь не показать своей тревоги.

Но студент, не обращая совершенно никакого внимания на его реплики, принялся внимательно рассматривать покидающих пароход людей. Неожиданно глаза рыжего радостно сверкнули. Заметив это, майор вновь переключился на пароход. Все пассажиры уже вышли, и по совершенно пустому трапу спускалась лишь закутанная в лохмотья женщина с ребенком на руках. «Ах вот что тебя заинтересовало! — догадался Ихсан и про себя выругался: — Я, значит, не подхожу! Ну и мерзавец же ты, рыжий!»

— А меня вот никто не встречает… — сделав затяжку и выпустив дым кольцом, протянул офицер, намереваясь возвратиться к прерванной теме.

Однако начатая фраза так и повисла в воздухе. Студента уже не было на прежнем месте. Он, широко размахивая тонкими костлявыми руками, шел рядом с женщиной и о чем-то говорил. Складывалось даже такое впечатление, что именно ее парень и дожидался весь этот день. Женщина, как бы соглашаясь, время от времени кивала головой, при этом посматривая на укутанного в ветхое одеяло ребенка. Студент, продолжая болтать, незаметно для своей попутчицы поднял руку и, словно подзывая к себе кого-то, призывно помахал. Коляска, стоявшая на краю площади, тронулась с места…

Ихсан растерянно посмотрел на инвалида. Тот лишь пожал плечами. Их заранее продуманный и просчитанный до мелочей план явно провалился. Офицеру не оставалось ничего другого, как быть лишь свидетелем дальнейших событий.

Тем временем коляска подкатила к студенту и нищенке. Женщина, передав парню ребенка, залезла в коляску, но потом вдруг непонятно почему вылезла оттуда и, забрав назад своего младенца, поспешила прочь. Рыжий бросился за ней, продолжая уговаривать. Однако нищенка, отрицательно покачав головой, ускорила шаг, направляясь к зданию морского вокзала. Студент прекратил свое преследование и раздосадованно хлопнул руками о брюки. Постояв с минуту и как будто о чем-то вспомнив, он заспешил в сторону скамейки, на которой сидел майор. Ихсан, заметив, что рыжий возвращается, сделал вид, что решил вздремнуть.

Студент, подойдя к скамейке, опустился рядом с офицером. Тяжело вздохнув, он впервые обратился к своему соседу:

— Вы это видели?

Не открывая глаз, Ихсан слегка посапывал.

— Нашел место где развалиться! — раздраженно произнес рыжий и сбросил со скамейки лежащую рядом с Ихсаном пустую бутылку.

Майор недовольно пошевелился.

— Ты что, здесь ночевать собрался? — грубо проговорил рыжий.

— Что? — просипел офицер и открыл глаза.

— Я говорю, что если ты собрался здесь переночевать, то у тебя ничего не получится.

— Это почему же?

— Вон там видишь полицейского? — Студент указал рукой на стоявшего у здания стража порядка. — Так вот. Он отведет тебя в участок и получит за это благодарность от своего начальства. А он ведь хочет получить благодарность…

Рыжий явно начал шантаж, и Ихсан, почувствовав это, решил помочь соседу.

— Что же мне делать? — испуганно произнес он.

— Я могу тебе помочь с жильем.

— Но мне нечем платить.

— А это и не нужно.

Ихсан с любопытством посмотрел на студента и, торжествуя в душе, недовольно произнес:

— Небось опять какая-нибудь помойка…

— Неужели я похож на содержателя помойки? — обиделся парень.

— Да и я думаю, что вроде бы нет.

— У меня есть дядя…

— Дядя? — перебил его майор, радуясь, что наконец-то настало время отыграться. — А у меня вот дяди нет… Умер бедняга в прошлом году…

Офицер для большей убедительности пустил слезу.

— Если ты хочешь, чтобы я тебе помог, то помолчи, — разозлился студент.

— Тс-с-с! — Ихсан приложил палец к губам. — Как рыба…

— Так вот… — Рыжий вдруг остановился, ожидая очередной реплики своего соседа, но майор промолчал.

Ихсан украдкой взглянул на инвалида — тот во все глаза пялился на них.

— Мой дядя богат и добр. А для таких, как ты, он содержит пансион.

— Целый пансион? — изумленно покачал головой офицер. — Мне еще не приходилось встречать богатеев, готовых выбрасывать деньги на нищих… Хотел бы я на него хоть одним глазом взглянуть…

Студент обрадовался.

— Вот это я тебе и предлагаю!

— Ну да! — В глазах липового бездомного появилось что-то наподобие недоверия.

— Кроме того, — воодушевился радетель, — у тебя будет даже своя комната.

— Наверное, твой дядя — бог…

Скромная улыбка озарила лицо рыжего.

— Просто у него доброе сердце…

— И тяжелый карман, что тоже немаловажно… — осек собиравшегося перейти на поэтические образы студента Ихсан.

Тот растерялся от неожиданного продолжения своей тирады и, позабыв о том, что собирался сказать, сухо произнес:

— Так вы едете?

— Более привлекательных предложений на сегодняшний вечер у меня не было…


предыдущая глава | Счастье Феридэ | cледующая глава